Objection и АПК РФ, или О возражениях в арбитражном процессе

27 апреля 2016 2970 0
Objection и АПК РФ, или О возражениях в арбитражном процессе
Все кто видел хоть один американский фильм, где показана сцена судебного процесса, обращал внимание на реплики адвоката Objection! («Возражаю!») и ответы судьи Sustained («Принято») или Overruled («Отклонено»).

В принципе из фильмов понятно, что, говоря «Возражаю!», адвокат пытается указать суду на недопустимость тех или иных действий оппонента. Но вместе с тем остается неясным чем руководствуется судья, отвечая «Принято» или «Отклонено». 

После просмотра «Юристов Бостона», где сцены с «возражениями» представлены достаточно ярко, я заинтересовался этим вопросом и попробовал найти у нас литературу, в которой он бы исследовался. Найти не удалось...

Пришлось обратиться к интернету, после чего в целом этот вопрос для меня более или менее прояснился (хотя допускаю, что мог что-то упустить). 
Если коротко, то суть в том, что есть некий перечень «возражений», которые заявляются в тех случаях, когда противник использует риторические уловки, либо же пытается представить доказательства с нарушением процедуры. Чаще всего возражения заявляются при опросе свидетеля, но допустимо это делать и в иных случаях.

Приведу несколько примеров.

  • Irrelevant («Не относится к делу») - заявляя такое возражение, адвокат указывает на то, что его противник пытается выйти за пределы предмета доказывания (чаще всего это делается, как я понимаю, намеренно, для целей риторический уловки «подмена тезиса»).
  • Best evidence rule («Правило лучшего доказательства») - цель данного возражения сводится к недопущению использовать в суде копии оказательства (в основном речь идет о документах, конечно же), если можно исследовать оригинал.
  • Hearsay («Слухи») — свидетелю известно о существовании определенного факта лишь со слов третьих лиц, т. е. по слухам.
  • Asked and Answered («Уже спросили и ответили») - это возражение имеет цель не допустить ненужного повторения аргумента, выгодного противнику. Опять-таки это делается для целей противодействия риторической уловке. В данном случае речь идет о т.н. «аргументе до тошноты» (argumentum ad nauseam ).
  • Assumes facts not in evidence («Доводы не подтверждены доказательствами»; «Голословный аргумент») - здесь и без комментария все понятно.
  • Badgering («Травля») - заявляется в тех случаях, когда по отношению к опрашиваемому свидетелю имеет место некорректное поведение адвоката (скажем, адвокат не дает высказаться, высмеивает и проч.).
  • Ambiguous («Неясный вопрос») - вопрос оппонента является двусмысленным, а потому не подразумевает четкого ответа. 
  • Argumentative («Спорный вопрос») - постановка вопроса к свидетелю предполагает возникновение спора с адвокатом, а не ответ на вопрос.

Насколько уместны такие возражения в нашем арбитражном суде (в суды общей юрисдикции я хожу редко, признаюсь)? Несколько поразмыслив, я пришел к выводу, что вполне уместны. По крайней мере, некоторые из них. 

Скажем, возражение Irrelevant вполне согласуется с требованиями ст. 67 АПК РФ, имея ввиду, что объяснение представителя и показания свидетеля являются отдельными доказательствами (ст. 81, 88 АПК РФ).

Возражение Best evidence rule можно обосновать ч. 9 ст. 75 АПК РФ.

Hearsay - ч. 4 ст. 88 АПК РФ.

Assumes facts not in evidence - ч. 1 ст. 65 АПК РФ.
Asked and Answered - принципом процессуальной экономии.
Badgering - нормами об уважении к суду, что подразумевает соблюдение порядка (п. 5 ст. 2, ч. 5 ст. 119 АПК РФ).
Ambiguous - простым указанием на двусмысленность вопроса.
Argumentative - ссылкой на то, что постановка вопроса не предполагает установление факта. 

Причем важно подчеркнуть то, что ч. 1 ст. 41 АПК РФ, помимо прочего, предоставляет такие права участникам процесса, как «возражать против ходатайств, доводов других лиц», «заявлять ходатайства», «делать заявления», «давать объяснения арбитражному суду». Мало того, ч. 2 ст. 65 АПК РФ прямо говорит, что «обстоятельства, имеющие значение для правильного рассмотрения дела, определяются арбитражным судом на основании требований и возражений лиц, участвующих в деле, в соответствии с подлежащими применению нормами материального права».
Поэтому строго формально никаких препятствия для подобного рода возражений в АПК РФ  нет.

Конечно, я не говорю, что в нашем суде надо бездумно копировать американских юристов и так и говорить: «Возражаю! Травля». Надо, конечно, делать тоньше. 

Скажем, возражение Irrelevant можно заявит примерно так: «Уважаемый суд, возражаю, т. к. этот вопрос не входит в предмет доказывания». Или же так: «Уважаемый суд, прошу снять данный вопрос, т. к. он не относится к сути спора». 

Сложнее с теми возражениями, которые построены на противодействии некорректному поведению оппонента. Но и здесь все не так плохо. 
Например, возражение Badgering можно заявить одновременно с ходатайством о наложении штрафа за нарушение порядка судебного разбирательства: «Уважаемый суд, обращаю внимание на некорректное поведение представителя и прошу наложить на него штраф за нарушение порядка судебного разбирательства». Возражение Ambiguous можно обосновать тем, что из заданного оппонентом вопроса неясно какой именно факт оппонент пытается установить, а, следовательно, не понятно входит ли этот факт в предмет доказывания. И так далее.

