в случае если гр. Германии дарит картину гр. России, как оформить авторские права (договор дарения отчуждение или только договор дарения)

243

Вопрос

в случае если гр. Германии дарит картину гр. России, как оформить авторские права (договор дарения отчуждение или только договор дарения),

Ответ

: Если у гр. Германии есть исключительные права на данную картину, то можно просто составить договор дарения. В соответствии с п. 2 ст. 1291 ГК РФ при отчуждении оригинала произведения его собственником, обладающим исключительным правом на произведение, но не являющимся автором произведения, исключительное право на произведение переходит к приобретателю оригинала произведения, если договором не предусмотрено иное.

 

В случае, если договор заключается не на территории РФ, то необходимо учитывать законодательство той страны, где происходит сделка.

Обоснование данной позиции приведено ниже в материалах «Системы Юрист».

 

Правовой режим экземпляра авторского произведения

«Экземпляр авторского произведения (материальный носитель) представляет собой вещь и, соответственно, может быть объектом вещных или обязательственных правоотношений. В то же время передача исключительных прав на произведение нередко сопровождается передачей пользователю определенного количества экземпляров произведения для их воспроизведения, публичного показа или иного использования. Приобретая экземпляр авторского произведения, в частности программу для ЭВМ, нужно учитывать правовую природу договора (купля-продажа экземпляра-вещи либо договор об отчуждении или передаче в пользование исключительных прав). От характера договора напрямую зависят пределы правомерного использования этого экземпляра.

ЭКЗЕМПЛЯР АВТОРСКОГО ПРОИЗВЕДЕНИЯ: СООТНОШЕНИЕ ВЕЩНЫХ, ОБЯЗАТЕЛЬСТВЕННЫХ И ИСКЛЮЧИТЕЛЬНЫХ ПРАВ

Для возникновения, осуществления и защиты авторских прав на произведение необходимы два условия: произведение должно быть результатом творческого труда автора (п. 7 ст. 1259 ГК РФ); произведение должно быть выражено в какой-либо объективной форме — письменной, устной (публичное исполнение), в форме изображения, звуко- или видеозаписи и проч. (п. 3 названной статьи).

Чаще всего авторское произведение закрепляется на материальном носителе: рукопись книги, картина, компакт-диск с программой для ЭВМ. Это позволяет в дальнейшем воспроизводить произведение, т. е. изготавливать его копии (экземпляры).

По общему правилу интеллектуальные (исключительные) права на произведение не зависят от права собственности на материальный носитель, в котором было выражено данное произведение. Переход права собственности на материальный носитель (экземпляр) не влечет перехода или предоставления интеллектуальных прав на само произведение, за исключением случаев, предусмотренных законом (ст. 1227 ГК РФ).*

Таким образом, в первом приближении авторское произведение и его материальный носитель (экземпляры) имеют самостоятельную судьбу в гражданском обороте. Распоряжение произведением как объектом авторского права осуществляется при помощи договора об отчуждении исключительных прав, лицензионного договора или договора авторского заказа. Экземпляры произведения, будучи по своей природе вещами, могут быть предметом купли-продажи, дарения, аренды, подряда и др.

Выводы о самостоятельном участии в гражданском обороте произведения и его экземпляров нуждаются в уточнении.

Во-первых, в некоторых случаях произведение (как и его экземпляры) еще не существует, его лишь предстоит создать по договору авторского заказа. Подрядчик (автор) создает произведение не для себя, а по заказу другого лица и часто за счет заказчика. Поэтому материальный носитель произведения передается заказчику в собственность, если соглашением сторон не предусмотрено иное (ст. 1288 ГК РФ). Что касается передачи исключительных прав на вновь созданное произведение, то договором авторского заказа может быть предусмотрено как отчуждение заказчику исключительного права, так и предоставление заказчику права использования произведения в установленных договором пределах.

