Применение правил об ограничении оспаривания сделок

534
Стенограмма видеолекции Р. С Бевзенко.

Смотреть видеолекцию

Применение правил об ограничении оспаривания сделок

Р. С. Бевзенко:

Сегодня мы разберем один прецедент ВС РФ, в котором смешалось несколько сложных и актуальных вопросов гражданского права. Первый вопрос связан с применением правил об ограничении оспаривания сделок в сфере страхования, а с другой стороны, мы поговорим об одном очень интересном  феномене, который обозначен как «новые нормы ГК», как они применяются, могут ли они быть применены, если могут, то как применяются к старым правоотношениям.

Дело «Национальной страховой группы»

Почвой для наших рассуждений станет дело «Национальной страховой группы» № 307-ЭС15-1642. У дела довольно простая фабула. В этом деле была следующая история. Был заключен договор страхования риска неисполнения контракта. ГК довольно осторожно и аккуратно подходит к тому, чтобы допускать страхование риска нарушения договора. Ст. 932 ГК РФ исходит из того, что такое страхование допускается только в случаях, прямо предусмотренных законом. Так случилось, что тот контракт, риск нарушения которого был застрахован в данном деле, как раз к числу тех договоров, нарушение которых разрешено страховать законодателем, не относится. Т. е. получается, что нам законодатель, по сути, не разрешил в этом случае страховать риск неисполнения именно этого договора.

Ст. 932 ГК РФ

Под нормой п.1 ст. 932 ГК РФ лежит довольно серьезный запрет, и под ним, в целом, лежат довольно глубокие рассуждения. Например, такие рассуждения, когда широко распространено страхование риска нарушения договора, то получается, что должники, риски дефолта которых будут застрахованы, получают очень мощный сигнал, смысл которого сводится к тому, что они могут быть расслаблены, и исполнение договора для них не является какой-то сферой задач, потому что если даже они его не исполнят, то есть страховая, которая просто заплатит за них. Конечно, получается, что должники расслабляются, и стимулы для должника исполнять обязательства, по сути, улетучиваются.

В нашем деле оказалось так, что стороны, условно говоря, закрыли глаза на ст. 932 ГК РФ и заключили договор страхования риска неисполнения контракта, хотя, закон нам это не позволяет. Страховая компания в этом деле довольно охотно взяла деньги, страховую премию, и выдала страховой полис своему контрагенту, страхователю. Через какое-то время выяснилось, что, оказывается, страховой случай все-таки наступил, и тот договор, риск дефолта по которому был застрахован, был нарушен, он был не исполнен. Страхователь предъявил требования к страховой компании о выплате страхового возмещения. Страховщик выдвинул контрдовод о том, что контракт страхования ничтожен, поэтому он ничего платить не должен. С точки зрения страховщика, разумно было бы вернуть обратно страховую премию, никакого возмещения по ничтожной сделке выплачивать не стоит. Суды согласились со страховщиком и признали контракт страхования недействительным, потому что он нарушает закон, он ничтожен, нарушает прямой явно выраженный запрет закона, и поэтому страховая компания была освобождена от платежа.

Позиция ВС РФ

Но с этим не согласился ВС РФ. ВС взял себе дело на пересмотр, в так называемую вторую кассацию, и отменил судебные акты, посчитав, что, по сути, требования страхователя к страховщику должны быть удовлетворены. Почему? Потому что ВС вспоминает, что в нашем ГК с 01 сентября 2013 г. появились правила о принципе эстоппель, который заключается в том, что законодатель не допускает недобросовестной ссылки на ничтожность сделки в том случае, если будет доказано, что сторона, которая сейчас заявляет о недействительности сделки, до этого своим поведением подтверждала сделку. П. 5 ст. 166 ГК РФ говорит, что если сделка ничтожна, то сделанное стороной недобросовестное заявление о недействительности сделки не принимается судом во внимание, если будет установлено, что сторона до этого совершала действия, свидетельствующие о том, что она подтверждала эту сделку. Иными словами, контрагент по недействительной сделке показывает своим поведением, в первую очередь, исполняя сделку, показывает контрагенту, что он считает себя связанным с ним в этой сделке, а коль скоро он себя так повел, то, исходя из принципа эстоппель, он уже не может передумать, сменить модель поведения. Не допускается противоречивое поведение, нельзя сначала подтверждать сделку, а потом, через какое-то время, заявлять о недействительности сделки. Надо выбирать модель поведения с самого начала и потом придерживаться ее, переход с одной модели на другую для одного и того же лица закон не допускает. П. 5 ст. 166 ГК РФ как раз говорит о том, что если было заявлено о ничтожности, хотя ты до этого подтверждал сделку, то суд твое заявление о ничтожности игнорирует.

Когда страховщик взял премию, выдал полис, он, тем самым, подтвердил сделку, он сам себя лишил права ссылаться на ничтожность этой сделки. Но главное в этом постановлении - это то, что норма п. 5 ст. 166 ГК РФ действует только в отношении сделок, которые были заключены до этой даты. Кодекс специально указывает на то, что новые правила о недействительности сделок подлежат применению к сделкам, которые были заключены до момента вступления этих правил в силу, т. е. до 1 сентября 2013 г.

