Оплата услуг агента

43

Вопрос

Агент заключал с физ. лицами от имени Принципала договоры участия в долевом строительстве. Принципал-застройщик нарушает сроки окончания строительства на один год. Выплата вознаграждения разбита по договору на две части: 1-после регистрации договора ДДУ и его оплаты физ. лицом, 2-после подписания физ. лицом и Принципалом акта приема-передачи квартиры после окончания стройки. Принципал присылает уведомление о прекращении исполнения агентского договора, но указывает, что Агент обязан "довести клиента до конца". Однако, когда этот "конец" настанет, не указывает. Возможно, ли выставить требование на вторую часть вознаграждения ввиду прекращения обязательств сторон. Перенос сроков строительства не закреплен в договорах с физ. лицами. Застройщик уже в просрочке.

Ответ

Основания для выставления застройщику требования об оплате второй части вознаграждения присутствуют.

С одной стороны, условия для оплаты второй части вознаграждения предусмотренные договором не наступили (строительство не окончено, квартиры не переданы). Однако агент, может сослаться на недействительность данного условия. Дело в том, что оплата услуг агента фактически поставлена в зависимость от действий дольщиков и застройщика, что противоречит принципу возмездности договора. В случае судебного спора, позиция агента может быть поддержана судом.

Это объясняется тем, что стороны определили сроки платежа указанием на событие, которое не отвечает признаку неизбежности. Такими событиями, к примеру являются:

  • подписание акта приемки работ комиссией, состоящей не только из представителей сторон, но и третьих лиц;
  • получение заключения органа государственного строительного надзора о соответствии объекта требованиям технических регламентов и проектной документации;
  • получение положительного заключения проекта и т.д.

Подписание актов приема-передачи между застройщиком и дольщиками также не отвечают признаку вероятности и неизбежности наступления, предусмотренному статьей 190 Гражданского кодекса РФ (см. постановление Президиума ВАС РФ от 18 января 2011 г. № 11659/10). Условие договора о сроке, поставленном в зависимость от этих событий, считается несогласованным.

Таким образом, в случае если срок исполнения обязательств не согласован сторонами в договоре, в этом случае срок будет определяться по правилам ст.314 ГК РФ, т.е. в случаях, когда обязательство не предусматривает срок его исполнения и не содержит условия, позволяющие определить этот срок, а равно и в случаях, когда срок исполнения обязательства определен моментом востребования, обязательство должно быть исполнено в течение семи дней со дня предъявления кредитором требования о его исполнении, если обязанность исполнения в другой срок не предусмотрена законом, иными правовыми актами, условиями обязательства или не вытекает из обычаев либо существа обязательства.

Данные споры встречаются и в судебной практике. Так, в Определении ВАС РФ от 21.03.2012 № ВАС-17519/11 суд признал правомерным вывод судов, что пункты агентского договора не позволяющие определить размер и порядок выплаты вознаграждения агенту (поскольку вознаграждение агента по договору фактически ставится в зависимость от деятельности третьих лиц, за которую агент не отвечает и повлиять на которую не может) противоречит принципу возмездности договора. Решение о взыскании агентского вознаграждения было признано правомерным.

Обоснование данной позиции приведено ниже в материалах «Системы Юрист»

1.Определение ВАС РФ от 21.03.2012 № ВАС-17519/11

<…>

«Решением Арбитражного суда Новосибирской области от 19.01.2011 по делу № А45-19833/2010 в удовлетворении иска АНО «СМЦ» отказано.

Постановлением Седьмого арбитражного апелляционного суда от 10.05.2011 по делу № А45-19833/2010, оставленным без изменения и постановлением Федерального арбитражного суда Западно-Сибирского округа от 15.09.2011 по тому же делу,решение Арбитражного суда Новосибирской области от 19.01.2011 по делу А45-19833/2010 отменено, по делу принят новый судебный акт. Признаны недействительными пункты 5.1 и 5.5 агентского договора от 01.09.2008 №57-08, заключенного между АНО «СМЦ» и ООО «РАО». С заявителя в пользу АНО «СМЦ» взыскано 96 666 рублей 20 копеек вознаграждения по агентскому договору, 14 837 рублей 50 копеек процентов за пользование чужими денежными средствами, 2 000 рублей судебных расходов по оплате услуг оценки, 8 000 рублей государственной пошлины.

В заявлении о пересмотре вынесенных по делу судебных актов в порядке надзора ООО «РАО» ссылается на нарушение единообразия в толковании и применении арбитражными судами норм права.

