Использование товарного знака

556

Вопрос

Общество ввозит импортное оборудование по международному контракту. Впоследствии сертифицирует его на соответствие требованиям РФ (в сертификатах РФ указывается, что производитель мы),переупаковывает и реализует на территории РФ другим получателям. При этом на товарной упаковке указывает товарный знак иностранного производителя. От получателей стали приходить запросы на предоставление согласий от иностранного производителя на использование нами их товарного знака. Правомерно ли такое требование получателей? Можно ли в контракте с иностранным производителем на закупку нами их оборудования, указать, что мы используем их тов. знак с их согласия и плата за использование товарного знака не производится?

Ответ

Да, получатели вправе запрашивать информацию о согласии правообладателя на использование товарного знака. Правообладатель может по своему усмотрению разрешать или запрещать другим лицам использование результата интеллектуальной деятельности или средства индивидуализации. Отсутствие запрета не считается согласием (разрешением).

Другие лица не могут использовать соответствующие результат интеллектуальной деятельности или средство индивидуализации без согласия правообладателя, за исключением случаев, предусмотренных настоящим Кодексом. Использование результата интеллектуальной деятельности или средства индивидуализации (в том числе их использование способами, предусмотренными настоящим Кодексом), если такое использование осуществляется без согласия правообладателя, является незаконным и влечет ответственность, установленную настоящим Кодексом, другими законами, за исключением случаев, когда использование результата интеллектуальной деятельности или средства индивидуализации лицами иными, чем правообладатель, без его согласия допускается настоящим Кодексом (п. 1 ст. 1229 ГК РФ).

Вы можете заключить с иностранным производителем лицензионный договор на товарный знак. Правообладатель может распорядиться принадлежащим ему исключительным правом на результат интеллектуальной деятельности или на средство индивидуализации любым не противоречащим закону и существу такого исключительного права способом, в том числе путем его отчуждения по договору другому лицу (договор об отчуждении исключительного права) или предоставления другому лицу права использования соответствующих результата интеллектуальной деятельности или средства индивидуализации в установленных договором пределах (лицензионный договор) (п. 1 ст. 1233 ГК РФ).

По лицензионному договору одна сторона - обладатель исключительного права на результат интеллектуальной деятельности или на средство индивидуализации (лицензиар) предоставляет или обязуется предоставить другой стороне (лицензиату) право использования такого результата или такого средства в предусмотренных договором пределах (п. 1 ст. 1235 ГК РФ).

ФАС СЗО указал в Постановлении от 11.07.2012 № А56-26997/2011, что одностороннее письменное разрешение правообладателя на использование принадлежащего ему товарного знака в отсутствие письменного договора и его государственной регистрации не может расцениваться как результат волеизъявления этого лица на передачу исключительных либо неисключительных прав на товарный знак на возмездной либо безвозмездной основе.

Обоснование данной позиции приведено ниже в материалах «Системы Юрист».

Статья: Параллельный импорт. Аргументы каждой из сторон спора о нарушении прав на товарный знак

«Содержательной стороной исключительного права на результаты интеллектуальной деятельности (включая товарный знак) является совершение определенных действий управомоченным субъектом. Всем третьим лицам при этом запрещается совершать аналогичные действия. Какие именно действия вправе совершать правообладатель в отношении объектов исключительных прав? С. А. Бабкин определяет, что такими действиями являются «воспроизведение и (или) использование во всех или в определенных формах нематериального результата человеческой деятельности»1. Рассматривая действия в отношении товарных знаков, автор замечает, что хотя закон и намекает на открытый перечень вариантов использования, указав, что использовать товарный знак можно любым не противоречащим закону способом, на самом деле, единственной разумно представляемой формой использования товарного знака является его воспроизведение, то есть размещение любыми возможными способами – на товарах, в документации, сети Интернет, на этикетах и т.д. Содержательную сторону исключительных прав на товарный знак невозможно рассматривать в отрыве от его целей правовой охраны. Какой, собственно, экономической ценностью обладает такой идеальный объект, как товарный знак? Ценность заключается в устойчивой ассоциации между товарным знаком и потребительскими свойствами товара. Она существует в сознании потребителей благодаря определенным усилиям со стороны производителя товара2. Правовая охрана товарного знака означает, прежде всего, запрет на использование третьими лицами сформированной предпринимателем ассоциации. При этом допускается предоставлять некоторым лицам (как правило за плату) права пользоваться указанной ассоциацией. Применительно же к обороту оригинальных товаров мы целиком поддерживаем выводы С.А. Бабкина о том, что на охраняемую законом ассоциацию, сформированную в сознании потребителей, усилия третьих лиц по продвижению на рынке товаров, изготовленных самим правообладателем или с его согласия, не только не посягают, а наоборот, упрочивают ее. Следовательно, операции третьих лиц с такими товарами не являются способом использования товарного знака в том смысле, в котором товарному знаку придана правовая защита.

