Получение исполнительного листа и наложение ареста на имущество должника

127

Вопрос

Между физ. лицом и юр. лицом (1) заключен договор займа. Займ не возвращен. Физ. лицо направил юр. лицу (1) претензию. В свою очередь юр. лицо (1) является кредитором юр. лица (2) и юр. лицу (1) по решению АС выдан исполнительный лист о взыскании долга с должника — юр. лица (2). Исполнительное производство окончено в связи с отсутствием имущества, денег на р/счетах должника. Далее между физ. лицом и юр. лицом (1) состоялась уступка прав (цессия) на частичное взыскание долга по исполнительному лицу с должника-юр. лица (2). Таким образом новым кредитором у юр. лица (2) стало физ. лицо. Физ. лицо установило, что у должника — юр. лица (2) - имеются доли в уставном капитале другого общества, т. е. юр. лицо (2) является учредителем ЗАО. Какие дальнейшие действия должен предпринять новый кредитор — физ. лицо, чтобы получить новый исполнительный лист (в каком суде АС или общей юрисдикции?), а также наложить арест на эти доли, чтобы должник не вывел активы и предъявить его ко взысканию? Каков алгоритм действий в этой ситуации?

Ответ

Физическому лицу необходимо обратиться в арбитражный суд, который выдал исполнительный лист юридическому лицу (1), для замены истца в порядке процессуального правопреемства. При этом в судебном акте должно быть указано конкретное имущество должника — акции ЗАО. После получения судебного акта и исполнительного листа, физическому лицу необходимо обратиться к реестродержателю ЗАО. На основании судебного акта реестродержатель производит списание акций с лицевого счета должника. Арест на акции накладывается в течение 3 со дня получения исполнительного документа от взыскателя.

Процессуальное правопреемство при уступке права требования регулируется статьей 48 АПК РФ.

Порядок взыскания на акции установлен статьей 73.1 Федерального закона от 02.10.2007
№ 229-ФЗ.

Переход прав на акции происходит с момента внесения изменений в сведения о владельце ценных бумаг в реестре акционеров (пункт 2 статьи 149 ГК РФ).

Для обращения к реестродержателю для списания акций должника физическому лицу целесообразно ознакомиться с рекомендацией Как внести сведения в реестр акционеров и получить информацию из него.

Обоснование данной позиции приведено ниже в материалах «Системы Юрист».

Комментарий к Арбитражному процессуальному кодексу РФ.

«Статья 48. Процессуальное правопреемство

  1. В случаях выбытия одной из сторон в спорном или установленном судебным актом арбитражного суда правоотношении (реорганизация юридического лица, уступка требования, перевод долга, смерть гражданина и другие случаи перемены лиц в обязательствах) арбитражный суд производит замену этой стороны ее правопреемником и указывает на это в судебном акте*. Правопреемство возможно на любой стадии арбитражного процесса.
  2. На замену стороны ее правопреемником или на отказ в этом арбитражным судом указывается в соответствующем судебном акте, который может быть обжалован*.
  3. Для правопреемника все действия, совершенные в арбитражном процессе до вступления правопреемника в дело, обязательны в той мере, в какой они были обязательны для лица, которое правопреемник заменил.

1. Процессуальное правопреемство представляет собой переход процессуальных прав и обязанностей от одного лица к другому в связи с материальным правопреемством.

Не вызывает сомнений, что ч. 1 ст. 48 АПК распространяется не только на стороны (как это следует из буквального толкования), но и на третьих лиц, заявителей и заинтересованных лиц.

Государственные органы, органы местного самоуправления и иные органы, обратившиеся в арбитражный суд в порядке, предусмотренном ч. 1 ст. 53 АПК, а также организации и граждане, обратившиеся в арбитражный суд в защиту прав и законных интересов других лиц в порядке, предусмотренном ч. 2 ст. 53 АПК, могут быть заменены их правопреемниками, тем более что в практике применения АПК 1995 г. подобные замены допускались1.