Специальные правила установлены в отношении программ для ЭВМ и баз данных, которые были созданы при выполнении работ по договору. Если предметом договора было создание упомянутых произведений, то исключительные права на них принадлежат заказчику, кроме случаев, когда договором предусмотрено иное (п. 1 ст. 1296 ГК РФ). Если же программа для ЭВМ или база данных создана при выполнении договора подряда или договора на выполнение научно-исследовательских работ, которые прямо не предусматривали их создания, то исключительные права на такую программу или базу данных принадлежат подрядчику, кроме случаев, когда договором предусмотрено иное (п. 1 ст. 1297 ГК РФ).

Во-вторых, в содержание исключительного права на произведение входят такие правомочия, как: его воспроизведение, публичный показ, прокат оригинала или экземпляров произведения (п. 2 ст. 1270 ГК РФ). Во всех перечисленных случаях осуществление исключительного права происходит с использованием экземпляра произведения. По этой причине следует разграничивать две формы использования экземпляра: как вещи (в целях личного потребления)1и как средства осуществления исключительных прав (в коммерческих целях).

Необходимо также проводить различие между договором об отчуждении исключительного права на произведение и договором купли-продажи экземпляров произведения, между лицензионным договором и договором аренды (проката) экземпляров произведения.

Федеральным законом от 19.07.2007 № 195-ФЗ «О внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской Федерации в части формирования благоприятных налоговых условий для финансирования инновационной деятельности» ст. 149 НК РФ была дополнена подп. 26, в соответствии с которым не подлежит обложению НДС реализация исключительных прав на изобретения, полезные модели, промышленные образцы, программы для ЭВМ, а также прав на использование названных результатов интеллектуальной деятельности на основании лицензионного договора.

Практически сразу после вступления в силу указанных изменений налогоплательщики обратились в Минфин России за разъяснением в части порядка применения данной льготы к операциям по продаже и настройке программного обеспечения (программ для ЭВМ). Минфин России уточнил, что положения подп. 26 п. 2 ст. 149 НК РФ не применяются к договорам купли-продажи материальных носителей, в которых выражены результаты интеллектуальной деятельности2.

Кроме налоговых последствий заключения договора купли-продажи экземпляров произведения покупателя интересуют и пределы правомерного использования экземпляров произведения.

На первый взгляд, критерий разграничения упомянутых выше договоров очевиден: в одном случае предметом договора является исключительное право на произведение (право на использование произведения тем или иным способом); в другом — экземпляры произведения как вещи, т. е. определенное количество материальных носителей (книг, компакт-дисков, видеокассет и т. д.). Однако договор об отчуждении исключительного права и лицензионный договор также могут предусматривать передачу приобретателю (пользователю) определенного количества экземпляров произведения с целью обеспечить возможность их воспроизведения, публичного показа и реализации иных возможностей, которые входят в содержание исключительного права.

При определении правовой природы договора об отчуждении (о передаче в пользование) экземпляров произведения следует учитывать два момента:

  • как сформулирован предмет договора;
  • в каких пределах приобретатель экземпляров произведения вправе их использовать: выходят ли его правомочия за рамки использования в личных целях (свободного использования) или нет.

Особую актуальность вопрос о разграничении исследуемых договоров приобрел в связи с появлением в гражданском обороте так называемых оберточных лицензий в отношении программной продукции. В соответствии с п. 3 ст. 14 ранее действовавшего Закона РФ от 23.09.92 № 3523-I "О правовой охране программ для ЭВМ и баз данных"3 при продаже программ для ЭВМ или баз данных допускался особый порядок заключения договора — путем изложения его условий на передаваемых экземплярах программ для ЭВМ и баз данных. Такой порядок заключения договора получил название оберточной лицензии.

В части четвертой ГК РФ подобные лицензионные договоры отнесены к договорам присоединения (п. 3 ст. 1286). Начало использования экземпляра программы для ЭВМ или базы данных означает согласие пользователя с теми условиями, которые изложены на приобретенном экземпляре или его упаковке.