ПОДХОД ПЕРВЫЙ: ПАРАЛЛЕЛЬНЫЙ ИМПОРТ ЯВЛЯЕТСЯ САМОСТОЯТЕЛЬНЫМ НЕЗАКОННЫМ СПОСОБОМ ИСПОЛЬЗОВАНИЯ ТЗ

Суды в решениях, принятых в пользу правообладателей, выясняя содержательную сторону исключительного права на товарный знак, как правило, ограничиваются формальным анализом содержания ст. 1484 ГК РФ в сопоставлении с формулировками ст. 1487 ГК РФ. Из данного сопоставления суды делают следующий вывод. В законодательстве нет исчерпывающего перечня способов осуществления права на товарный знак, а ст. 1487 ГК РФ, пусть и витиевато, но называет нарушением права на товарный знак введение товара в гражданский оборот на территории России без согласия правообладателя.*

Цитата: «Не является нарушением исключительного права на товарный знак использование этого товарного знака другими лицами в отношении товаров, которые были введены в гражданский оборот на территории Российской Федерации непосредственно правообладателем или с его согласия» (ст. 1487 ГК РФ).

Следовательно, такого рода действия — ввоз оригинальных товаров в Россию — являются самостоятельным способом использования товарного знака. Осуществление таких действий без согласия правообладателя является незаконным способом использования товарного знака, то есть нарушением исключительных прав на товарный знак.

Прекрасной иллюстрацией таких рассуждений является судебное решение ФАС Московского округа по одному из знаменитых дел о сером импорте.

Практика: Компания «Хайнекен Чешская республика, Акционерное общество» обратилась в суд с иском против ООО «ЭлитВода Ру». Правообладатель оспаривал действия по ввозу оригинальной продукции — пива «Krusovice» — без согласия «Хайнекен» как владельца зарегистрированного товарного знака «Krusovice». Суд указал, что в п. 2 ст. 1484 ГК РФ нет исчерпывающего перечня способов осуществления исключительного права на товарный знак. Характерной особенностью правового режима использования товарного знака является почти полное отсутствие ограничений исключительного права правообладателя. Единственным таким ограничением является указание об исчерпании исключительного права (ст. 1487 ГК РФ), в соответствии с которым не является нарушением исключительного права на товарный знак использование этого знака другими лицами в отношении товаров, которые были введены в гражданский оборот на территории Российской Федерации непосредственно правообладателем или с его согласия. Ввоз на территорию Российской Федерации товара с нанесенным на него товарным знаком является самостоятельным способом использования этого товарного знака (ст. 1484 ГК РФ) (определение ВАС РФ от 01.07.2011 № ВАС-5318/11 по делу № А40-60322/10-12-360).

К аналогичным выводом и практически в идентичных выражениях пришли суды и в других известных делах, проигранных «серыми» импортерами (постановления ФАССеверо-Западного округа от 18.07.2012 по делу № А56-31546/2011 в отношении знака «Longines»; Московского округа от 29.12.2011 по делу № А40-12515/11-27-104 в отношении знака «S. Pellegrino», Девятого арбитражного апелляционного суда от 14.10.2013 по делу № А40-22890/13 о нарушении прав на знак «Сlausthaler»; от 20.03.2012 по делу № А40-17875/11-12-157 в отношении товарного знака «Perrier»;Московского округа от 16.03.2012 по делу № А41-42709/10 о ввозе оригинальных запчастей, маркированных знаком BMW).

Таким образом, во всяком случае на уровне судебной практики, официально закрепился вывод о том, что помимо размещения товарного знака различными способами закон считает ввоз маркированной оригинальной продукции самостоятельным способом использования товарного знака.

В некоторых делах, принимая решение в пользу правообладателей, арбитражный суд специально подчеркивал свое несогласие с утверждением о том, что единственно возможной формой использования товарного знака является его воспроизведение (размещение на товарах, упаковках, этикетах и проч.).

