Четыре интересных судебных дела в День дурака

1 апреля 2016 4411 0
Четыре интересных судебных дела в День дурака
Сегодня не только День смеха, но ещё и День дурака. Поэтому хочу серьёзно поговорить о дурацких ситуациях, в которые попадает юрист, когда при нём обсуждают громкое судебное дело.

Обсуждают люди, которые, во-первых, не понимают право, а во-вторых, просто не знают всех деталей самого дела.

Выглядит это так: вот журналист или блогер пишет о несправедливом судебном решении, которое стало возможным из-за важной серьёзной проблемы в законах или в практике. И с этой проблемой надо что-то делать. И судебное решение явно несправедливое. И пишет автор в общем-то толково. Но зачем-то к вполне толковому изложению добавляет какую-нибудь дурацкую деталь. Не соответствующую действительности. И получается наполовину правда, а наполовину фейк.

И непонятно, как реагировать. Цепляться к детали и рассказывать всем: «Ну вот этого-то на самом деле не было»? Будет выглядеть так, будто не признаешь существование самой проблемы. Поддерживать и репостить статью с ошибкой? Будешь выглядеть, как дурак, распространяющий выдумку.

Вот целый пучок таких историй за последнее время – четыре реальных судебных дела. Громких дела. Одно административное и три уголовных:

  1. «дело Кукрыниксов»,
  2. «уголовное дело за репост карикатуры»,
  3. «судят за фразу «бога нет»,
  4. «дело маковых булочек».

Если не хотим быть дураками, давайте разберемся подробно и посмотрим, что журналисты и блогеры напутали во всех этих четырех делах.

1. «Дело Кукрыниксов» (Юлия Усач)

Самый простой кейс изо всех четырех. И самый «безобидный» по последствиям, ибо административный, а не уголовный.

Летом прошлого года Юлию оштрафовали на 1500 руб. по статье 20.3 КоАП РФ за «публичное демонстрирование нацистской символики». На этой неделе апелляция оставила решение в силе.

В чём фейк? Дело в том, что в половине новостей, которые я видел по этой теме за последние полгода, была оговорка, мол оштрафовали её за карикатуры Кукрыниксов с этой самой свастикой. Вчера «Медуза» вышла с таким же заголовком и ссылкой на Интерфакс. 

На самом деле, именно Кукрыниксов там не было. Вообще. А было несколько других изображений. От картины Николая Терехова «Живи и помни» до глупой картинки с изображением свастики на тапочках и подписью «гестапочки».

Откуда взялись Кукрыниксы? А вот цитата из интервью: «Я в шутку предложила оштрафовать вместе со мной художников Кукрыниксов, которые свастику на всех без исключения карикатурах рисовали, на что Вадим Валерьевич ответил: "Если надо будет мы и их сюда (в прокуратуру Карасунского округа города Краснодара — прим. Юлии Усач) вызовем и привлечём к административной ответственности"». 

Яркая реплика Юлии в суде, глупый ответ прокурора, эффект «испорченного телефона» – и всё, страна уверена в том, что «оштрафовали за карикатуры Кукрыниксов».

Влияет эта неточность на что-нибудь? Да по сути и не влияет.

И так всем понятно даже без всяких Кукрыниксов, что из-за неудачной формулировки самой статьи КоАП практика её применения складывается странная и неправильная. Это вполне очевидно. Привлекать к ответственности стоит тогда, когда речь идёт о пропаганде нацизма. В чём смысл штрафовать за глупую (и бы даже сказал «идиотскую») картинку с «гестапочками»? Нет смысла.

В общем, всё понятно, дело глупое, практика глупая.

Но!

Это никак не отменяет того факта, что множество вполне серьёзных СМИ не разобрались с фактами и пишут о том, чего не было. За карикатуры Кукрыниксов Юлию не штрафовали.

В итоге такое ощущение, что на Кукрыниксах прямо свет клином сошёлся. Что именно в них весь пафос и весь абсурд этого дела. А без них журналистам как-то неинтересно получается, так, что ли?

2. «Уголовное дело за репост карикатуры» (дело Екатерины Вологжениновой)

В приговоре – 320 часов обязательных работ.

В соцсетях разошлись картинки с фразой «судят за репост карикатуры». Да, за репост. Вот только не карикатуры, а фразы «смерть московским оккупантам». И ещё нескольких интересных фраз. А вот как раз в части карикатуры обвинение убрали.

Цитирую: «...судья Елена Иванова отдельно отметила, что карикатура на человека, похожего на Путина, не может быть поводом для уголовного преследования, а потому сняла обвинение в этой части. Служитель Фемиды объяснила это нормами международного права, в соответствии с которыми люди могут выражать личное мнение о политиках, а те должны быть готовы к критике. <...> установлен факт пропаганды неполноценности по отношению к конкретной национальной группе – русским и жителям востока Украины, не поддерживающим политический курс Киева. Имели место и призывы к насильственным действиям в отношении русских", – зачитала судья, отметив, что суд признает выводы экспертизы подтверждением вины обвиняемой».

