Государственное бюджетное учреждение здравоохранения оказало другому учреждению здравоохранения платные медицинские услуги

101

Вопрос

Государственное бюджетное учреждение здравоохранения оказало другому учреждению здравоохранения платные медицинские услуги. Заказчик допустил длительную просрочку исполнения обязательств по оплате. Договором предусмотрен следующий порядок рассмотрения спора "Стороны обязуются решать все возникшие по настоящему договору споры путем переговоров. Все споры между Сторонами, по которым не было достигнуто соглашения, разрешаются Арбитражным судом Челябинской области."Исполнитель неоднократно проводил переговоры по телефону с заказчиком и дважды направлял претензию заказчику, но не заказным письмом, а по факсу и по электронной почте, так как заказчик иногородний. Исполнитель подготовил исковое заявление о взыскании задолженности. Может ли считаться направление претензии факсом (эл. почтой) досудебным решением спора в нашей ситуации?

Ответ

В данном случае, с очень большой долей вероятности, суд признает досудебный порядок несогласованным и примет исковое заявление к рассмотрению.

Претензионный порядок в договоре признается согласованным, если условие о нем выражено достаточно четко, а также предусмотрены срок направления претензий и порядок их рассмотрения.

Без этой конкретики суды не признают согласованным претензионным порядком такие размытые общие фразы, как «все споры из договора будут разрешаться путем переговоров, а в случае недостижения согласия спор передается на рассмотрение в суд», «все споры разрешаются в претензионном порядке», «соблюдение претензионного порядка обязательно», «споры решаются путем обмена письмами, факсами» (см. постановления ФАС ПО от 10.06.2014 № А55-18144/2013, СЗО от 03.07.2014 № А56-48305/2013ВСО от 04.08.2014 № А19-18513/2013, МО от 07.06.2012 № А40-66111/11-133-560).

С формулировками, договоров, из смысла которых суды признают обязательный досудебный порядок не установленным можно ознакомиться в справочнике.

Факс, электронная почта и другие способы доставки претензии не позволяют достоверно подтвердить факт направления претензии, факт ее получения, а потому суды к их использованию относятся скептически (кроме случаев, когда контрагент не оспаривает факт получения им претензии).

Обоснование данной позиции приведено ниже в материалах «Системы Юрист».

1.Рекомендация. Обязательный претензионный порядок.

«Случаи, когда обязательный претензионный порядок установлен договором.

Обязательный досудебный порядок, когда он не предусмотрен законом, может быть установлен по соглашению сторон. В то же время не любое упоминание в договоре о необходимости проведения переговоров или направления претензии может считаться обязательным досудебным порядком. В практике можно встретить примеры того, как суды отказывались считать те или иные формулировки договора условием об обязательном претензионном порядке.

Судебная практика (см. постановления ФАС Поволжского округа от 5 июля 2011 г. по делу № А12-23484/2010,ФАС Волго-Вятского округа от 18 апреля 2011 г. по делу № А43-17216/2010ФАС Восточно-Сибирского округа от 24 января 2011 г. по делу № А33-1386/2010ФАС Западно-Сибирского округа от 15 августа 2011 г. по делу № А46-328/2011) исходит из того, что при установлении обязательного претензионного порядка урегулирования спора следует прописать его процедуру, включающую в себя:

  • порядок совершения конкретных действий до обращения в суд;
  • указание на то, в какие сроки, кем и кому должна направляться претензия и с приложением каких документов должна рассматриваться;
  • сроки ответа на претензию.

Таким образом, соответствующее положение договора будет признано обязательным претензионным порядком, если в нем будут указаны следующие условия:

1. Кем и кому должна направляться претензия.

2. Сроки направления претензии.

3. Перечень прилагаемых к претензии документов.

4. Сроки ответа на претензию.

Эта правовая позиция выгодна истцу, поскольку позволяет ему проигнорировать требование о соблюдении досудебного претензионного порядка со ссылкой на недостаточно четкие условия договора.

Внимание! Некоторые суды признают претензионный порядок обязательным, даже если условие о нем в договоре сформулировано весьма кратко.