Практика: Компания «Байершие Моторен Верке Акциенгезельшафт» обратилась в арбитражный суд с иском к ООО «Автологистика» о защите исключительных прав на комбинированный товарный знак “BMW". Основанием для обращения с иском послужили обстоятельства ввоза на территорию РФ автомобильных запчастей, маркированных товарными знаками истца. Запчасти били оригинальными, однако согласия на их ввоз правообладатель не давал. Суд удовлетворил требования немецкого автопроизводителя и указал, что понятие «использование товарного знака» не может быть сведено лишь к индивидуализации товара без его введения в гражданский оборот. Перечень способов использования товарных знаков не исчерпывается п. 2 ст. 1484 ГК РФ (постановление ФАС Московского округа от 16.03.2012 по делу № А41-42709/10).

В другом деле по иску компании «Радебергер Группе Холдинг ГмБХ» о нарушении прав на товарный знак «Сlausthaler» суд со ссылкой на п. 8 постановления ВАС РФ от 17.02.2011 № 11 отметил, что способы использования товарного знака, знака обслуживания, наименования места происхождения товара не ограничиваются лишь их размещением (ст. 14841519 ГК РФ). Правообладателю принадлежит исключительное право использования товарного знака, знака обслуживания, наименования места происхождения товара любым не противоречащим закону способом (постановление Девятого арбитражного апелляционного суда от 14.10.2013 по делу № А40-22890/13).

ПОДХОД ВТОРОЙ: ПАРАЛЛЕЛЬНЫЙ ИМПОРТ НЕ НАРУШАЕТ ИСКЛЮЧИТЕЛЬНЫХ ПРАВ ПРАВООБЛАДАТЕЛЯ

В практике не часто, но встречаются случаи, когда суды оказываются на стороне импортеров, а не производителей. Так, например, в знаменитом деле по иску компании «Каяба Коге Кабасики Кайся» к ООО «Автологистика» суд сделал очень ценное замечание относительно природы и назначения товарного знака в предпринимательской деятельности: «Основное предназначение товарного знака — это обеспечение потенциальному потребителю возможности отличить товары, производимые одним лицом, от аналогичных товаров, производимых другими лицами» (постановление Девятого арбитражного апелляционного суда от 28.09.2009 по делу № А40-2250/09-51-27).

Эта фраза достаточно часто встречается в делах о нарушении прав на товарный знак. Однако в большинстве случаев она употребляется применительно к обороту контрафактных товаров как обоснование недопустимости обмана потребителя путем продвижения своего товара под чужим брендом. Применительно к делам о параллельном импорте данное суждение приобретает несколько иной оттенок. Хотя суд и не развивает далее эту мысль, но из нее с очевидностью напрашивается вывод о том, что когда речь идет о товарах одного производителя, то отсутствуют «другие лица», с товарами которых потребитель может спутать товар правообладателя, следовательно, нет места применению норм о защите прав на товарный знак.

Суд в этом деле также сопоставил ст. 1484 и 1487 ГК РФ между собой, однако пришел к прямо противоположному выводу, нежели суды по ранее упомянутым делам, решенным в пользу производителей.

Прежде всего, суд посчитал, что единственным способом использования товарного знака является размещение. Правда, пришел он к такому выводу исключительно формальным путем — несмотря на то что п. 1 ст. 1484 ГК РФ упоминает о любых способах использования товарного знака, п. 2 этой же статьи говорит исключительно о размещении знака разными способами — на товарах, этикетках и т.д., не упоминая каких-то иных, отличных от размещения способов.

В подтверждение своего варианта толкования ст. 1484 ГК РФ, суд сослался на п. 1 ст. 1515 ГК, согласно которому контрафактными являются товары, этикетки, упаковки товаров, на которых незаконно размещен товарный знак. В данном же деле ни одной из сторон дела не оспаривалось, что речь шла об оригинальных товарах, маркированных самим правообладателем.

Что касается статьи 1487 ГК РФ, суд сделал довольно смелый вывод о том, что приобретение товара за рубежом на законных основаниях у самого правообладателя или у уполномоченных продавцов означает исчерпание исключительных прав продавцом.

