Про ложь в суде и этику

6 октября 2016 6135 3
Пара мыслей в связи с недавней дискуссией.

На прошлой неделе в фэйсбуке разгорелся жаркий спор на тему того, этично ли представителю в суде умалчивать о каких-либо невыгодных его доверителю обстоятельствах, либо же попросту давать суду недостоверную информацию.

Хочу высказать свое скромное мнение здесь.

После того, как я прочитал вопрос и комментарии к нему, мне сразу вспомнился один из моих первых судов, который был одиннадцать лет назад.

В середине нулевых одним из популярным поводов для обращения в арбитражный суд был отказ со стороны налоговой в возмещении НДС. Я устроился работать юристом в компанию, которая экспортировала вторсырье. У компании было право на возмещение НДС, и она пыталась свое право реализовать. Однако всякий раз получала отказ, в связи с чем была вынуждена искать защиту в суде. Собственно, обилие таких дел и вынудило компанию расширить штат юр. отдела.

Когда мне дали посмотреть материалы дел, я сначала даже подумал, что устроился работать к каким-то мошенникам. Ведь не может же налоговая просто так отказать! А раз она отказала, то значит, мой работодатель ведет нечестную (мягко говоря) игру, а мне совсем не хотелось работать на мошенников. Я решил не делать скорых выводов и присмотреться.

После первого же заседания в суде я задал представителю налоговой вопрос о том, каков процент положительных решений у налоговой по заявлениям о возмещении НДС. Представитель оппонента посмотрел на меня с удивлением и сказал: «Так мы всем отказываем! У нас указание такое...» Ответ меня изумил. Сомнения в добросовестности моего работодателя у меня отпали. По крайней мере, я понял, что сама по себе претензия госоргана не свидетельствует о неправоте адресата претензии. Мало того, госорган подчас понимает, что претензия безосновательна, но это не останавливает его.

В суде представитель налоговой заявил очень много аргументов. Я в ответ попросил представить доказательства. Доказательств у оппонента не было.

Можно ли сказать, что налоговая действовала неэтично, сначала отказывая в возмещении НДС, а затем отстаивая в суде свою неправомерную (дело я выиграл) позицию? На мой взгляд, можно.

Допустимы ли такие действия налоговой с точки зрения норм закона? К сожалению, да.

Если же говорить не о госорганах, а о гражданах и организациях, то здесь многие рассуждают так: почему я должен быть «святее папы римского»? Хотя, конечно, репутация и просто воспитание служит для многих сдерживающим фактором. Для многих, но не для всех.

Иначе говоря, проблема этичности поведения гораздо шире вопроса о допустимости представителю в суде утаивать или искажать информацию. Но если перейти к этому вопросу, то, прежде всего, надо отметить то, что он волновал многих давно. Например, Ф. М. Достоевский (небольшой поклонник суда, прямо скажем) в конце XIX века писал об адвокатах следующее:

«В высшей степени нравственно и умилительно, когда адвокат употребляет свой труд и талант на защиту несчастных; это друг человечества. Но вот у вас является мысль, что он заведомо защищает и оправдывает виновного, мало того, что он иначе и сделать не может, если б и хотел. Мне ответят, что суд не может лишить помощи адвокатской никакого преступника и что честный адвокат всегда в этом случае останется честным, ибо всегда найдет и определит настоящую степень виновности своего клиента, но лишь не даст его наказать сверх меры и т. д., и т. д. Это так, хотя это предположение и похоже на самый безграничный идеализм. Мне кажется, что избежать фальши и сохранить честность и совесть адвокату так же трудно, вообще говоря, как и всякому человеку достигнуть райского состояния». (Ф.М. Достоевский. Дневник писателя.)

Через сто лет в Голливуде был снят фильм «Лжец! Лжец!» с Джимом Керри. Главный герой - преуспевающий юрист, сын которого загадал желание, чтобы его отец хотя бы день говорил только правду. Желание исполнилось.

За этот день карьера юриста стремительно рушится, а когда он пытается соврать, то вместо слов выдает какие-то нечленораздельные звуки.

Сам фильм, конечно, смешной, но вопрос все-таки серьезный.

Мои соображения таковы.

Во-первых, надо понимать, что судья — это не священник, к которому спорящие стороны пришли на исповедь. Представитель же лишь защищает позицию своего доверителя, основываясь на нормах действующего законодательства и отталкиваясь от того, как сам доверитель изложил суть спора юристу. При этом наивно полагать, что юрист всегда обладает полнотой информации об обстоятельствах дела.

Во-вторых, суд устанавливает все-таки относительную, а не абсолютную истину. Хотя в древности, надо сказать, были попытки отыскания посредством суда объективной правды. Для этих целей использовали пытки, а также ордалии и «Божий суд». Вряд ли надо повторять опыт древних.

Должен ли юрист представлять доказательства в обоснование утверждений своего процессуального оппонента?

Нет, не должен. Ведь еще со времен Дигестов Юстиниана известно правило: «Бремя доказывания лежит на том, кто утверждает, а не на том, кто отрицает».

