Размер возмещения морального вреда

4

Вопрос

Какой размер возмещения морального вреда суды взыскивают с работодателя при несчастном случае на производстве при тяжелом и среднем вреде здоровью (необходима судебная практика по Республике Башкортостан).

Ответ

1. Под моральным вредом понимаются нравственные или физические страдания, причиненные действием (бездействием), посягающим на принадлежащие гражданину от рождения или в силу закона нематериальные блага (жизнь, здоровье, достоинство личности, деловая репутация, неприкосновенность частной жизни, личная и семейная тайна и т.п.), или нарушающим его личные неимущественные права (право на пользование своим именем, право авторства и другие неимущественные права в соответствии с законами об охране прав на результаты интеллектуальной деятельности), или нарушающим имущественные права гражданина.

Моральный вред, причиненный работнику неправомерными действиями или бездействием работодателя, возмещается в денежной форме. Его размер определяется соглашением сторон трудового договора.

В случае возникновения спора факт причинения работнику морального вреда и размер его возмещения определяются судом.

2. Судебной практики по Республике Башкортостан в открытом доступе нет.

Подробно о возмещении морального вреда см. материалы в обосновании.

Обоснование данной позиции приведено ниже в материалах «Системы Юрист».

Степень нравственных или физических страданий оценивается судом с учетом фактических обстоятельств причинения морального вреда, индивидуальных особенностей потерпевшего и других обстоятельств, свидетельствующих о тяжести перенесенных им страданий (п. 8 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 20.12.1994 г. № 10 «Некоторые вопросы применения законодательства о компенсации морального вреда»).*

Суд вправе рассмотреть отдельно иск о компенсации причиненных истцу нравственных или физических страданий, поскольку в силу действующего законодательства ответственность за причиненный моральный вред не находится в прямой зависимости от имущественного ущерба и может применяться как наряду с имущественной ответственностью, так и самостоятельно (п. 9 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 20.12.1994 г. № 10).

Судебная практика это подтверждает. Так, в Апелляционном определении Челябинского областного суда от 04.09.2014 по делу № 11-9183/2014 указано, что потерпевший в связи с причинением вреда его здоровью во всех случаях испытывает физические или нравственные страдания и факт причинения ему морального вреда предполагается, установлению в данном случае подлежит лишь размер компенсации морального вреда. Данный вывод сделан в соответствии с пояснениями, которые были даны в Постановлении Пленума Верховного Суда РФ от 26.01.2010 № 1 «О применении судами гражданского законодательства, регулирующего отношения по обязательствам вследствие причинения вреда жизни или здоровью гражданина».

Основой для взыскания ущерба, причиненного здоровью работника, и морального вреда является обязательное наличие вины работодателя. В суде необходимо доказать причинно-следственную связь между наступившими негативными последствиями и наличием вины. Однако это сделать не всегда удается.*

Судебная практика. Так, в Апелляционном определении Московского городского суда от 10.10.2014 по делу № 33-22830 в возмещении морального вреда работнику было отказано. Суд исходил из того, что сам по себе факт перелома ноги в период его работы не может являться достаточным основаниям для взыскания компенсации морального вреда с работодателя, поскольку доказательств вины ответчика в причинении истцу вреда здоровью представлено не было. Кроме того, комиссией ответчика, на основании ч. 1 ст. 227 ТК РФ был составлен акт о расследовании несчастного случая, которым данный случай квалифицирован как несчастный случай, установлены причины несчастного случая - собственная неосторожность истца, нарушение инструкции охраны труда. Из материалов дела следует, что выводы, содержащиеся в акте расследования, истцом в установленном порядке обжалованы не были.

Судебная практика по подобным делам достаточно обширна, однако анализ ее с точки зрения размеров возмещения морального вреда сложен, т.к. зачастую судебные акты не содержат конкретных цифр (они изъяты при опубликовании).

См, например: апелляционное определение Омского областного суда от 3.02.2016 год по делу № 33-863/2016; Апелляционное определение Липецкого областного суда от 13.01.2016 г. по делу № 33-13/2016; Апелляционное определение Пермского краевого суда от 28 декабря 2015 г. по делу № 33-14526/2015; Апелляционное определение Пермского краевого суда от 23 декабря 2015 г. по делу № 33-13851-2015.*

1. Так, Апелляционным определением Брянского областного суда от 23.04.2013 по делу № 33-1342/2013 было оставлено без изменения решение суда первой инстанции, а апелляционная жалоба работодателя - без удовлетворения. Судьи частично удовлетворили требования работника о взыскании компенсации морального вреда (200 000 руб. вместо требуемых 500 000 руб.). С Ц.В.А., работающим выбивальщиком горячего литья в ОАО, произошел несчастный случай, в результате которого он получил повреждения правого глаза. Как было установлено судом, причиной несчастного случая послужила неудовлетворительная организация производства работ, выразившаяся в нарушении использования средств индивидуальной защиты (очков), недостаточном контроле за обеспечением безопасности производства работ и нарушении инструкции по охране труда.

