О псевдоюридических действиях

4 декабря 2017 8752 1
Пока ученые спорят о природе блокчейна, суды пытаются понять, является ли разорванная расписка доказательством погашения долга.

Юриспруденция, как и любая другая область человеческой деятельности, не лишена домыслов. К таковым, в частности, относится мнение о том, что любое техническое повреждение какого-либо документа моментально и бесповоротно обессиливает его. Недавно слышал такую интерпретацию этого утверждения от одного знакомого неюриста: если на договор случайно разлить чай, то договор становится недействительным. Я не стал спорить и объяснять что такое недействительная сделка и прочее. Тем более что для моего знакомого его личные суждения о праве являются даже не гипотезой, а аксиомой.

Между тем таких людей, как он, очень много, и именно они придумывают довольно странные псевдоюридические действия и процедуры.

Представим ситуацию. Гражданин А взял у гражданина Б в долг 100 рублей. Взамен должник отдал расписку. В установленный срок деньги возвращаются кредитору. Как надо оформить возврат?

Наш законодатель ответил на этот вопрос в статье 408 ГК РФ: «Кредитор, принимая исполнение, обязан по требованию должника выдать ему расписку в получении исполнения полностью или в соответствующей части. Если должник выдал кредитору в удостоверение обязательства долговой документ, то кредитор, принимая исполнение, должен вернуть этот документ, а при невозможности возвращения указать на это в выдаваемой им расписке. Нахождение долгового документа у должника удостоверяет, пока не доказано иное, прекращение обязательства».

Иными словами, кредитор должен вернуть расписку должника либо оформить новую о том, что деньги получены. Первый вариант менее предпочтителен, так как он лишь создает опровержимую презумпцию. Скажем, если кредитор докажет, что расписка была украдена должником, то, конечно, обязательство не будет считаться исполненным.

Казалось бы, все просто, но не всех этот алгоритм действий почему-то устраивает, и вместо оформления «возвратной» расписки совершается почти сакральный акт разрывания долговой расписки.

Казалось бы, какая разница? Ведь долг погашен и обязательство прекращено. На самом деле, разница есть.

Во-первых, впоследствии будет нелегко установить, кто именно и в связи с чем разорвал расписку.

Во-вторых, и в-главных, наш законодатель не связывает факт разрывания расписки с какими-либо правовыми последствиями. И такая расписка может быть склеена и предъявлена в суд как доказательство. Ведь, как известно, доказательства есть сведения о фактах. В данном случае разорванная расписка свидетельствует о факте возникновения долга и о факте повреждения этого документа. Проблема в том, что только первый факт имеет правовое значение. А потому сама по себе порванная расписка не свидетельствует о возврате долга, причем даже если будет доказано, что это сделал кредитор. Ведь он может заявить, что повредил расписку случайно.

Суды чаще всего критически относятся к доводам должников о том, что долг погашен, так как расписка порвана.

Так, в одном из дел суд указал следующее: «Ссылки подателя жалобы на то, что в подтверждение заключенного между сторонами договора займа истцом было представлено ненадлежащее доказательство — порванная и склеенная долговая расписка, которое было незаконно принято и оценено как допустимое судом, не могут быть приняты во внимание, поскольку ответчик в ходе судебного разбирательства не оспаривал собственноручное написание данной долговой расписки, так же как и не отрицал факт того, что получал от истца спорную денежную сумму в долг. Между тем доказательств возвращения суммы займа в материалы дела не представил» (апелляционное определение Санкт-Петербургского городского суда от 11.10.2017 № 33-22376/2017).

К аналогичному выводу пришел и другой суд: «Расписка имеет технические повреждения, помятости, в некоторых местах надорвана, некоторые части расписки оторваны и в последующем склеены с ней. При этом весь текст расписки сохранен, читаем, содержание документа не изменено и понятно. Таким образом, долговой документ хотя и был поврежден, однако находился на руках у займодавца и был им представлен в суд» (апелляционное определение СК по гражданским делам Омского областного суда от 07.05.2014 по делу № 33-2791/2014; см. также Апелляционное определение Самарского областного суда от 22.09.2015 по делу № 33-10704/2015).

