Адвокат - участник ООО

2748

Вопрос

Может ли Адвокат быть учредителем ООО.

Ответ

Да, может

В соответствии с устоявшейся позицией Минфина России (письма от 11.01.2006 № 03-11-05/6от 17.11.2006 № 03-11-04/2/240, от 11.12.2006 № 03-11-05/271, от 25.01.2008 № 03-11-04/2/12от 30.09.2008 № 03-11-05/224, от 20.05.2009 № 03-11-09/178) гражданин, имеющий статус адвоката, не может одновременно быть индивидуальным предпринимателем и осуществлять помимо адвокатской деятельности предпринимательскую деятельность, следовательно, и применять упрощенную систему налогообложения. Иными словами, по мнению Минфина России, совмещать адвокатскую и предпринимательскую деятельность нельзя. Соответственно, гражданин, имеющий статус адвоката, не вправе заниматься каким-либо видом предпринимательской деятельности, а значит, не вправе и применять по нему упрощенную систему налогообложения (УСН), даже при условии ведения раздельного учета доходов и расходов.

Вывод Минфина России сделан на тех основаниях, что, во-первых, совмещение адвокатской деятельности одновременно с осуществлением адвокатом предпринимательской деятельности Федеральным законом от 31.05.2002 № 63-ФЗ прямо не предусмотрено. Во-вторых, согласно п. 3 ст. 9 Кодекса профессиональной этики адвоката (принят Всероссийским съездом адвокатов 31.01.2003) адвокат не вправе заниматься иной оплачиваемой деятельностью в форме непосредственного (личного) участия в процессе реализации товаров, выполнения работ, оказания услуг.

По смыслу п. 3 ст. 9 Кодекса профессиональной этики адвокаты теперь вправе быть участниками организаций, оказывающих юридические услуги. На практике это, прежде всего, означает возможность для адвокатов быть учредителями обществ с ограниченной ответственностью, которые специализируются на оказании юридических услуг.

Такая модель лежит в основе одного из вариантов построения современных российских юридических фирм (при отсутствии такой организационно-правовой формы юридического лица в законодательстве). Адвокаты - партнеры коллегии или бюро выступают учредителями общества с ограниченной ответственностью, которое действует под именем, схожим с наименованием соответствующего адвокатского образования, образуя с ним юридическую фирму. Следует признать, что такая модель апробирована и широко востребована российским рынком оказания юридических услуг, а также не противоречит законодательству об адвокатской деятельности и - шире - иным законам и основам правопорядка в целом.

Пункт 3 ст. 9 Кодекса отказался от запрета адвокату принимать поручение по выполнению функций органов управления доверителя - юридического лица по распоряжению имуществом и правами последнего. В пользу данного нововведения можно привести следующие доводы:

- запрет принимать от физических лиц поручения на управление их имуществом для адвокатов отсутствует. В связи с этим аналогичный запрет в отношении доверителей - юридических лиц выглядел необоснованным, особенно с учетом того, что у ряда граждан имущества во много раз больше, чем у иных юридических лиц;

- рассматриваемое выполнение адвокатом функций органов юридического лица не является предпринимательской деятельностью адвоката. Таким образом, адвокат не занимается собственно бизнесом, он лишь осуществляет юридическое сопровождение бизнеса доверителя - как он делает это, участвуя в переговорах, готовя для доверителей заключения, проводя due diligence (анализ правового состояния) и т.д.;

Представляя интересы доверителей в делах о несостоятельности (банкротстве), адвокаты фактически участвуют в управлении юридическим лицом - должником (например, выступая в качестве представителей конкурсных кредиторов, которые голосуют на собраниях кредиторов должника);

Заключая мировое соглашение, признавая исковые требования к доверителю в качестве представителя по доверенности, а также осуществляя ряд других полномочий, адвокат тем самым принимает решения, связанные с распоряжением имуществом доверителя.

Таким образом, представляется, что приведенные разъяснения финансового ведомства противоречат конституционному и иному федеральному законодательству, в частности, Конституции РФ, Федеральному закону № 63-ФЗ, Налоговому кодексу РФ, а также Кодексу профессиональной этики адвоката.

Позиция Минфина России несостоятельна по следующим основаниям.