Несмотря на возражения ОАО, что вред здоровью Ц.В.А. причинен в результате грубого нарушения им самим техники безопасности, что в силу п. 2 ст. 1083 ГК РФ является основанием для освобождения ОАО от ответственности, судебная коллегия нашла, что заявленные Ц.В.А. требования о компенсации морального вреда являются обоснованными, поскольку в результате несчастного случая ему причинен вред здоровью, несчастный случай имел место на рабочем месте предприятия, производственная деятельность которого относится к источнику повышенной опасности, в связи с чем компенсация морального вреда осуществляется причинителем вреда независимо от вины (ст. 1100 ГК РФ).

2. 15 марта 2011 г. Советским районным судом г. Красноярска было рассмотрено дело по иску гражданина Е. к открытому акционерному обществу "РУСАЛ Красноярский алюминиевый завод" (далее - ОАО "РУСАЛ Красноярск"). Истец требовал возместить моральный вред в размере 900000 руб., а также судебные издержки. В ходе судебного разбирательства было установлено, что гражданин Е. состоял в трудовых правоотношениях с ответчиком (ОАО "РУСАЛ Красноярск") и был уволен по собственному желанию. После увольнения гражданин Е. обратился в суд, утверждая, что ему причинен вред здоровью в связи с исполнением трудовых обязанностей. Как следует из медицинской карты истца, ему установлены соответствующий заболеванию диагноз и инвалидность (данные не разглашаются в связи с сохранением врачебной тайны на основании действующих норм российского законодательства). Санитарно-гигиенической характеристикой установлено, что основную часть времени (90%) истец находился на рабочем месте, подвергаясь воздействию неблагоприятных факторов производства. Гражданин Е. мотивировал свои требования тем, что заболевание он получил, работая в ОАО "РУСАЛ Красноярск", поскольку ответчиком (работодателем) не были выполнены соответствующие санитарно-гигиенические требования.

В соответствии с проведенными лабораторными исследованиями было установлено, что на рабочем месте истца превышена минимальная концентрация фтористого водорода в 1,2 - 5,8 раза, солей фтористо-водородной кислоты в 1,2 - 3,8 раза, пыли в 1,17 - 4,67 раза. Из физических факторов производства алюминия выделяют: неблагоприятный микроклимат, то есть воздействие низких и высоких температур воздуха, повышенное движение воздуха, наличие теплового облучения от технологического оборудования "горячее производство", наличие физических перегрузок, отсутствие регламентированных перерывов на отдых в течение рабочей смены. Работодателем был составлен акт расследования профессионального заболевания, из которого следует, что гражданин Е. действительно подвергался вредным воздействиям производства, однако средства индивидуальной защиты органов дыхания - респиратор - получал постоянно.

Представитель ответчика иск не признал, мотивируя следующими фактами.

  • 1. Работа, выполняемая истцом, отнесена к категории работ с вредными условиями труда и включена в соответствующий список, о чем работник был заранее уведомлен.
  • 2. Истцу предоставлялся установленный законодательством дополнительный отпуск - 12 рабочих дней.
  • 3. Истцу была установлена сокращенная продолжительность рабочего времени - 36 часов в неделю.
  • 4. Истец обеспечивался средствами индивидуальной защиты дыхания, что отражено в акте расследования профессионального заболевания. Использование указанных средств исключает возможность профессионального заболевания, о чем работник также был предупрежден заранее.

Ответчик требовал отказать в удовлетворении иска, утверждая, что причиной заболевания послужило неиспользование гражданином Е. указанных средств защиты дыхания. Представитель ОАО "Русал Красноярск" также указал на то, что истцу было известно о наличии вредных факторов производства, его желание работать на вредном производстве было добровольным, следовательно, причиной заболевания является грубая неосторожность гражданина Е. в связи с выполнением им трудовых обязанностей: неиспользование специальных средств защиты дыхания.

Судом было вынесено решение о взыскании в пользу истца 130000 руб., а также возмещении судебных издержек, то есть требования истца были удовлетворены частично. Суд в своем решении исходил из того, что вред здоровью истца был нанесен в связи с исполнением им своих трудовых обязанностей. Несмотря на то что было установлено, что работодатель исполнил свои обязанности по обеспечению безопасности здоровья работника, работник получил профессиональное заболевание. Руководствуясь ст. 8 Федерального закона от 24.07.1998 "Об обязательном социальном страховании несчастных случаев на производстве и профессиональных заболеваний", возмещение застрахованному лицу морального вреда, причиненного в связи с несчастным случаем на производстве или профессиональным заболеванием, осуществляется причинителем вреда, которым в данном случае является ОАО "РУСАЛ Красноярск". Согласно Трудовому кодексу Российской Федерации работодатель обязан обеспечить безопасные условия труда работника и исключить причинение вреда здоровью, поэтому в данном случае суд решил удовлетворить требования истца частично, поскольку заболевание возникло в силу воздействия вредных факторов производства. Непосредственной причиной заболевания послужило воздействие на организм работника фтора, соли фтористой кислоты.