В практике есть случаи, когда суды выносили решения, противоположные приведенным выше. То есть указывали, что при установлении в договоре обязательного претензионного порядка не обязательно подробно прописывать его процедуру.

Так, суд кассационной инстанции признал обязательный претензионный порядок установленным при наличии в договоре следующего условия: «Все спорные вопросы, возникающие в процессе заключения и исполнения настоящего договора, разрешаются арбитражным судом по месту нахождения ответчика в соответствии с текущим законодательством Российской Федерации и с соблюдением претензионного порядка урегулирования разногласий» (постановление ФАС Поволжского округа от 3 июня 2009 г. по делу № А65-23329/2008). Очевидно, что в данном случае не определены форма претензии, порядок и срок ее предъявления и рассмотрения, иные требования об установлении досудебного порядка.

Однако судебные акты с аналогичной правовой позицией крайне редки и являются исключением из общего правила. В связи с этим условие об обязательном досудебном порядке в договоре рекомендуется прописывать подробным образом, с соблюдением всех необходимых реквизитов.

Порядок направления претензии и ответа на претензию

Претензию необходимо направить адресату способом, который позволит зафиксировать:

  • факт направления претензии;
  • факт получения претензии;
  • содержание претензии.

К способам, которые позволяют зафиксировать надлежащим образом данные факты, относятся направление претензии по почте и доставка претензии курьерской службой (курьером). Поэтому рекомендуется направлять контрагенту претензию только с помощью данных способов доставки. Иные способы (факс, электронная почта и др.) не позволяют достоверно подтвердить вышеуказанные обстоятельства, а потому суды к их использованию относятся скептически (кроме случаев, когда контрагент не оспаривает факт получения им претензии).

Если лицо желает воспользоваться услугами органа почтовой связи, то ему нужно отправить претензию по почте заказным письмом с описью вложения и уведомлением о вручении. В этом случае факт направления претензии будет подтвержден почтовой квитанцией об отправке письма. Факт получения – вернувшимся уведомлением о вручении письма адресату и информацией с интернет-сайта Почты России о движении заказного отправления. Чтобы получить эту информацию, нужно ввести на сайте Почты России код письма (14 знаков), указанный в квитанции об отправке. А содержание претензии можно подтвердить описью вложения в почтовый конверт с отметкой органа почтовой связи. При отправке претензии по почте фиксация факта направления претензии имеет первостепенное значение, поскольку в конечном итоге претензия может быть адресатом и не получена.

Если лицо желает воспользоваться услугами курьерской службы, то в данном случае факт направления претензии фиксировать не нужно, если будет зафиксирован факт вручения претензии ее получателю. Например, если претензия была вручена под расписку уполномоченному представителю адресата, то копия претензии с отметкой представителя контрагента будет достаточным доказательством факта доставки претензии и ее содержания.*

На практике в ряде случаев контрагенты ссылаются на то, что претензия на самом деле была получена ненадлежащим лицом, даже в том случае, если это произошло в офисе адресата. Это связано с тем, что сотрудники курьерской службы никогда не проверяют полномочия лица, которое получает претензию или любое другое направление. Чтобы обезопасить себя от такого рода ситуаций, рекомендуется просить представителя получателя ставить печать на копию претензии, которая передается направителю. Кроме того, всегда можно сослаться на то, что полномочия лица на получение претензии явствовали из обстановки (абз. 2 п. 1 ст. 182 ГК РФ).

Контрагент ссылается в суде, что претензия была получена лицом, которое не имело соответствующих полномочий на получение корреспонденции. Как возражать на этот довод контрагента.

Нужно ссылаться на то, что полномочия лица, которое приняло претензию, явствовали из обстановки (абз. 2 п. 1 ст. 182 ГК РФ).

На практике нередко можно столкнуться с недобросовестными действиями должников, которые отрицают факт получения претензии. Например, заявитель направил контрагенту претензию курьером, а последний вручил ее секретарю. После этого в суде генеральный директор контрагента ссылается на то, что не выдавал доверенность на секретаря, а правом действовать от имени организации без доверенности обладает только он сам.