Несмотря на используемую в законе терминологию, было бы ошибочно рассматривать каждую покупку экземпляра программы для ЭВМ как заключение покупателем лицензионного договора. В большинстве случаев производитель (продавец) программы для ЭВМ лишь информирует покупателя о недопустимых способах использования приобретенного экземпляра: запрещает копирование компакт-диска с программой или создание его виртуального аналога, предоставление доступа к программе третьим лицам, модификацию программы и проч. Соответственно, покупатель компакт-диска не приобретает каких-либо исключительных прав в отношении программы для ЭВМ. Его правомочия пользования программой суть правомочия собственника экземпляра программы (вещи).

И только когда покупателю экземпляра программы для ЭВМ предоставляются правомочия, выходящие за рамки разрешенного законом использования (ст. 1280 ГК РФ), можно говорить о заключении лицензионного договора по типу оберточной лицензии.

В части четвертой ГК РФ законодатель попытался максимально четко урегулировать вопросы правовой охраны программ для ЭВМ. Доказательством может служить большое число статей, посвященных этому виду объектов авторского права. Тем не менее говорить о совершенстве норм ГК РФ в данной области было бы преждевременно.

Так, в ст. 1 Закона РФ "О правовой охране программ для ЭВМ и баз данных"("Основные понятия«) уточнялось, что под распространением программы для ЭВМ или базы данных следует понимать предоставление доступа к воспроизведенной в любой материальной форме программе для ЭВМ или базе данных, в том числе сетевыми и иными способами, а также путем продажи, проката, сдачи внаем, предоставления взаймы, включая импорт для любой из этих целей. Согласно ст. 10 Закона, в содержание исключительного права на программу для ЭВМ и базу данных входили следующие правомочия:

  • воспроизведение программы для ЭВМ или базы данных (полное или частичное) в любой форме, любыми способами;
  • распространение программы для ЭВМ или базы данных;
  • модификация программы для ЭВМ или базы данных, в том числе их перевод с одного языка на другой;
  • иное использование программы для ЭВМ или базы данных.

Наличие приведенных норм позволяло без труда квалифицировать ситуации, когда покупатель экземпляра программы для ЭВМ размещал приобретенную программу в своей локальной сети, связывающей ряд компаний внутри холдинга либо основное и дочернее общество и т. д. Подобные действия укладывались в понятие распространения программы для ЭВМ посредством сети и, соответственно, предполагали наличие у покупателя лицензионного договора с правообладателем.

В части четвертой ГК РФ содержание исключительного права на программу для ЭВМ или базу данных не раскрывается столь подробно, как в ранее действовавшем законодательстве. Что касается пределов свободного использования экземпляра программы для ЭВМ, то они очерчены в ст. 1270, 1280 ГК РФ.

В частности, лицо, правомерно владеющее экземпляром программы (пользователь), вправе без разрешения автора или иного правообладателя внести в программу изменения исключительно в целях ее функционирования на технических средствах пользователя и осуществлять иные действия, необходимые для функционирования этой программы в соответствии с ее назначением, в том числе запись и хранение в памяти ЭВМ (одной ЭВМ или одного пользователя сети). Запись программы в память ЭВМ не считается воспроизведением, если она является временной и составляет неотъемлемую и существенную часть технологического процесса, имеющего единственной целью правомерное использование программы.

ПРЕДЕЛЫ ИСПОЛЬЗОВАНИЯ ЭКЗЕМПЛЯРОВ ПРОИЗВЕДЕНИЯ, ПРАВОМЕРНО ВВЕДЕННЫХ В ГРАЖДАНСКИЙ ОБОРОТ. АНАЛИЗ ДЕЛ О «СКРЫТОМ» ПРОКАТЕ ЭКЗЕМПЛЯРОВ ПРОИЗВЕДЕНИЯ

В ст. 1272 ГК РФ получил закрепление принцип исчерпания исключительных прав на произведение, в соответствии с которым оригинал или экземпляры произведения, правомерно введенные в гражданский оборот путем их продажи или иного отчуждения, могут распространяться далее без согласия автора (правообладателя) и без выплаты ему вознаграждения4.

