Работник получил травму на производстве

624

Вопрос

Работник получил травму на производстве. Находился на больничном листе с 30 мая 2003г. до 13 мая 2004 г. За это время ему было выплачено по листкам нетрудоспособности 50 000 руб. Если бы он работал, что заработал бы за тоже время 45 000 руб. Имеет ли работник право на взыскание с работодателя утраченного заработка. И истек ли срок исковой давности по требованию утраченного заработка, учитывая , что травма произошла в 2003 году, больничный закончился в 20004 году.

Ответ

Утраченный заработок (по ст. 1086 ГК РФ) выплачивается вне зависимости от выплат по больничному листу (Определение Московского областного суда от 15.11.2011 № 33-25508).

 

В соответствии п. 1 ст. 1086 ГК РФ размер подлежащего возмещению утраченного заработка определяется в процентах к его среднему месячному заработку до увечья или иного повреждения здоровья либо до утраты им трудоспособности, соответствующих степени утраты потерпевшим профессиональной трудоспособности, а при отсутствии профессиональной трудоспособности-степени утраты общей трудоспособности.

Согласно п. 3 ст. 1086 ГК РФ среднемесячный заработок определяется путем деления общей суммы его заработка за двенадцать месяцев работы, предшествовавших повреждению здоровья, на двенадцать (Определение Пермского краевого суда от 17.01.2012 № 33-248/2012).

Статья 184 Трудового кодекса РФ гарантирует работнику при повреждении здоровья вследствие несчастного случая на производстве возмещение его утраченного заработка (дохода), а также связанные с повреждением здоровья дополнительные расходы на медицинскую, социальную и профессиональную реабилитацию. Положения данной статьи реализуются посредством обязательного социального страхования в соответствии с Федеральным законом от 24 июля 1998 г. № 125-ФЗ «Об обязательном социальном страховании от несчастных случаев на производстве и профессиональных заболеваний» (Кассационное определение Ростовского областного суда от 10.11.2011 № 33-15090).

Из всего вышесказанного следует, что сотрудник имеет право на возмещение среднего заработка. При этом, среднемесячный заработок определяется путем деления общей суммы его заработка за двенадцать месяцев работы, предшествовавших повреждению здоровья, на двенадцать.

Выводы, озвучиваемые во многих судебных решениях: «Разрешая заявленные требования о взыскании разницы между утраченным заработком и ежемесячными страховыми выплатами, суд первой инстанции, проанализировав представленные в материалы дела доказательства, руководствуясь положениями статей 219, 184 Трудового кодекса Российской Федерации, статей 1064, 1084, 1086, 1085, 1072 Гражданского кодекса Российской Федерации, п. 2 ст. 1 Федерального закона „Об обязательном социальном страховании от несчастных случаев на производстве и профессиональных заболеваний“, исходил из того, что размер ежемесячных страховых выплат не соответствует объему вреда, причиненного здоровью истца вследствие возникновения профессионального заболевания, учел, что Федеральным законом „Об обязательном социальном страховании от несчастных случаев на производстве и профессиональных заболеваний“ не ограничено право застрахованных лиц на возмещение вреда в размерах, превышающих страховое обеспечение, в связи с чем пришел к выводу, что истец имеет право на возмещение работодателем вреда в части, превышающей обеспечение по страхованию, на основании норм гражданского законодательства, регулирующих правоотношения, возникающие из обязательств по возмещению вреда» (Определение Санкт-Петербургского городского суда от 02.10.2012 № 33-14181/2012).

Рассмотрим пример. Средний заработок сотрудника составил 10 000 в месяц. По больничному листу выплачивали по 6 000 р. в месяц. Следовательно, работодатель обязан сотруднику доплатить еще по 4000 р. в месяц до среднего заработка.

Исходя из Вашего вопроса следует, что сотрудник не имеет право на взыскание с работодателя утраченного заработка. Кроме того, срок исковой давности прошел (ст. 392 ТК РФ).

