Сотрудник (водитель) управляя на арендованном предприятием автомобиле попал в дтп

167

Вопрос

В декабре 2015г. сотрудник (водитель) управляя на арендованном предприятием автомобиле по дороге в главный офис, (ехал с обособленного подразделения) попал в ДТП. В салоне автомобиля находились также сотрудники нашей организации, а также постороннее лицо, который погиб. От полученных травм один из сотрудников получил сильное повреждение здоровью. По событиям ДТП было возбуждено уголовное дело, по которому водитель признан виновным и приговорен к лишению свободы. Гражданский иск сотрудника, получившего тяжкий вред здоровью, суд не удовлетворил, мотивируя тем, что подсудимый итак несет наказание. Потерпевший сотрудник, в данный момент уволился в связи с инвалидностью 1 группы и предъявил исковое заявление к организации -работодателю о возмещении вреда здоровью в виде компенсации морального вреда в сумме 2 млн рублей.1. Как поступить организации чтобы минимально выйти на сумму морального вреда. материальная помощь сотруднику организацией оказана, все операции проведены за счет средств страхования.2. Стало известно, уже после вступления приговора в силу, что сотрудник, получивший увечья, являющегося на тот период начальником участка допустил к вождению водителя не спавшего всю ночь, хотя тот его предупредил, что не спал, а также допустил к посадке постороннего человека. Как аргументировать все в суде. 

Ответ

1. Уменьшить сумму морального вреда можно ссылаясь на несоразмерность заявленной суммы последствиям (нравственным страданиям).

Размер морального вреда определяется судом (ст. 237 ТК РФ).

В кассационном определении Верховного суда Удмуртской Республики от 11.08.2010 № 33-2625 суд снизил размер компенсации морального вреда, сославшись на общие нормы о принципах определения размера морального вреда и не приведя конкретных доводов о причинах его снижения.

А в апелляционном определение Томского областного суда от 19.11.2013 № 33-3362/2013, где ответчик находился в состоянии банкротства и ссылался на тяжелое финансовое положение, суд не удовлетворил требование о снижении размера морального вреда.

При определении морального вреда суды учитывают добровольно выплаченные суммы материальной помощи.

2. Данное обстоятельство не влияет на необходимость удовлетворения требований о моральном вреде. Работодатель обязан обеспечить безопасные условия и охрану труда (ст. 212 ТК РФ). Он также обязан возмещать ущерб, причиненный сотрудникам в связи с исполнением ими трудовых обязанностей, а также компенсировать моральный вред (ст. 22 ТК РФ). А работник имеет право на возмещение ущерба, причиненного ему в связи с исполнением трудовых обязанностей, и компенсацию морального вреда (ст. 21 ТК РФ).

Обоснование данной позиции приведено ниже в материалах «Системы Кадры».

1. Статья: Работник требует возмещения морального вреда. Какой суммой рискует работодатель

«Самое важное для работника – доказать факт трудовых нарушений

Трудовой кодекс РФ не содержит определения понятия «моральный вред», поэтому необходимо руководствоваться понятием, содержащимся в ст. 151 ГК РФ, где моральный вред определен как физические или нравственные страдания. Как разъяснил Пленум Верховного суда РФ в п. 1 постановления от 20.12.1994 № 10 «Некоторые вопросы применения законодательства о компенсации морального вреда» (далее – Постановление № 10), при рассмотрении требования о такой компенсации суду следует устанавливать, в частности, какие нравственные или физические страдания перенесены потерпевшим и чем подтверждается факт их причинения.

Обычно истцы предъявляют больничный лист, справку о посещении врача с определенными жалобами. Разумеется, ухудшение состояния здоровья само по себе еще не свидетельствует о том, что это следствие незаконных действий (бездействия) работодателя. Необходимо еще доказать причинно-следственную связь. Однако практика показывает, что суды, как правило, считают такую связь очевидной, если в ближайшие дни после события, послужившего основанием предъявления иска работодателю (например, незаконного наложения дисциплинарного взыскания), работник обращался к врачу по поводу повышенного давления, тахикардии, был на больничном по причине гипертонического криза и т. д. Если же предъявленные документы свидетельствуют об обострении хронических болезней, связь которых с нервными переживаниями не так очевидна, то суд может не принять их во внимание.