Вот вы как считаете: это как-то меняет ситуацию?

Лично я думаю, что статью 282 УК надо отменять в любом случае. Неправильная это статья. Нехорошая. И судить по ней сейчас никого нельзя.

Но зачем пытаться хитрить?

Фраза с призывом «смерть (кому бы то ни было)» – это не карикатура. Ни разу не карикатура. Это именно призыв убивать.

Вместо того чтобы говорить о недопустимости применения статьи 282 в принципе, авторы этих картинок делают акцент на несоразмерности проступка (всего-то «репост карикатуры») и наказания (уголовное дело). То есть выглядит так, как будто для них важно то, что Вологженинова запостила именно карикатуру, а не что-то более серьезное. И они это всячески подчеркивают. И получается, что к тем, кто запостит что-то более серьезное, они сами считают вполне возможным применять статью 282. И вот это как раз тревожно.

3. «Бога нет» (дело Виктора Краснова).

Если в случае Юлии Усач получился классический эффект испорченного телефона, то вот этот кейс знакомит нас с другой схемой, по которой искажается информация в СМИ и блогах.

Опять же по всему интернету разошлись картинки со словами о том, что в Ставрополе мужчину судят за фразу «бога нет».

Действительно судят, по статье 148 УК «Нарушение права на свободу совести и вероисповеданий» Но за другие слова.

В нынешнем виде эта статья существует с 2013 года, раньше в ней была ответственность только за «незаконное воспрепятствование деятельности религиозных организаций или совершению религиозных обрядов», а потом (после дела «Pussy Riot») добавили еще и «публичные действия, выражающие явное неуважение к обществу и совершенные в целях оскорбления религиозных чувств верующих». Вот сколько бы я ни читал эту статью, никак не могу истолковать её так, что она распространяется на переписку в соцсетях.  

А судят именно за переписку. Вот две ссылки.

Тут юрист разбирает ситуацию. А тут не юрист, а журналист, причем явно симпатизирующий обвиняемому и крайне негативно настроенный по отношению к религии. Но в обоих материалах эта переписка довольно подробно описана.

И вот что получается.

С одной стороны, уголовное дело выглядит явно несправедливым. Ну нельзя к переписке в соцсетях такое применять. Если ты считаешь, что тебя собеседник обижает, ну встань, выключи компьютер и займись чем-нибудь другим. Поступи не как ребёнок, а как взрослый. Нет тут повода для уголовного преследования.

А с другой стороны, люди, которые пишут, что Краснова судят за фразу «бога нет», тоже очень сильно неправы. Ну вот просто по факту не правы. Потому что если бы только одна эта фраза была, никто бы и не прицепился. А было другое. Был долгий диалог, в котором человек пытался издеваться над собеседником и всячески его раздражать, в том числе оскорблениями с матом.

Ещё раз: можно за это судить? Нет, нельзя.

Правда ли, что Краснова судят за фразу «бога нет»? Нет, не правда. Зачем тогда выносить в заголовки и на картинки то, что явно не соответствует действительности? Напишите лучше на картинке, что мужчину в Ставрополе судят за слова «кривославные жидовские праздники». Ведь это ближе к истине будет!

...Так вот, в чём состоит сама схема, из-за которой при описании судебных дел появляются такие ошибки в СМИ?

У нас часто обвинительные заключения и приговоры выглядят так: «Такой-то совершил действия A, B, C, D, E – и тем самым совершил такое-то преступление». Прямо не сказано, но можно истолковать так, будто следствие и суд считают составом преступления либо всю совокупность действий от A до E, либо (ещё хлеще) каждое из этих действий в отдельности.

На самом же деле формально (если смотреть с точки зрения закона, не оценивая, плох он или хорош, и не оценивая, насколько формальный подход оправдан в данном случае) из всего этого списка преступление образуют только действия C и D.

И было бы очень хорошо, если бы суд прямо так и сказал: «Гражданин совершил действия A, B, C, D, E, при этом C и D образуют состав преступления, а о действиях A, B и E я тут пишу в приговоре только для того, чтобы была понятнее картина событий».

Но увы, этого не делают.

А в результате журналисты клепают картинку с надписью «Человека судят за A» – и выглядит это так, как будто он только действие А и совершил, и именно за это его судят.

Что не соответствует действительности, разумеется.

4. «Дело маковых булочек» (семья Полухиных).

Ну и последнее. «Новая газета» подробно об этом деле писала, повторяться не буду. Ссылки сами найдете. Недавно (в феврале) областной суд рассмотрел апелляцию и оставил в силе приговор.

Суть в том, что в самых разных СМИ и в самых разных блогах твердят как мантру вот это вот «Семью судят за маковые булочки».

И люди верят!

Люди видят заголовок, саму статью не читают, но в памяти у них остается мысль о том, что в XXI веке в России семью, содержащую кафе, могут посадить просто за то, что они выпекают булочки с маком.