Дополнительно Вы можете ознакомиться с судебной практикой по данному вопросу:

Определение Санкт-Петербургского городского суда от 09.04.2013 № 33-5515

Апелляционное определение Кемеровского областного суда от 09.10.2012 № 33-8844

Апелляционное определение Калининградского областного суда от 12.09.2012 № 33-3719/2012

Обоснование данной позиции приведено ниже в материалах ЮСС «Юрист».

1. Апелляционное определение Московского городского суда от 14.11.2012 № 11-26832

«При рассмотрении дела судом было установлено и подтверждается материалами дела, что Т.В. работал в ОАО «Аэрофлот — Российские авиалинии» в должности *** воздушного судна ТУ-154.

*** года истец отстранен от выполнения полетов в связи с отказом в выдаче медицинского заключения (приказ ОАО «Аэрофлот» № *** от ***).

*** года комиссией по расследованию профессионального заболевания, созданной приказом ОАО «Аэрофлот-РА», был составлен акт о случае профессионального заболевания. Данным актом установлена связь повреждения здоровья Т.В. с исполнением им своих трудовых обязанностей. Пунктом 19 данного акта было установлено, что вина работника отсутствует.

Степень утраты профессиональной трудоспособности на основании справок филиала № 16 главного бюро МСЭ и приказов ФСС составляет с *** года по *** года — 40%; с *** года по *** года — 40%; с *** года по *** года — 40%, с *** года — бессрочно — 40%.

В *** года Т.В. обратился в Филиал № 2 ГУ МРО ФСС РФ с заявлением о назначении страховой выплаты в связи с утратой профессиональной трудоспособности.

Приказом МРО ФСС № *** от *** года истцу были установлены страховые выплаты в размере *** руб. с *** по ***, приказом № *** от *** с *** по *** - *** руб., приказом № *** от *** с *** по *** - *** руб., приказом № *** от *** с *** по *** - *** руб., приказом № *** от *** с *** по *** - *** руб., приказом № *** от *** на период с *** до *** - *** руб., приказом № *** от *** до *** - *** руб., приказом № *** от *** с *** по бессрочно — *** руб., приказом № *** от *** с *** до *** - *** руб.

В соответствии со статьей 1 пункт 1 Федерального закона «Об обязательном социальном страховании от несчастных случаев на производстве и профессиональных заболеваний» № 125-ФЗ от 24 июля 1998 обязательное социальное страхование предусматривает возмещение вреда, причиненного жизни и здоровью застрахованного при исполнении им обязанностей по трудовому договору путем предоставления застрахованному в полном объеме всех необходимых видов обеспечения по страхованию, в том числе оплату расходов на медицинскую, социальную и профессиональную реабилитацию.

При рассмотрении дела судом также было установлено, что принятая ГУ МРО ФСС РФ справка ОАО «Аэрофлот-РА» от *** года о среднем заработке истца для исчисления страховых выплат, не отвечала требованиям полноты отраженных в справке выплат за расчетный период, поскольку страхователь (ОАО «Аэрофлот — РА») при изготовлении справки не учел выплаты, произведенные в более поздние сроки, но относящиеся к рассматриваемому расчетному периоду, что подтверждается справкой ОАО «Аэрофлот — РА» от *** года.

Отсутствие полноты отраженных в справке выплат существенно занизило средний заработок истца и, как следствие, привело к занижению утраченного заработка и исчислению страховой выплаты в меньшем размере.