Более того, полагаем, что если когда-нибудь будут реорганизованы (в административном порядке) органы прокуратуры, то и в этом случае не будет никаких оснований для того, чтобы не произвести замену прокурора как должностного лица его правопреемником.

Таким образом, институт процессуального правопреемства следует распространять на всех лиц, участвующих в деле.

Правопреемство следует отличать от замены ненадлежащего ответчика (ст. 47 АПК):

а) при замене арбитражный суд исследует, как правило, другое спорное материальное правоотношение, при правопреемстве — то же (в нем лишь происходит изменение в субъектном составе);

б) при замене ненадлежащего ответчика возникает новое процессуальное правоотношение, при правопреемстве — продолжается существующее с новым субъектом;

в) процессуальное правопреемство имеет место лишь в том случае, если материальное правопреемство возникло после возбуждения арбитражного дела. Замена же ненадлежащего ответчика, производимая по основаниям материального правопреемства, допускается исключительно при правопреемстве, возникшем до его возбуждения;

г) если при замене ненадлежащего ответчика рассмотрение дела производится с самого начала (ч. 3 ст. 47 АПК), то при правопреемстве процесс продолжается (за исключением случаев обязательного и факультативного приостановления производства по делу — п. 3 ч. 1 ст. 143 и п. 2 ст. 144 АПК);

д) при замене ненадлежащего ответчика возможна ситуация, когда в дело привлекается второй (надлежащий) ответчик — ч. 5 ст. 47 АПК. Процессуальное правопреемство, напротив, исключает одновременное участие в деле (в рамках конкретного искового требования) и правопредшественника, и правопреемника.

Законодатель дает примерный перечень случаев материального правопреемства, которые влекут правопреемство процессуальное:

1) реорганизация юридического лица (сюда же следует отнести и реорганизацию государственных органов, органов местного самоуправления и иных органов, проводимую в рамках публичного права).

Подтверждая правопреемство при реорганизации юридического лица, необходимо представить передаточный акт (разделительный баланс) — ст. 58, 59 Г. К. Исключает ли процессуальное правопреемство отсутствие указания на оспариваемое право в передаточном акте (разделительном балансе)? Полагаем, что исключает, но только для двух форм реорганизации — для разделения и выделения. Именно при разделении и выделении отсутствие в разделительном балансе указания на оспариваемое право создает правовую неопределенность относительно его субъекта. В остальных же случаях — при слиянии, присоединении и преобразовании — никакой неопределенности относительно субъекта не возникает в виду его единичности. Поэтому полагаем, что при слиянии, присоединении и преобразовании для процессуального правопреемства достаточно представления доказательств государственной регистрации вновь возникших юридических лиц или внесения изменений в учредительные документы существующих юридических лиц.

Преобразование акционерного общества одного типа в акционерное общество другого типа реорганизацией юридического лица не является2. То же можно сказать и о случаях изменения наименования юридического лица (государственного органа, органа местного самоуправления, иного органа). Следовательно, формально-юридически указанные случаи не влекут и процессуального правопреемства (субъект права остался тот же самый). Для случая изменения наименования ч. 1 и ч. 4 ст. 124 АПК устанавливают самостоятельное (отличное от института процессуального правопреемства) правовое регулирование.

