Что переделать в типовых условиях цессии и перевода долга

625

Вопрос

Какое соглашение целесообразно заключить сторонам в случае, когда товар размещен в хранилище, часть услуг уже оказана и меняется Исполнитель. При этом оплата услуг производится по факту оказания, а не по-временно. Договор цессии предполагает уступку долга, а не услуг. Соглашение о перемене лица в обязательстве предполагает замену лица (в данном случае речь идет об Исполнителе), которое принимает на себя все обязательства по первоначальному договору. Но как поступить с тем, что часть услуги по хранению уже оказана, а оплата ее должна будет поступить в полном объеме к Новому Исполнителю? Подскажите, правильно ли будет заключить соглашение о перемене лица в обязательстве, и что должно быть в нем обязательно отражено?

Ответ

 Наиболее целесообразно заключить соглашение о передаче договора. Статья 392.3 ГК РФ устанавливает правила по передаче договора в целом как комплекса прав и обязанностей. В этом случае одновременно применяются правила о переводе долга и уступке требования. На основании вышеуказанной статьи можно передать договор хранения, как комплекс прав и обязанностей. Можно заключить соглашение о перемене лиц в обязательстве.

Обязательство считается измененным или прекращенным с момента заключения соглашения.

По соглашению передаются все права и обязанности, вытекающие из договора хранения. В соглашении необходимо перечислить объем передаваемых прав и обязанностей. Соглашение о замене стороны в обязательстве должно соответствовать положениям пар. 1 гл. 24 ГК РФ, предмет (объем передаваемых прав) договора должен быть согласованным. Уведомление об уступке может направить должнику как первоначальный кредитор, так и новый кредитор.

Обоснование данной позиции приведено ниже в материалах «Системы Юрист».
Пять новых правил о перемене лиц в обязательствах. Что переделать в типовых условиях цессии и перевода долга

«В новой редакции Гражданского кодекса, действующей с 1 июля 2014 года, изменены и дополнены базовые правила, касающиеся уступки права требования и перевода долга. Большинство новых положений при всей их значимости только кажутся революционными, но в действительности они лишь нормативно закрепляют подход, давно применявшийся на практике. Это значит, что в спорной ситуации, которая касается правоотношений, возникших еще во время действия прежней редакции Гражданского кодекса, в которой отсутствовало то или иное правило, компания может рассчитывать на применение аналогичного правила, но ссылаться ей следует не на новую норму Гражданского кодекса, а на обзоры и постановления Президиума ВАС РФ. В то же время отдельные положения новой редакции полностью меняют привычные, устоявшиеся подходы.

Интересный вопрос

В каких случаях уступка права требования запрещена или ограничена законом?

Самые распространенные случаи — это уступка прав требования по дебиторской задолженности, которая арестована в рамках исполнительного производства (ч. 1, 4 ст. 83 Федерального закона от 02.10.07 № 229-ФЗ «Об исполнительном производстве»), уступка, совершенная цедентом, в отношении которого осуществляются процедуры банкротства, без получения необходимых согласований (п. 2 ст. 64, п. 4 ст. 82, п. 4 ст. 101, ст. 140 Федерального закона от 26.10.02 № 127ФЗ «О банкротстве»), уступка участником долевого строительства прав требований без соблюдения условий, установленных вчасти 1 статьи 11 Федерального Закона от 30.12.04 № 214-ФЗ «Об участии в долевом строительстве «.

В данной статье раскрыто пять наиболее значимых правил новой редакции Гражданского кодекса о цессии и переводе долга. Каждое правило анализируется с точки зрения его оценки (действительно новый подход или формализация уже действующего подхода), причин появления нормы (от каких проблем избавит новое правило), необходимости изменений в договорной работе (что стоит пересмотреть в типовых договорах и привычных формулировках о цессии и переводе долга), а также возможных вопросов, связанных с переходом на новую редакцию.

Остальные изменения новой редакции (менее значительные по содержанию) кратко раскрыты в таблице ниже.