В другом деле, выигранном импортером — ООО «Алион» — против владельца товарного знака «Guinness» компании «Диаджео Айерлэнд», суд высказался еще смелее: если правообладатель не желал импорта продукции в Россию, ему стоило маркировать продукцию соответствующим образом. В отсутствие же такой маркировки его согласие на неограниченный оборот законно приобретенного за рубежом товара (включая ввоз в Россию) предполагается (постановление Девятого арбитражного апелляционного суда от 05.05.2010 по делу № А40-143317/09-27-1028).

В дальнейшем судебная практика такую логику не поддержала. В уже упомянутом деле о ввозе ООО «ЭлитВода Ру» пива «Krusovice» без разрешения правообладателя суд указал: «Что касается утверждения суда об отсутствии на упаковке пива каких-либо указаний на ограничения по его использованию по территориальному принципу, то возложение на правообладателя обязанности наносить на этикетку (упаковку) товара сведений о территориальных ограничениях реализации данного товара не основано на законе. Ввоз в Российскую Федерацию без согласия правообладателя — нарушение исключительного права в силу императивного указания закона» (постановление ФАС Московского округа от 21.03.2011 по делу № А40-60322/10-12-360).

Что же касается отсутствия специальных распоряжений со стороны правообладателя, налагающего территориальные ограничения на возможную перепродажу товара, маркированного его знаком, суды в большинстве своем исходят из того, что отсутствие запрета не означает согласия правообладателя на ввоз товара в Россию. Кроме того, бремя доказывания наличия согласия на импорт товара возлагается на ответчика — неуправомоченного импортера.

В дальнейшем те немногие суды, которые поддержали предпринимателей в спорах с правообладателями, рассуждая о параллельном импорте, вообще старались не углубляться в анализ правомерности приобретения товара за рубежом, наличия или отсутствия территориальных ограничений со стороны производителя и обходили молчанием вопрос о толковании каверзной ст. 1487 ГК РФ.

Так, например, в 2013 году компания «Панасоник Корпорэйшн» проиграла в суде ряд исков в отношении сразу нескольких неофициальных дистрибьюторов цифровой техники, маркированной знаком Panasonic. Дистрибьюторы предлагали ее к продаже через интернет-сайты. В обоснование своих требований правообладатель ссылался на наличие у него единственного уполномоченного импортера — ООО «Панасоник Рус», а то в свою очередь спорную технику в Россию не ввозило. Суд упомянул статью 1487 ГК РФ лишь вскользь, отметив, что истцы не представили доказательств того, что ответчики знали или должны были знать, что соответствующие товары ввезены на территорию РФ незаконно, без согласия правообладателя (постановления Девятого арбитражного апелляционного суда от 21.01.2013 по делу № А40-120852/12-19-986от 10.04.2013 по делу № А40-120849/12-117-1161от 09.04.2013 по делу № А40-120847/2012).

В остальном аргументация суда была идентична той, что была озвучена в деле Каяба:

1) товарный знак необходим для того, чтобы потребитель мог различить между собой аналогичные товары разных производителей, а в данном деле речь идет об оригинальных товарах самого производителя;

2) исходя из содержания ст. 1484 ГК РФ, под незаконным использованием товарного знака следует понимать действия по незаконному размещению (воспроизведению) товарного знака на товарах, и этот довод подтверждается также определением контрафактных товаров в ст. 1515 ГК РФ. Так как в данном деле речь не идет о контрафактных товарах, то ответчик исключительных прав истца не нарушал.

Как следует из нашего анализа, судебная практика по делам о параллельном импорте в России остается непоследовательной, что отчасти объясняется расплывчатыми, допускающими разночтения формулировками соответствующих положений ГК РФ и нерешительностью судебных органов при столкновении с невозможностью буквального применения нормы закона обратиться к существу и целям законодательного регулирования товарных знаков. Очевидно, что при сохранении в нынешнем виде ст. 1487 ГК РФ, устанавливающий национальный принцип исчерпания исключительных прав, путь «серых» импортеров в России останется сложен и тернист. Однако налицо и неспособность противной стороны четко ответить на вопрос — какие же именно правомочия, принадлежащие исключительно владельцу товарного знака, узурпируют те, кто без его согласия ввозят и предлагают к продаже товары, на которые знак нанесен законно.