Обратим также внимание на интересную рекомендацию, связавшую налоговый учет налогоплательщиков с рассматриваемыми институтами: «При тождественности индивидуального номера налогоплательщика изменение названия юридического лица не влечет за собой ни материального, ни процессуального правопреемства"3. В этом есть определенная логика. Например, п. 3.5 Порядка и условий присвоения, применения, а также изменения идентификационного номера налогоплательщика и форм документов, используемых при постановке на учет, снятии с учета юридических и физических лиц4 предусматривает, что идентификационный номер налогоплательщика организации, реорганизованной в форме выделения и присоединения, не изменяется, а организации, выделившейся из состава реорганизуемой организации, присваивается новый идентификационный номер налогоплательщика. Однако логически развивая идею, изложенную в данной рекомендации, можно прийти к выводу, что, напротив, если изменение названия юридического лица было сопряжено с изменением индивидуального номера налогоплательщика, то это свидетельствует о наличии правопреемства. Такое суждение будет, конечно же, ошибочным: законодатель в сфере учета налогоплательщиков может каким угодно образом регулировать присвоение и изменение идентификационных номеров налогоплательщиков — никаких гражданско-правовых последствий это иметь не может.

Реорганизация организации, являющейся лицом, участвующим в деле, дает арбитражному суду право приостановить производство по делу — п. 2 ст. 144 АПК;

2) уступка требования и перевод долга.

Уступка требования и перевод долга представляют собой случаи сингулярного правопреемства (см. гл. 24 ГК)*.

Используемый в комментируемой норме термин «спорное правоотношение» в достаточной мере условен: на самом деле в итоге может оказаться, что никаких материальных правоотношений, к примеру, между истцом и ответчиком, не существовало. Если для случаев универсального правопреемства особых сложностей это не вызывает (к правопреемнику переходят абсолютно все права и потому ставить под сомнение его процессуальное правопреемство было бы неверным), то применительно к материальному сингулярному правопреемству возникают некоторые вопросы. В частности, должен ли арбитражный суд, допуская процессуальное правопреемство, оценивать юридическую действительность самой цессии (соглашения о переводе долга) и основного обязательства — обязательства, из которого уступается право требования (переводится долг)? Если должен, то к чему должна сводиться такая проверка? Как поступать в тех случаях, когда уступается лишь часть требования (переводится часть долга)?

При ответе на поставленные вопросы необходимо исходить из принципиальной посылки: для процессуального правопреемства наличность (действительность) основного обязательства вообще не должна иметь значения. Объясняется это тем, что если исходить из обратного, то тогда арбитражный суд, заменяя правопреемника, будет предрешать разрешение дела по существу, что явно не укладывается в процессуальный регламент рассмотрения дела в арбитражном суде первой инстанции. Таким образом, основанием процессуального правопреемства при уступке требования и переводе долга являются сами эти сделки (уступка требования и перевод долга) безотносительно к юридической действительности основного обязательства*.

Однако это отнюдь не означает, что арбитражный суд не должен проверять соблюдение императивно установленных законом норм, касающихся самой цессии и перевода долга (о недопустимости уступки и перевода долга — п. 2 ст. 382, ст. 383, ст. 388, п. 1 ст. 391 ГК, о форме уступки и перевода долга ст. 389, п. 2. ст. 391 ГК). Соответственно, несоблюдение указанных требований безусловно исключает процессуальное правопреемство.

Уступка части требования создает интересную правовую ситуацию: первоначальный иск трансформируется в два самостоятельных иска. Данный случай не следует путать с теми, когда истец в одном исковом заявлении объединяет несколько исковых требований, а потом право требования по одному из них уступает (например, истец предъявил иск о взыскании основного долга и неустойки, а потом уступил право требовать неустойку): здесь как было два самостоятельных иска, так после уступки (а также произведенного процессуального правопреемства) и осталось.

Напротив, при уступке права требования из одного искового требования первоначальный истец не может выбыть из процессуального правоотношения, поскольку вследствие цессии уменьшился объем его предполагаемых материальных прав, но сам он продолжает оставаться кредитором в материальном правоотношении. В то же время нелогично было бы отказывать приобретателю части требований во вступлении в процесс: перешедшие к нему требования в процессе уже заявлены, по ним возбуждено производство и каких-либо процессуальных оснований для того, чтобы не рассматривать их по существу, нет. Представляется, что в этой ситуации арбитражный суд должен будет допустить в процесс приобретателя требования и, если не изменилась подведомственность и подсудность дела, а также если отсутствует необходимость выделения требований в отдельное производство (ч. 3 ст. 130 АПК), по существу рассмотреть оба иска.