Первое, на что стоит обратить внимание: в новой редакции отдельные базовые правила различаются в зависимости от того, для каких отношений они предназначены — обычных или для отношений в рамках предпринимательской деятельности. Во втором случае действуют специальные правила. К числу таких специальных правил для цессии относятся, во-первых, отсутствие у должника возможности воспрепятствовать уступке денежного требования к нему (в договорах по-прежнему можно устанавливать запрет на это, но кредитор все равно вправе уступить денежный долг другому лицу вопреки запрету) и, во-вторых, возможность уступать будущее требование, которое еще не возникло (ст. 388.1 ГК РФ). Правда, норму об уступке будущих требований нельзя назвать революционной — в судебной практике эта возможность подтверждается в течение последних семи лет (п. 4 информационного письма Президиума ВАС РФ от 30.10.07 № 120 «Обзор практики применения арбитражными судами положений главы 24 Гражданского кодекса РФ», далее — обзор ВАС РФ № 120). К числу специальных правил для перевода долга относятся, во-первых, возможность заключать соглашение о переводе долга в особом порядке (не между прежним должником и новым должником, а между новым должником и кредитором) и, во-вторых, солидарная ответственность старого и нового должников перед кредитором.

В коммерческой практике теперь допустима уступка в обход договорного ограничения

Оценка: абсолютно новое правило.

Пересмотр типовых договоров: требуется.

Возможно влияние на договоры, заключенные до 01.07.14.

В прежней редакции пункта 1 статьи 388 Гражданского кодекса было предусмотрено, что уступка требования кредитором другому лицу допускается, если она не противоречит закону, иным правовым актам или договору. Новая редакция это правило сократила: теперь уступка права требования допускается, если она не противоречит закону. Упоминания о непротиворечии иным правовым актам и тем более договору в этой норме больше нет. Следовательно, теперь тот факт, что уступка права совершена вопреки запрету или иному ограничению, установленному в договоре между должником и кредитором, может никак не сказаться на судьбе этой уступки. Проще говоря, должникам будет непросто (а в некоторых случаях и вовсе невозможно) оспорить цессию, ссылаясь на нарушение запрета. Но это не значит, что запрещать или иным образом ограничивать уступку в договорах теперь нельзя. Такое ограничивающее условие по-прежнему имеет право на существование, изменились лишь последствия его нарушения.

Прежняя практика.Пункт 1 статьи 388 Гражданского кодекса в прежней редакции позволял должникам оспаривать цессии, совершенные вопреки соглашению должника с кредитором о запрете или ограничении уступки. Причем уступку в этом случае можно было признать недействительной как сделку, противоречащую закону (ст. 168 ГК РФ), поскольку нарушался не только договорный запрет, но и пункт 1 статьи 388 Гражданского кодекса. Учитывая, что сделки, противоречащие закону, в прежней редакции считались ничтожными, а не оспоримыми, факта совершения уступки вопреки договорному запрету было достаточно, чтобы «обрушить» уступку, даже если новый кредитор не знал о договорном ограничении (это не исключено, учитывая, что запрет может содержаться не в основном договоре, из которого возникал уступаемый долг, а в дополнительном соглашении, о существовании которого кредитор не знал). В результате, приобретая право требования долга, добросовестные цессионарии всегда рисковали.

Договорный запрет на уступку в любом случае не действует при продаже прав требования в порядке, установленном законодательством об исполнительном производстве и законодательством о несостоятельности (банкротстве).

Новое общее правило. Кредитор и должник могут запретить уступку права требования по какому-либо обязательству (в том числе, заключая любой договор, стороны сразу могут договориться о запрете уступки прав требования по нему). Запрет уступки возможен как в предпринимательских, так и в непредпринимательских отношениях. Но последствия нарушения запрета на уступку различаются. Новое общее правило таково: должник может оспорить сделку по уступке права требования, совершенную вопреки запрету, только если докажет, что другая сторона сделки (новый кредитор) знала или должна была знать о запрете (абз. 2 п. 2 ст. 382 ГК РФ). Иными словами, сам факт совершения уступки вопреки запрету еще не основание для признания этой уступки недействительной. Но если доказана недобросовестность нового кредитора, то это создает необходимый состав для признания уступки недействительной.