На такие доводы недобросовестных контрагентов нужно возражать следующим образом. В соответствии с пунктом 1 статьи 182 Гражданского кодекса РФ полномочия лица действовать от имени организации могут не только быть выражены в доверенности (ином письменном документе), но и вытекать из обстановки (например, продавец в розничной торговле, кассир, сотрудник канцелярии и т. п.). Поскольку претензия была вручена представителю организации, полномочия которого вытекали из обстановки (например, секретарю судебного заседания), то в данном случае претензия считается полученной адресатом.

Аналогичная правовая позиция содержится в абзаце 2 пункта 9 постановления Пленума ВАС РФ от 17 февраля 2011 г. № 12 «О некоторых вопросах применения Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации в редакции Федерального закона от 27.07.2010 № 228-ФЗ "О внесении изменений в Арбитражный процессуальный кодекс Российской Федерации"» и в постановлении Президиума ВАС РФ от 24 июня 2014 г. № 1332/14.

Пример из практики: Президиум ВАС РФ отклонил доводы ответчика о том, что извещение о судебном заседании получило неуполномоченное лицо, так как его полномочия явствовали из обстановки, в которой он действовал

Стороны заключили контракт на поставку оборудования, в котором указали, что если они будут не в состоянии урегулировать споры, противоречия или разногласия посредством дружеских переговоров, то все подобные споры, противоречия или разногласия окончательно разрешаются в Лондонском международном арбитражном суде (далее – ЛМАС).

Одна из сторон (поставщик) обратилась в ЛМАС с просьбой о рассмотрении спора о задолженности по контракту.

Ответчик направил в ЛМАС письмо по электронной почте о подтверждении того, что он соглашается на рассмотрение арбитражного дела единоличным арбитром. Письмо было направлено от имени Х. В этом письме были указаны контактные сведения лица, направившего письмо, а именно должность, адрес, а также номера телефонов и адрес электронной почты. В дальнейшем переписку с ЛМАС от имени ответчика вел Х.

По итогам судебного разбирательства ЛМАС взыскал с ответчика в пользу истца задолженность по контракту, проценты и судебные издержки.

Истец обратился в арбитражный суд с заявлением о признании и приведении в исполнение окончательного решения ЛМАС.

В суде первой инстанции ответчик возразил, что он не был извещен о времени и месте судебного разбирательства в ЛМАС, в связи с чем не мог представить отзыв, свои объяснения, возражения и доказательства.

Суд первой инстанции установил, что Х. является директором по правовым вопросам материнской компании ответчика. Доказательств того, что Х. является сотрудником ответчика, в материалах дела не имеется.

Ответчик пояснил в судебном заседании, что доверенность Х. на представительство своих интересов в ЛМАС не выдавал. На основании чего Х. вел переписку с ЛМАС, ответчик пояснить не смог. ЛМАС наличия полномочий у Х. и лиц, которые получали корреспонденцию от ЛМАС, не требовал.

Суд первой инстанции в удовлетворении заявления отказал.

Суд кассационной инстанции оставил определение суда первой инстанции без изменения.

Президиум ВАС РФ с этим не согласился и указал следующее.

Суды установили, что Х. является директором по правовым вопросам компании С. Как следует из выписки из Единого государственного реестра юридических лиц, компания С. является единственным участником ответчика. Поэтому, вступая в переписку с Х., международный арбитраж мог учитывать подконтрольность ответчика компании С., общие цели их деятельности, в том числе возможность материнской компании давать указания дочернему обществу.

Исходя из этого юрист контролирующего общества, который взял на себя обязанность представлять интересы дочернего общества, выполняет таким образом, свои служебные обязанности. Его полномочия явствуют из обстановки, в которой он действовал (п. 1 ст. 182 ГК РФ).

Данные обстоятельства влекут за собой потерю ответчиком права ссылаться на недолжное уведомление о назначении арбитра, о месте и времени проведения арбитражного разбирательства или на невозможность по другим причинам представить свои объяснения (эстоппель).