Можно ли при таком подходе считать приобретателя части требований правопреемником процессуальных прав и обязанностей первоначального истца? В более практическом плане это прежде всего сводится к вопросу о том, насколько для приобретателя части требований обязательны процессуальные действия, совершенные первоначальным истцом до вступления приобретателя требования в процесс? В процессуальной науке господствует мнение о том, что процессуальное правопреемство (в отличие от материального) не может быть сингулярным: процессуальные права и обязанности переходят к правопреемнику всегда в полном объеме5. Однако в рассматриваемой ситуации процессуальными правами должны быть наделены как первоначальный истец, так и приобретатель части требований. В то же время отрицание обязательности для приобретателя части требований процессуальных действий, совершенных первоначальным истцом до вступления приобретателя части требований в процесс, нарушало бы прежде всего права ответчика. Следовательно, к приобретателю части требований в порядке процессуального правопреемства переходят от первоначального истца те процессуальные права и обязанности, которые касаются уступленного требования. Поэтому, если, к примеру, до вступления приобретателя части требований в процесс первоначальный истец с ответчиком достигли соглашение по конкретным обстоятельствам (ч. 2 ст. 70 АПК), для приобретателя части требований такое соглашение обязательно в той же мере, что и для первоначального истца.

Сформулированный выше подход о трансформации первоначального иска и сингулярном процессуальном правопреемстве при уступке требования в полной мере применим и к случаям перевода долга;

3) смерть гражданина.

Если после смерти гражданина, являвшегося стороной по делу (либо третьим лицом, заявляющим самостоятельные требования относительно предмета спора), материальное правоотношение не допускает правопреемство, то производство по делу (по иску третьего лица), подлежит прекращению — п. 6 ч. 1 ст. 150 АПК.

Если после смерти указанных субъектов материальное правоотношение

допускает правопреемство, то производство по делу приостанавливается (п. 3 ч. 1 ст. 143 АПК) до определения правопреемника.

Смерть гражданина, являвшегося третьим лицом, не заявляющим самостоятельные требования относительно предмета спора, на движение дела влияния не оказывает. В то же время, если материально-правовая связь с лицом, на стороне которого третье лицо выступало, допускает правопреемство, в процесс должен быть привлечен правопреемник третьего лица;

4) другие случаи перемены лиц в обязательствах.

Здесь, в частности, следует указать на переход прав (обязанностей) на основании закона (см., например, ст. 387 ГК). Перечень указанных случаев достаточно объемен6. Учитывая гражданско-правовой принцип свободы договора, не исключены и иные (помимо цессии и перевода долга) сделки, влекущие перемену лиц в материальных правоотношениях.

Следует обратить внимание, что вне зависимости от основания материального правопреемства процессуальное правопреемство допускается лишь после того, как произойдет замена в материальном правоотношении. Поэтому если, к примеру, соглашение об уступке прав предполагает передачу прав в будущем, процессуальное правопреемство возможно только после такой передачи.

С ходатайством о замене может обратиться как лицо, участвующее в деле, так и непосредственно его правопреемник.

Арбитражный суд, производя замену лица, участвующего в деле, обязан указать на это в судебном акте (именно о судебном акте как о родовой категории упоминают и ч. 1, и ч. 2 ст. 48 АПК). Соответственно законодатель предполагает, что вопрос о процессуальном правопреемстве арбитражный суд может разрешить как в судебном решении, так и в иных судебных актах, завершающих производство в арбитражном суде соответствующей инстанции. Подобное правовое регулирование следует подвергнуть критике. Считаем, что совершенно недопустима ситуация, когда арбитражный суд откладывает разрешение ходатайства о замене до момента вынесения решения (окончательного судебного акта для определенной инстанции): такой подход нарушает право на судебную защиту, поскольку препятствует вступлению в процесс надлежащему субъекту. Даже если соответствующее ходатайство поступило после судебных прений, вынесение отдельного судебного определения позволит правопреемнику как уже легитимированному участнику процесса заявить необходимые ходатайства, в том числе и по вопросу возобновления исследования доказательств (ч. 1 ст. 165 АПК).