Интересный вопрос

Каковы последствия, если уступка совершена вопреки запрету, установленному законом: она ничтожна или оспорима?

Имущественные права отнесены к понятию имущества (ст. 128 ГК РФ). Следовательно, уступку имущественных прав требования можно рассматривать как распоряжение имуществом. Последствия распоряжения имуществом вопреки запрету или иному ограничению предусмотрены в статье 174.1ГК Р. Ф. Если запрет вытекает напрямую из закона, то сделка, совершенная вопреки этому запрету (в том числе уступка права), ничтожна. Если же запрет наложен в судебном или ином установленном законом порядке в пользу кредитора или иного управомоченного лица (например, суд в качестве обеспечения иска ввел запрет на распоряжение), то сделка не ничтожна. Последствия будут зависеть от осведомленности приобретателя (цессионария) о запрете.

Иначе должник может рассчитывать только на общую норму о том, что сторона, нарушившая обязательство, должна возместить контрагенту убытки (ст. 393 ГК РФ).

Новое специальное правило для уступки денежных требований. Для предпринимательских отношений предусмотрены другие последствия нарушения запрета на уступку права требования денежного долга (или иного ограничения уступки). Прямо установлено, что такое ограничение не лишает уступку силы (а значит, не является основанием для оспаривания цессии, даже если новый кредитор знал о запрете) и не может служить основанием для расторжения договора, из которого возникло уступленное требование. Единственное, на что может рассчитывать должник в связи с нарушением запрета (или иного ограничения) на уступку, — это привлечение кредитора (цедента) к ответственности за нарушение соглашения о запрете (или ином ограничении) уступки (п. 3 ст. 388 ГК РФ). Но и то, конечно, только если соглашение о запрете или ином ограничении уступки содержит одновременно условие об ответственности за его нарушение. Иными словами, в отношении денежного требования, которое возникло в рамках предпринимательских отношений, должник фактически не может воспрепятствовать смене кредитора (то есть не может ограничить оборотоспособность денежных прав требования), а может лишь высказать «пожелание» кредитору не уступать требование к нему другим лицам. Если кредитор согласится с этим пожеланием, то стороны могут включить соответствующее ограничение в договор, а чтобы оно не было чисто декларативным, его можно подкрепить мерами ответственности кредитора в случае нарушения данного условия.

Правило для уступки неденежных требований. Специальное правило действует лишь в отношении уступки денежных требований. А для уступки неденежных требований установлено правило, общее как для предпринимательских, так и непредпринимательских отношений: уступку можно запретить или ограничить в договоре (п. 4 ст. 388 ГК РФ), и тогда должник сможет оспорить уступку, совершенную вопреки запрету, если новый кредитор знал о запрете (п. 2 ст. 382 ГК РФ).

Даже если никакого ограничивающего условия в соглашении между должником и кредитором нет, для уступки неденежного требования специальное ограничение предусмотрено законом: кредитор может уступить такое право без согласия должника, только если уступка не делает исполнение обязательства значительно более обременительным для должника (п. 4 ст. 388 ГК РФ). Следовательно, если должник докажет, что в результате уступки неденежного требования исполнение этого требования стало для него значительно более обременительным и при этом у него не спросили согласия, то он может оспорить уступку на основании статьи 173.1 Гражданского кодекса (недействительность сделки, совершенной без необходимого в силу закона согласия третьего лица). В этом случае тоже надо доказать, что новый кредитор знал о том, что для уступки требовалось согласие должника (то есть знал, что перемена кредитора делает для должника исполнение более обременительным) и что должник не давал согласия на сделку (п. 2 ст. 173.1 ГК РФ).

Лучше не ограничиваться изучением договора, из которого возникло уступаемое требование, на предмет наличия ограничений, а запросить у цедента письменное подтверждение того, что между ним и должником не было никаких соглашений о запрете цессии. Тем самым цессионарий получит доказательства своей добросовестности.