Поскольку право застрахованного на социальное обеспечение в полном объеме нельзя ставить в зависимость от добросовестности или недобросовестности исполнения страхователем и страховщиком своих обязанностей, суд, руководствуясь статьей 19 пункт 1, пунктом 2 подпунктом 8 статьи 18 Федерального закона № 125-ФЗ от 24.07.1998 «Об обязательном социальном страховании от несчастных случаев на производстве и профессиональных заболеваний», пунктом 21 Постановления Пленума ВС РФ № 2 от 10.03.2011 «О применении судами законодательства об обязательном социальном страховании от несчастных случаев на производстве и профессиональных заболеваний», учитывая, что Страховщик в нарушение вмененных ему законом обязанностей не проконтролировал достоверность справки о заработной плате застрахованного, на основании которой производился расчет страховых выплат, пришел к обоснованному выводу о взыскании с ГУ МРО ФСС РФ за 3-годичный предшествующий период (*** года — ***) в пользу истца страхового возмещения, а также обязал ГУ МРО ФСС назначить Т.В. страховую выплату с *** года в размере *** руб.

Приведенный в решении суда математический расчет задолженности суммы страхового возмещения, основанный на справке ОАО «Аэрофлот» от *** года за " ***.-*** о заработке истца для исчисления страховой выплаты, в котором размер среднемесячной заработной платы Т.В. составляет *** руб., равно как механизм определения инфляционных убытков за трехгодичный период ГУ МРО ФСС РФ в апелляционной жалобе не оспаривается.

Разрешая остальные требования Т.В., суд, руководствуясь положениями п. 1 ст. 2 Федерального закона «Об обязательном социальном страховании от несчастных случаев на производстве и профессиональных заболеваний, статей 1064, 1072, 1084 — 1086 Гражданского кодекса РФ, статьей 184 Трудового кодекса РФ, с учетом ответственности работодателя за вред, причиненный жизни или здоровью работника при исполнении им трудовых обязанностей, а также государственных гарантий возмещения вреда в полном объеме, в том числе в части, превышающей обеспечение по страхованию, пришел к выводу о том, что с ОАО «Аэрофлот — РА» в пользу истца также подлежит взысканию разница между суммой утраченного заработка и суммой производимых истцу выплат фондом социального страхования, поскольку размер страхового возмещения не полностью возмещает причиненный вред.

При этом суд правильно исходил из того, что застрахованное лицо вправе требовать в судебном порядке возмещения вреда в части, превышающей обеспечение по страхованию на основании общих норм гражданского законодательства.

Расчет среднего заработка (ежемесячной выплаты) и размер задолженности по ежемесячным платежам, судебной коллегией проверен и признается правильным.

Так, по общему правилу определение заработка (дохода), утраченного в результате повреждения здоровья среднемесячный заработок (доход) потерпевшего подсчитывается путем деления общей суммы его заработка за 12 месяцев работы, предшествовавших повреждению здоровья, на 12; не полностью проработанные месяцы по его желанию заменяются предшествующими полностью проработанными месяцами либо исключаются из подсчета при невозможности их замены. В то же время законодателем предусмотрено, что, если в заработке (доходе) потерпевшего произошли до причинения ему увечья или иного повреждения здоровья устойчивые изменения, улучшающие его имущественное положение (повышена заработная плата по занимаемой должности...), при определении его среднемесячного заработка (дохода) учитывается только заработок (доход), который он получил или должен был получить после соответствующего изменения*.

Для расчета сумм возмещения вреда здоровью в рамках главы 59 ГК РФ ОАО «Аэрофлот» представлена справка № *** от ***, в которой по желанию потерпевшего из расчета среднего заработка исключен *** года, как не полностью проработанный в связи с нахождением в отпуске (справка ОАО «Аэрофлот» от *** № ***), он заменен на ***. Среднемесячная заработная плата истца составляет *** руб.

Таким образом, размер подлежащего возмещению утраченного потерпевшим заработка (дохода) составляет: *** x 0,4 = *** руб.

Размер подлежащего возмещению утраченного заработка, исходя из определенной истцу степени утраты профессиональной трудоспособности, с учетом индексации и за вычетом сумм выплаченных Фондом социального страхования РФ, составил за период с *** года по *** года — *** руб. Доплата до утраченного заработка на 2011 год составит: *** руб. с последующей индексацией в соответствии с законодательством; инфляционные убытки составят *** руб.