Заявитель обосновывает свои требования следующими основными доводами: суд апелляционной инстанции не учел положения статьи 180 Гражданского кодекса Российской Федерации (далее – Гражданский кодекс), признав недействительными пункты договора без признания недействительным договора в целом; оплата за частичное исполнение поручения договором сторон не предусмотрена; исковое заявление подлежало оставлению без рассмотрения, поскольку спор подлежал урегулированию путем переговоров.

Согласно части 4 статьи 299 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации (далее – Кодекс) дело может быть передано в Президиум Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации для пересмотра в порядке надзора оспариваемых судебных актов при наличии экстраординарных оснований, предусмотренных частью 1 статьи 304 Кодекса: нарушение оспариваемым судебным актом единообразия в толковании и применении арбитражными судами норм права; нарушение прав и законных интересов неопределенного круга лиц или иных публичных интересов; нарушение прав и свобод человека и гражданина согласно общепризнанным принципам и нормам международного права, международным договорам Российской Федерации.

Изучив доводы заявителя, вынесенные по делу судебные акты, а также материалы дела, истребованного из Арбитражного суда Новосибирской области определением Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 23.01.2012, судебная коллегия отмечает следующее.

Как следует из вынесенных по делу судебных актов, между ООО «РАО» (принципалом) и АНО «СМЦ» (агентом) заключенагентский договор от 01.09.2008 № 57-08 (далее – агентский договор), по которому принципал поручил агенту на возмездной основе от имени и за счет принципала осуществлять на территории города Новосибирска и Новосибирской области юридические и иные действия по управлению правами на коллективной основе при использовании произведений способами, установленными подпунктами 6-8 пункта 2 статьи 1270 Гражданского кодекса, а также при сборе авторского вознаграждения на основании пункта 3 статьи 1263 Гражданского кодекса при публичном исполнении музыкального произведения, использованного в аудиовизуальном произведении: выявление юридических и физических лиц, использующих либо намеревающихся использовать произведения; проведение переговоров с целью заключения лицензионных договоров и договоров о выплате авторского вознаграждения с пользователями; осуществление контроля над выполнением пользователями условий заключенных договоров; выявление фактов бездоговорного использования произведений; ведение судебных дел по ликвидации дебиторской задолженности, бездоговорному использованию.

В соответствии с пунктом 5.1 агентского договора за исполнение поручения агент получает от принципала вознаграждение, рассчитываемое в процентном соотношении от поступивших на расчетный счет принципала сумм авторского вознаграждения от пользователей, с которыми были заключены лицензионные договоры и договоры о выплате авторского вознаграждения с участием агента, а также от пользователей, работу с которыми принципал поручил агенту.

Согласно пункту 5.5 агентского договора суммы вознаграждения выплачиваются агенту путем перечисления на его расчетный счет не позднее 14-ти дней с момента поступления отчетно-расчетной документации и сумм авторского вознаграждения на расчетный счет принципала.

Посчитав, что указанные пункты агентского договора не позволяют определить размер и порядок выплаты вознаграждения агенту, поскольку вознаграждение агента по договору фактически ставится в зависимость от деятельности третьих лиц – пользователей результатов интеллектуальной деятельности, за которую агент не отвечает и повлиять на которую не может, что противоречит принципу возмездности договора, предусмотренному пунктом 1 статьи 423 Гражданского кодекса и не соответствует пункту 2 статьи 190 Гражданского кодекса, а также ссылаясь на неполучение агентом оплаты за выполненную по договору работу, АНО «СМЦ» обратилось в арбитражный суд с исковым заявлением о признании ничтожными пунктов5.1 и 5.5 агентского договора, а также о взыскании агентского вознаграждения и процентов за пользование чужими денежными средствами.*

Отменяя решение Арбитражного суда Новосибирской области от 19.01.2011 по делу № А45-19833/2010, которым отказано в удовлетворении иска АНО «СМЦ», и признавая недействительными пункты 5.1 и 5.5 агентского договора, суд апелляционной инстанции исходил из того, что названные условия договора ставят оплату услуг агента в зависимость от усмотрения принципала или действий третьих лиц, не являющихся участниками агентского договора.