1) Толкование, данное Минфином России, не соответствует содержанию конституционного права гражданина свободно использовать свои способности и имущество для предпринимательской и иной не запрещенной законом экономической деятельности (ч. 1 ст. 34Конституции РФ). Запрет на осуществление предпринимательской и иной экономической деятельности не может устанавливаться разъяснениями Минфина России. Согласно ч. 3 ст. 55 Конституции РФ права и свободы человека и гражданина могут быть ограничены только федеральным законом и только в той мере, в какой это необходимо в целях защиты основ конституционного строя, нравственности, здоровья, прав и законных интересов других лиц, обеспечения обороны страны и безопасности государства.

Письмо Минфина России является информационно-разъяснительным сообщением данного органа власти, признаками нормативного правового акта не обладает, не подлежит официальному опубликованию, следовательно, юридической силы не имеет. Согласно п. 2 Правил подготовки нормативных правовых актов федеральных органов исполнительной власти и их государственной регистрации (постановлением Правительства РФ от 13.08.1997 № 1009, издание нормативных правовых актов в виде писем и телеграмм не допускается.)

Такой документ, безусловно, не может запрещать или иным образом ограничивать свободу предпринимательской деятельности, в том числе в отношении граждан, имеющих статус адвокатов и осуществляющих предпринимательскую деятельность, если она не связана с адвокатской деятельностью.

Как указал сам Минфин России, подобные письма не содержат правовых норм и не препятствуют субъектам налоговых отношений руководствоваться нормами законодательства о налогах и сборах в понимании, отличающемся от трактовки, изложенной Минфином России. Письменные разъяснения Минфина России должны восприниматься субъектами налоговых правоотношений наряду с иными публикациями специалистов в этой области (письмо от 07.08.2007 № 03-02-07/2-138).

Следует учитывать также позицию ВАС РФ, который указал, что издаваемые Минфином России письма по вопросам налогообложения не отвечают критериям нормативного правового акта, потому не могут иметь юридического значения и порождать правовые последствия для неопределенного круга лиц. Содержащиеся в них положения не могут рассматриваться в качестве устанавливающих обязательные для налоговых органов правила поведения, подлежащие неоднократному применению при осуществлении ими функций налогового контроля. Соблюдения этих правил налоговые органы не вправе требовать и от налогоплательщиков (налоговых агентов). Письма Минфина России не должны влечь правовых последствий, так как не отвечают критериям, позволяющим признать их в качестве нормативных правовых актов. Арбитражные суды также не связаны положениями указанных писем, поскольку они не входят в круг нормативных правовых актов, применяемых при рассмотрении дел (Постановление Президиума ВАС РФ от 16.01.2007 № 12547/06).

2) Ни в Законе № 63-ФЗ, ни в Кодексе о профессиональной этике, ни в иных нормативных правовых актах не указано, что гражданин, имеющий статус адвоката, не вправе заниматься предпринимательской деятельностью в качестве зарегистрированного индивидуального предпринимателя. Такой правовой нормы в Российской Федерации не существует. Закон лишь устанавливает, что адвокатская деятельность не является предпринимательской (п. 2 ст. 1 Закона № 63-ФЗ). Это означает, что указанное ограничение специально установлено Законом № 63-ФЗ лишь в отношении собственно адвокатской деятельности, а также деятельности адвокатских палат и их органов (адвокатской палаты, совета адвокатской палаты, совета Федеральной палаты адвокатов - ст. 1, п. 10 ст. 29п. 9 ст. 31п. 9 ст. 37 Закона № 63-ФЗ).

Такое толкование Закона № 63-ФЗ подтверждается и позицией ряда депутатов Государственной Думы. Так, в пояснительной записке «К проекту Федерального закона «О внесении изменений в Федеральный закон «Об адвокатской деятельности и адвокатуре в Российской Федерации» (внесен в Государственную Думу ФС РФ 16.05.2006, паспорт проекта федерального закона № 299752-4), прямо говорилось: «действующая формулировка п. 1 ст. 2 Закона № 63-ФЗ позволяет адвокату заниматься фактически любым видом деятельности, что ставит под сомнение статус адвоката как независимого советника по правовым вопросам. В связи с этим проектом предлагается ограничить право адвокатов заниматься предпринимательской и иной оплачиваемой деятельностью». Данный проект федерального закона принят не был, но позволяет сделать однозначный вывод: действующий Закон № 63-ФЗ разрешает гражданину, имеющему статус адвоката, наряду с адвокатской деятельностью заниматься и предпринимательской деятельностью, не связанной с адвокатской.