С учетом изложенного, судебная коллегия считает, что, разрешая спор, суд правильно определил обстоятельства, имеющие значение для дела. Установленные судом обстоятельства подтверждены материалами дела и исследованными судом доказательствами, которым суд дал надлежащую оценку. Выводы суда соответствуют установленным обстоятельствам. Нарушений норм процессуального и материального права, влекущих отмену решения, судом допущено не было.

Судебная коллегия не может согласиться с доводом апелляционной жалобы ОАО «Аэрофлот — РА» о том, что в нарушение действующего законодательства судом произведена индексация среднего заработка, а не суммы возмещения вреда.

Суд первой инстанции обоснованно исходил из того обстоятельства, что при определении общего размера заработка для исчисления впервые сумм возмещения вреда, учитываемые суммы индексируются в порядке, установленном действующим законодательством.

Применяя в 2010 году индекс 1,1, а не 1,08, суд правильно применил п. 4.1 ст. 1 ФЗ от 3 ноября 2010 года № 278-ФЗ «О внесении изменений в Федеральный закон «О федеральном бюджете на 2010 год и на плановый период 2011 и 2012 годов», устанавливающий именно коэффициент 1,1 для индексации сумм, выплачиваемых по денежному обязательству непосредственно на содержание гражданина в возмещение вреда, причиненного жизни или здоровью, на основании судебного акта с 1 января 2010 года.

Судебная коллегия также соглашается с выводом суда о необходимости удовлетворения требований о взыскании инфляционных убытков. Расчет и применяемые коэффициенты являются верными, действующему законодательству не противоречат.

Довод апелляционной жалобы ОАО «Аэрофлот-российские авиалинии» о том, что в данном случае имеет место повторная индексация является необоснованным.

Ежемесячные суммы возмещения вреда здоровью, подлежащие выплате истцу не были выплачены своевременно и в полном объеме, недоплаченная сумма в силу инфляционных процессов утратила свою покупательную способность, что привело к нарушению гарантированного законодателем права на полное и своевременное возмещение вреда, причиненного здоровью граждан.

В связи с этим требования истца об индексации сумм задолженности в целях полного возмещения убытков, причиненных ему несвоевременной выплатой сумм возмещения вреда, правомерны, а вывод суда об удовлетворении таких требований является правильным. Индексация сумм, которую просил произвести истец не является повторной, поскольку коэффициенты уровня инфляции были применены в целях определения суммы, подлежащей выплате в соответствующем месяце (году), а не к самой сумме задолженности.

Применение при индексации утраченного заработка, наряду с индексами инфляции, установленными федеральным законом «О федеральном бюджете... на очередной финансовый год», индексов потребительских цен в г. Москве, не может рассматриваться как нарушение прав ответчика, так как действующему законодательству не противоречит.

Правильность выбора критерия расчета сумм, подлежащих выплате причинителем вреда, его соответствия обстоятельствам дела, а также выбора закона, подлежащего применению, относится к компетенции суда. В системе действующего законодательства Российской Федерации отсутствует специально определенный порядок индексации сумм возмещения вреда здоровью, обязанность по выплате которых возникает из гражданско-правовых отношений.

Выбор критериев индексации, выступающей в качестве антиинфляционной меры, является прерогативой законодателя, который вправе устанавливать их, в том числе в зависимости от инфляции, роста цен, динамики стоимости жизни, показателей прожиточного минимума в субъектах Российской Федерации и в целом по Российской Федерации, соблюдая при этом конституционные принципы справедливости, равенства, соразмерности, а также стабильности и гарантированности прав граждан.

Доводы апелляционной жалобы ОАО «Аэрофлот — РА» о том, что спорные отношения регулируются непосредственно Федеральным законом № 125-ФЗ от 24.07.1998 г., что исключает обязанность работодателя по возмещению работнику утраченного им в результате профессионального заболевания заработка, а социальное страхование, выплачиваемое ФСС РФ, обеспечивает компенсационное возмещение работнику всего утраченного заработка, основаны на неправильном толковании норм материального права.