Так, апелляционный суд указал, что агентский договор относится к числу возмездных договоров, возмездность является его конституирующим признаком, как включенная в императивной форме в легальное его определение, поэтому условия агентского договора, исключающие оплату услуг агента по усмотрению принципала, либо в связи с действиями третьими лицами, не являющимися участниками агентского договора, являются недействительными в силу пункта 1 статьи 422 Гражданского кодекса.* Кроме того, апелляционный суд на основании представленных в дело доказательств пришел к выводу, что факт выполнения агентом обусловленных интересами ответчика действий в рамках агентского договора нашел подтверждение (отчет за ноябрь 2008, пояснительная записка к отчету о проведении контрольных прослушиваний, реестр проведения переговоров с предприятиями г. Новосибирска в ноябре 2008). Суд кассационной инстанции выводы апелляционного суда поддержал, нарушений норм материального и (или) процессуального права не обнаружил.

Коллегия судей Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации отмечает, что доводы заявителя, содержащиеся в заявлении о пересмотре судебных актов в порядке надзора, сводятся к пересмотру установленных нижестоящими судебными инстанциями фактических обстоятельств дела и исследованных ими с соблюдением норм процессуального права доказательств и не могут быть согласно главе 36 Кодекса предметом рассмотрения в суде надзорной инстанции, которая наделена в силу статьи 304 Кодекса полномочиями по пересмотру судебных актов в целях исправления фундаментальных судебных ошибок, повлекших нарушение прав человека, единообразия судебной практики или публичных интересов и не наделена полномочиями по пересмотру обстоятельств, установленных судами нижестоящих инстанций.

Кроме того, судебная коллегия отклоняет довод заявителя о том, что исковое заявление подлежало оставлению без рассмотрения, поскольку спор подлежал урегулированию путем переговоров, исходя из следующего. Из вынесенных по делу судебных актов, равно как и из материалов дела не усматривается, что ООО «РАО» заявляло о несоблюдении досудебного порядка разрешения спора до рассмотрения дела по существу судами первой и апелляционной инстанций. Напротив представители ООО «РАО» принимали участие в судебных заседаниях судов всех инстанций, не оспаривая их компетенции на рассмотрения указанного спора».

2.Как правильно рассчитать и выплатить вознаграждение агенту

«Внимание! Нельзя поставить срок выплаты вознаграждения в зависимость от события, не обладающего признаками неизбежности

По закону срок выплаты вознаграждения можно определить указанием на событие, которое неизбежно наступит (абз. 2 ст. 190 ГК РФ). Такое событие не должно зависеть от воли и действий сторон. Если же стороны связывают момент оплаты с наступлением события, зависящего от их воли и действий, то срок выплаты вознаграждения считается несогласованным. В этом случае порядок уплаты вознаграждения будет определяться по правилам абзаца 3 статьи 1006 Гражданского кодекса РФ.*

Пример из практики: суд признал недействительным условие, по которому обязанность по выплате вознаграждения возникает после того, как принципал проведет аукцион

Государственное автономное учреждение «Ф.» (принципал) заключило с ЗАО «И.» (агент) агентский договор, направленный, в частности, на организацию аукциона по продаже земельного участка. Принципал обязался выплатить агентское вознаграждение в течение 30 дней с момента проведения аукциона.

Агент исполнил свои обязательства надлежащим образом, однако принципал не провел аукцион. ЗАО «И.» направило в адрес учреждения «Ф.» претензию с требованием выплатить вознаграждение за совершенные действия по организации аукциона. Принципал отказался выплачивать награду, ссылаясь на то, что срок оплаты не наступил. В итоге агент обратился в суд с иском о взыскании агентского вознаграждения и процентов за пользование чужими денежными средствами.

Суд решил, что стороны договора не согласовали срок выплаты вознаграждения. Условие об обязанности принципала перечислить награду в течение 30 дней с момента проведения аукциона суд признал недействительным. Причина в том, что стороны поставили момент оплаты в зависимость от наступления события, не обладающего признаками неизбежности. Ведь проведение аукциона зависит в первую очередь от действий самого принципала и, следовательно, такое событие нельзя отнести к числу неизбежных.

Поскольку в договоре не установлен срок выплаты награды, принципал обязан выплатить вознаграждение в течение недели с момента представления агентом отчета (абз. 3 ст. 1006 ГК РФ). Так как принципал не исполнил обязанность по оплате, суд взыскал с него сумму агентского вознаграждения, а также проценты за пользование чужими денежными средствами (постановление ФАС Северо-Западного округа от 1 июля 2010 г. по делу № А56-20270/2009).