Закон № 63-ФЗ, запрещая предпринимательскую деятельность, относит данное ограничение лишь в чистом виде только к самой адвокатской деятельности, т.е. к оказанию квалифицированной юридической помощи адвокатами. Такому ограничению есть вполне логичное оправдание: адвокатскую деятельность на коммерческую основу ставить нельзя, ибо в таком случае будут нарушены основные конституционные принципы о праве граждан на получение квалифицированной юридической помощи и защиты. Коммерция в адвокатской деятельности - это торг, коррупция, торжество теневой юстиции. Несомненно, никаких предпринимательства и коммерции в адвокатской деятельности не должно быть ни по закону, ни по своей природе». Иными словами, адвокаты как физические лица вправе заниматься предпринимательством, если такая их деятельность не связана с адвокатской.

Право адвоката заниматься предпринимательской деятельностью вне сферы оказания правовых услуг законодатель не ограничивает. В качестве аргумента приводится и то, что в первоначальной редакции Закон № 63-ФЗ запрещал адвокату заниматься любой оплачиваемой деятельностью, кроме собственно адвокатской, научной, преподавательской и иной творческой.

В законодательстве термины «оплачиваемая деятельность», «оплачиваемая работа» и «предпринимательская деятельность» существенно различаются. Федеральный закон от 27.07.2004 № 79-ФЗ «О государственной гражданской службе Российской Федерации», который, с одной стороны, разрешает гражданскому служащему при определенных условиях выполнять не связанную с государственной гражданской службой оплачиваемую работу или заниматься иной оплачиваемой деятельностью, с другой - при любых обстоятельствах запрещает ему осуществлять предпринимательскую деятельность (ст. 14, 17).

Впоследствии в новой редакции Закона № 63-ФЗ это предложение было заменено запретом вступать только «в трудовые отношения в качестве работника, за исключением научной, преподавательской и иной творческой деятельности, а также занимать государственные должности Российской Федерации, государственные должности субъектов Российской Федерации, должности государственной службы и муниципальные должности» (п. 1 ст. 2 Закона № 63-ФЗ). При этом важно отметить, что при уточнении формулировок Закона в нем не появилось прямого запрета на осуществление адвокатом предпринимательской деятельности вне сферы правовых услуг. Не предусматривает Закон и лишения адвокатского статуса при осуществлении адвокатом предпринимательской деятельности. Таким образом, «адвокат вправе заниматься предпринимательской деятельностью и самостоятельно, зарегистрировавшись в качестве индивидуального предпринимателя, и совместно с другими лицами через хозяйственные товарищества и общества. Главное условие - чтобы эта деятельность не находилась в сфере оказания платных юридических услуг».

На важность и особое внимание к вопросу о возможности адвоката приобретать пакеты акций, доли в ООО и распоряжаться ими, быть членом совета директоров предприятий обращалось в заключении Комитета по конституционному законодательству и государственному строительству от 30.06.2006 № 88 «По проекту федерального закона N 299752-4 «О внесении изменений в Федеральный закон «Об адвокатской деятельности и адвокатуре в Российской Федерации». При этом следует учитывать, что деятельность, например, акционеров не является предпринимательской (она относится к иной не запрещенной законом экономической деятельности), тем не менее и она влечет определенные экономические риски, поскольку само акционерное общество предпринимательскую деятельность осуществляет. Устоявшейся позиции по данному вопросу придерживается КС РФ (Постановление КС РФ от 24.02.2004 № 3-П).

«Нельзя лишать адвоката прав приобретения и распоряжения акциями, инвестировать свои средства, распоряжаться личным имуществом».