Прежнее законодательство также содержало правило о том, что распространение экземпляров авторского произведения, правомерно введенных в гражданский оборот, допускается без согласия автора и без выплаты ему вознаграждения (п. 3 ст. 16 Закона РФ от 09.07.93 № 5351-I «Об авторском праве и смежных правах»). В той же статье уточнялось, что право на распространение экземпляров произведения путем сдачи их в прокат принадлежит автору независимо от права собственности на эти экземпляры.

В части четвертой ГК РФ правомочие по сдаче в прокат оригинала или экземпляра произведения входит в содержание исключительного права автора на произведение (п. 2 ст. 1278).

На практике прокат экземпляров произведения часто носит завуалированный характер. В подобных случаях о наличии отношений по сдаче в прокат экземпляров произведения можно судить лишь по косвенным доказательствам — с учетом особенностей исполнения спорных договоров и размера произведенной оплаты за экземпляры произведения. В октябре 2005 г. одно из таких дел стало предметом рассмотрения Президиума ВАС РФ.

• ЗАО «1С» обратилось в суд с иском к ЗАО «Мир компьютеров» о взыскании 5 тыс. руб. компенсации за нарушение авторских прав.

Как следует из материалов дела, ответчик через принадлежащий ему магазин распространял программы для ЭВМ, авторские права на которые принадлежат истцу. При продаже экземпляра программы ЗАО «Мир компьютеров» вместе с кассовым чеком выдавало покупателю талон, предоставляющий право в течение неопределенного времени обменять диск на любой другой за 25 руб., а после совершения пяти обменов — право на получение одного диска бесплатно.

Истец, полагая, что данные действия ответчика нарушают исключительное право ЗАО «1С» на сдачу программ в прокат, обратился в суд с настоящим иском. Ответчик против иска возражал со ссылкой на то, что осуществлял лишь продажу и обмен экземпляров программ, договоры проката с покупателями не заключал. Решением суда первой инстанции, а также постановлениями судов апелляционной и кассационной инстанций в удовлетворении иска отказано.

Президиум ВАС РФ, изучив доводы истца в надзорной жалобе, пришел к выводу, что исковые требования подлежат удовлетворению.

Отношения, сложившиеся у ответчика с потребителями, свидетельствуют о том, что последние приобретали не только право собственности на экземпляр программы для ЭВМ, но и право на использование программы путем ее записи в память ЭВМ. В свою очередь, общество получало возможность повторно продать (по сути, передать во временное пользование) этот же экземпляр новому покупателю. По своему экономическому и правовому содержанию обязательства общества, изложенные в так называемом гарантийном талоне, сводились к коммерческому прокату программ для ЭВМ. Данный прокат приводит к широкому копированию произведений, что наносит ущерб исключительному праву на воспроизведение.

Таким образом, действия ответчика представляли собой самостоятельный способ использования объекта авторских прав (сдачу в прокат) и привели к нарушению исключительных прав истца на программы для ЭВМ (постановление Президиума ВАС РФ от 25.10.2005 № 3919/05).

• Аналогичный спор с участием тех же лиц был рассмотрен ФАС Центрального округа (постановление от 24.04.2007 по делу № А14-3044/2006121/29). Суд кассационной инстанции также присудил истцу компенсацию за нарушение его исключительных прав в отношении программ для ЭВМ, поскольку ответчик неправомерно, без договора с истцом, осуществлял продажу и последующий обмен (возврат) компакт-дисков, содержащих экземпляры спорных программ.

Предоставление в пользование программ для ЭВМ может быть скрыто посредством оформления договора аренды компьютерного или иного оборудования (персонального компьютера, сервера, биллинговой системы и проч.) В подобных случаях необходимо оценить возможность эксплуатации оборудования вне зависимости от использования соответствующей программы для ЭВМ.