Также в жалобе представитель ответчика ссылается на отсутствие вины в причинении вреда здоровью истца.

Судебная коллегия находит, что данные доводы основаны на произвольном толковании ответчиком норм права, в частности положений ст. ст. 1064, 1069, 1072, 1083 — 1085, 1100, 1101 Гражданского кодекса РФ.

Работодатель обязан возместить вред, причиненный здоровью работника при исполнении им трудовых обязанностей источником повышенной опасности независимо от вины, при условии, что данный источник повышенной опасности принадлежит этому предприятию, организации.

Положения приведенных норм права устанавливают обязанность лица, причинившего вред, возместить утраченный заработок в полном объеме, а не в какой-либо части. Доказательств того, что истец, получивший трудовое увечье в период исполнения трудовых обязанностей, сам допустил грубую неосторожность, приведшую к увеличению вреда, а равно, что вред возник вследствие его умысла, суду со стороны ответчика не представлено.

Страховая выплата МРО ФСС РФ и суммы возмещения, обязанность по выплате которых возложена на ответчика, образуют совокупность возмещения вреда причиненного истцу, компенсация которого должна производиться в полном объеме*.

Довод ОАО «Аэрофлот — РА» о противоречии выводов суда о размере среднемесячного заработка истца для каждого из ответчиков, основанием к отмене состоявшегося решения не является, поскольку при причинении вреда лицом, застраховавшим свою ответственность, возникает два независимых обязательство: одно — у причинителя вреда, второй — у страховой компании, которые являются различными по своей природе и их смешение приводит к подмене одного гражданско-правового института другим, что влечет неблагоприятные последствия для стороны, в интересах которой он устанавливается, чем ущемляет его конституционные права. Несмотря на кажущуюся схожесть расчетов для назначения страховой выплаты и расчета сумм возмещения вреда в рамках главы 59 ГК РФ, имеются определенные различия. В частности, статьей 1086 ГК РФ предусмотрен учет желание пострадавшего на замену не полностью проработанных месяцев, тогда как положения ФЗ «Об обязательном социальном страховании от несчастных случаев на производстве и профессиональных заболеваний», такой нормы не содержит, не полностью отработанные месяцы подлежат замене вне зависимости от мнения потерпевшего. С учетом изложенного, вывод суда о необходимости учета обеих справок о среднемесячной заработной плате истца является правильным".

2. Определение Санкт-Петербургского городского суда от 31.10.2012 № 33-15751

«Обращаясь в суд, истец указывал на то, что размер страховых выплат не соответствует объему причиненного вреда, в связи с чем, в силу положений ст. 1085 ГК РФ он (С.А.) имеет право на взыскание с работодателя разницы между утраченным заработком, рассчитанным исходя из среднего заработка, который истец имел в последние 12 месяцев, предшествующих дню наступления профессионального заболевания, и получаемой ежемесячной страховой выплатой.

Разрешая спор по существу, суд первой инстанции, проанализировав представленные в материалы дела доказательства, руководствуясь положениями ст. ст. 184, 219 ТК РФ, ст. ст. 1064, 1084, 1086, 1085, 1072 ГК РФ, п. 2 ст. 1 Федерального закона «Об обязательном социальном страховании от несчастных случаев на производстве и профессиональных заболеваний», исходил из того, что размер ежемесячных страховых выплат не соответствует объему вреда, причиненного здоровью истца вследствие возникновения профессионального заболевания, учел, что Федеральным законом «Об обязательном социальном страховании от несчастных случаев на производстве и профессиональных заболеваний» не ограничено право застрахованных лиц на возмещение вреда в размерах, превышающих страховое обеспечение, в связи с чем, пришел к выводу, что истец имеет право на возмещение работодателем вреда в части, превышающей обеспечение по страхованию, на основании норм гражданского законодательства, регулирующих правоотношения, возникающие из обязательств по возмещению вреда*.