В доказательство уведомления ответчика о заседании международного арбитражного суда в дело была представлена квитанция почтового отправления курьерской компании, которое было направлено для Х. и получено К. Суды необоснованно не приняли такое уведомление в качестве надлежащего доказательства. Дело в том, что, указывая в переписке с ЛМАС свой адрес, ответчик принял на себя риски получения корреспонденции по данному адресу, в том числе риск ее получения неуполномоченным лицом. Аналогичная правовая позиция была отражена в постановлении Президиума ВАС РФ от 31 марта 2009 г. № 17412/08.

Ответчик также утверждал, что заявитель не доказал, что в почтовом отправлении содержалось именно уведомление о предстоящем заседании международного арбитража. Однако ответчик не представил иной документ, который якобы ему был доставлен в вышеуказанном отправлении. Между тем в арбитражном процессе участвующие в деле лица несут риск наступления последствий совершения или несовершения ими процессуальных действий. В данном случае отказ ответчика представить доказательства должен квалифицироваться как отказ от опровержения косвенного доказательства об уведомлении, на наличие которого указывает процессуальный оппонент.

На основании изложенного Президиум ВАС РФ отменил оспариваемые судебные акты, признал и привел в исполнение решение Лондонского международного арбитражного суда.

При этом Президиум ВАС РФ указал, что вступившие в законную силу судебные акты арбитражных судов по делам со схожими фактическими обстоятельствами, принятые на основании нормы права в истолковании, которое расходится с толкованием, содержащимся в принятом постановлении, могут быть пересмотрены по новым обстоятельствам, если для этого нет других препятствий (постановление Президиума ВАС РФ от 24 июня 2014 г. № 1332/14).

Подробнее о том, как доказать, что полномочия представителя явствовали из обстановки, см. Представитель действовал без доверенности. Как доказать, что его полномочия явствовали из обстановки.

По общему правилу, претензию нужно направлять по адресу места нахождения организации (места жительства физического лица). Адрес места нахождения организации указан в ЕГРЮЛ, адрес места жительства индивидуального предпринимателя – в ЕГРИП.

Однако если в договоре указан иной адрес для уведомления контрагента, то претензию обязательно нужно направлять по данному адресу. В таком случае целесообразно одновременно направить претензию и по адресу места нахождения (места жительства) получателя. Это позволит в дальнейшем минимизировать риск неполучения претензии контрагентом».

2.Статья. Претензионный порядок обязателен. Тактические ошибки, из-за которых суд может оставить иск без рассмотрения.

Требования к содержанию и отправлению претензии

Для большинства видов договоров обязательный претензионный порядок разрешения споров в законодательстве не предусмотрен. Но стороны по желанию могут согласовать его в договоре. В таком случае претензионный порядок становится обязательным.

Факультативным требованием является указание в наименовании документа слова «претензия».

Содержание претензии. Обязательный перечень той информации, которая должна содержаться в тексте претензии, может быть указан в договоре. Но даже если в договоре на этот счет ничего не сказано, сама суть и значение такого документа, как претензия, подсказывают, что в ней должны быть указаны примерно такие же сведения, как и в иске, а именно: в ней нужно назвать адресата и предъявителя претензии, указать обстоятельства, на которых основаны требования (желательно с перечислением доказательств), сформулировать сами требования предъявителя (с указанием суммы претензии, если она подлежит денежной оценке, и ее обоснованного расчета), дать ссылку на норму права и условие договора, на которых основаны требования, и привести перечень прилагаемых к претензии документов. Такой подход к оформлению претензий сложился в деловом обороте, и его поддерживают суды (см., например, постановление ФАС Восточно-Сибирского округа от 04.05.12 по делу № А19-13744/2011).