Судебная практика. Бывший сотрудник компании, уволенный за прогул, обратился в суд с требованием о признании увольнения незаконным и восстановлении на работе. В числе прочих истец заявил требование о компенсации морального вреда в сумме 276 тыс. руб. Он пояснил, что увольнение негативно отразилось на его здоровье, в результате чего у него обострилась мочекаменная болезнь, потребовалось платное лечение, на которое после увольнения у него не было средств. Кроме того, в период работы он взял банковский кредит на покупку автомобиля и после увольнения ему пришлось занимать деньги у знакомых, чтобы расплатиться по кредиту, – это тоже привело к нервным переживаниям. Суд признал увольнение незаконным, но посчитал, что причинно-следственная связь между ухудшением здоровья и нарушением трудовых прав истца не доказана. Однако с учетом остальных обстоятельств дела суд взыскал в пользу работника компенсацию морального вреда в сумме 5 тыс. руб. (решение Останкинского районного суда г. Москвы от 07.04.2009 по делу № 2-783/2009).

Доказать нравственные страдания, на первый взгляд, сложнее. Но на самом деле суды практически всегда автоматически удовлетворяют требования работников о компенсации морального вреда, если действия (бездействие) работодателя, по поводу которых работник обратился в суд, признаны незаконными. Особенно это касается случаев незаконного увольнения. Дело в том, что в п. 2 Постановления № 10 прямо сказано, что моральный вред может заключаться, в частности, в нравственных переживаниях в связи с потерей работы. Поэтому у судов сложилась некая презумпция причинения морального вреда, даже если истец не привел никаких письменных доказательств или показаний свидетелей, подтверждающих его физические или нравственные страдания.

Например, в одном из дел о трудовом споре суд прямо указал, что «в случае установления факта нарушения трудовых прав работника по вине работодателя обязанность последнего компенсировать работнику моральный вред презюмируется. В связи с этим истец не должен представлять дополнительных доказательств причиненных нравственных страданий» (определение Свердловского областного суда от 05.05.2009 по делу № 33-4446/2009).

Размер компенсации обычно не превышает 10 тыс. руб.

В случае возникновения спора размер возмещения морального вреда определяет суд (ст. 237 ТК РФ). При этом суд должен учесть конкретные обстоятельства каждого дела с учетом объема и характера причиненных работнику нравственных или физических страданий, степень вины работодателя, иные заслуживающие внимания обстоятельства, а также требования разумности и справедливости (п. 63 постановления Пленума ВС РФ от 17.03.2004 № 2 «О применении судами РФ Трудового кодекса РФ»).

По сути, размер компенсации никак не регламентирован в законодательстве и полностью оставлен на усмотрение суда. В мотивировочной части решений по трудовым спорам чаще всего отсутствует описание конкретных обстоятельств, которые суд принял во внимание, и лишь приводится общая фраза о том, что «размер компенсации морального вреда определен с учетом конкретных обстоятельств дела, исходя из требований разумности и справедливости». Причем в делах с похожими обстоятельствами и при отсутствии конкретных доказательств физических или нравственных страданий потерпевшего суммы компенсации могут существенно отличаться. Например, в одном деле суд признал незаконным увольнение за прогул и взыскал в пользу работника компенсацию в сумме 10 тыс. руб. (решение Лефортовского районного суда г. Москвы от 12.01.2010 по делу № 2-260/2010), в другом деле с похожими обстоятельствами компенсация составила 20 тыс. руб. (определение Московского областного суда от 31.01.2008 по делу № 33-112).

Практика взыскания компенсации морального вреда по трудовым спорам показывает, что ее размер, как правило, варьирует от 1 тыс. до 10 тыс. руб. (см., напр., постановления Президиума Московского областного суда от 25.10.2006 по делу № 44г-384/06от 18.03.2009 по делу № 44г-35/09; определение Свердловского областного суда от 07.04.2009 по делу № 33-3410/2009). Более крупные суммы присуждаются работникам гораздо реже, но в любом случае они не превышают 50 тыс. руб., если речь идет о задержке каких-либо выплат в пользу работника (зарплаты, пособий и т. д.) или незаконном увольнении. Серьезные суммы (от 100 тыс. руб. и выше) фигурируют только в спорах, когда работник просит компенсировать моральный вред в связи с получением профессионального заболевания или утраты трудоспособности вследствие несчастного случая на производстве. Но это особая категория дел, поэтому примеры таких судебных решений нельзя считать показательными в части размеров компенсации*.