Как применять новую редакцию. В новых условиях оборотоспособность прав требований в коммерческих отношениях возрастет. Теперь правовые риски цессионариев в части возможности оспаривания цессии должниками из-за соглашений между ними и первоначальными кредиторами об ограничении цессии снижаются. В случае уступки денежных требований эти риски вообще равны нулю. В случае уступки неденежных требований цессионарию для предотвращения рисков необходимо, во-первых, оценить цессию с точки зрения создания сложностей должнику и при малейшем их наличии потребовать от цедента получить согласие должника, во-вторых, сделать все возможное, чтобы убедиться в отсутствии соглашения о запрете цессии.

Заключая договоры любого вида, предполагающие денежные платежи со стороны компании, теперь необходимо помнить, что наличие в этом договоре запрета или иного ограничения уступки права требования само по себе не будет иметь практического значения. Если для компании важно ограничить возможность кредитора уступить право требования к ней другому лицу, то в этих целях необходимо одновременно устанавливать ответственность кредитора за нарушение данного ограничения (в частности, неустойку). Такая мера будет единственным сдерживающим фактором для кредитора, если он пожелает нарушить запрет на цессию.

Положения новой редакции применяются к правоотношениям, возникшим после дня ее вступления в силу, то есть после 1 июля 2014 года п. (1, 3 ст. 3 Федерального закона от 21.12.03 № 367-ФЗ «О внесении изменений в часть первую Гражданского кодекса «). Следовательно, цессии, совершаемые начиная с указанной даты, подчиняются уже новой редакции. Однако возникает некоторая неясность со случаями, когда цессия совершается после вступления в силу новой редакции, но запрет на ее совершение был установлен в договоре между первоначальным кредитором и должником до 1 июля 2014 года. Получается, что стороны, устанавливая этот запрет в договоре еще в период действия старой редакции Гражданского кодекса, исходили из ее положений и судебной практики, сложившейся на тот момент, и рассчитывали на иные последствия запрета (на то, что уступка требования, совершенная вопреки договорному запрету, будет считаться незаконной и ее можно будет оспорить). Возможно, в таких ситуациях есть основания применять прежнюю редакцию Гражданского кодекса, исходя из того, что правоотношения по установлению договорного запрета возникли в период действия прежней редакции. Окончательную ясность в эту ситуацию должна внести судебная практика.

Уведомить должника об уступке могут как новый кредитор, так и первоначальный кредитор

Оценка: правило, аналогичное подходу, выработанному ВАС РФ.

Пересмотр типовых договоров: не требуется.

Не влияет на договоры, заключенные до 01.07.14.

Должник вправе не исполнять обязательство новому кредитору до представления ему доказательств перехода требования к этому лицу (п. 1 ст. 385 ГК РФ). Но прежняя редакция Гражданского кодекса не уточняла, кто именно должен сообщить должнику об уступке — новый кредитор или первоначальный кредитор и какие именно доказательства являются достаточными для того, чтобы должник считался надлежаще уведомленным об уступке. Новая редакция внесла ясность в эти вопросы.

Прежняя практика. Отсутствие четких правил создавало затруднения в вопросе о том, являются ли действия должника по истребованию дополнительных доказательств уступки необходимыми, а действия кредиторов по представлению доказательств достаточными для уведомления должника об уступке. Между тем действия должника по истребованию дополнительных доказательств были вызваны его опасениями. Ведь если он исполнит обязательство не первоначальному кредитору, полагаясь на сведения об уступке, полученные от постороннего лица, а потом выяснится, что уступки на самом деле не было, то это будет ненадлежащим исполнением и первоначальный кредитор сможет потребовать от него исполнения еще раз. Согласно статье 312 Гражданского кодекса, должник вправе при исполнении обязательства потребовать доказательств того, что исполнение принимается самим кредитором или управомоченным им на это лицом и несет риск последствий непредъявления такого требования.

Это правило касается не только цессии, но и иных случаев перехода права требования к другому лицу, в том числе в результате универсального правопреемства.