ВАС РФ: СЛЕДУЕТ РАЗГРАНИЧИВАТЬ ОБОРОТ КОНТРАФАКТА И ВВОЗ ОРИГИНАЛЬНЫХ ТОВАРОВ БЕЗ СОГЛАСИЯ ПРАВООБЛАДАТЕЛЯ

Суды не всегда уверенно разграничивают две принципиально разные ситуации — несанкционированный ввоз оригинального (законно маркированного) товара и ввоз и дальнейший оборот контрафактных товаров (выпущенных не производителем, но с помощью нанесения товарного знака выдающих себя за оригинальные). В качестве примера можно привести определение ВАС РФ по иску компании «Хайнекен» в отношении все того же пива «Krusovice», но ввезенного другим импортером — ООО «Да-Линк» (определение ВАС РФ от 19.08.2013 по делу № А40-134375/11-27-1161). Суд указал, что ввоз на территорию Российской Федерации продукции, маркированной товарным знаком без согласия правообладателя является самостоятельным способом его неправомерного использования (п. 1 ст. 1229подп. 1 п. 2 ст. 1484 ГК РФ). Эту фразу (без запятой между словосочетаниями «маркированной товарным знаком» и «без согласия правообладателя») следует признать правильной, но не имеющей отношения к рассматриваемому делу. Товар-то был маркирован с согласия правообладателя, а вот ввезен без него.

Возможно, таким разграничением суды пренебрегают, так как не придают ему правового значения. Ведь и то, и другое, с точки зрения господствующей в практике позиции, является нарушением исключительных прав на товарный знак, а следовательно, с юридической точки зрения безразлично, ввез ли импортер контрафактный товар или оригинальный, но не озаботившись получить согласие производителя на импорт.

Однако сам ВАС РФ на сегодняшний день провел раздел между этими двумя сценариями. Суд указал, что оборот оригинальных товаров в отличие от контрафактных не посягает на публичный порядок, а следовательно, не имеет под собой почвы для применения мер публичной ответственности (определение ВАС РФ от 31.10.2008 по делу № А40-9281/08-145-128).

Терминологическая путаница между тем сохраняется. На практике это приводит к тому, что в делах о параллельном импорте суды применяют вырванные из контекста разъяснения ВАС РФ, адресованные исключительно обороту контрафактной продукции и мерам административной ответственности за такие действия.

Так, например, в уже упомянутом деле BMW против ООО «Автологистика», суд отверг аргумент нижестоящего суда о том, что под незаконным размещением товарного знака понимаются лишь действия по размещению знака на товарах. Суд при этом сослался на пункт 8 постановления Пленума ВАС РФ от 17.02.2011 № 11 и указал, что способы использования товарного знака не ограничиваются лишь размещением перечисленных средств индивидуализации. Правообладателю принадлежит исключительное право использования товарного знака, знака обслуживания, наименования места происхождения товара любым не противоречащим закону способом (постановление ФАС Московского округа от 16.03.2012 по делу № А41-42709/10).

Обоснованность такой позиции, как и правильность толкования мнения ВАС РФ вызывает определенные сомнения.

Прежде всего, пункт 8 указанного постановления ВАС РФ целиком посвящен пределам применения статьи 14.10 КоАП РФ «Незаконное использование товарного знака». Еще до этого ВАС РФ разъяснил, что параллельный импорт лежит вне плоскости применения данной статьи, которая касается исключительно оборота контрафактных товаров — тех, на которых товарный знак нанесен незаконно. Правовой режим контрафактной продукции — это единственное исключение из общей посылки о том, что само по себе исключительное право на товарный знак не связано с вещными правами на объекты, в которых он воплощен. Если рассмотреть сказанное ВАС РФ в свете борьбы с контрафактными товарами, то следует целиком согласиться с высшим судом — само по себе незаконное воспроизведение на материальных носителях товарного знака еще не образует состава правонарушения. Как таковое оно абсолютно безвредно для воплощенной в товарном знаке ценности (если я, например, ставлю чужой знак на предметах, которые никогда не покинут стен моего гаража). Угрозу такие товары представляют лишь тогда, когда начинают свой путь к потребителям, то есть предлагаются к продаже, в рекламе, на выставках, Интернете.

Поэтому абсолютно правильной, но не имеющей никакого отношения к обороту оригинальных товаров является мысль, высказанная в деле BMW о том, что «понятие “использования товарного знака” не может быть сведено лишь к индивидуализации товара без его введения в гражданский оборот».