Какой ужас!

...А что на самом деле? В чём обвиняют?

В незаконном сбыте наркотиков.

О, скажете вы, ну то есть действительно они продавали булочки с маком, и это расценили как сбыт наркотиков?

Да нет же. Вот цитата из речи самого обвиняемого(!):

«Дело – вовсе не о «булочках с маком», которые своими кричащими идиотскими заголовками заполонили Интернет, газеты, изрыгаются из уст иных брехливых телеведущих. <...> Но нет никаких «булочек» в приговоре! И поэтому не надо даже упоминать эти булочки. Мы продавали пищевой мак в розницу! И не только не отрицаем этого факта, но наоборот, настаиваем на нём» 

В принципе, на этом можно и остановиться – с тем, насколько правильно СМИ передали суть дела, уже всё ясно. Но можно и чуть подробнее разобраться.

Обвиняемые продавали людям (тайно, договариваясь по телефону кодовыми обозначениями) некую смесь, в которой, по мнению сотрудников наркоконтроля, было больше наркосодержащих примесей, чем могло быть в обычном пищевом маке. И из этой смеси покупатели делали наркотики.

Есть претензии к тому, как проходил суд, и к самому приговору?

Да, есть.

В чём они заключаются?

Во-первых, судья еще до вынесения приговора произносил фразы, характеризующие обвиняемых как преступников. То есть демонстрировал свою пристрастность и предрешённость приговора. Это процессуальное нарушение.

Во-вторых, очень запутанная история с экспертизой самой этой смеси.

В-третьих, очень похоже на то, что люди воспользовались лазейкой в законе и совершили то, что по факту является сбытом наркотических средств, а по закону – нет. Тут я не могу утверждать категорически. Может, подпадает под формулировку статьи и тогда приговор в принципе справедлив. А может, и не подпадает, и тогда формально приговор не справедлив и не законен.

Но. Давайте допустим, что действительно имело место деяние, не подпадающее под признаки уголовно наказуемого. Давайте допустим, что уже в силу этого обстоятельства приговор незаконный. Признаем, что формально преступления не было. И теперь, когда мы это признали, давайте посмотрим, правы ли СМИ, когда пишут о Полухиных как о невинных жертвах произвола властей?

Позиция защиты сводится примерно к такой: «Да, мы продавали пищевой мак наркоманам, они из него делали дурманящие вещества, но мы за это не отвечаем. Мы не обязаны догадываться, зачем и в каких целях подозрительно выглядящие люди покупают у нас мак в таких количествах и по такой цене, и что они дальше с ним делают».

Вы с этим согласны? Убедительно звучит?

Почему-то все забывают, что возможна и такая ситуация: люди совершили то, что формально преступлением не является, но по сути они прекрасно понимали, что наживаются на человеческом горе.

***

Все четыре дела разные.

Везде или почти везде судебные решения сомнительные.

И при этом во всех четырех случаях СМИ и блогеры вольно или невольно искажали суть дела, тем самым мешая разобраться в реальной проблеме.

Непонятно, почему и зачем так делают. Просто не перепроверили информацию? Хотят привлечь больше внимания за счет яркой (хоть и выдуманной) детали? Нарочно подставляются, чтобы оппоненты могли к этой детали придраться и сказать «Да вы всё выдумали, такой проблемы вообще нет»?

Ведь в результате история не становится более достоверной, а наоборот: искажения компрометируют всю историю.

P.S. Жду ваших комментариев в группах Системы Юрист в соцсетях. Давайте дискутировать!

Четыре интересных судебных дела в День дурака Четыре интересных судебных дела в День дурака

Добавить комментарий
Комментарии доступны только авторизованным пользователям. Для того, чтобы оставить комментарий - авторизуйтесь или зарегистрируйтесь. Регистрация займет менее 1 минуты.


Свежие комментарии

© Актион кадры и право, Медиагруппа Актион, 2007–2016

Журнал «Юрист компании» –
первый практический журнал для юриста

Использование материалов сайта возможно только с письменного разрешения редакции журнала «Юрист компании».


  • Мы в соцсетях
×

Входите! Открыто!
Все материалы сайта доступны зарегистрированным пользователям. Регистрация займет 1 минуту.

У меня есть пароль
напомнить
Пароль отправлен на почту
Ввести
Я тут впервые
И получить доступ на сайт
Займет минуту!
Введите эл. почту или логин
Неверный логин или пароль
Неверный пароль
Введите пароль
×
Только для зарегистрированных пользователей

Всего минута на регистрацию и документы у вас в руках!

У меня есть пароль
напомнить
Пароль отправлен на почту
Ввести
Я тут впервые
И получить доступ на сайт
Займет минуту!
Введите эл. почту или логин
Неверный логин или пароль
Неверный пароль
Введите пароль
×

Подпишитесь на рассылку. Это бесплатно.

В рассылках мы вовремя предупредим об акции, расскажем о новостях в работе юриста и изменениях в законодательстве.