Главное, чтобы из документа было предельно ясно, чего именно требует предъявитель. В случае размытых формулировок не исключено, что суд вообще не сочтет документ претензией. Например, до подачи иска о взыскании неосновательного обогащения компания направила контрагенту письмо, в котором всего лишь предложила сверить задолженность. Поскольку в письме не было четкого требования о возврате неосновательного обогащения, суд не расценил этот документ в качестве претензии и оставил иск без рассмотрения (постановление ФАС Восточно-Сибирского округа от 23.01.13 по делу № А33-15362/2011).

Направление претензии. В суд придется представить конкретные доказательства отправки претензии. Если их нет, суд тоже признает претензионный порядок несоблюденным. Проблема в том, что у судов нет единой позиции в вопросе о том, что это должны быть за доказательства: например, достаточно ли представить только почтовую квитанцию об отправке письма и уведомление о вручении или понадобится еще и опись с уведомлением о вручении. В частности, некоторые суды считают соблюденным претензионный порядок при наличии хотя бы почтовой квитанции. Свою позицию они обосновывают тем, что, во-первых, действующее законодательство не содержит требования в обязательном порядке отправлять претензию с описью вложения. А во-вторых, они ссылаются на пункт 5 статьи 10 Гражданского кодекса, согласно которому добросовестность участников гражданских правоотношений предполагается. То есть пока иное не докажет ответчик (к примеру, что ему была отправлена не претензия, а другой документ), считается, что истец направил именно претензию (постановления ФАС Восточно-Сибирского округа от 10.07.14 по делу № А19-10256/2013,от 23.04.13 по делу № А69-1825/2012Северо-Западного округа от 20.06.11 по делу № А56-27582/2010).

Если в качестве доказательства отправки претензии, наоборот, имеется только опись вложения, а почтовой квитанции нет (например, она потерялась), то можно дополнительно обратиться в почтовую службу с запросом о предоставлении информации по отправке и получении адресатом ценного письма. При наличии только описи суд скорее всего признает претензионный порядок не соблюденным (постановление ФАС Волго-Вятского округа от 08.05.13 по делу № А43-19218/2012).

Однако практика других судов показывает, что отсутствие описи вложения может стать основанием для оставления иска без рассмотрения (постановления ФАС Северо-Западного округа от 13.05.14 по делу № А56-50407/2013Первого арбитражного апелляционного суда от 13.05.14 по делу № А79-5959/2013). Например, в одном деле суд не принял в качестве доказательств отправки претензии ни факсовый отчет, ни почтовую квитанцию. Кассация указала, что в отсутствие описи вложения, подтверждающей, что ответчику была отправлена именно претензия, представленные документы не доказывают соблюдение претензионногопорядка (постановление ФАС Дальневосточного округа от 23.08.11 по делу № А51-2422/2011).

В любом случае нужно заручиться доказательствами получения претензии адресатом, а если претензия не была получена — причин этого. Дело в том, что претензия является юридически значимым сообщением. Согласно пункту 1 статьи 165.1 Гражданского кодекса, юридически значимое сообщение влечет за собой гражданско-правовые последствия для адресата только с момента доставки этого сообщения. Сообщение считается доставленным и в тех случаях, если оно поступило лицу, которому направлено (адресату), но по обстоятельствам, зависящим от него, не было ему вручено. Правда, если в договоре установлены иные правила или иные правила сложились в практике отношений конкретных компаний друг с другом, то нужно ориентироваться на договор или практику (п. 2 ст. 165.1 ГК РФ).

С учетом вышеизложенного, если в договоре не предусмотрен способ передачи претензии, желательно воспользоваться одним из трех вариантов. Первый — можно отправить претензию письмом с уведомлением о вручении и описью вложения. Тогда нужно будет представить в суд почтовую квитанцию, уведомление, опись вложения с отметкой почтовой службы, а также распечатку о движении письма с сайта ФГУП «Почта России». Второй вариант — отправить курьерской доставкой. Тогда подтвердить передачу претензии можно будет накладными (экспедиторскими расписками), в которых указано, какие документы передаются, а также распечатками с сайта курьерской компании об отслеживании отправки. И третий вариант — вручить лично представителю контрагента, чтобы тот поставил отметку о принятии на копии претензии.*

Требования о выплате неустойки или процентов за пользование чужими деньгами.