3. Так, 15 июля 2010 г. Вышневолоцким городским судом Тверской области было рассмотрено дело по иску гражданина И. к ООО "Аргус" о возмещении материального ущерба и компенсации морального вреда в размере 100000 руб., причиненного в результате несчастного случая на производстве. В ходе рассмотрения дела судом было установлено, что гражданин И. был принят на работу в ООО "Аргус" на должность оператора в цех нетканых материалов. В его обязанности входила уборка оборудования, очистка от пыли тканевых фильтров и фильтровых камер. При выполнении работы по уборке станка, остановка которого запрещена, с гражданином И. произошел несчастный случай, в результате которого он попал рукой в станок. Следствием полученной травмы стала ампутация двух пальцев руки.

Истец утверждал, что несчастный случай произошел с ним из-за несоблюдения администрацией предприятия требований об охране труда, в частности, с ним был проведен только первичный и несвоевременный инструктаж по технике безопасности, а трудовой договор вообще был подписан, только когда он находился в больнице, то есть работодателем не соблюден порядок приема гражданина И. на работу.

Представитель ООО "Аргус" исковые требования не признал, требовал в иске отказать. Представитель ответчика утверждал, что с гражданином И. был проведен вводный и первичный инструктаж, о чем имеются соответствующие записи в журналах. Помимо этого, он прошел стажировку в должности оператора, после чего прошел проверку знаний по охране труда и технике безопасности, о чем также имеются соответствующие записи. Ответчик указывал на то, что травма получена истцом в результате неосторожности и грубого нарушения правил техники безопасности.

При исследовании фактических обстоятельств произошедшего несчастного случая судом было установлено следующее. Гражданин И., выполняя свои трудовые обязанности, производил уборку угаров (отходы обработки чесальной машины ЧМ-50). В соответствии с инструкцией по охране труда, с которой истец был ознакомлен, категорически запрещается убирать отходы руками при работающей машине. Гражданин И. пренебрег данным требованием и решил убрать отходы руками, причем в зоне, не подлежащей очистке: угары с решетки, расположенной в ограждении приемного вала машины, за границей зоны, подлежащей очистке, что вообще не входило в его обязанности. В результате произошел несчастный случай, повлекший причинение вреда здоровью истца. Работодателем был составлен необходимый акт расследования несчастного случая на производстве.

В ходе проведенной проверки было установлено, что травму гражданин И. получил из-за собственной неосторожности, вина третьих лиц отсутствует.

Судом было принято решение о частичном удовлетворении требований истца. Суд постановил взыскать в пользу истца 35000 руб., а также судебные издержки. Свое решение суд мотивировал тем, что несчастный случай на производстве произошел в результате допущенного истцом нарушения дисциплины труда, а также в результате неудовлетворительной организации производства работ должностными лицами ООО "Аргус". Утверждение истца о том, что он не осознавал опасности производимых им действий, свидетельствует о небрежном отношении и пренебрежении правилами техники безопасности. Заявление истца о том, что с ним был несвоевременно подписан трудовой договор, не имеет отношения к делу.

4. Кассационным определением Санкт-Петербургского городского суда от 23 ноября 2011 г. № 33-17384/2011 установлено следующее.

А.А.А. обратился в суд с иском к ОАО <...>, уточнив исковые требования, просил... взыскать с ОАО <...>, а также денежную компенсацию морального вреда в размере 5 000 000 руб.

В обоснование заявленных требований истец указал, что состоял с ответчиком в трудовых отношениях, при производстве работ наступил несчастный случай. В связи с плохим самочувствием истец обратился за медицинской помощью, врач диагностировал сотрясение мозга. Истцу был выдан листок нетрудоспособности с указанием причины нетрудоспособности - производственная травма. Однако расследование по факту несчастного случая ответчик своевременно не провел, а проведя его, в акте по форме Н-1 указал на то, что А.А.А. сам виноват в произошедшем несчастном случае, с чем истец не согласен.

Решением Октябрьского районного суда Санкт-Петербурга исковые требования А.А.А. удовлетворены частично. Суд признал А.А.А. невиновным в произошедшем несчастном случае на производстве, взыскал в его пользу... а также денежную компенсацию морального вреда в размере 70 000 руб. В остальной части в удовлетворении заявленных требований А.А.А. отказано.

В кассационной жалобе истец выражает несогласие с решением в части частичного удовлетворения требования о взыскании денежной компенсации морального вреда, указывая на то, что судом не установлены и не оценены надлежащим образом имеющие значение для дела обстоятельства, касающиеся личности истца, в связи с чем неправильно установлена степень испытываемых им физических и нравственных страданий, определенная судом сумма не соответствует принципу разумности и справедливости.

Изучив материалы дела, судебная коллегия установила следующее.

Обосновывая в исковом заявлении свое требование о взыскании денежной компенсации морального вреда, А.А.А. указывал на то, что, получив травму на производстве и будучи в связи с этим признанным инвалидом третьей группы, он регулярно испытывает физические страдания, вызванные ограничением движения, приступами эпилепсии, головными болями.

Нравственные страдания, согласно позиции истца, заключаются в том, что он не может, как прежде, заниматься спортом, в полной мере заниматься воспитанием своей дочери, гулять с ней и развивать ее физически, так как ограничен в движениях и подвержен внезапно возникающим приступам эпилепсии. Кроме того, с момента получения травмы истец ввиду незаконных действий ответчика, скрывшего несчастный случай на производстве и не оформившего все необходимые документы, не получал ни страховых выплат, ни заработной платы и таким образом был лишен финансовой возможности обеспечивать свою семью и оплачивать диагностику и свое лечение.