Кроме этого, если стороны заключили агентский договор по модели договора комиссии, принципалу нужно обратить внимание на порядок распределения дополнительной выгоды. Такой порядок будет применяться тогда, когда агент, действующий как комиссионер, совершит сделку на более выгодных условиях по сравнению с условиями договора агентирования. Если в договор не включить условие о распределении дополнительной выгоды, то в случае получения такой выгоды будут действовать общие правила, установленные законом (абз. 2 ст. 992 ГК РФ). Эти правила соответствуют интересам принципала: агент будет обязан перечислить ему половину дополнительной выгоды. Другими словами, принципал сможет получить дополнительную прибыль.

Пример из практики: поскольку стороны не установили порядок распределения дополнительной выгоды, суд применил правила статьи 992 Гражданского кодекса РФ. В итоге суд взыскал с агента половину сэкономленных средств

ОАО «О.» (принципал) заключило с ООО «Р.» (агент) договор агентирования, направленный на заключение договора поставки с третьим лицом (поставщиком). При этом посредник действовал как комиссионер: должен был совершить сделку от своего имени, но за счет клиента.

Стороны агентского договора установили максимальную цену товара. Однако ООО «Р.» заключило договор поставки по более низкой цене. ОАО «О.» потребовало перечислить половину сэкономленных средств. Поскольку агент требование не исполнил, принципал обратился в суд с иском о взыскании спорной суммы.

Суд решил, что ответчик заключил договор поставки на более выгодных условиях по сравнению с условиями агентского договора. Следовательно, сэкономленные денежные средства – это дополнительная выгода. Стороны договора не предусмотрели порядок распределения такой выгоды. По общему правилу ее необходимо разделить пополам между комиссионером и комитентом (абз. 2 ст. 992 ГК РФ). В итоге суд удовлетворил требование истца (постановление ФАС Московского округа от 8 февраля 2011 г. № КГ-А40/16777-10-П по делу № А40-14071/09-131-156).

Вместе с тем, стороны вправе предусмотреть иной порядок распределения дополнительной выгоды (законом это не запрещено). Так, агент, действующий как комиссионер, может настаивать на включении в договор условия о том, чтобы полученная выгода в полном размере поступала в его собственность. Это условие не позволит принципалу получить дополнительную прибыль. В свою очередь принципал вправе настаивать на закреплении иного порядка, по которому единственным собственником дополнительной выгоды будет считаться организация-клиент. Однако такое условие будет противоречить интересам посредника, поэтому агент, вероятнее всего, откажется от заключения договора.

Следовательно, принципал должен:

  • либо проверить, что в договоре не закреплен порядок распределения дополнительной выгоды. В этом случае принципал сможет претендовать на половину полученной выгоды (абз. 2 ст. 992 ГК РФ);
  • либо согласовать порядок распределения дополнительной выгоды, который бы соответствовал интересам обеих сторон. Например, 40 процентов от полученной выгоды поступает в собственность агента, а 60 процентов перечисляется принципалу».

01.06.2016



Академия юриста компании

Академия

Смотрите полезные юридические видеолекции

Смотреть

Cтать постоян­ным читателем журнала!

Cтать постоян­ным читателем журнала

Воспользуйтесь самым выгодным предложением на подписку и станьте читателем уже сейчас

Живое общение с редакцией

Рассылка

© Актион кадры и право, Медиагруппа Актион, 2007–2016

Журнал «Юрист компании» –
первый практический журнал для юриста

Использование материалов сайта возможно только с письменного разрешения редакции журнала «Юрист компании».


  • Мы в соцсетях

Входите! Открыто!
Все материалы сайта доступны зарегистрированным пользователям. Регистрация займет 1 минуту.

У меня есть пароль
напомнить
Пароль отправлен на почту
Ввести
Я тут впервые
И получить доступ на сайт
Займет минуту!
Введите эл. почту или логин
Неверный логин или пароль
Неверный пароль
Введите пароль
×
Только для зарегистрированных пользователей

Всего минута на регистрацию и документы у вас в руках!

У меня есть пароль
напомнить
Пароль отправлен на почту
Ввести
Я тут впервые
И получить доступ на сайт
Займет минуту!
Введите эл. почту или логин
Неверный логин или пароль
Неверный пароль
Введите пароль
×

Подпишитесь на рассылку. Это бесплатно.

В рассылках мы вовремя предупредим об акции, расскажем о новостях в работе юриста и изменениях в законодательстве.