Сроки давности для требований о компенсации морального вреда

На требования о компенсации морального вреда распространяются сроки, установленные в ст. 392 Трудового кодекса (п. 7 постановления Пленума ВС РФ от 20.12.1994 № 10). Следовательно, требование о компенсации морального вреда в связи с незаконным увольнением работник может предъявить в суд в течение месяца со дня вручения ему копии приказа об увольнении или трудовой книжки (ч. 1 ст. 392 ТК РФ). Сроки предъявления требования о компенсации в связи с задержкой выплаты зарплаты зависят от обстоятельств дела. Если работник уволился из компании, то срок давности составляет 3 месяца со дня, когда он узнал или должен был узнать о нарушении своих прав (ч. 1 ст. 392 ТК РФ). Если сотрудник продолжает работать, то требование о выплате зарплаты и компенсации он может предъявить в течение всего периода действия трудового договора (п. 56 постановления Пленума ВС РФ от 17.03.2004 № 2). Если же требование о компенсации вытекает из нарушения личных неимущественных прав (например, в связи с несчастным случаем на производстве), то по общему правилу на него исковая давность не распространяется (ст. 208 ГК РФ)».

2. Статья: Работодателю пришлось компенсировать моральный вред за несчастный случай, несмотря на вину сотрудника

«Суть дела

Работник выполнял обязанности рамщика на распиловке древесины. Закрепив в станке бревно, сотрудник шел по нему, прижимая собственным весом, поскольку оно имело кривизну, а пильный агрегат накатывал на себя. Споткнувшись, он упал, в то время как агрегат продолжал движение по инерции. Пятка правой ноги попала под вращающуюся ленту. В результате работник получил травматическое отчленение правой пяточной кости и обширную рану подошвенной поверхности правой стопы с дефектом мягких тканей. После лечения сотруднику была присвоена II группа инвалидности. В результате расследования происшествие признано несчастным случаем, связанным с производством. При этом пострадавший оказался одним из виновников произошедшего.

Сотрудник потребовал возместить ему моральный вред, но работодатель отказался это сделать, поскольку вина за происшествие лежала, в том числе, и на рабочем. После этого сотрудник обратился в суд. В суде первой инстанции работодатель проиграл, но подал апелляцию и просил суд отказать работнику в заявленных требованиях.

Позиция потерпевшего

Сотрудник считал, что вина за происшествие полностью лежит на работодателе, поскольку он не обеспечил безопасные условия труда. Работнику пришлось проходить длительное лечение. В результате травмы пострадавший стал инвалидом II группы. Поскольку до происшествия он был полностью трудоспособен, то перенес физические страдания и нравственные переживания.

Поэтому его требования о возмещении морального вреда законны и обоснованны. Размер компенсации соответствует перенесенным страданиям. Свою позицию сотрудник не изменил и в ходе апелляционного слушания дела.

Позиция работодателя

Работодатель считал, что истец сам виноват в наступивших последствиях и на основании пункта 2 статьи 1083 Гражданского кодекса в возмещении морального вреда истцу нужно отказать.

Актом о несчастном случае на производстве формы Н-1 установлена не только вина работодателя, но и вина самого сотрудника. Пострадавший совершил грубое нарушение пункта 3.1 инструкции по охране труда для рамщика. Представитель работодателя полагал, что истец, грубо нарушив требования техники безопасности, охраны труда, должностной инструкции, способствовал причинению себе вреда. Работник не соблюдал принципы разумности, осторожности и предусмотрительности, как здравомыслящий человек. Мог и должен был предвидеть последствия своих действий, поскольку прошел все необходимые виды инструктажа и обучения.