В кассационной жалобе истец в качестве оснований для изменения решения в данной части указывает на то, что он, будучи в молодом возрасте (28 лет), ведя активный образ жизни, поступив к ответчику на работу здоровым человеком, в связи с травмой, полученной на производстве ввиду несоблюдения ответчиком требований охраны труда, признан инвалидом III группы с установлением утраты трудоспособности в размере 60%, чем лишен возможности сегодня и в дальнейшем вести прежний образ жизни, заниматься воспитанием дочери, содержать семью.

Судебная коллегия полагает возможным изменить решение в данной части, взыскав с ОАО <...> в пользу истца денежную компенсацию морального вреда в размере 100 000 руб.

Определенная ранее судом к взысканию сумма, по мнению судебной коллегии, не соответствует характеру и объему нравственных страданий истца, обусловленных нарушением гарантированных ему Конституцией РФ прав, определена судом без учета конкретных обстоятельств дела, а также не соответствует принципу разумности и справедливости.

5. Ленинградский областной суд в Определении от 9 июля 2009 г. № 33-2365 установил:

Ц. обратился в суд с иском к ответчику, ОАО <...>, о возмещении морального вреда в размере 297 500 руб. В обоснование требований указал, что работал в ОАО <...> горнорабочим, с ним произошел несчастный случай на производстве, в результате которого ему причинены повреждения в виде перелома четырех ребер, подкожной эмфиземы и гемопневмоторакса справа. При этом первая помощь была оказана только через полтора часа после получения травмы. В результате травмы сломаны четыре ребра, из них перелом 7 - 8 ребер несросшийся. Испытывал и испытывает физическую боль, было трудно двигаться, дышать, кашлять, в связи с этим он испытывает физические и нравственные страдания. Лечение было длительным. После окончания лечения по медицинским показаниям и из-за отсутствия другой, более легкой работы был уволен из ОАО <...>. После травмы ему установлены ограничения по работе, согласно программе реабилитации противопоказан труд с физическими нагрузками и рекомендована работа со снижением объема прежней работы на одну пятую часть. Размер причиненных ему физических и нравственных страданий оценивает в 300 000 руб., но, поскольку ответчик выплатил ему компенсацию в размере 2500 руб., просит взыскать компенсацию морального вреда в размере 297 500 руб. Решением Сланцевского городского суда Ленинградской области требования удовлетворены частично. С ОАО <...> в пользу Ц. взыскана компенсация морального вреда в размере 100 000 руб.

В кассационной жалобе ОАО <...> просит отменить решение суда как незаконное и принять новое решение, поскольку судом неправильно применены нормы материального права, выводы суда не соответствуют обстоятельствам дела. Ссылаясь на положения ст. 237 ТК РФ, податель жалобы указывает, что размер компенсации устанавливается соглашением между работником и работодателем. Ответчиком принято решение о выплате истцу компенсации морального вреда в размере 2500 руб., компенсация выплачена. Кроме того, истец не приводит правовое обоснование заявленных требований. Причина травмы не упущения юридического лица, а человеческий фактор. Более того, судом не были приняты во внимание индивидуальные особенности истца, который до поступления на работу имел проблемы со здоровьем. Компенсация взыскана судом без учета требований разумности и справедливости.

Судебная коллегия, проверив материалы дела, приходит к следующему.

В соответствии со ст. 151 ГК РФ, если гражданину причинен моральный вред (физические или нравственные страдания) действиями, нарушающими его личные неимущественные права либо посягающими на принадлежащие гражданину другие нематериальные блага, а также в других случаях, предусмотренных законом, суд может возложить на нарушителя обязанность денежной компенсации указанного вреда.

При определении размеров компенсации морального вреда суд принимает во внимание степень вины нарушителя и иные заслуживающие внимания обстоятельства. Суд должен также учитывать степень физических и нравственных страданий, связанных с индивидуальными особенностями лица, которому причинен вред.

Согласно акту о несчастном случае на производстве вины Ц. в произошедшем не установлено, нарушение требований охраны труда было допущено другими работниками ответчика.

Возлагая ответственность на ответчика, суд исходил из положений ст. 1068 ГК РФ и ст. 212 ТК РФ, указывая, что требования истца о возмещении морального вреда являются обоснованными, поскольку Ц. из-за полученной травмы перенес физические и нравственные страдания. Кроме того, он продолжает их испытывать, поскольку перелом 7 - 8 ребер несросшийся и продолжает причинять истцу физические страдания. В результате травмы у Ц. имеет место частичная утрата профессиональной трудоспособности, он не может работать по прежнему месту работы, а также ограничен в выборе работ, связанных с физическими нагрузками. Все это вызывает у истца и нравственные страдания, поскольку ранее он был здоров, ограничений по устройству на такие виды работ с тяжелыми и вредными условиями труда не имел.