Общий вывод Минфина России о том, что, поскольку совмещение адвокатской деятельности одновременно с осуществлением адвокатом предпринимательской деятельности Законом № 63-ФЗ не предусмотрено, постольку гражданин, имеющий статус адвоката, не вправе заниматься предпринимательской деятельностью, ярким образом противоречит диспозитивности гражданского законодательства. Как следует из ст. 1 ГК РФ, субъекты гражданского права приобретают и осуществляют свои гражданские права своей волей и в своем интересе. Они свободны в установлении своих прав и обязанностей на основе договора и в определении любых не противоречащих законодательству условий договора. Таким образом, метод гражданско-правового регулирования соответствует принципу: «Разрешено все, что не запрещено законом».

О содержании принципа диспозитивности, например: Определение Президиума ВС РФ от 14.07.2004 № 8пв04.

В Законе № 63-ФЗ прямо предусмотрено лишь то, что адвокатская деятельность не является предпринимательской. Поэтому, исходя из принципа диспозитивности осуществления гражданских прав, гражданин, имеющий статус адвоката, вправе осуществлять предпринимательскую деятельность в виде зарегистрированного индивидуального предпринимателя при условии, что такая деятельность не является адвокатской.

3) Некорректно ссылаться и на то, что, поскольку п. 1 ст. 2 Закона № 63-ФЗ прямо не предусматривает возможности совмещения адвокатом адвокатской и предпринимательской деятельности, постольку гражданин, имеющий статус адвоката, не может одновременно быть индивидуальным предпринимателем и осуществлять помимо адвокатской деятельности предпринимательскую деятельность,

Пункт 1 ст. 2 Закона № 63-ФЗ устанавливает общие правила вступления адвоката в трудовые отношения в качестве работника и не касается предпринимательской деятельности. По общему правилу Закон № 63-ФЗ запрещает адвокату помимо адвокатской деятельности вступать в трудовые отношения в качестве работника. При этом адвокату, в качестве исключения из запрета, разрешено заниматься научной, преподавательской или иной творческой деятельностью. Изменениями, внесенными Федеральным законом от 20.12.2004 № 163-ФЗ в п. 1 ст. 2, особо оговорено, что адвокат также не вправе занимать государственные и муниципальные должности.

Кроме того, в целях обеспечения реализации прав адвокатов на занятие руководящих должностей в адвокатских образованиях и выборных должностей в некоммерческих организациях в п. 1 ст. 2 Закона № 63-ФЗ предусмотрено, что адвокат вправе совмещать адвокатскую деятельность с работой в качестве руководителя адвокатского образования (например, председателя коллегии адвокатов, управляющего партнера адвокатского бюро, заведующего юридической консультацией и т.п.), а также с работой на выборных должностях в адвокатских палатах, общероссийских и международных общественных объединениях адвокатов. Последняя норма корреспондирует п. 8 ст. 31 и 37 Закона № 63-ФЗ, в которых говорится о том, что президент и вице-президенты, а также другие члены совета адвокатской палаты или совета Федеральной палаты адвокатов могут совмещать работу в совете адвокатской палаты или, соответственно, в совете Федеральной палаты адвокатов с адвокатской деятельностью, получая при этом вознаграждение за работу в совете в размере, определяемом советом адвокатской палаты или советом Федеральной палаты адвокатов. Полномочия исполнительных органов адвокатских образований и основные условия занятия выборных должностей в некоммерческих организациях определяются в их учредительных документах.

При внимательном прочтении положений абз. 2 п. 1 ст. 2 Закона № 63-ФЗ и связанных с ними положений ст. 31 и 37 Закона № 63-ФЗ следует признать, что и в указанных исключениях речь также идет о вступлении адвоката в трудовые отношения (работа в качестве руководителя организации, работа на оплачиваемой выборной должности).

Нельзя не отметить, что правомерность запрета адвокатам вступать в трудовые отношения тоже вызывает вопросы. Подобное запрещение может рассматриваться как ограничение в осуществлении трудовых прав граждан. К тому же Закон № 63-ФЗ оставляет за скобками вопрос о трудовом стаже адвоката, учете этого стажа для того, чтобы адвокат мог наравне с другими гражданами пользоваться социальными гарантиями, установленными Конституцией РФ.