Если программное обеспечение является комплектующим для конкретного оборудования (его наличие предусмотрено паспортом на товар) и эксплуатация оборудования без него невозможна, то продажа такого оборудования или предоставление его в аренду не требует заключения лицензионного договора с автором (правообладателем) программы для ЭВМ. В качестве примера можно привести продажу (сдачу в аренду, прокат) стиральной машины, микроволновой печи, калькулятора и др.

Если же оборудование может использоваться по назначению и без программы для ЭВМ, то собственник оборудования не вправе предоставлять другим лицам возможность пользоваться программой для ЭВМ (сдавать ее в прокат), если не управомочен на это лицензионным договором с правообладателем.

• Общество обратилось в арбитражный суд с иском к индивидуальному предпринимателю о взыскании суммы компенсации за нарушение исключительного права на использование программ для ЭВМ. Основанием для предъявления иска послужило то обстоятельство, что ответчик сдавал в прокат физическим лицам компьютеры (в помещении компьютерного клуба) с установленными на них игровыми программами, права на которые принадлежат истцу.

Суд удовлетворил заявленные исковые требования, руководствуясь следующим. Цель сдачи в прокат компьютеров ответчиком — предоставление арендаторам возможности пользования установленными на них программами для ЭВМ. В то время как по смыслу ст. 15 Закона РФ «О правовой охране программ для ЭВМ и баз данных» право на осуществление действий, связанных с функционированием программы для ЭВМ, должно реализовываться непосредственно пользователями программы. Предоставление права пользования соответствующими программами третьим лицам за плату к числу прав пользователя программы для ЭВМ не относится5.

Возвращаясь к характеристике принципа исчерпания исключительных прав на произведение, следует еще раз отметить, что приобретение экземпляра произведения не влечет возникновения у покупателя каких-либо исключительных прав. Покупатель может перепродать экземпляр произведения другому лицу, но ограничен в способах его правомерного использования (только в личных целях): вправе читать книгу, слушать фонограмму, работать с программой для ЭВМ, но не вправе копировать произведение6, сдавать его в прокат, публично показывать, сообщать для всеобщего сведения и т. д.

ОТВЕТСТВЕННОСТЬ ЗА РАСПРОСТРАНЕНИЕ КОНТРАФАКТНЫХ ЭКЗЕМПЛЯРОВ ПРОИЗВЕДЕНИЯ

В п. 4 ст. 1252 ГК РФ содержится определение понятия контрафактных экземпляров произведения. Это материальные носители (в которых выражено произведение), изготовление, распространение или иное использование которых приводят к нарушению исключительного права на такое произведение. По решению суда контрафактные экземпляры произведения подлежат изъятию из оборота и уничтожению без какой бы то ни было компенсации, если иные последствия не предусмотрены Кодексом.

За распространение контрафактных экземпляров произведения лицо может быть привлечено к гражданско-правовой, административной и даже уголовной ответственности.

В соответствии со ст. 1301 ГК РФ при нарушении исключительного права на произведение автор или иной правообладатель может потребовать от нарушителя по своему выбору:

  • возмещения причиненных убытков;
  • выплаты денежной компенсации в размере от 10 тыс. до 5 млн руб., определяемом по усмотрению суда;
  • выплаты денежной компенсации в двукратном размере стоимости экземпляров произведения или права использования произведения, определяемой исходя из цены, которая при сравнимых обстоятельствах обычно взимается за правомерное использование произведения.

На практике преобладают иски о взыскании денежной компенсации в диапазоне от 10 тыс. до 5 млн руб. Заявляя подобное требование, автор (правообладатель) не обязан доказывать реальный размер причиненных ему убытков. Ответчик вправе доказывать несоответствие размера денежной компенсации последствиям нарушения исключительного права.

• ООО «ДиВиДи Экспо» обратилось в Арбитражный суд г. Москвы с иском к индивидуальному предпринимателю Н. о взыскании 100 тыс. руб. компенсации за нарушение исключительных авторских прав. Решением от 26.06.2007, оставленным без изменения апелляционной инстанцией, исковые требования удовлетворены.

