Возмещение морального вреда

203

Вопрос

Бывший работник обратился в суд о взыскании морального вреда в результате травмы, полученной на производстве. Отраслевым соглашением по угольной промышленности и колдоговором предусмотрен размер компенсации морального вреда, с работником подписано соглашение о компенсации морального вреда и компенсация выплачена в добровольном порядке. Вправе ли бывший работник требовать компенсации морального вреда в большем размере?

Ответ

Да, вправе. Суды указывают, что само по себе подписание данного соглашения не препятствует работнику для обращения в суд за судебной защитой, поскольку это является его правом.

Суд первой инстанции установил, что профессиональное заболевание П. получено в период работы на предприятии ОАО "С.", применил нормы гражданского и трудового законодательства и взыскал моральный вред с виновного. Соглашение сторон от 21.11.2011 о добровольной компенсации морального вреда, которое было заключено сторонами в несудебном порядке на основании заявления П. в соответствии с нормами Трудового кодекса не являлось препятствием для истца в возмещении морального вреда и не лишало его права на обращение в суд в соответствии с требованием ст. 4 ГПК РФ, и на определение судом размера компенсации морального вреда, исходя из фактических обстоятельств его причинения, отрицательной динамики развития заболевания, а также из причинения истцу физических и нравственных страданий пережитых на день рассмотрения настоящего дел (Апелляционное определение Иркутского областного суда от 01.10.2013 № 33-8106/13)

Обоснование данной позиции приведено ниже в материалах «Системы Юрист».

Апелляционное определение Иркутского областного суда от 01.10.2013 № 33-8106/13

«Пышьев В.М. обратился с иском к ОАО «С.», в обоснование которого указал, что с <дата изъята> он работал на предприятии ответчика по специальности <данные изъяты>. С <дата изъята> он имеет профессиональное заболевание - <данные изъяты>. В связи с данным заболеванием в 2007 году ему была установлена утрата профессиональной трудоспособности в <данные изъяты>%, в 2011 году – <данные изъяты>%, а с 09.06.2012 уже<данные изъяты>% бессрочно. Данное заболевание явилось причиной установления <номер изъят> группы инвалидности бессрочно. Бессрочный характер инвалидности свидетельствует об отсутствии прогнозов на улучшение здоровья, на выздоровление. В возникновении профзаболеваний его вина отсутствует, непосредственной причиной заболевания является длительный контакт с вредными условиями труда. Стаж в условиях воздействия вредных веществ и неблагоприятных производственных факторов труда составил <данные изъяты> года <данные изъяты> месяцев. 02.11.2011 в связи с получением профессионального заболевания он обратился к работодателю с заявлением о компенсации ему морального вреда. По соглашению ему было выплачено <данные изъяты> руб. Считает компенсацию вреда в таком размере не соответствующей степени его физических и нравственных страданий. В настоящее время ему <данные изъяты> год, из них <данные изъяты> года <данные изъяты> месяцев он отработал в условиях воздействия вредных веществ. Вследствие профессионального заболевания он не ощущает себя полноценным человеком в жизни, испытывает значительные неудобства в быту. Он находится под постоянным врачебным наблюдением, периодически проходит курсовое лечение. Вследствие хронического <данные изъяты> у него постоянный кашель, одышка при незначительных физических нагрузках, могут быть удушья. Ему приходится всегда носить с собой ингалятор для снятия угрожающих жизни симптомов. Полагает, что суд должен определить размер компенсации морального вреда с учетом принципа социальной справедливости. Моральная компенсация выплачивается однократно и поэтому данная сумма должна быть такой, чтобы она могла быть направлена на существенное улучшение качества жизни, поскольку сам зарабатывать он уже не сможет в силу значительной утраты здоровья. Подлежащая взысканию компенсация морального вреда должна стать справедливой компенсацией за отработанные годы и утраченное здоровье. В этой связи просил взыскать в его пользу с ОАО «С.» компенсацию морального вреда в размере <данные изъяты> руб.

Решением Шелеховского городского суда Иркутской области исковые требования Пышьева В.М. удовлетворены частично. Взыскана с ООО «С.» в пользу Пышьева В.М. компенсация морального вреда в размере <данные изъяты> руб., в остальной части исковых требований, отказано. Взыскано с ООО «С.» в бюджет Шелеховского муниципального района государственная пошлина в размере <данные изъяты> руб.