Конечно, в любом государстве существует много профессий, для представителей которых устанавливают некоторые ограничения в силу особой специфики их деятельности (военные, государственные служащие, работники правоохранительных органов и т.д.). Однако государство компенсирует такие ограничения довольно солидными льготами, повышенной заработной платой, более ранними сроками выхода на пенсию и прочими привилегиями.

Адвокат не является государственным служащим, в структуру государственных органов не входит, его деятельность, связанная с оказанием юридических услуг населению и организациям, в своем содержании не несет никаких особых отклонений от нормальной деятельности других лиц, за исключением предъявляемых к ней требований о более высокой профессиональной подготовке.

В связи с этим представляется, что указанный запрет является серьезным ограничением действующих норм международного права (Статья 23 Всеобщей декларации прав человека, ст. 4 Хартии Сообщества об основных социальных правах трудящихся» (принята в Страсбурге 09.12.1989 главами государств и правительств стран - членов Европейского сообщества), положений ст. 37 Конституции РФ и ст. 2 ТК РФ.

Вместе с тем следует признать, что ограничения прав адвоката в трудовых отношениях прямо установлены в Законе № 63-ФЗ и они обязательны к соблюдению, в то время как никаких ограничений на занятие предпринимательской деятельностью гражданином, имеющим статус адвоката, ни в одном федеральном законе нет.

Таким образом, предметом правового регулирования п. 1 ст. 2 Закона № 63-ФЗ являются отношения в сфере профессиональной деятельности адвоката и трудовые отношения гражданина, имеющего статус адвоката. Это означает, что гражданские правоотношения в сфере предпринимательства (п. 1 ст. 2 ГК РФ) не являются и не могут являться предметом правового регулирования п. 1 ст. 2 Закона № 63-ФЗ, как ошибочно полагает Минфин России.

Когда законодатель имеет намерение ограничить предпринимательскую деятельность той или иной категории граждан, он это прямо предусматривает в федеральных закона (Пункт 4 ч. 3 ст. 3 Закона РФ от 26.06.1992 № 3132-1 «О статусе судей в Российской Федерации», п. 3 ч. 1 ст. 17 Федерального закона от 27.07.2004 № 79-ФЗ «О государственной гражданской службе Российской Федерации», абз. 3 п. 7 ст. 10 Федерального закона от 27.05.1998 № 76-ФЗ «О статусе военнослужащих».

но запрета для гражданина, имеющего статус адвоката, на осуществление предпринимательской деятельности вне рамок адвокатской деятельности в федеральных законах не установлено. Исключение в соответствии с Федеральным законом от 20.12.2004 № 163-ФЗ «О внесении изменений в Федеральный закон «Об адвокатской деятельности и адвокатуре в Российской Федерации» из первой редакции Закона 2002 г. слов «другой оплачиваемой деятельностью» подчеркивает, что упомянутые законодательные ограничения для гражданина, имеющего статус адвоката, касаются только сферы его трудовых отношений и не распространяются на деятельность в сфере гражданских правоотношений, прямо не связанных с оказанием юридической помощи.

4) В подтверждение своей позиции Минфин России недопустимо расширительно толкует положение п. 3 ст. 9 Кодекса об профессиональной этике, согласно которому адвокат не вправе «заниматься иной оплачиваемой деятельностью в форме непосредственного (личного) участия в процессе реализации товаров, выполнения работ или оказания услуг».

Кодекс не должен противоречить Закону и иному федеральному законодательству. Никакое положение Кодекса «не должно толковаться как предписывающее или допускающее совершение деяний, противоречащих требованиям законодательства об адвокатской деятельности и адвокатуре» (п. 2 ст. 2 Кодекса).

В соответствии с п. 2 ст. 4 Закона № 63-ФЗ Кодекс профессиональной этики адвоката устанавливает обязательные для каждого адвоката правила поведения при осуществлении адвокатской деятельности. Иными словами, в силу Закона № 63-ФЗ Кодекс распространяется только на адвокатскую деятельность и связанные с нею отношения и не вправе регулировать поведение гражданина, имеющего статус адвоката, в иных сферах его деятельности. Следовательно, Кодекс ни в коей мере не ограничивает и не может ограничивать конституционное право адвоката на занятие предпринимательской деятельностью, если она не связана с адвокатской деятельностью, не затрагивает интересов его доверителей.