ФАС Московского округа (постановление от 07.02.2008 № КГ-А40/14828-07) также не нашел оснований для отмены решения. Арбитражные суды правомерно определили размер компенсации, руководствуясь установленными обстоятельствами дела и характером правонарушения. Кроме того, ответчик не предоставил в суд первой или апелляционной инстанции каких-либо доказательств, подтверждающих несоразмерность компенсации характеру правонарушения.

Встречаются, пока немногочисленные, примеры взыскания денежной компенсации в двукратном размере стоимости нарушенных исключительных прав.

• Корпорация «Майкрософт» обратилась в Арбитражный суд г. Москвы с иском к ООО «ИСБ» о взыскании 490 188 руб. компенсации за нарушение ответчиком исключительных авторских прав истца на программы для ЭВМ в двукратном размере стоимости нарушенных прав.

Иск мотивирован тем, что ответчик незаконно использовал 13 копий программ для ЭВМ Microsoft Windows XP Professional, Microsoft Office 2000 Professional, Microsoft Office 3000 Professional, авторские права на которые принадлежат истцу.

Решением от 24.07.2007, оставленным без изменения апелляционной инстанцией, иск удовлетворен. Суды пришли к выводу о доказанности факта использования на принадлежащих ответчику компьютерах контрафактных копий программ для ЭВМ, авторские права на которые принадлежат истцу.

Общая стоимость прав на использование ответчиком указанного количества копий программ в размере 245 099 руб. определена на основании справки экспертной службы и заключения эксперта исходя из стоимости прав на использование программных продуктов, предоставляемых правообладателем на основании лицензионных договоров (постановление ФАС Московского округа от 31.01.2008 № КГ-А40/13683-07).

По своему характеру ответственность за распространение контрафактной продукции является внедоговорной. Следовательно, в качестве ответчика может быть привлечено любое лицо, в действиях которого содержатся признаки изготовления, распространения, хранения, перевозки или иного использования контрафактных экземпляров произведения.

В Постановлении Пленума Верховного Суда РФ от 19.06.2006 № 15 «О вопросах, возникших у судов при рассмотрении гражданских дел, связанных с применением законодательства об авторском праве и смежных правах» сформулирована правовая позиция, согласно которой не привлекается к ответственности за нарушение исключительных прав лицо, оказавшее исключительно техническую помощь в изготовлении (либо ином использовании) контрафактной продукции. В частности, при издании контрафактных экземпляров книги надлежащим ответчиком будет издательство, предоставившее в типографию оригинал-макет для печатания книги. Типография в данном случае осуществляет лишь техническое содействие в издании книги.

Изложенная позиция представляется спорной. Типография оказывает издательству услуги за вознаграждение и тем самым извлекает прямую выгоду за счет нарушения исключительных прав автора (правообладателя). Показательно и то, что участниками судебных споров о нарушении исключительных прав на литературные произведения все чаще становятся типографии7.

Споры о взыскании компенсации за нарушение исключительных прав (в том числе распространение контрафактной продукции) рассматриваются судом с учетом правил главы 59 ГК РФ о возмещении вреда. В силу п. 2 ст. 1064 ГК РФ лицо, причинившее вред, освобождается от его возмещения, если докажет, что вред причинен не по его вине.

При отсутствии доказательств, подтверждающих правомерность введения в гражданский оборот спорных экземпляров произведения или принятие ответчиком необходимых мер по выяснению данного обстоятельства (в момент приобретения и последующего распространения спорных экземпляров), суд привлекает ответчика к ответственности.

• В п. 6, 7 Обзора практики рассмотрения арбитражными судами дел, связанных с применением законодательства об интеллектуальной собственности приводятся соответствующие примеры.

В первом случае общество обратилось с иском к индивидуальному предпринимателю о взыскании компенсации за нарушение исключительного права на распространение программы для ЭВМ. Суд удовлетворил исковые требования, поскольку ответчик не представил суду каких-либо доказательств правомерности распространения им компакт-дисков, содержащих спорную программу для ЭВМ. Суд отклонил ссылку ответчика на незнание того, что распространяемая им продукция охраняется авторским правом.