В апелляционной жалобе истец Пышьев В.М. просил решение суда изменить в части увеличения размера компенсации морального вреда, причиненного в связи с профессиональным заболеванием. В обоснование доводов указал, что суд первой инстанции, разрешая заявленные им исковые требования, неправильно применил закон, выводы суда не соответствуют обстоятельствам дела, что привело к вынесению незаконного решения. Устанавливая размер денежной компенсации морального вреда, суд указал на то, что он определяется с учетом требований разумности и справедливости. Между тем, определенный судом размер компенсации морального вреда в <данные изъяты> руб. не соответствует требованиям закона, явно несоразмерен характеру и объему нравственных и физических страданий, которые он испытывал и испытывает сейчас. Полагает, что судебный орган должен был определить размер компенсации с учетом принципа социальной справедливости. Его здоровье значительно и безвозвратно ухудшено, работа потеряна, доход снижен.

В апелляционной жалобе ответчик ОАО «С.» в лице представителя Ольшевского А.П. просит решение суда отменить и принять по делу новое решение. В обоснование доводов указал, что суд неправильно определил размера компенсации морального вреда. Суд не принял во внимание доводы ответчика о том, что моральный вред истцу возмещен полностью в денежной форме в декабре 2011 года, в соответствии с порядком, определенным ч. 1 ст. 237 ТК РФ по соглашению сторон, а основания для повторного возмещения истцу морального вреда отсутствуют. Считает, что судом неправильно изложены обстоятельства дела и сделаны выводы, что между сторонами не достигнуто соглашение о размере компенсации морального вреда и что в одностороннем порядке ответчиком было принято решение о ее размере <данные изъяты> руб. Доводы истца о том, что заявление о выплате компенсации подписал не читая, сомнительны, так как его заявление от 02.11.2011 написано и подписано им лично, что подтверждает добровольное волеизъявление по получению компенсации морального вреда в досудебном порядке по соглашению сторон. Компенсация перечислена истцу 27.12.2011. Полагает, что выводы суда первой инстанции не соответствуют фактическим обстоятельствам дела, судом не применен закон, подлежащий применению, а именно положения ч. 2 ст. 237 ТК РФ, что в соответствии со ст. 330 ГПК РФ является основанием для отмены решения суда в апелляционном порядке.

В возражениях на апелляционную жалобу заместитель прокурора г. Шелехова Летто И.В. просит оставить решение без изменения, а апелляционную жалобу представителя ОАО «С.» Ольшевского А.П. – без удовлетворения.

Заслушав доклад судьи Сальниковой Н.А., пояснения истца Пышьева В.М., который отказался поддерживать свою жалобу, просил суд оставить решение суда без изменения, представителей ответчика ОАО «С.» Ольшевского А.П., Абрамовой Л.С., поддержавших доводы жалобы, проверив законность и обоснованность принятого судебного акта по правилам ст. 327.1 ГПК РФ, судебная коллегия не находит оснований для его отмены.

При рассмотрении дела судом апелляционной инстанции установлено, что истец Пышьев В.М. состоял в трудовых правоотношениях с ответчиком в период с <дата изъята> <данные изъяты>. В период работы в ОАО «С.» у него развилось профессиональное заболевание: <данные изъяты>. Факт наличия у истца профессионального заболевания и получение его в период работы на предприятии ОАО «С.» ответчиком в судебном заседании не оспаривается.

Заключением Клиники НИИ медицины труда и экологии человека № <номер изъят> от <дата изъята> Пышьеву В.М. установлен диагноз проф. заболевания - <данные изъяты>. Заболевание признано профессиональным, установлено впервые. Согласно справки МСЭ <номер изъят>, Пышьеву В.М. установлена утрата профессиональной трудоспособности <данные изъяты>% на срок с 13.09.2011 бессрочно в связи с профзаболеванием, в соответствие с актом от <дата изъята>.

Из заключений Клиники НИИ медицины труда и экологии человека г. Ангарск № <номер изъят> от <дата изъята>, № <адрес изъят> от <дата изъята>, № <номер изъят> от <дата изъята> № <номер изъят> от <дата изъята>, № <номер изъят> от <дата изъята> усматривается, что истцу установлен диагноз <данные изъяты>).

С 09.06.2012 Пышьеву В.М. установлена утрата профессиональной трудоспособности <данные изъяты>% бессрочно в связи с профзаболеванием, в соответствие с актом от <дата изъята>, что подтверждено справкой МСЭ<номер изъят>. Пышьеву В.М. установлена повторно 01.10.2011 <номер изъят> группа инвалидности в связи с профзаболеванием бессрочно на основании акта освидетельствования в ФГУ МСЭ № <номер изъят> от <дата изъята>.

На основании соглашения о добровольной компенсации морального вреда от 21.12.2011 Пышьев В.М. в связи с полученным профессиональным заболеванием в результате длительной работы во вредных условиях труда в ОАО «С.» и утраты профессиональной трудоспособности в размере <данные изъяты>% получил от работодателя компенсацию морального вреда в размере <данные изъяты> руб. <дата изъята>.