Необходимо отметить, что при буквальном толковании нормы п. 3 ст. 9 Кодекса следует сделать вывод о том, что речь в ней идет не о предпринимательской, а об иной оплачиваемой деятельности в форме непосредственного (личного) участия адвоката в процессе реализации товаров, выполнения работ, оказания услуг.

В соответствии с п. 1 ст. 2 ГК РФ под предпринимательской деятельностью понимается самостоятельная, осуществляемая на свой риск деятельность, направленная на систематическое получение прибыли от пользования имуществом, продажи товаров, выполнения работ или оказания услуг лицами, зарегистрированными в этом качестве в установленном законом порядке.

Определения понятия «иная оплачиваемая деятельность», которой запрещено заниматься адвокатам, в законодательстве не содержится. Поэтому данное понятие следует рассматривать в контексте норм Закона № 63-ФЗ, регулирующих правила оказания юридической помощи адвокатом и устанавливающих ограничения для адвоката при осуществлении адвокатской деятельности и его вступлении в трудовые отношения. Так, исходя из ст. 1, 2 и 25 Закона № 63-ФЗ, адвокат вправе оказывать разнообразную юридическую помощь только в рамках адвокатской деятельности на основе соглашения между адвокатом и доверителем, которое представляет собой гражданско-правовой договор. В силу п. 1 ст. 2 Закона № 63-ФЗ адвокат, по общему правилу, не вправе вступать в трудовые отношения в качестве работника. О запрете адвокату вступать в гражданские правоотношения в сфере предпринимательской деятельности ни в Законе № 63-ФЗ, ни в Кодексе ничего не сказано.

Следовательно, под «иной оплачиваемой деятельностью», указанной в Кодексе, следует понимать то, что адвокатам запрещено в качестве работников заниматься трудовой деятельностью, за которую предусмотрена выплата вознаграждения за труд, за исключением особо оговоренных видов деятельности, а также оказывать какую-либо юридическую помощь или юридические услуги вне рамок адвокатской деятельности (например, адвокату нельзя работать на должности юриста в организации, вступать в гражданское дело без заключения письменного соглашения с доверителем и т.п.).

Расширительное толкование понятия «иной оплачиваемой деятельностью» (в смысле запрета на любую оплачиваемую деятельность, когда она не является адвокатской) означало бы существенное незаконное ограничение прав гражданина, имеющего статус адвоката, на занятие различными видами деятельности в сфере гражданских правоотношений. Например, невозможности для него сдачи в аренду собственной квартиры или транспортного средства, заключения договора подряда на строительство, оказания услуг по перевозке, продажи личного имущества и т.п.

Вместе с тем следует учесть, что на адвоката Законом № 63-ФЗ и Кодексом возлагаются ограничения, вытекающие из непосредственных взаимоотношений адвоката и доверителя при оказании юридической помощи или иных услуг, связанных с доверителем. Например, адвокату запрещено приобретать каким бы то ни было способом в личных интересах имущество и имущественные права, являющиеся предметом спора, в котором адвокат принимает участие как лицо, оказывающее юридическую помощь (подп. 8 п. 1 ст. 9 Кодекса). В соответствии с профессиональными этическими нормами несовместимо также оказание адвокатом доверителю, наряду с юридической помощью, посреднических и (или) комиссионных услуг, т.е. осуществление деятельности, направленной на самостоятельное извлечение выгоды адвокатом помимо получаемого от доверителя вознаграждения за оказываемую юридическую помощь.

Анализируемые ограничения вполне обоснованы и разумны. Например, вступая в трудовые отношения, адвокат утрачивал бы статус независимого профессионального советника по правовым вопросам и становился бы зависимым лицом от работодателя. Напротив, в процессе осуществления предпринимательской деятельности, если она не связана с адвокатской, указанной зависимости не возникает. При осуществлении собственно адвокатской деятельности адвокат ни морально, ни материально не зависит от отношений в сфере предпринимательства, если они никак не затрагивают интересов его доверителей.