Проверив представленный истцом расчет, суд первой инстанции указал, что произведенный истцом при обращении в суд расчет не соответствует им же избранному порядку расчета среднего заработка, который был им заявлен при обращении в ГУ СПб региональное отделение ФСС РФ, в связи с чем, средний заработок истца составит не 141 948 руб. 69 коп., а 137 533 руб. 33 коп., как было установлено ранее при обращении истца в ФСС РФ.

Решение по размеру сторонами не оспаривается, ответчик в апелляционной жалобе оспаривает решение по праву, указывая на то, что отсутствуют правовые основания для возложения на работодателя дополнительной ответственности по возмещению истцу утраченного заработка.

Судебная коллегия находит подлежащими отклонению доводы апелляционной жалобы по следующим основаниям.

В соответствии с положениями ст. 1072 ГК РФ, юридическое лицо или гражданин, застраховавший свою ответственность в порядке добровольного или обязательного страхования в пользу потерпевшего, в случае, когда страховое возмещение недостаточно для того, чтобы полностью возместить причиненный вред, возмещает разницу между страховым возмещением и фактическим размером ущерба.

Согласно п. 1 ст. 1085 ГК РФ при причинении гражданину увечья или ином повреждении здоровья возмещению подлежит утраченный потерпевшим заработок (доход), который он имел либо определенно мог иметь, а также понесенные расходы, вызванные повреждением здоровья.

Поскольку в данном случае вред, причиненный здоровью истца в результате возникновения у него профессионального заболевания, превышает размер выплачиваемых ему сумм страхового возмещения, суд первой инстанции пришел к правильному выводу о необходимости взыскания с работодателя разницы между суммами страхового возмещения и причиненным вредом, при этом, в данной ситуации невозможно прийти к выводу о двойной ответственности работодателя, поскольку с ответчика взыскивается не сумма страхового возмещения, уже выплачиваемая истцу страховщиком, а сумма возмещения вреда здоровью, превышающая сумму страхового возмещения. Таким образом, невозможно говорить о двойном взыскании одних и тех же сумм, так как имеет место взыскание недостающей суммы возмещения вреда здоровью*.

Также ответчик в апелляционной жалобе ссылается на то, что обязательство по возмещению вреда возникает лишь в случае наличия доказательств вины причинителя вреда, тогда как в данном случае не представлено доказательств наличия вины работодателя в причинении вреда здоровью истца, более того, как следует из акта о случае профессионального заболевания, лица, допустившие нарушение санитарно-эпидемиологических правил и иных нормативных актов отсутствуют.

Судебная коллегия находит указанный довод несостоятельным.

В соответствии с положениями ст. 1084 ГК РФ, вред, причиненный жизни или здоровью гражданина при исполнении договорных обязательств возмещается по правилам, предусмотренным Главой 59 ГК РФ, если законом или договором не предусмотрен более высокий размер ответственности.

Судебная коллегия соглашается в выводами суда первой инстанции, послужившими основанием для удовлетворения заявленных требований, поскольку, исходя из положений части 2 статьи 1064 ГК РФ, обязанность по доказыванию факта отсутствия вины в причинении вреда лежит на ответчике, которым, в нарушение положений указанной правовой нормы, а также ст. 56 ГПК РФ, таких доказательств представлено не было.

Помимо положений ГК РФ о возмещении вреда применению подлежат положения ТК РФ, а именно ст. ст. 2, 21, 22 ТК РФ, предусматривающих право работника на рабочее место, соответствующее условиям, предусмотренным государственными стандартами организации и безопасности труда и коллективным договором и обязанность работодателя обеспечивать безопасность и условия труда, соответствующие государственным нормативным требованиям охраны труда.