Применительно к производству в арбитражном суде апелляционной инстанции ВАС РФ указал, что «к лицам, имеющим право на обжалование в порядке апелляционного производства, относятся также правопреемники лиц, участвующих в деле, не вступившие в процесс при рассмотрении дела арбитражным судом первой инстанции"7. Таким образом, право на апелляционное обжалование судебных актов принадлежит материальному правопреемнику лица, участвующего в деле, даже если его процессуально-правовой статус не был подтвержден в арбитражном суде первой инстанции. Это вполне разумно для случаев, когда правопредшественник не сообщил правопреемнику об имеющем место производстве в арбитражном суде первой инстанции. В то же время очевидно, что субъекты, которым было отказано в привлечении к участию в деле в качестве процессуальных правопреемников, не должны подпадать под категорию «правопреемники лиц, участвующих в деле, не вступившие в процесс при рассмотрении дела арбитражным судом первой инстанции».

Также полагаем, что при применении указанной рекомендации ВАС РФ не следует исключать возможность процессуальных злоупотреблений. К примеру, несогласный с решением об отказе в удовлетворении иска истец может задним числом заключить договор уступки с дружественным юридическим лицом и инициировать подачу апелляционной жалобы от такого «не вступившего в процесс при рассмотрении дела арбитражным судом первой инстанции» субъекта.

Правопреемство возможно на любой стадии арбитражного процесса, в том числе на стадии пересмотра вступивших в законную силу судебных актов по вновь открывшимся обстоятельствам8, а также на стадии исполнения судебных актов. ВАС РФ отдельно отметил, что замена стороны ее правопреемником в исполнительном производстве осуществляется на основании судебного акта арбитражного суда9.

2. ФЗ от 19.07.2009 г. № 205-ФЗ ч. 2 ст. 48 АПК была изменена: если первоначально законодатель устанавливал, что объектом самостоятельного обжалования может быть лишь судебный акт, которым произведена замена стороны ее правопреемником, то теперь допустимо также и обжалование судебного акта, которым в такой замене отказано10.

12.03.2015



Академия юриста компании

Академия

Смотрите полезные юридические видеолекции

Смотреть

Cтать постоян­ным читателем журнала!

Cтать постоян­ным читателем журнала

Воспользуйтесь самым выгодным предложением на подписку и станьте читателем уже сейчас

Живое общение с редакцией

Рассылка

© Актион кадры и право, Медиагруппа Актион, 2007–2016

Журнал «Юрист компании» –
первый практический журнал для юриста

Использование материалов сайта возможно только с письменного разрешения редакции журнала «Юрист компании».


  • Мы в соцсетях

Входите! Открыто!
Все материалы сайта доступны зарегистрированным пользователям. Регистрация займет 1 минуту.

У меня есть пароль
напомнить
Пароль отправлен на почту
Ввести
Я тут впервые
И получить доступ на сайт
Займет минуту!
Введите эл. почту или логин
Неверный логин или пароль
Неверный пароль
Введите пароль
×
Только для зарегистрированных пользователей

Всего минута на регистрацию и документы у вас в руках!

У меня есть пароль
напомнить
Пароль отправлен на почту
Ввести
Я тут впервые
И получить доступ на сайт
Займет минуту!
Введите эл. почту или логин
Неверный логин или пароль
Неверный пароль
Введите пароль
×

Подпишитесь на рассылку. Это бесплатно.

В рассылках мы вовремя предупредим об акции, расскажем о новостях в работе юриста и изменениях в законодательстве.