На практике часто встречается такая ситуация: компания направляет должнику претензию с требованием погасить задолженность, но, обращаясь позднее с иском в суд, требует уже не только долг, но и проценты за пользование чужими денежными средствами или неустойку, хотя в претензии этого акцессорного требования не было. Возникает вопрос: надо ли отправлять отдельную претензию о взыскании процентов (или неустойки) и указывать в ней точный расчет? Как показывает анализ судебной практики, подход судов к этому вопросу в отношении процентов отличается от подхода в отношении неустойки. При этом вывод о соблюдении или несоблюдении претензионного порядка будет зависеть еще и от того, указаны ли в претензии сумма неустойки (процентов) и конкретный период начисления.

Ситуация первая: в претензии вообще нет требования о неустойке или процентах по статье 395 ГК РФ. Если стороны согласовали, что споры из договора разрешаются путем претензионного порядка, то потребовать договорную неустойку в суде можно, только предварительно отправив претензию, в которой в том числе есть требование о выплате неустойки. То есть если в претензии компания требовала только основной долг, но в суде она потребовала еще и договорную неустойку, то суд оставит требование в части взыскания неустойки без рассмотрения (постановление ФАС Северо-Западного округа от 26.11.13 по делу № А56-74168/2012).

А вот если, отправив претензию только о взыскании основной задолженности, компания потом потребует в иске проценты за пользование чужими денежными средствами, то тут предсказать решение суда сложно. У судов есть две позиции относительно таких ситуаций. По мнению ряда судов, если в договоре предусмотрен претензионный порядок, то он распространяется на любые требования из нарушения этого договора, в том числе на требование о взыскании процентов по статье 395 ГК РФ, несмотря на то, что это требование базируется на норме закона, а не условии договора (определение ВАС РФ от 27.12.13 № ВАС-18956/13 по делу № А19-5960/2013, постановления ФАСВосточно-Сибирского округа от 22.04.14 по делу № А58-5109/2013Поволжского округа от 18.02.14 по делу № А65-10588/2013).

Другие суды считают, что требование о взыскании процентов за пользование чужими денежными средствами под обязательный претензионный порядок не попадает. В самой статье 395 Гражданского кодекса правило о претензионном порядке предъявления требования о взыскании процентов за пользование чужими денежными средствами не закреплено, а претензионный порядок, указанный в договоре, в данном случае не применяется (постановления Арбитражного суда Московского округа от 08.08.14 по делу № А41-56727/13,ФАС Западно-Сибирского округа от 29.04.14 по делу № А81-3390/2013).

Ситуация вторая: в претензии нет расчета неустойки или процентов. Готовя претензию с требованием об уплате неустойки или процентов по статье 395 Гражданского кодекса, юрист непременно столкнется с вопросом о том, надо ли указывать в претензии точную сумму процентов или неустойки и приводить ее расчет. Ведь эта сумма не статична — если должник не платит, то начисление неустойки или процентов продолжается и после направления претензии. Если исходить из того, что иск можно подать только на ту сумму процентов или неустойки, которая была указана в претензии, то это означало бы, что, пока ответчик не заплатит основной долг, истец вынужден снова и снова подавать претензии с суммами за те периоды ее начисления, которые не были охвачены первоначально. Но такой подход противоречит здравому смыслу. Разумнее ограничиться в претензии только требованием заплатить неустойку или проценты. Судя по арбитражной практике, суды считают достаточным не только такой упрощенный вариант без указания конкретных сумм, но и еще более обтекаемые формулировки, при которых в претензии нет даже четко выраженного требования заплатить неустойку (проценты), а есть лишь предупреждение о том, что в случае неуплаты основного долга компания обратится в суд для взыскания процентов (неустойки). В таких случаях суды считают, что претензионный порядок соблюден (постановления ФАС Московского округа от 24.01.13 по делу № А40-41650/12-98-390Уральского округа от 04.05.12 по делу № А34-3151/2011Четырнадцатого арбитражного апелляционного суда от 12.08.14 по делу № А13-3303/2014).