Контроль за состоянием условий и охраны труда, соблюдением требований нормативных и правовых актов по охране труда является одним из основных элементов системы управления охраной труда в организации. Порядок проведения (процедура контроля) устанавливается работодателем. Как правило, им занимаются специалисты, назначенные руководителем организации, служба охраны труда или специалисты по охране труда.
В качестве документов, подтверждающих ведение контроля, могут являться:
– отметки в рабочих тетрадях, журналах, актах, протоколах проверок фактов нарушения требований ОТ;
– приказы об отстранении от работы (ст. 76 ТК РФ);
– документы, подтверждающие применение мер дисциплинарного воздействия в отношении лиц, нарушивших требования ОТ (ст. 2122192 ТК РФ) – служебные (докладные) записки, объяснительные, приказы.*

Если же сотрудник считал, что работодатель не обеспечивает безопасные условия труда, он мог устно или письменно обратиться с жалобами непосредственно к ответчику. Также истец был вправе потребовать от правоохранительных органов, государственной инспекции труда, прокуратуры провести проверку деятельности работодателя, привлечь его к ответственности. Однако перечисленных мер истец не предпринял.

Кроме того, суд необоснованно принял показания свидетеля С., поскольку он принят и работает не рамщиком, а станочником и в день несчастного случая на рабочем месте не находился.

Представитель работодателя указывал, что ранее, до произошедшего случая, фактов получения травм на производстве зафиксировано не было. Ответчик не получал каких-либо предписаний правоохранительных органов с требованием устранить нарушения в области организации охраны труда, выполнять правила техники безопасности.

То обстоятельство, что в акте о несчастном случае не указана степень вины потерпевшего в процентах, не означает и не свидетельствует об отсутствии его вины в случившемся.

Размер компенсации морального вреда, установленный судом первой инстанции, должен быть уменьшен, поскольку его выплата негативным образом скажется на финансовом положении ответчика. Это может привести к приостановке его деятельности, финансовой несостоятельности и банкротству (п. 3 ст. 1083 ГК РФ).

Позиция суда

Суд исходил из того, что работодатель обязан обеспечить безопасные условия и охрану труда (ст. 212 ТК РФ). Он также обязан возмещать ущерб, причиненный сотрудникам в связи с исполнением ими трудовых обязанностей, а также компенсировать моральный вред (ст. 22 ТК РФ). А работник имеет право на возмещение ущерба, причиненного ему в связи с исполнением трудовых обязанностей, и компенсацию морального вреда (ст. 21 ТК РФ). Кроме того, возмещение морального вреда работнику, причиненного в связи с несчастным случаем на производстве или профессиональным заболеванием, выплачивает тот, кто причинил вред1.

В ходе судебного заседания установлено, что истец в период с 1 сентября 2011 года по 21 февраля 2013 года работал у ответчика по трудовому договору в должности рамщика.

27 сентября 2012 года с ним произошел несчастный случай на производстве. В акте формы Н-1 указано, что его причиной явились нарушения требований:

  • безопасности при распиловке леса, выразившиеся в накате лесопильного агрегата на пострадавшего (п. 3.1 инструкции по охране труда для рамщика);
  • пункта 3.1.2 должностной инструкции для мастера лесопильного цеха, выразившиеся в недостаточном контроле за соблюдением на территории цеха требований охраны труда.

Виновными в произошедшем несчастном случае признаны: истец и мастер лесопильного цеха.

Истец проходил длительное стационарное лечение. После его окончания Главным бюро медико-социальной экспертизы по Архангельской области работнику установлена утрата профессиональной трудоспособности в размере 80 процентов и II группа инвалидности.

Таким образом, вина в несчастном случае лежит как на истце, который нарушил требования безопасности при распиловке леса, так и на работодателе, должностное лицо которого не организовало необходимый контроль за соблюдением на территории цеха требований охраны труда.

При этом вина работодателя значительна, поскольку контроль не обеспечен за охраной труда при использовании источника повышенной опасности.

Ссылки в апелляционной жалобе на то, что травма получена истцом в результате собственной неосторожности и нарушения им пункта 3.1 инструкции по охране труда для рамщика, приняты во внимание. Однако виновность работодателя также имеет место. Поэтому нарушения сотрудника не являются основанием для отказа в удовлетворении заявленных требований или изменении размера компенсации морального вреда. В связи с этим суд правомерно признал право истца на компенсацию морального вреда.