Таким образом, исходя из правового смысла и буквального толкования норм Кодекса в их взаимосвязи с положениями Закона № 63-ФЗ и ГК РФ, можно сделать вывод о том, что понятия «предпринимательская деятельность» и «иная оплачиваемая деятельность», упомянутая в Кодексе, не являются тождественными понятиями. Каждая из этих видов деятельности является самостоятельной, регулируется различными отраслями законодательства, имеет собственный предмет и другие, только ей присущие признаки.

Следовательно, п. 3 ст. 9 Кодекса не запрещает и не может в силу Закона № 63-ФЗ запрещать адвокату заниматься предпринимательской деятельностью, если она не связана с адвокатской деятельностью, не влияет на ее осуществление и не затрагивает интересов доверителей данного адвоката.

5) В нарушение п. 1 и 3 ст. 34.2 НК РФ, предоставляющих Минфину России право давать письменные разъяснения только по вопросам применения законодательства РФ о налогах и сборах в пределах своей компетенции, Минфин России фактически дал расширительное толкование нормативным правовым актам в области адвокатской деятельности и адвокатуры и истолковал содержание права гражданина, имеющего статус адвоката, на занятие предпринимательской деятельностью и осуществление «иной оплачиваемой деятельности». Представляется, что, давая такие разъяснения, Минфин России вышел за пределы своей компетенции. Компетенция Минфина России в области обобщения практики применения законодательства РФ ограничена сферами деятельности, указанными в п. 1 Положения о Министерстве финансов РФ (утв. постановлением Правительства от 30.06.2004 № 329). Адвокатская деятельность не входит в эти сферы деятельности.

Некорректное толкование положений Закона 63-ФЗ и Кодекса приводит к нарушению гражданских прав лиц, имеющих статус адвоката: во-первых, права на ведение гражданином, имеющим статус адвоката, индивидуальной предпринимательской деятельности и «иной оплачиваемой деятельности» вне рамок адвокатской деятельности; во-вторых, на применение таким лицом упрощенной системы налогообложения (УСН) в отношении индивидуальной предпринимательской деятельности.

Поскольку Минфин России указал, что гражданин, осуществляющий одновременно два вида деятельности (адвокатскую и предпринимательскую), не может применять УСН, теоретически налоговый орган теперь может расширительно толковать норму подп. 10 п. 3 с

Профессиональная справочная система для юристов, в которой вы найдете ответ на любой, даже самый сложный вопрос.
Попробуйте бесплатный доступ на 3 дня >>
Скоро в журнале «Юрист компании»
    Узнать больше


    Ваша персональная подборка

      Академия юриста компании

      Академия

      Смотрите полезные юридические видеолекции

      Смотреть

      Cтать постоян­ным читателем журнала!

      Cтать постоян­ным читателем журнала

      Воспользуйтесь самым выгодным предложением на подписку и станьте читателем уже сейчас

      Живое общение с редакцией

      © Актион кадры и право, Медиагруппа Актион, 2007–2017

      Журнал «Юрист компании» –
      первый практический журнал для юриста

      Использование материалов сайта возможно только с письменного разрешения редакции журнала «Юрист компании».

      Зарегистрировано Федеральной службой по надзору в сфере связи, информационных технологий и массовых коммуникаций (Роскомнадзор) Свидетельство о регистрации  ПИ № ФС77-62254 от 03.07.2015

      Политика обработки персональных данных

      
      • Мы в соцсетях
      Сайт использует файлы cookie. Они позволяют узнавать вас и получать информацию о вашем пользовательском опыте. Это нужно, чтобы улучшать сайт. Если согласны, продолжайте пользоваться сайтом. Если нет – установите специальные настройки в браузере или обратитесь в техподдержку.
      Простите, что прерываем ваше чтение

      Это профессиональный сайт для юристов-практиков. Чтобы обеспечить качество материалов и защитить авторские права редакции, мы вынуждены размещать лучшие статьи в закрытом доступе.

      Предлагаем вам зарегистрироваться и продолжить чтение. Это займет всего полторы минуты.

      У меня есть пароль
      напомнить
      Пароль отправлен на почту
      Ввести
      Я тут впервые
      Вы продолжите читать статью через 1 минуту
      Введите эл. почту или логин
      Неверный логин или пароль
      Неверный пароль
      Введите пароль