Еще один допустимый вариант: в претензии можно сослаться на пункт договора, в котором предусмотрена неустойка в случае неисполнения контрагентом обязательств. Это тоже будет свидетельствовать о соблюдении претензионного порядка в части неустойки (постановления Четвертого арбитражного апелляционного суда от 17.06.14 по делу № А58-7497/2013ФАС Восточно-Сибирского округа от 10.10.13 по делу № А58-1144/2013).

Можно убедить суд не оставлять иск без рассмотрения.

Например, в одном деле, несмотря на несоблюдение претензионного порядка, компании удалось убедить суд не оставлять иск без рассмотрения. В этом деле компания подала иск об исполнении обязательства в натуре. Через три месяца суд привлек тридцать юридических лиц в качестве третьих лиц, а еще через три месяца обнаружил, что истцом не был соблюден претензионный порядок. Суд вынес определение об оставлении иска без рассмотрения. При обжаловании определения истец ссылался на то, что суд не применил принцип процессуальной экономии. В частности, до оставления иска без рассмотрения прошло полгода, было проведено семь заседаний, привлечено тридцать компаний — третьих лиц. Эти доводы приняла только кассация. Она указала, что вопрос о соблюдении стороной претензионного порядка урегулирования спора суд должен разрешать своевременно, в предварительном судебном заседании, чего в данном случае не было сделано. Кассация не поддержала вывод нижестоящих судов о том, что иск следует оставить без рассмотрения, и передала дело на рассмотрение в суд первой инстанции (постановление ФАС Уральского округа от 03.03.14 по делу № А76-7294/2013). Таким образом, если очевидно, что спор уже невозможно урегулировать в досудебном порядке и формальное оставление иска без рассмотрения не способствовало бы достижению целей, преследуемых досудебным урегулированием спора, то нет смысла оставлять иск без рассмотрения (постановления ФАС Северо-Кавказского округа от 19.05.14 по делу № А32-14776/2013Волго-Вятского округа от 10.12.13 по делу № А82-3992/2013).

Ситуация третья: в претензии есть требование о взыскании неустойки или процентов за определенный период. Как ни странно, конкретизировать в претензии требование о взыскании неустойки (процентов) указанием конкретного периода ее начисления (например, с даты нарушения обязательства до даты составления претензии) не в интересах компании-взыскателя. Она тем самым добровольно ограничивает свое требование определенными рамками. Если потом в иске компания выйдет за эти рамки, то не исключено, что суд сочтет, что в отношении возросших требований претензионный порядок не соблюден. В частности, если компания, подав претензию с требованием о неустойке по день отправки претензии, затем в иске рассчитает неустойку на дату подачи иска, то суд может оставить его без рассмотрения в части незаявленного в претензии периода (постановления ФАС Волго-Вятского округа от 30.04.14 по делу № А43-14036/2013Западно-Сибирского округа от 31.01.14 по делу № А81-140/2013). Поэтому лучше в претензии не конкретизировать период начисления, а лишь обозначить его начало. Тогда не придется повторно отправлять претензию о взыскании неустойки (процентов по статье 395 ГК РФ) за новый период (постановления ФАС Уральского округа от 25.02.13 по делу № А47-6805/2012от 28.03.12 по делу № А47-10573/2010).

Например, в претензии был указан конкретный период взыскания неустойки, но суд расценил, что в претензии истец имел в виду возможность предъявить требования о взыскании неустойки за весь период просрочки оплаты (см. постановление ФАС Северо-Западного округа от 10.06.14 по делу № А66-12462/2012).

В то же время некоторые суды демонстрируют менее формальный подход, и истцам, указавшим в претензии период начисления неустойки, удается взыскать ее также за пределами этого периода . В одном деле компания направила должнику претензию об уплате основного долга и договорную неустойку за период до даты направления претензии. Должник на претензию не отреагировал, поэтому компания обратилась в суд. Неустойка поначалу была заявлена за тот же период, что и в претензии, но в процессе рассмотрения дела истец увеличил сумму требований, пересчитав неустойку на дату подачи иска. Суд удовлетворил иск в полном объеме. Он указал, что при увеличении в процессе рассмотрения дела исковых требований в части взыскания неустойки в связи с увеличением периода ее начисления повторное направление претензии не требуется (постановление Четырнадцатого арбитражного апелляционного суда от 18.06.13 по делу № А66-3848/2012).