Должен ли юрист делать утверждения в обоснование позиции другой стороны?

Нет, не должен. В этом заключается состязательность сторон. По крайней мере, если говорить о коммерческих спорах.

Но в общегражданских делах суд обязан сам определить, на ком лежит обязанность по доказыванию того или иного обстоятельства. Именно такой дифференцированный подход закреплен в нашем законодательстве (ч. 2 ст. 65 АПК РФ, ч. 2 ст. 56 ГПК РФ). Подход, на мой взгляд, правильный.

Конечно, я не утверждаю, что надо оставить все, как есть, и ничего не менять.

Прежде всего, нужно стимулировать людей вести себя добросовестно. Это произойдет тогда, когда суды начнут взыскивать с недобросовестных лиц большие суммы убытков, морального вреда, судебных издержек и т. п.

А что касается поведения представителя в суде, то тут просто нужна четкая регламентация. Сейчас наши процессуальные кодексы, по сути, никак не регулируют этот вопрос. Равно как они не предусматривают ответственности для сторон и представителей за ложь в суде. Такая ответственность есть лишь для свидетелей, но как это не парадоксально, судьи им верят меньше, чем самим сторонам (см. об этом здесь).

Но пока такой регламентации нет, каждый сам для себя определяет границы дозволенного, а потому приходиться принять за данность то, что твой оппонент возможно станет искажать в суде факты.

В ответ можно лишь требовать представить доказательства сделанным утверждениям, и самому представлять контрдоказательства. В любом случае, нельзя молчать, т. к., по крайней мере, в арбитражном процессе молчание квалифицируется как признание (ч. 3.1. ст. 70 АПК РФ).

Добавить комментарий
Комментарии доступны только авторизованным пользователям. Для того, чтобы оставить комментарий - авторизуйтесь или зарегистрируйтесь. Регистрация займет менее 1 минуты.
  • Анна Козарезова
    20 апреля 2017, 09:44:18
    сложный вопрос. В моей практике всегда обе стороны так или иначе врут, скрывают, утаивают,... Поэтому видя ухищрения оппонента легче заглушить совесть. Ибо если только по совести действовать, то не получится недобросовестность другой стороны опровергнуть. Было много ситуаций: махинации страховщиков, банкиров с заменой листов в договоре...
    Ответить
    • Анна Козарезова
      20 апреля 2017, 10:00:34
      Из последнего случай, когда я «сама попалась» - купила товар, отдала деньги, с честными глазами мне обещали чек привезти в следующий раз… параллельно получилось перед этим оформили договор хранения этого товара, под листом я подписалась, но без росписи в графе «товар принят». Чек за товар я так и не дождалась, привезли внутреннюю накладную на выдачу товара. Потом заявили, что договор является подтверждением факта оплаты товара, ибо просто так они товар не отдают… Прошло 5 лет, теперь мне звонят, угрожают, требую вернуть товар или деньги, обещают обратиться в суд.
      Ответить
      • Анна Козарезова
        20 апреля 2017, 10:00:41
        Открыла договор перечитала. Да, получается за мной «должок». Я почему-то думала, что Хранителем была фирма, оказалось, что Хранитель – я, а имущество осталось собственностью фирмы. Но по факту я-то точно знаю, что заплатила деньги и чек с них требовала. Оглядываясь назад не понимаю, как могла подписаться под таким. Объясняю лишь тем, что в то время была на последнем месяце беременности, плохо себя чувствовала и не особо понимала, что происходит – договор хранения прочитала так, будто это не я хранитель, а эта фирма выступает хранителем и мне должны будут вернуть деньги. Вот таким образом мошеннически делают когда куда деваться потребителю... Вся ситуация выглядит не в мою пользу. Приходится так же действовать, или хотя бы пытаться. Естественно если они пойдут в суд, придется настаивать на том, что ничего не было, товара в глаза не видела, не подписывалась в принятии.
        Ответить


Свежие комментарии

© Актион кадры и право, Медиагруппа Актион, 2007–2016

Журнал «Юрист компании» –
первый практический журнал для юриста

Использование материалов сайта возможно только с письменного разрешения редакции журнала «Юрист компании».


  • Мы в соцсетях
×

Входите! Открыто!
Все материалы сайта доступны зарегистрированным пользователям. Регистрация займет 1 минуту.

У меня есть пароль
напомнить
Пароль отправлен на почту
Ввести
Я тут впервые
И получить доступ на сайт
Займет минуту!
Введите эл. почту или логин
Неверный логин или пароль
Неверный пароль
Введите пароль
×
Только для зарегистрированных пользователей

Всего минута на регистрацию и документы у вас в руках!

У меня есть пароль
напомнить
Пароль отправлен на почту
Ввести
Я тут впервые
И получить доступ на сайт
Займет минуту!
Введите эл. почту или логин
Неверный логин или пароль
Неверный пароль
Введите пароль
×

Подпишитесь на рассылку. Это бесплатно.

В рассылках мы вовремя предупредим об акции, расскажем о новостях в работе юриста и изменениях в законодательстве.