В другом аналогичном деле, связанном с незаконным распространением программной продукции, ответчик ссылался на то, что является добросовестным приобретателем экземпляров программ для ЭВМ, и просил возложить ответственность на лицо, у которого приобрел данные экземпляры.

Суд признал доводы ответчика несостоятельными. В материалах дела отсутствовали доказательства, подтверждающие введение экземпляров программ для ЭВМ в гражданский оборот правообладателем (истцом) или с его согласия. Суд подчеркнул, что действия ответчика по распространению контрафактных экземпляров программ для ЭВМ образуют самостоятельное нарушение исключительного права истца. Иск о взыскании компенсации был удовлетворен.

Все чаще споры о взыскании компенсации за нарушение исключительных прав становятся предметом рассмотрения в судах общей юрисдикции. В качестве объектов защиты, как правило, выступают литературные, музыкальные и фотографические произведения.

• Гражданин В. обратился в суд с иском к ООО «Т. — С.» о взыскании компенсации за нарушение авторских прав в сумме 140 тыс. руб. Исковые требования мотивированы тем, что ответчик неправомерно, без согласия истца и без заключения авторского договора, использовал созданные истцом фотографические произведения в количестве семи штук — опубликовал их в рекламном каталоге «Т. — С. Лето 2006» и на компакт-диске «Т. — С. Лето 2006». Решением С-го районного суда г. Красноярска от 27.02.2007 иск удовлетворен в полном объеме.

Суд установил, что ответчик без разрешения истца публично показывал его фотографические произведения путем размещения экземпляров каталога и компакт-диска в местах, открытых для свободного посещения, а именно в магазине спортивной одежды, принадлежащем ответчику. Более того, экземпляры каталога и компакт-диска распространялись ответчиком путем вручения их покупателям в местах продажи спортивных товаров для информирования покупателей о потребительских свойствах и технических характеристиках продаваемых спорттоваров.

Суд не принял во внимание доводы ООО «Т. — С.» о том, что оно не является надлежащим ответчиком, поскольку не производит спорные рекламный каталог и компакт-диск, а реализует спортивные товары на основании договора комиссии, заключенного с ЗАО «Ф.». Неправомерно используя произведения гражданина В., ООО «Т. — С.» действовало и в своих коммерческих интересах. С помощью каталога (фотографий) общество рекламировало продукцию комитента (ЗАО «Ф.») и получало комиссионное вознаграждение в зависимости от количества реализованных спорттоваров.

Суд также отклонил ссылку ответчика на п. 3 ст. 16 Закона РФ «Об авторском праве и смежных правах», в соответствии с которым допускается дальнейшее распространение экземпляров правомерно опубликованного произведения без согласия автора и без выплаты ему вознаграждения. Ответчик не представил доказательств, подтверждающих правомерность опубликования спорных фотографий в каталоге и на компакт-диске.

Учитывая то обстоятельство, что ООО «Т. — С.» нарушило исключительные права гражданина В. на распространение и публичный показ фотографических произведений, суд посчитал возможным взыскать в пользу истца компенсацию в размере двукратной стоимости прав на использование произведения. В подтверждение цены, которая при сравнимых обстоятельствах взимается за правомерное использование спорных фотографических произведений (10 тыс. руб. за каждый способ использования), истец представил авторский договор о передаче неисключительных прав на фотографическое произведение с ООО НПФ «Рок Пилларс». При определении размера подлежащей взысканию компенсации суд также принял во внимание тираж рекламного каталога «Т. — С. Лето 2006» (6480 экз.) и профессиональные качества истца как фотографа (дело № 2-249/07).