По этим причинам должник был заинтересован в том, чтобы об уступке ему сообщил именно первоначальный кредитор как лицо, которому должник имеет основания доверять. Но у первоначального кредитора формально не было обязанности уведомлять должника об уступке. Он также не нес никаких рисков в связи с неуведомлением должника, поэтому имел возможность устраниться из отношений сразу после совершения уступки. Риски несвоевременного уведомления должника об уступке нес (и по-прежнему несет согласно новой редакции) новый кредитор: если должник, не зная об уступке, исполняет обязательство первоначальному кредитору, это исполнение считается надлежащим, а значит, новый кредитор не вправе требовать повторного исполнения от должника и должен разбираться с цедентом — требовать от него неосновательно полученное (п. 3 ст. 382 ГК РФ). По этой причине уведомления об уступке чаще всего поступают должникам от новых кредиторов. Иногда должники в этой ситуации, опасаясь недобросовестности лиц, которые называют себя новыми кредиторами, не платят, настаивая на том, что им требуется письменное подтверждение об уступке от первоначальных кредиторов или как минимум оригинал соглашения об уступке. В свою очередь новый кредитор может быть не заинтересован в раскрытии коммерческих условий, на которых он приобрел право требования у цедента. В результате такой перестраховки должник мог просрочить исполнение обязательства и поплатиться за это неустойкой.

Данная проблема была решена на уровне судебной практики: в пункте 14 обзора ВАС РФ № 120.

ЦИТИРУЕМ ДОКУМЕНТ

Кодекс не предусматривает обязательность представления должнику в качестве доказательства перемены кредитора соглашения, на основании которого цедент принял обязательство передать право (требование) цессионарию. Достаточным доказательством является уведомление должника цедентом о состоявшейся уступке права (требования) либо представление должнику акта, которым оформляется исполнение обязательства по передаче права (требования), содержащегося в соглашении об уступке права (требования) (п. 14 обзора ВАС РФ № 120).

Новая редакция закрепила аналогичный подход на законодательном уровне.

Новое правило. Новая редакция статьи 385 Гражданского кодекса не устанавливает уведомление должника об уступке в качестве обязанности именно нового или именно первоначального кредитора. Но она уточняет, что объем достаточных доказательств уступки, которые вправе требовать должник, зависит от того, кто из кредиторов его уведомляет.

ЦИТИРУЕМ ДОКУМЕНТ

Уведомление должника о переходе права имеет для него силу независимо от того, первоначальным или новым кредитором оно направлено.

Профессиональная справочная система для юристов, в которой вы найдете ответ на любой, даже самый сложный вопрос.
Попробуйте бесплатный доступ на 3 дня >>
Скоро в журнале «Юрист компании»
    Узнать больше


    Ваша персональная подборка

      Академия юриста компании

      Академия

      Смотрите полезные юридические видеолекции

      Смотреть

      Cтать постоян­ным читателем журнала!

      Cтать постоян­ным читателем журнала

      Воспользуйтесь самым выгодным предложением на подписку и станьте читателем уже сейчас

      Живое общение с редакцией

      © Актион кадры и право, Медиагруппа Актион, 2007–2017

      Журнал «Юрист компании» –
      первый практический журнал для юриста

      Использование материалов сайта возможно только с письменного разрешения редакции журнала «Юрист компании».

      Зарегистрировано Федеральной службой по надзору в сфере связи, информационных технологий и массовых коммуникаций (Роскомнадзор) Свидетельство о регистрации  ПИ № ФС77-62254 от 03.07.2015

      Политика обработки персональных данных

      
      • Мы в соцсетях
      Сайт использует файлы cookie. Они позволяют узнавать вас и получать информацию о вашем пользовательском опыте. Это нужно, чтобы улучшать сайт. Если согласны, продолжайте пользоваться сайтом. Если нет – установите специальные настройки в браузере или обратитесь в техподдержку.
      Простите, что прерываем ваше чтение

      Это профессиональный сайт для юристов-практиков. Чтобы обеспечить качество материалов и защитить авторские права редакции, мы вынуждены размещать лучшие статьи в закрытом доступе.

      Предлагаем вам зарегистрироваться и продолжить чтение. Это займет всего полторы минуты.

      У меня есть пароль
      напомнить
      Пароль отправлен на почту
      Ввести
      Я тут впервые
      Вы продолжите читать статью через 1 минуту
      Введите эл. почту или логин
      Неверный логин или пароль
      Неверный пароль
      Введите пароль