Эта фраза, кстати, дословно встречается и в других судебных актах (постановления Девятого арбитражного апелляционного суда от 14.10.2013 по делу № А40-22890/13,от 07.02.2012 по делу № А40-34482/11-110-272, ФАС Московского округа от 05.06.2013 по делу № А40-72924/11-5-449от 29.12.2011 по делу № А40-12515/11-27-104).

Разумеется, потребитель не может обмануться относительно свойств незаконно маркированного товара до тех пор, пока товар тем или иным способом ему не предложен (не введен в оборот). Вне гражданского оборота товаров (работа, услуг) рассуждать об использовании (правомерном или незаконном) товарного знака вообще бессмысленно — такие действия можно представить (пример с гаражом), но юридического значения они не имеют.

Таким образом, нанесение товарного знака как единственно возможный способ его использования не имеет самостоятельного значения до тех пор, пока товары, на которые он нанесен, не предложены к реализации. При этом де факто эти действия (нанесение знака на товар и его реализация) могут быть совершены разными субъектами. Однако для целей применения санкций за нарушение исключительных прав на товарный знак закон придает самостоятельное квалифицирующее значение действиям каждого из субъектов (п. 33 совместного постановления Пленума ВС РФ № 5, Пленума ВАС РФ № 29 от 26.03.2009). Любой, кто предлагает к продаже такой товар (даже если сам не наносил чужие знаки) как раз и занимается экономическим паразитированием и дезориентацией потребителей, на борьбу с которыми направлена правовая охрана товарных знаков.

По этой же причине, на наш взгляд, неуместны ссылки судов по делам о параллельном импорте на п. 15 информационного письма ВАС от 13.12.2007 № 122. Из этого документа, как правило, в судебные решения включается строка о том, что «ввоз на территорию Российской Федерации является элементом введения товара в гражданский оборот на территории Российской Федерации и представляет собой самостоятельное нарушение прав на товарный знак». Несмотря на то что данное информационное письмо было опубликовано ВАС РФ еще в 2007 году, речь в п. 15 идет опять-таки об административной ответственности по ст. 14.10 КоАП РФ, то есть о действиях с контрафактными товарами.

Как минимум с 2009 года, когда ВАС РФ дал свои разъяснения в деле «Порше Кайен» о том, что следует разграничивать административную ответственность за оборот контрафакта и гражданскую ответственность за ввоз оригинальных товаров без согласия правообладателя, данный пункт не должен служить в качестве аргумента в пользу запрета параллельного импорта».

25.01.2016

Профессиональная справочная система для юристов, в которой вы найдете ответ на любой, даже самый сложный вопрос.
Попробуйте бесплатный доступ на 3 дня >>
Скоро в журнале «Юрист компании»
    Узнать больше


    Ваша персональная подборка

      Академия юриста компании

      Академия

      Смотрите полезные юридические видеолекции

      Смотреть

      Cтать постоян­ным читателем журнала!

      Cтать постоян­ным читателем журнала

      Воспользуйтесь самым выгодным предложением на подписку и станьте читателем уже сейчас

      Живое общение с редакцией

      © Актион кадры и право, Медиагруппа Актион, 2007–2017

      Журнал «Юрист компании» –
      первый практический журнал для юриста

      Использование материалов сайта возможно только с письменного разрешения редакции журнала «Юрист компании».

      Зарегистрировано Федеральной службой по надзору в сфере связи, информационных технологий и массовых коммуникаций (Роскомнадзор) Свидетельство о регистрации  ПИ № ФС77-62254 от 03.07.2015

      Политика обработки персональных данных

      
      • Мы в соцсетях
      Сайт использует файлы cookie. Они позволяют узнавать вас и получать информацию о вашем пользовательском опыте. Это нужно, чтобы улучшать сайт. Если согласны, продолжайте пользоваться сайтом. Если нет – установите специальные настройки в браузере или обратитесь в техподдержку.
      Простите, что прерываем ваше чтение

      Это профессиональный сайт для юристов-практиков. Чтобы обеспечить качество материалов и защитить авторские права редакции, мы вынуждены размещать лучшие статьи в закрытом доступе.

      Предлагаем вам зарегистрироваться и продолжить чтение. Это займет всего полторы минуты.

      У меня есть пароль
      напомнить
      Пароль отправлен на почту
      Ввести
      Я тут впервые
      Вы продолжите читать статью через 1 минуту
      Введите эл. почту или логин
      Неверный логин или пароль
      Неверный пароль
      Введите пароль