Доводы представителя ответчика о наличии у истца до получения травмы других заболеваний и травм суд расценил как необоснованные. Суд указал, что до получения травмы Ц. был полностью трудоспособен. Определяя размер компенсации морального вреда, суд учел характер причиненных истцу физических страданий, а также обстоятельства дела и посчитал возможным возложить на ответчика обязанность по компенсации морального вреда в размере 100 000 руб.

Доводы жалобы о достижении между работником и работодателем соглашения о размере компенсации морального вреда и выплате установленной соглашением суммы не могут быть положены в основу отмены решения суда. Суд первой инстанции установил, что истец обратился в ОАО <...> с заявлением о выплате ему в возмещение морального вреда денежной компенсации в размере 500 000 руб., которое было рассмотрено, и принято решение о выплате Ц. компенсации морального вреда в размере 2500 руб. Указанные обстоятельства не свидетельствуют о том, что между работодателем и работником было достигнуто соглашение о размере компенсации морального вреда.

Суд пришел к выводу, что выплаченная Ц. ответчиком сумма в возмещение морального вреда явно несоразмерна тем физическим и нравственным страданиям, которые испытывал и испытывает истец в связи с причиненным его здоровью вредом. С учетом изложенного судебная коллегия полагает, что решение суда отвечает требованиям закона, оснований для его отмены по доводам кассационной жалобы нет.

6. В Определении от 17 мая 2012 г. по делу № 33-5820/2012 Свердловский областной суд установил следующее.

С. обратился в суд с иском к ОАО <...> о взыскании <...> компенсации морального вреда, ссылаясь на то, что с ним произошел несчастный случай на производстве, в результате которого он получил производственную травму. О несчастном случае был оформлен акт формы Н-1. Длительный срок истец находился на лечении. Ему был причинен моральный вред в связи с производственной травмой, размер которого составляет <...> руб., в его же пользу просил взыскать <...> руб., поскольку ранее ему уже было выплачено <...> руб. Решением суда в удовлетворении исковых требований С. отказано в полном объеме. Судом установлен факт надлежащего исполнения ответчиком своих обязательств по возмещению С. морального вреда в соответствии с заключенным между сторонами досудебным соглашением.

С таким решением суда не согласился истец, подал на него апелляционную жалобу, в которой просит решение суда отменить и принять новое решение. Действительно, он получил от ответчика в счет компенсации морального вреда <...> руб., однако это лишь задаток, то есть частичная компенсация.

Изучив материалы дела, судебная коллегия приходит к следующему.

На основании соглашения о компенсации морального вреда в связи с трудовым увечьем С. выплачено в счет компенсации морального вреда 90 000 руб. В соответствии со ст. 151 ГК РФ при определении размера компенсации морального вреда суд принимает во внимание степень вины нарушителя и иные заслуживающие внимания обстоятельства. Суд должен также учитывать степень физических и нравственных страданий, связанных с индивидуальными особенностями лица, которому причинен вред. Соглашением между работодателем и работником был определен размер компенсации морального вреда в сумме <...> руб. Само по себе подписание данного соглашения не препятствует обращению в суд за судебной защитой, вместе с тем с учетом обстоятельств причинения вреда здоровью, характера травмы данная сумма является справедливой компенсацией морального вреда в денежной форме. Данный размер компенсации морального вреда не может рассматриваться как заниженный. Поскольку указанную сумму ответчик перечислил С., соответственно, отсутствуют основания для ее взыскания.

7. Омский областной суд вынес Кассационное определение от 8 февраля 2012 г. № 33-873/2012.

П. обратилась в суд с иском к ОАО <...> о компенсации морального вреда. В обоснование иска указала, что она состоит в трудовых отношениях с ОАО <...>. Истица неоднократно обращала внимание руководства на недостатки двери на переездном посту, которая самопроизвольно открывалась от порыва ветра, а при открывании двери ее вырывало из рук. Однако никаких мер по устранению недостатков принято не было. В рабочее время она выходила из здания переездного поста встречать поезд и взялась за ручку входной двери. От резкого порыва ветра дверь полностью распахнулась до стены здания, вследствие чего истица ударилась спиной о косяк двери и вывернула руку. В результате данного происшествия она получила производственную травму - закрытый перелом суставного отростка левой лопатки. Согласно схеме определения степени тяжести повреждения здоровья при несчастном случае на производстве указанное повреждение отнесено к категории легких.

Согласно заключению комиссии работодателя факт получения травмы не установлен, в связи с чем несчастный случай признан не связанным с производством. По ее обращению заключением Государственной инспекции труда произошедший с нею несчастный случай квалифицирован как связанный с производством, и работодателю выдано предписание об оформлении акта формы Н-1. Таким образом, ответчиком допущены нарушения норм трудового законодательства в части обеспечения безопасности работников и расследования несчастного случая. Несправедливое отношение при выяснении обстоятельств несчастного случая и негативная психологическая обстановка причинили ей моральные переживания, она перенесла сильный стресс, который привел к злокачественному образованию щитовидной железы. С учетом уточнения иска просила взыскать с ответчика в ее пользу компенсацию морального вреда в размере <...> руб. и <...>.

Районным судом постановлено взыскать с ОАО <...> в пользу П. компенсацию морального вреда в размере <...> руб. и <...>.