Трудовой кодекс предусматривает материальную ответственность работодателя не только за причинение вреда имуществу работника, задержку выплаты заработной платы и незаконное лишение возможности трудиться. Если на производстве произошел несчастный случай, работодатель несет материальную ответственность перед работником, в том числе по компенсации морального вреда. Однако работодатель может быть освобожден от возмещения морального вреда, если докажет, что нравственные и физические страдания наступили в результате непреодолимой силы или умысла самого работника.

Определяя размер денежной компенсации морального вреда, суд в полной мере учел:

  • обстоятельства причинения вреда;
  • степень вины работника и работодателя;
  • характер физических и нравственных страданий истца, вызванных перенесением боли от травмы и периодом лечения;
  • требования разумности и справедливости (ст. 1100 и 1101 ГК РФ).

Представленные по делу доказательства суд оценил в их совокупности, как того требует статья 67 Гражданского процессуального кодекса. Суд правильно учел, что истцу был причинен вред здоровью при исполнении трудовых обязанностей. При этом работник значительно утратил профессиональную трудоспособность, длительное время проходил лечение, качество жизни снизилось, жизнедеятельность его в связи с полученной производственной травмой ограничена.

Поэтому денежная компенсация морального вреда в заявленном размере является разумной и достаточной. Она отвечает фактическим обстоятельствам дела, степени понесенных истцом физических и нравственных страданий.

Суд апелляционной инстанции отказал работодателю в удовлетворении его заявления.

Решение

Апелляционное определение Архангельского областного суда от 30 сентября 2013 г. по делу № 33-5692/2013.

Запомните главное

1Чтобы обеспечить безопасность работ сотрудников и не оказаться виновным в несчастном случае, каждый факт нарушения правил охраны труда работниками нужно фиксировать документально.

2Если причиной травмы в результате несчастного явился источник повышенной опасности, работодателю придется выплачивать компенсацию морального вреда независимо от его вины (ст. 1100 ТК РФ).

3Когда в несчастном случае имеется вина работодателя, размер компенсации морального вреда определяется судом в зависимости от характера причиненных потерпевшему физических и нравственных страданий. Также учитываются степень вины работодателя, требования разумности и справедливости».

3. Апелляционное определение Верховного суда Республики Татарстан от 04.09.2014 № 33-11967/2014

«Суд первой инстанции правомерно принял во внимание наличие в действиях М.Н.Фархуллина грубой неосторожности, в результате которой произошел несчастный случай на производстве и ему был причинен вред здоровью.

Определяя размер компенсации морального вреда, суд обоснованно учел добровольное оказание Обществом материальной помощи истцу в общей сумме 70 000руб. по заявлениям последнего о возмещении расходов на лечение в связи с произошедшим несчастным случаем на производстве, а также добровольную частичную компенсацию ответчиком М.Н.Фархуллину морального вреда в сумме 30 000руб*.

Судом также приняты во внимания требования разумности и справедливости.

С учётом всех обстоятельств в совокупности установленный судом первой инстанции размер компенсации морального вреда в сумме 20 000руб. определен в соответствии с положениями закона и является правильным».

4. Апелляционное определение Московского городского суда от 02.09.2015 № 33-31601/2015

«Разрешая спор и частично удовлетворяя требования истцов, суд первой инстанции, руководствуясь положениями ст. ст. 151, 1068, 1079, 1100, 1101 ГК РФ, исходил из индивидуальных особенностей истцов, степени близких родственных и свойственных отношений с покойным С.А.П., перенесенных ими нравственных страданий, а также с учетом поведения ответчика после произошедшего, который в добровольном порядке уже произвел выплату материальной помощи вдове погибшего сотрудника, выдал на руки брату погибшего его заработную плату*.

В силу положений статей 12, 56 ГПК РФ, закрепляющих принцип состязательности гражданского судопроизводства и принцип равноправия сторон, каждая сторона должна доказать те обстоятельства, на которые она ссылается как на основания своих требований и возражений, если иное не предусмотрено федеральным законом.