Разрешая данный спор, суд правильно определил обстоятельства, имеющие значение для разрешения дела, характер правоотношений, правильно применил нормы материального права (статьи 2, 184, 219, 237 Трудового кодекса РФ, ст. 8 Федерального закона № 125-ФЗ «Об обязательном социальном страховании от несчастных случаев на производстве и профессиональных заболеваний», ст. 151, 1099, 1101 Гражданского кодекса РФ, главу 59 Гражданского кодекса РФ).

Оценив представленные сторонами доказательства по правилам ст. 67 ГПК РФ в их совокупности, суд пришел к правильному выводу о наличии оснований для удовлетворения требований Пышьева В.М. и взыскании с ответчика ОАО «С.» компенсации морального вреда в размере <данные изъяты> руб.

Определяя размер компенсации морального вреда истцу Пышьеву В.М., суд учел характер и объем причиненных ему нравственных и физических страданий, степень вины ответчика, требования разумности и справедливости, фактические обстоятельства причинения вреда, его индивидуальные особенности, состояние здоровья в настоящее время.

Выводы суда подробно мотивированы, основаны на нормах действующего законодательства, соответствуют фактическим обстоятельствам дела, подтверждены относимыми и допустимыми доказательствами и не вызывают сомнения в их законности и обоснованности.

Доводы апелляционных жалоб обеих сторон о несоответствии размера взысканной судом компенсации морального вреда, причиненного повреждением здоровья, вследствие профессионального заболевания являются несостоятельными, поскольку все имеющие значение для разрешения спора обстоятельства установлены и учтены судом в полном объеме. Оснований для взыскания с ОАО «С.» компенсации морального вреда в большем размере судебной коллегией не установлено.

Доводы апелляционной жалобы ответчика о том, что суд не принял во внимание соглашение сторон от 21.11.2011 о возмещении морального вреда, по которому истец получил <данные изъяты> руб, в связи с чем, не мог обратиться в суд за повторным взысканием морального вреда, подлежат отклонению, так как основаны на неверном толковании норм права и направлены на переоценку обстоятельств, установленных судом и исследованных доказательств. Эти доводы не могут быть положены в основу отмены решения суда, поскольку сводятся к несогласию с решением суда по существу, выражают иную позицию заявителя жалобы на то, как должен быть разрешен спор, направлены на изменение законного и обоснованного решения суда. По сути, они аналогичны тем, которыми заявитель жалобы обосновывал свою позицию в суде первой инстанции.

Суд первой инстанции установил, что профессиональное заболевание Пышьевым В.М. получено в период работы на предприятии ОАО «С.», применил нормы гражданского и трудового законодательства и взыскал моральный вред с виновного. Соглашение сторон от 21.11.2011 о добровольной компенсации морального вреда, которое было заключено сторонами в несудебном порядке на основании заявления Пышьева В.М. в соответствии с нормами Трудового кодекса не являлось препятствием для истца в возмещении морального вреда и не лишало его права на обращение в суд в соответствии с требованием ст. 4 ГПК РФ, и на определение судом размера компенсации морального вреда, исходя из фактических обстоятельств его причинения, отрицательной динамики развития заболевания, а также из причинения истцу физических и нравственных страданий пережитых на день рассмотрения настоящего дела,* и не основано на буквальном содержании ст. 237 ТК РФ и ст. 151 ГК РФ, и противоречит требованиям ч.2 ст. 9 ГК РФ и процессуального законодательства.»



Академия юриста компании

Академия

Смотрите полезные юридические видеолекции

Смотреть

Cтать постоян­ным читателем журнала!

Cтать постоян­ным читателем журнала

Воспользуйтесь самым выгодным предложением на подписку и станьте читателем уже сейчас

Живое общение с редакцией

Рассылка

© Актион кадры и право, Медиагруппа Актион, 2007–2016

Журнал «Юрист компании» –
первый практический журнал для юриста

Использование материалов сайта возможно только с письменного разрешения редакции журнала «Юрист компании».


  • Мы в соцсетях

Входите! Открыто!
Все материалы сайта доступны зарегистрированным пользователям. Регистрация займет 1 минуту.

У меня есть пароль
напомнить
Пароль отправлен на почту
Ввести
Я тут впервые
И получить доступ на сайт
Займет минуту!
Введите эл. почту или логин
Неверный логин или пароль
Неверный пароль
Введите пароль
×
Только для зарегистрированных пользователей

Всего минута на регистрацию и документы у вас в руках!

У меня есть пароль
напомнить
Пароль отправлен на почту
Ввести
Я тут впервые
И получить доступ на сайт
Займет минуту!
Введите эл. почту или логин
Неверный логин или пароль
Неверный пароль
Введите пароль
×

Подпишитесь на рассылку. Это бесплатно.

В рассылках мы вовремя предупредим об акции, расскажем о новостях в работе юриста и изменениях в законодательстве.