В кассационной жалобе ОАО <...> просит решение отменить, считает, что при взыскании компенсации морального вреда суд не учел отсутствие вины общества в произошедшем несчастном случае. Ссылается на отсутствие доказательств причиненных П. нравственных и физических страданий.

В соответствии с ч. 1 ст. 1064 ГК РФ вред, причиненный личности или имуществу гражданина, а также вред, причиненный имуществу юридического лица, подлежит возмещению в полном объеме лицом, причинившим вред. Законом обязанность по возмещению вреда может быть возложена на лицо, не являющееся причинителем вреда.

Суд правильно учел наличие прямой причинно-следственной связи между произошедшим несчастным случаем на производстве и наступившими для здоровья П. последствиями, моральными и нравственными страданиями истицы, имевшими место в результате полученной травмы, которая квалифицируется как причинившая средней тяжести вред здоровью. Согласно ст. 151 ГК РФ при определении размеров компенсации морального вреда суд принимает во внимание степень вины нарушителя и иные заслуживающие внимания обстоятельства.

Статьей 1101 ГК РФ предусмотрено, что размер компенсации морального вреда определяется судом в зависимости от характера причиненных потерпевшему физических и нравственных страданий, а также степени вины причинителя вреда в случаях, когда вина является основанием возмещения вреда. При определении размера компенсации вреда должны учитываться требования разумности и справедливости. Характер физических и нравственных страданий оценивается судом с учетом фактических обстоятельств, при которых был причинен моральный вред, и индивидуальных особенностей потерпевшего.

В соответствии с п. 1 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 20 декабря 1994 г. N 10 суду необходимо выяснить, чем подтверждается факт причинения потерпевшему нравственных или физических страданий, при каких обстоятельствах и какими действиями (бездействием) они нанесены, степень вины причинителя, какие нравственные или физические страдания перенесены потерпевшим, в какой сумме он оценивает их компенсацию и другие обстоятельства, имеющие значение для разрешения конкретного спора.

Учитывая изложенное, взысканная судом в счет компенсации морального вреда денежная сумма в размере <...> руб., по мнению судебной коллегии, не является завышенной, на что ссылается в жалобе ОАО <...>, и полностью отвечает принципам разумности и справедливости.

8. Кассационным определением от 18 января 2012 г. по делу № 33-398 Пермский краевой суд установил следующее.

Ф. обратился с иском к ООО <...> о... компенсации морального вреда в сумме 20 000 руб. В обоснование исковых требований указал, что работал в ООО <...>, при исполнении трудовых обязанностей в результате несчастного случая получил трудовое увечье. Работодатель провел собственное расследование несчастного случая, установил вину истца в нарушении правил охраны труда и объявил выговор. После проверки Государственной инспекции по труду, которая выявила нарушения со стороны работодателя, приказ о выговоре был отменен, составлен другой акт о несчастном случае на производстве, в котором установлена вина работодателя. После произошедшего несчастного случая истец был нетрудоспособен с <...> по <...>. По результатам полученной травмы он получил заболевание - посттравматический артроз 1-й стадии суставов правой кисти. Им понесены дополнительные расходы на лечение, приобретение лекарств, консультации врача. В результате действий ответчика ему были причинены нравственные страдания.

Суд постановил: в удовлетворении исковых требований о признании незаконными действий ООО в области охраны труда, о взыскании дополнительных расходов на лечение, компенсации морального вреда отказать.

В кассационной жалобе Ф. просит отменить решение в части отказа в удовлетворении требований о компенсации морального вреда, ссылаясь на нарушение судом норм материального права.

Судебная коллегия определила следующее.

Отказывая в удовлетворении исковых требований, суд первой инстанции пришел к ошибочному выводу о том, что срок для подачи искового заявления в суд о признании незаконными действий работодателя по обеспечению техники безопасности в области охраны труда истцом пропущен. Кроме того, нарушений прав истца со стороны работодателя судом не было установлено.

В Постановлении Пленума Верховного Суда РФ от 10.03.2011 № 2 разъяснено (п. п. 6, 7), что... права застрахованных лиц на возмещение вреда в части, превышающей обеспечение по страхованию... не ограничиваются: работодатель (страхователь) несет ответственность за вред, причиненный жизни или здоровью работника при исполнении им трудовых обязанностей, в порядке, закрепленном гл. 59 ГК РФ; компенсация морального вреда в порядке обязательного социального страхования от несчастных случаев на производстве и профессиональных заболеваний не предусмотрена, поэтому, если наряду с требованиями о взыскании страхового возмещения заявлены требования о возмещении морального вреда, причиненного застрахованному в связи с несчастным случаем на производстве или профессиональным заболеванием, суд с согласия истца вправе привлечь к участию в деле в качестве соответчика причинителя вреда (работодателя (страхователя) или лица, ответственного за причинение вреда), поскольку согласно п. 3 ст. 8 Федерального закона № 125-ФЗ такой вред подлежит компенсации причинителем вреда.

Таким образом, на требование истца о взыскании компенсации морального вреда срок давности на обращение в суд по трудовому спору не распространяется.