Соблюдение претензионного порядка после расторжения договора. Бывает, что требования к контрагенту возникают из договора, который уже прекратил действие. Напомним, согласно позиции ВАС РФ, действие договора прекращается на будущее время в части обязанности должника совершать те действия, которые являются предметом договора (отгружать товары и т. д.). Но условия договора, которые в силу своей природы предполагают их применение и после расторжения договора (третейская оговорка, соглашения о подсудности и т. п.), сохраняют действие и после расторжения договора, если иное не установлено соглашением (п. 3 постановления Пленума ВАС РФ от 06.06.14 № 35 «О последствиях расторжения договора»). Если одна сторона после расторжения договора требует встречное предоставление за то, что она исполнила еще в период действия договора, к этому требованию в зависимости от обстоятельств могут применяться положения договора либо нормы о неосновательном обогащении. А значит, когда сторона в своих требованиях опирается на положения договора, можно исходить из того, что условие о претензионном порядке в отношении этих требований тоже еще действует.

Подробнее об этом см. статью «Последствия расторжения договора. На что ссылаться, требуя назад то, что было исполнено», «Юрист компании», 2014, № 9.

Как арбитражные суды будут применять постановление «О последствиях расторжения договора» и сохранит ли оно свою силу в свете упразднения ВАС РФ, предсказать трудно. Но еще до его появления в судебной практике наметилось расхождение относительно того, нужно ли соблюдать претензионный порядок, предусмотренный договором, который расторгнут. Некоторые суды считают, что, несмотря на расторжение договора, предусмотренный в нем претензионный порядок по-прежнему обязателен для споров, вытекающих из исполнения этого договора, даже если само требование заявлено как взыскание неосновательного обогащения (см. постановление ФАС Поволжского округа от 06.06.13 по делу № А57-18649/2012). Но чаще встречается противоположный подход: поскольку договор прекратил свое действие, то и обязательства сторон прекратились (п. 2 ст. 453 ГК РФ). Соответственно, претензионный порядок, предусмотренный договором, больше не обязателен для сторон (постановления ФАС Московского округа от 07.05.14 по делу № А40-61106/13-27-581,от 14.03.14 по делу № А40-89009/13-114-803)».

27.02.2016



Академия юриста компании

Академия

Смотрите полезные юридические видеолекции

Смотреть

Cтать постоян­ным читателем журнала!

Cтать постоян­ным читателем журнала

Воспользуйтесь самым выгодным предложением на подписку и станьте читателем уже сейчас

Живое общение с редакцией

Рассылка

© Актион кадры и право, Медиагруппа Актион, 2007–2016

Журнал «Юрист компании» –
первый практический журнал для юриста

Использование материалов сайта возможно только с письменного разрешения редакции журнала «Юрист компании».


  • Мы в соцсетях

Входите! Открыто!
Все материалы сайта доступны зарегистрированным пользователям. Регистрация займет 1 минуту.

У меня есть пароль
напомнить
Пароль отправлен на почту
Ввести
Я тут впервые
И получить доступ на сайт
Займет минуту!
Введите эл. почту или логин
Неверный логин или пароль
Неверный пароль
Введите пароль
×
Только для зарегистрированных пользователей

Всего минута на регистрацию и документы у вас в руках!

У меня есть пароль
напомнить
Пароль отправлен на почту
Ввести
Я тут впервые
И получить доступ на сайт
Займет минуту!
Введите эл. почту или логин
Неверный логин или пароль
Неверный пароль
Введите пароль
×

Подпишитесь на рассылку. Это бесплатно.

В рассылках мы вовремя предупредим об акции, расскажем о новостях в работе юриста и изменениях в законодательстве.