Таким образом, учитывая представленные истцом доказательства факта получения профессионального заболевания, приведшего к потере трудоспособности, в период работы у ответчика, судебная коллегия находит подлежащими отклонению доводы ответчика об отсутствии вины в причинении вреда здоровью истца.

Судебная коллегия находит правильным произведенный судом расчет подлежащей взысканию в пользу истца разницы между утраченным истцом заработком и получаемыми им ежемесячными страховыми выплатами".

3. Определение Санкт-Петербургского городского суда от 02.10.2012 № 33-14181/2012

«Разрешая заявленные требования о взыскании разницы между утраченным заработком и ежемесячными страховыми выплатами, суд первой инстанции, проанализировав представленные в материалы дела доказательства, руководствуясь положениями статей 219, 184 Трудового кодекса Российской Федерации, статей 1064, 1084, 1086, 1085, 1072 Гражданского кодекса Российской Федерации, п. 2 ст. 1 Федерального закона «Об обязательном социальном страховании от несчастных случаев на производстве и профессиональных заболеваний», исходил из того, что размер ежемесячных страховых выплат не соответствует объему вреда, причиненного здоровью истца вследствие возникновения профессионального заболевания, учел, что Федеральным законом «Об обязательном социальном страховании от несчастных случаев на производстве и профессиональных заболеваний» не ограничено право застрахованных лиц на возмещение вреда в размерах, превышающих страховое обеспечение, в связи с чем пришел к выводу, что истец имеет право на возмещение работодателем вреда в части, превышающей обеспечение по страхованию, на основании норм гражданского законодательства, регулирующих правоотношения, возникающие из обязательств по возмещению вреда.

При этом, определяя размер вреда, подлежащего возмещению ответчиком, суд первой инстанции обоснованно исходил из того, что при причинении гражданину увечья или ином повреждении его здоровья возмещению подлежит утраченный потерпевшим заработок, который он имел либо определенно мог иметь, который определяется в процентах к среднему заработку до утраты трудоспособности, соответствующих степени утраты профессиональной трудоспособности, проиндексированный с учетом уровня инфляции, установленного в федеральном законе о федеральном бюджете РФ на соответствующий год. При этом, судом было правомерно учтено, что в данном случае полученные суммы возмещения вреда подлежали уменьшению в соответствии с размером сумм, выплачиваемых истцу третьим лицом*.

Судебная коллегия, проверив расчет сумм, подлежащих выплате истцу ответчиком, произведенный судом первой инстанции, судебная коллегия приходит к выводу о том, что он выполнен с учетом положений статей 1085, 1086, 1091, 1072 Гражданского кодекса Российской Федерации, кроме того, является арифметически правильным.

При таких обстоятельствах судебная коллегия приходит к выводу о том, что, разрешая спор, суд первой инстанции принял все необходимые меры для всестороннего, полного и объективного выяснения действительных обстоятельств дела, прав и обязанностей сторон, и на основании надлежащей оценки имеющихся в материалах дела доказательств, постановил решение, отвечающее нормам материального права, применяемого к спорным правоотношениям, при соблюдении требований процессуального законодательства.

В тексте апелляционной жалобы представитель ответчика ссылается на то, что решение об удовлетворении исковых требований привело к двойной ответственности работодателя по возмещению вреда, причиненного здоровью работника, поскольку ответчиком уплачиваются страховые взносы в соответствии с законом.

Судебная коллегия не может согласиться с указанным доводом жалобы, в связи со следующим.

В соответствии с положениями статьи 1072 Гражданского кодекса Российской Федерации, юридическое лицо или гражданин, застраховавший свою ответственность в порядке добровольного или обязательного страхования в пользу потерпевшего, в случае, когда страховое возмещение недостаточно для того, чтобы полностью возместить причиненный вред, возмещает разницу между страховым возмещением и фактическим размером ущерба.