В соответствии со ст. 22 ТК РФ работодатель обязан возмещать вред, причиненный работникам в связи с исполнением ими трудовых обязанностей, а также компенсировать моральный вред в порядке и на условиях, которые установлены настоящим Кодексом.

Учитывая, что истец привел основанные на доказательствах факты, свидетельствующие о необеспечении работодателем безопасных условий труда, решение суда в части отказа в удовлетворении требований о компенсации морального вреда подлежит отмене, с вынесением в указанной части нового решения.

Исходя из конкретных обстоятельств дела, с учетом объема и характера причиненных работнику нравственных и физических страданий, степени вины работодателя, иных заслуживающих внимания обстоятельств, а также требований разумности и справедливости, судебная коллегия приходит к выводу о взыскании с ответчика в пользу истца компенсации морального вреда в размере 5000 руб. В остальной части решение оставлено без изменения.

Правовая база: Определение Липецкого областного суда от 13.01.2016 № 33-13/2016 (33-3794/2015;)

13 января 2016 года судебная коллегия по гражданским делам Липецкого областного суда в составе председательствующего Захарова Н.И., судей Букреева Д.Ю. и Москалевой Е.В., при секретаре Шабановой К.В. рассмотрела в открытом судебном заседании гражданское дело по апелляционной жалобе ответчика ООО «Бьюти-Сикрет» на решение Советского районного суда г.Липецка от 20 октября 2015 года, которым постановлено

«Взыскать с ООО «Бьюти-Сикрет» в пользу Комолых ФИО12 компенсации морального вреда в связи с причинением вреда здоровью в размере № руб., судебные расходы № руб.».

Заслушав доклад судьи Захарова Н.И., судебная коллегия

УСТАНОВИЛА:

Комолых О.П. обратилась в суд с иском о компенсации морального вреда в связи с полученной травмой на производстве. Доводы истца сводились к тому, что ДД.ММ.ГГГГ при исполнении трудовых обязанностей во время работы у ответчика вследствие несчастного случая ею была получена травма в виде <данные изъяты>, <данные изъяты>. Свидетельствует, что причиной несчастного случая послужило необеспечение работодателем здоровых и безопасных условий труда. Просила взыскать с ответчика компенсацию морального вреда в размере № рублей.

Истец и её представитель по доверенности Красноперова О.Н. в судебном заседании поддержали заявленные требования в полном объеме.

Представитель ответчика по доверенности Захарова С.В. просила отказать в удовлетворении иска, считая его необоснованным, дополнительно указала на пропуск Комолых О.П. срока исковой давности.

Суд постановил решение, резолютивная часть которого изложена выше.

В апелляционной жалобе ответчик просит об отмене решения, указывая на его незаконности и необоснованность.

Выслушав объяснения представителя ответчика по доверенности Захарову С.В., поддержавшую жалобу, истца Комолых О.П., возражавшую против удовлетворения жалобы, проверив материалы дела, изучив доводы апелляционной жалобы, судебная коллегия оснований для отмены или изменения решения суда не усматривает.

Согласно ст. 151 Гражданского кодекса РФ, если гражданину причинен моральный вред (физические или нравственные страдания) действиями, нарушающими его личные неимущественные права либо посягающими на принадлежащие гражданину нематериальные блага, а также в других случаях, предусмотренных законом, суд может возложить на нарушителя обязанность денежной компенсации указанного вреда.

При определении размеров компенсации морального вреда суд принимает во внимание степень вины нарушителя и иные заслуживающие внимания обстоятельства. Суд должен также учитывать степень физических и нравственных страданий, связанных с индивидуальными особенностями гражданина, которому причинен вред.

В силу ст. 1101 Гражданского кодекса РФ компенсация морального вреда осуществляется в денежной форме.

Размер компенсации морального вреда определяется судом в зависимости от характера причиненных потерпевшему физических и нравственных страданий, а также степени вины причинителя вреда в случаях, когда вина является основанием возмещения вреда. При определении размера компенсации вреда должны учитываться требования разумности и справедливости.

Характер физических и нравственных страданий оценивается судом с учетом фактических обстоятельств, при которых был причинен моральный вред, и индивидуальных особенностей потерпевшего.

В соответствии со ст. 212 Трудового кодекса РФ обязанности по обеспечению безопасных условий и охраны труда возлагаются на работодателя.

Исходя из положений ст. 237 Трудового кодекса РФ моральный вред, причиненный работнику неправомерными действиями или бездействием работодателя, возмещается работнику в денежной форме в размерах, определяемых соглашением сторон трудового договора.

В случае возникновения спора факт причинения работнику морального вреда и размеры его возмещения определяются судом независимо от подлежащего возмещению имущественного ущерба.

Как следует из материалов дела Комолых О.П. с ДД.ММ.ГГГГ по ДД.ММ.ГГГГ работала в ООО «Бьюти-Сикрет» в должности <данные изъяты>, и ДД.ММ.ГГГГ при осуществлении трудовой деятельности на территории ОАО «<данные изъяты>» по адресу: <адрес>, получила травму в виде <данные изъяты>, при обстоятельствах, указанных в акте ф. Н-1 о несчастном случае на производстве от 19.06.2015г.