Но, как оказалось, есть судьи, которые считают иначе.

На днях случайно наткнулся на довольно свежее дело, в котором три судебные инстанции придали юридическое значение факту повреждения расписки (собственно, из-за этого дела и решил написать пост). Цитирую постановление кассации: «...в обоснование своих требований, истец представил расписку за подписью ответчика, которая разорвана на несколько мелких частей и впоследствии восстановлена путем наклеивания на лист бумаги. Согласно пояснениям истца, расписка была передана ответчиком после получения им денежных средств в сумме 7,5 млн руб., однако затем ответчик попросил показать ему расписку, после чего разорвал ее. Истец достал обрывки расписки из корзины для мусора и восстановил расписку путем наклеивания на лист бумаги.

Исследовав и оценив представленную в материалы дела расписку, суды пришли к правомерному выводу о том, что разорванная на мелкие части расписка не является надлежащим доказательством совершения сторонами оспариваемой сделки и не порождает гражданско-правовые последствия для сторон. Суды обоснованно расценили разрыв расписки как волеизъявление стороны сделки на совершение сознательных действий, направленных именно на уничтожение документа» (постановление Арбитражного суда Северо-Кавказского округа от 03.11.2017 № Ф08-8632/2017 по делу № А63-15551/2016).

На мой взгляд, позиция судов очень странная.

Факт имеет юридическое значение, лишь когда норма права связывает с этим фактом какие-либо правовые последствия. Скажем, я вчера вечером гулял в парке. Это факт. Но каковы правовые последствия этого факта? Никаких, так как закон не регулирует эту область человеческой жизни.

Если вернуться к теме, то стоит повторить, что наш законодатель не связывает прекращение обязательства с попыткой уничтожить доказательства существования этого обязательства.

Но важнее то, что, как утверждал истец, разорвал расписку именно ответчик, при этом, судя по тексту судебного акта, ответчик это утверждение не оспаривал. А вот на этот случай уже есть прямая норма: «Никто не вправе извлекать преимущество из своего незаконного или недобросовестного поведения» (п. 4 ст. 1 ГК РФ). Если расписку порвал должник, то конечно он не должен извлекать преимущества из своего поведения.

Добавить комментарий
Входите! Открыто!
Чтобы комментировать, нужно войти на сайт. Введите свой логин и пароль или зарегистрируйтесь. Регистрация займет 1 минуту.
  • Марат Алтынбаев
    9 декабря 2017, 16:12:58
    Если небрал деньги а расписка написано можно ли оспорить ?Как доказывается?
    Ответить


© Актион кадры и право, Медиагруппа Актион, 2007–2017

Журнал «Юрист компании» –
первый практический журнал для юриста

Использование материалов сайта возможно только с письменного разрешения редакции журнала «Юрист компании».

Зарегистрировано Федеральной службой по надзору в сфере связи, информационных технологий и массовых коммуникаций (Роскомнадзор) Свидетельство о регистрации  ПИ № ФС77-62254 от 03.07.2015

Политика обработки персональных данных


  • Мы в соцсетях
Сайт использует файлы cookie. Они позволяют узнавать вас и получать информацию о вашем пользовательском опыте. Это нужно, чтобы улучшать сайт. Посещая страницы сайта и предоставляя свои данные, вы позволяете нам предоставлять их сторонним партнерам.Если согласны, продолжайте пользоваться сайтом. Если нет – установите специальные настройки в браузере или обратитесь в техподдержку.
×
Только для зарегистрированных пользователей

Всего минута на регистрацию и документы у вас в руках!

У меня есть пароль
напомнить
Пароль отправлен на почту
Ввести
Я тут впервые
И получить доступ на сайт Займет минуту!
Введите эл. почту или логин
Неверный логин или пароль
Неверный пароль
Введите пароль
×
Подпишитесь на рассылку. Это бесплатно.

В рассылках мы вовремя предупредим об акции, расскажем о новостях в работе юриста и изменениях в законодательстве.