Поскольку в данном случае вред, причиненный здоровью истца в результате возникновения у него профессионального заболевания, превышает размер выплачиваемых ему сумм страхового возмещения, суд первой инстанции пришел к правильному выводу о необходимости взыскания с работодателя разницы между суммами страхового возмещения и причиненным вредом, при этом, в данной ситуации невозможно прийти к выводу о наличии двойной ответственности работодателя, поскольку с ответчика взыскивается не сумма страхового возмещения, уже выплачиваемая истцу страховщиком с условием исполнения страхователем своих обязанностей по внесению страховых взносов, а сумма возмещения вреда здоровью, превышающая сумму страхового возмещения*. Таким образом, невозможно говорить о двойном взыскании одних и тех же сумм, так как имеет место взыскание недостающей суммы возмещения вреда здоровью.

В тексте апелляционной жалобы представитель ответчика также ссылается на то, что обязательство по возмещению вреда возникает лишь в случае наличия доказательств вины причинителя вреда, тогда как в данном случае не представлено доказательств наличия вины работодателя в причинении вреда здоровью истца.

Судебная коллегия полагает указанный довод несостоятельным.

В соответствии с положениями статьи 1084 Гражданского кодекса Российской Федерации, вред, причиненный жизни или здоровью гражданина при исполнении договорных обязательств возмещается по правилам, предусмотренным главой 59 Гражданского кодекса Российской Федерации, если законом или договором не предусмотрен более высокий размер ответственности.

Судебная коллегия полагает правильными выводы суда первой инстанции, послужившие основанием для удовлетворения заявленных требований, поскольку, исходя из положений части 2 статьи 1064 Гражданского кодекса Российской Федерации, обязанность по доказыванию факта отсутствия вины в причинении вреда лежит на ответчике, которым, в нарушение положений указанной правовой нормы, а также статьи 56 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации, таких доказательств представлено не было.

Кроме того, в данном случае, помимо положений Гражданского кодекса Российской Федерации о возмещении вреда применению подлежат положения Трудового кодекса, а именно статьи 184 Трудового кодекса Российской Федерации, в соответствии с которыми при повреждении здоровья или в случае смерти работника вследствие несчастного случая на производстве либо профессионального заболевания, работнику (его семье) возмещается его утраченный заработок*.

Таким образом, учитывая представленные истцом доказательства факта получения профессионального заболевания, приведшего к потере трудоспособности, в период работы у ответчика, судебная коллегия полагает несостоятельными доводы ответчика об отсутствии вины в причинении вреда здоровью истца".



Академия юриста компании

Академия

Смотрите полезные юридические видеолекции

Смотреть

Cтать постоян­ным читателем журнала!

Cтать постоян­ным читателем журнала

Воспользуйтесь самым выгодным предложением на подписку и станьте читателем уже сейчас

Живое общение с редакцией

Рассылка

© Актион кадры и право, Медиагруппа Актион, 2007–2016

Журнал «Юрист компании» –
первый практический журнал для юриста

Использование материалов сайта возможно только с письменного разрешения редакции журнала «Юрист компании».


  • Мы в соцсетях

Входите! Открыто!
Все материалы сайта доступны зарегистрированным пользователям. Регистрация займет 1 минуту.

У меня есть пароль
напомнить
Пароль отправлен на почту
Ввести
Я тут впервые
И получить доступ на сайт
Займет минуту!
Введите эл. почту или логин
Неверный логин или пароль
Неверный пароль
Введите пароль
×
Только для зарегистрированных пользователей

Всего минута на регистрацию и документы у вас в руках!

У меня есть пароль
напомнить
Пароль отправлен на почту
Ввести
Я тут впервые
И получить доступ на сайт
Займет минуту!
Введите эл. почту или логин
Неверный логин или пароль
Неверный пароль
Введите пароль
×

Подпишитесь на рассылку. Это бесплатно.

В рассылках мы вовремя предупредим об акции, расскажем о новостях в работе юриста и изменениях в законодательстве.