Рассмотрев кассационную жалобу ООО «Т. — С.», судебная коллегия по гражданским делам Красноярского краевого суда оставила решение без изменения. Суд подчеркнул, что ответчик, распространяя по договору комиссии не принадлежащие ему рекламные каталоги и компакт-диски, не предпринял всех зависящих от него мер, позволяющих предотвратить нанесение ущерба правообладателю (дело № 33-1913/07 Б11)8.

В судебной практике постепенно уточняется круг обстоятельств, которые могут свидетельствовать об отсутствии вины при распространении контрафактной продукции.

• Постановлением ФАС Московского округа от 18.10.2006 № КГ-А40/10193-06 отменено решение Арбитражного суда г. Москвы о взыскании с ООО «Топ-Книга» в пользу ООО «Издательство «Астрель» компенсации за нарушение авторских прав на литературное произведение (книгу Л. Виилма).

Отменяя решения суда, а также постановление апелляционной инстанции и направляя дело на новое рассмотрение, ФАС Московского округа указал, что суды не исследовали вопрос о наличии вины в действиях ответчика. Как следует из материалов дела, ООО «Топ-Книга», узнав о судебных разбирательствах по поводу принадлежности исключительных прав на книгу Л. Виилма, изъяло ее из продажи. Однако суды не дали оценку данному обстоятельству.

Подводя итоги рассмотрению дел о привлечении к гражданско-правовой ответственности за распространение контрафактной продукции, уточним некоторые выводы:

  • по своей природе взыскание компенсации за нарушение исключительного права является внедоговорной мерой ответственности;
  • к ответственности может быть привлечено любое лицо, действия которого содержат признаки правонарушения, предусмотренного п. 4 ст. 1252 ГК РФ;
  • к числу надлежащих ответчиков следует относить и тех лиц, которые лишь содействовали незаконному использованию произведения (в частности, осуществляли его копирование, запись на материальный носитель, перевозку контрафактных экземпляров или их хранение);
  • ссылка ответчика на то, что он действовал в чужих интересах на основании договора поручения, комиссии, агентирования или доверительного управления, как правило, не является основанием для освобождения его от ответственности;
  • доказательствами отсутствия вины в распространении контрафактной продукции могут служить такие обстоятельства, которые подтверждают добросовестность лица в момент приобретения экземпляров произведения (особенности внешнего вида экземпляра — наличие на нем данных о правообладателе и средств технической защиты, место приобретения экземпляра, его цена и проч.), а также при последующей перепродаже экземпляров (в частности, прекращение реализации экземпляров произведения при появлении информации об их контрафактном происхождении). В ряде случаев покупателю целесообразно обращаться непосредственно к автору произведения и уточнять, кто является обладателем исключительных прав на его использование"


Академия юриста компании

Академия

Смотрите полезные юридические видеолекции

Смотреть

Cтать постоян­ным читателем журнала!

Cтать постоян­ным читателем журнала

Воспользуйтесь самым выгодным предложением на подписку и станьте читателем уже сейчас

Живое общение с редакцией

Рассылка

© Актион кадры и право, Медиагруппа Актион, 2007–2016

Журнал «Юрист компании» –
первый практический журнал для юриста

Использование материалов сайта возможно только с письменного разрешения редакции журнала «Юрист компании».


  • Мы в соцсетях

Входите! Открыто!
Все материалы сайта доступны зарегистрированным пользователям. Регистрация займет 1 минуту.

У меня есть пароль
напомнить
Пароль отправлен на почту
Ввести
Я тут впервые
И получить доступ на сайт
Займет минуту!
Введите эл. почту или логин
Неверный логин или пароль
Неверный пароль
Введите пароль
×
Только для зарегистрированных пользователей

Всего минута на регистрацию и документы у вас в руках!

У меня есть пароль
напомнить
Пароль отправлен на почту
Ввести
Я тут впервые
И получить доступ на сайт
Займет минуту!
Введите эл. почту или логин
Неверный логин или пароль
Неверный пароль
Введите пароль
×

Подпишитесь на рассылку. Это бесплатно.

В рассылках мы вовремя предупредим об акции, расскажем о новостях в работе юриста и изменениях в законодательстве.