Однако, судебная коллегия не может согласиться с размером взысканной в пользу истцов компенсации морального вреда, поскольку сумма является явно завышенной и полагает необходимым снизить размер денежной компенсации морального вреда, определив к взысканию с ответчика в пользу С.С.П. компенсацию морального вреда в размере *** руб., в пользу С.В.Д., С.Н.А., С.В.А. *** руб. каждому».

5. Апелляционное определение Иркутского областного суда от 20.11.2013 № 33-9428/13

«На основании положений ст. ст. 1079, 1100 Гражданского кодекса Российской Федерации суд правомерно признал, что компенсация морального вреда истцу - матери погибшего работника ответчика осуществляется независимо от вины причинителя вреда.

При разрешении вопроса о размере компенсации морального вреда суд правильно исходил из того, что в результате несчастного случая на производстве А. погиб, принял во внимание обстоятельства произошедшего несчастного случая, характер и степень нравственных страданий, причиненных К. гибелью сына, индивидуальные особенности истца, как матери, а также учел добровольное оказание материальной помощи ответчиком, предпринятые им меры, степень вины самого погибшего, взыскав "данные изъяты" руб. из заявленных истцом "данные изъяты" руб*.

Выводы в решении суда мотивированы, соответствуют обстоятельствам дела, основаны на полном, всестороннем, непосредственном и объективном исследовании имеющихся в деле доказательств».

6. Определение Санкт-Петербургского городского суда от 06.08.2013 № 33-10365/2013

«Довод апелляционной жалобы ответчика о том, что пособие по временной нетрудоспособности в размере 100% среднего заработка компенсирует в полном объеме утраченный заработок, противоречит нормам действующего законодательства.

Разрешая заявленные требования о взыскании морального вреда, суд первой инстанции учел, что ответчиком в пользу истицы в добровольном порядке произведены выплаты в виде материальной помощи в размере <дата> и компенсация затрат истицы на приобретение изделий медицинского назначения на общую сумму <дата>, признал доказанными расходы, понесенные истицей в связи с повреждением здоровья, в сумме <дата>, и посчитал выплаченные денежные суммы достаточными для возмещения причиненного морального вреда*».

15.08.2016

Профессиональная справочная система для юристов, в которой вы найдете ответ на любой, даже самый сложный вопрос.
Попробуйте бесплатный доступ на 3 дня >>
Скоро в журнале «Юрист компании»
    Узнать больше


    Ваша персональная подборка

      Академия юриста компании

      Академия

      Смотрите полезные юридические видеолекции

      Смотреть

      Cтать постоян­ным читателем журнала!

      Cтать постоян­ным читателем журнала

      Воспользуйтесь самым выгодным предложением на подписку и станьте читателем уже сейчас

      Живое общение с редакцией

      © Актион кадры и право, Медиагруппа Актион, 2007–2017

      Журнал «Юрист компании» –
      первый практический журнал для юриста

      Использование материалов сайта возможно только с письменного разрешения редакции журнала «Юрист компании».

      Зарегистрировано Федеральной службой по надзору в сфере связи, информационных технологий и массовых коммуникаций (Роскомнадзор) Свидетельство о регистрации  ПИ № ФС77-62254 от 03.07.2015

      Политика обработки персональных данных

      
      • Мы в соцсетях
      Сайт использует файлы cookie. Они позволяют узнавать вас и получать информацию о вашем пользовательском опыте. Это нужно, чтобы улучшать сайт. Если согласны, продолжайте пользоваться сайтом. Если нет – установите специальные настройки в браузере или обратитесь в техподдержку.
      Простите, что прерываем ваше чтение

      Это профессиональный сайт для юристов-практиков. Чтобы обеспечить качество материалов и защитить авторские права редакции, мы вынуждены размещать лучшие статьи в закрытом доступе.

      Предлагаем вам зарегистрироваться и продолжить чтение. Это займет всего полторы минуты.

      У меня есть пароль
      напомнить
      Пароль отправлен на почту
      Ввести
      Я тут впервые
      Вы продолжите читать статью через 1 минуту
      Введите эл. почту или логин
      Неверный логин или пароль
      Неверный пароль
      Введите пароль