Эти обстоятельства подтверждаются заключением государственного инспектора труда Марковой Е.В. от 16.06.2015г., актом № 1 по форме Н-1 о несчастном случае на производстве от 19.06.2015г., данными медицинской карты амбулаторного больного, и не оспариваются ответчиком.

Согласно заключению государственного инспектора труда Марковой Е.В. от 16.06.2015г. и акту № 1 от 19.06.2015г. данный случай был признан несчастным случаем, связанным с производством.

В связи с полученной травмой Комолых О.П. длительное время находилась на стационарном и амбулаторном лечении.

При таких обстоятельствах суд правильно пришел к выводу о том, что Комолых О.П. испытала физические и нравственные страдания и вправе требовать компенсации морального вреда.

Районный суд, проанализировав материалы дела, в частности, касающиеся объема должностных обязанностей Комолых О.П., а также характера и обстоятельств произошедшего с истцом несчастного случая, пришел к обоснованному выводу о том, что осуществление Комолых О.П. функции, не входящей в её должностные обязанности контролера, не находится в причинной связи с причинением вреда её здоровью. Доказательства грубой неосторожности потерпевшей, способствовавшей возникновению или увеличению вреда, ответчиком не представлены.

На основании анализа представленных доказательств районный суд пришел к верному выводу о том, что именно невыполнение работодателем требований по обеспечению безопасных условий и охраны труда находится в прямой причинной связи с причинением вреда здоровью Комолых О.П.

Судом первой инстанции правомерно возложена обязанность компенсации морального вреда на ООО «Бьюти-Сикрет» - работодателя истца, поскольку достоверно установлено, что ответчиком проведена недостаточно эффективная работа по организации трудового процесса, отсутствовал контроль за соблюдением работниками дисциплины труда, правил и норм охраны труда, не обеспечены безопасные условия труда.

Определяя размер денежной компенсации морального вреда в сумме № руб., суд в соответствии с требования ст. 1101 Гражданского кодекса РФ учел все обстоятельства по делу, характер причиненных потерпевшей при исполнении трудовых обязанностей физических и нравственных страданий, отсутствие в действиях Комолых О.П. грубой неосторожности, длительность нахождения её на лечении.

Доводы жалобы об отсутствии вины в действиях ответчика и о наличии в действиях Комолых О.П. грубой неосторожности были предметом рассмотрения районного суда, в оспариваемом решении им дана надлежащая оценка.

Процессуальных нарушений, влекущих отмену судебного решения, не допущено.

Выводы суда по существу решения мотивированы, соответствуют установленным по делу обстоятельствам и действующему законодательству, оснований для изменения либо отмены решения суда не имеется.

Из резолютивной части решения усматривается, что судом не указано отчество истца, в связи с чем судебная коллегия полагает необходимым дополнить решение суда в данной части.

На основании изложенного, руководствуясь статьями 328-329 ГПК РФ, судебная коллегия

ОПРЕДЕЛИЛА:

Решение Советского районного суда г.Липецка от 20 октября 2015 года оставить без изменения, апелляционную жалобу ответчика ООО «Бьюти-Сикрет» - без удовлетворения.

Дополнить резолютивную часть решения Советского районного суда г.Липецка от 20 октября 2015 года указанием на отчество истца «<данные изъяты>».

23.08.2017

Скоро в журнале «Юрист компании»
    Узнать больше
    Ваша персональная подборка

      Академия юриста компании

      Академия

      Смотрите полезные юридические видеолекции

      Смотреть

      Cтать постоян­ным читателем журнала!

      Cтать постоян­ным читателем журнала

      Воспользуйтесь самым выгодным предложением на подписку и станьте читателем уже сейчас

      Живое общение с редакцией

      © Актион кадры и право, Медиагруппа Актион, 2007–2017

      Журнал «Юрист компании» –
      первый практический журнал для юриста

      Использование материалов сайта возможно только с письменного разрешения редакции журнала «Юрист компании».

      Зарегистрировано Федеральной службой по надзору в сфере связи, информационных технологий и массовых коммуникаций (Роскомнадзор) Свидетельство о регистрации  ПИ № ФС77-62254 от 03.07.2015

      Политика обработки персональных данных

      
      • Мы в соцсетях
      Сайт использует файлы cookie. Они позволяют узнавать вас и получать информацию о вашем пользовательском опыте. Это нужно, чтобы улучшать сайт. Посещая страницы сайта и предоставляя свои данные, вы позволяете нам предоставлять их сторонним партнерам.Если согласны, продолжайте пользоваться сайтом. Если нет – установите специальные настройки в браузере или обратитесь в техподдержку.
      Простите, что прерываем ваше чтение

      Это профессиональный сайт для юристов-практиков. Чтобы обеспечить качество материалов и защитить авторские права редакции, мы вынуждены размещать лучшие статьи в закрытом доступе.

      Предлагаем вам зарегистрироваться и продолжить чтение. Это займет всего полторы минуты.

      У меня есть пароль
      напомнить
      Пароль отправлен на почту
      Ввести
      Я тут впервые
      Вы продолжите читать статью через 1 минуту
      Введите эл. почту или логин
      Неверный логин или пароль
      Неверный пароль
      Введите пароль