Лично я редко сам задаю вопросы представителю противника. И здесь не могу не привести цитату К.И. Скловского: «Нужно быть очень наивным юристом, чтобы рассчитывать на то, что подготовленный к процессу противник вдруг ответит на ваш вопрос в выгодном для вас варианте» (Скловский К.И. Гражданский спор: Практическая цивилистика. М.: Дело. 2003. С. 211).

Но, вместе с тем, нередко слышу вопросы в свой адрес. И в какой-то момент решил провести эксперимент: в случае некорректного вопроса со стороны оппонента, возражать и просить суд снять этот вопрос (я в суды хожу довольно часто, несмотря на то, что являюсь корпоративным юристом). Честно говоря, не считал сколько я делал попыток, но далеко не одну. Однако, лишь трое судей (все из московского арбитража) четко ответили: «Вопрос снимается». Во всех остальных случаях судьи откровенно не понимали что я от них хочу, и говорили примерно так: «Ну, ответьте как считаете нужным, или же вообще не отвечайте...». Вероятно, такое происходит, в том числе, из-за пассивности самих представителей, которые редко пользуются своими процессуальными правами в полной мере. Как  с сожалением отметила И.В. Решетникова, за десять лет ее работы судьей, лишь два раза ее просили снять поставленный вопрос. 

Конечно, не беда, если некорректный вопрос задан непосредственно юристу, который сможет выкрутиться в такой ситуации. Но проблема в том, что такие вопросы порой задаются свидетелям, экспертам и т. п. лицам, которые хоть и не часто, но встречаются в арбитражных судах.
И здесь хочу привести несколько курьезный случай, который со мной недавно произошел.

В рамках банкротного дела моим доверителем было заявлено требование о признании недействительными сделок купли-продажи недвижимости должника.

Сделки оспаривались как подозрительные, а именно в связи с неравноценностью встречного исполнения. Для целей определения рыночной стоимости недвижимости была назначена экспертиза, заключение которой подтвердило дефектность сделок.
Однако, ответчик (покупатель) заявил о противоречиях в экспертном заключении, в связи с чем эксперт был вызван в суд для пояснений.
(Дальше привожу свои субъективные впечатления от увиденного.)
Ответчика представляли два юриста, один из которых стал сходу засыпать сконфуженного эксперта вопросами.  Понятно, что для эксперта (который предупреждается об уголовной ответственности перед экспертизой) сам по себе поход в суд, в таком случае, вызывает стресс. Вопросы задавались в довольно агрессивной манере, при этом многие вопросы были с «двойным дном».

Я изначально не был настроен вмешиваться, но видя как эксперт все больше и больше стушевывается решил все-таки сказать: «Возражаю! Прошу снять вопрос». Свое возражение я объяснил тем, что заданный вопрос поставлен некорректно, а главное — не относится к сути спора.

Судья на мое замечание никак не отреагировал, но последовала реакция со стороны представителей ответчика. Меня обвинили в том, что я не имею права сейчас высказываться, т. к. моя очередь задавать вопросы эксперту еще не наступила. Я в ответ сослался на ч. 1 ст. 41 АПК РФ. В результате мы с представителями ответчика стали спорить на эту тему. Судье в какой-то момент надоело и он предложил вызвать пристава, чтобы тот обеспечил порядок в заседании. Спор прекратился.

Несмотря на то, что судья вопрос так и не снял, тем не менее эксперт, увидев в зале суда поддержку в моем лице, успокоился и уже отвечал на вопросы более четко, а где-то даже позволял себе спорить. Собственно, и такой результат моего возражения вполне меня устроил.

В итоге сделки были аннулированы, суды апелляционной и кассационной инстанций согласились с таким подходом.

Этот пост я написал главным образом для того, чтобы показать, что наше процессуальное законодательство вполне позволяет проявлять активность в процессе. Главная проблема лишь в том, чтобы с одной стороны, делать это уместно, с другой — не терять чувство меры. И, как мне кажется, за основу своих возражений вполне можно взять чек-лист, который используется в США.

Заинтересовавшимся также рекомендую вот эти ролики:

Посмотреть видео эту тему

Почитать рекомендации

Добавить комментарий
Входите! Открыто!
Чтобы комментировать, нужно войти на сайт. Введите свой логин и пароль или зарегистрируйтесь. Регистрация займет 1 минуту.


Свежие комментарии

© Актион кадры и право, Медиагруппа Актион, 2007–2017

Журнал «Юрист компании» –
первый практический журнал для юриста

Использование материалов сайта возможно только с письменного разрешения редакции журнала «Юрист компании».

Зарегистрировано Федеральной службой по надзору в сфере связи, информационных технологий и массовых коммуникаций (Роскомнадзор) Свидетельство о регистрации  ПИ № ФС77-62254 от 03.07.2015

Политика обработки персональных данных


  • Мы в соцсетях
Сайт использует файлы cookie. Они позволяют узнавать вас и получать информацию о вашем пользовательском опыте. Это нужно, чтобы улучшать сайт. Посещая страницы сайта и предоставляя свои данные, вы позволяете нам предоставлять их сторонним партнерам.Если согласны, продолжайте пользоваться сайтом. Если нет – установите специальные настройки в браузере или обратитесь в техподдержку.
×
Только для зарегистрированных пользователей

Всего минута на регистрацию и документы у вас в руках!

У меня есть пароль
напомнить
Пароль отправлен на почту
Ввести
Я тут впервые
И получить доступ на сайт Займет минуту!
Введите эл. почту или логин
Неверный логин или пароль
Неверный пароль
Введите пароль
×
Подпишитесь на рассылку. Это бесплатно.

В рассылках мы вовремя предупредим об акции, расскажем о новостях в работе юриста и изменениях в законодательстве.