А этот договор страхования был заключен до этой даты. Т. е. вообще это означает, что принцип эстоппель, который был введен законом, строго говоря, не подлежит применению в данном деле и видимо, может быть, суды, которые отказали в иске страхователю, были правы. Но  ВС дальше делает очень интересный вывод, и мне кажется, что этот вывод имеет колоссальное значение для практикующих юристов, потому что ВС говорит о том, что, да, действительно, п. 5 ст. 166 формально не может быть применен к этим отношениям, но принцип о том, что нельзя недобросовестно ссылаться на недействительность сделки, сложился в судебной практике задолго до 01.09.2013, не допускается недобросовестная ссылка на недействительность сделки, так суды дела решали довольно давно, поэтому в этом деле ВС тоже решил применить принцип эстоппель, но не со ссылкой на новую норму ГК, а  со ссылкой на прежнюю судебную практику. Эта прежняя судебная практика - это практика Президиума ВАС РФ, было дело № 16996/09 от 13.04.2010, где как раз Президиум ВАС, в абсолютно такой же ситуации, которая стала предметом рассмотрения в ВС, решил сделать точно также, но там была ссылка на ст. 10 ГК РФ, и ВАС сказал, что нельзя недобросовестно ссылаться на ничтожность сделки. ВС в этом определении, к сожалению, не сослался на то старое постановление Президиума ВАС, хотя сам ВС говорит, что в судебной практике так было всегда.

Как применять положения закона 42-ФЗ к договорам, заключённым прежде

Есть очень большой вопрос, который сейчас очень активно дискутируется, о том, как применять новые нормы договорного права закон 42-ФЗ, который вступил в силу с 01.06.2015, к старым договорам. Дело в том, что нормы переходные в законе 42-ФЗ традиционно написаны очень слабо. В ходе реформы ГК сейчас мы видим, что проработка переходных положений не всегда хорошая, она ограничивается одной фразой, что к правоотношениям, возникшим до дня вступления в силу, применяются старые нормы, а к правоотношениям, возникшим после дня вступления в силу, применяются новые нормы. Непонятно, что применять в день вступления в силу? А что такое правоотношения, возникшие до? Как их интерпретировать? Договор был заключен до, или какое-то требование возникло до?

Но, известно, что закон 42-ФЗ, по моим ощущениям, на 70% состоит из заимствований из судебной практики, в первую очередь, практики Президиума ВАС. Когда мы берем сейчас норму обязательственного права, например, о том, что в договоре подряда срок можно написать «столько-то  дней с момента уплаты аванса», раньше в закон это не укладывалось, раньше нельзя было так делать, с точки зрения закона, но с точки зрения судебной практики, было такое знаменитое дело Президиума ВАС, где Президиум ВАС признал допустимость оговорки об установлении срока в такой формулировке. Можно ли сказать, что, несмотря на то, что к старым договорам ст. 314 не применяется, в судебной практике господствовала очень долгое время идея о том, что такая формулировка «столько-то дней от аванса…» недопустима, нельзя ли нам сказать, что это никакая не новелла, так всегда было? Т. е. сейчас это следует из закона, а  раньше это следовало из судебной практики. Это означает, что суды не могут отказывать в разрешении дела в том ключе, который сейчас написан в ГК просто со ссылкой на то, что это новая норма.

По всей видимости, дело ВС, которое мы разобрали, связанное со страхованием, оно как раз об этом, о том, что нельзя отказать в применении новых правил к старым договорам, только со ссылкой, что это новые правила. Если в судебной практике были точно такие же правила, такие же решения, то суды должны применять те старые прецеденты.

У нас есть законы, но проблема в том, что текст закона иногда туманный, иногда противоречивый, иногда он просто неполный, и суды своими актами, своими решениями все время «дошлифовывают» законодательные предписания. Это дело лишний раз подтверждает, что, несмотря на то, что норма новая, есть старая судебная практика, и соответствующие дела должны быть решены в соответствии с этой старой судебной практикой.

Скоро в журнале «Юрист компании»
    Узнать больше


    Ваша персональная подборка

      Подписка на статьи

      Чтобы не пропустить ни одной важной или интересной статьи, подпишитесь на рассылку. Это бесплатно.

      Рекомендации по теме

      Академия юриста компании

      Академия

      Смотрите полезные юридические видеолекции

      Смотреть

      Cтать постоян­ным читателем журнала!

      Cтать постоян­ным читателем журнала

      Воспользуйтесь самым выгодным предложением на подписку и станьте читателем уже сейчас

      Живое общение с редакцией

      © Актион кадры и право, Медиагруппа Актион, 2007–2017

      Журнал «Юрист компании» –
      первый практический журнал для юриста

      Использование материалов сайта возможно только с письменного разрешения редакции журнала «Юрист компании».

      Зарегистрировано Федеральной службой по надзору в сфере связи, информационных технологий и массовых коммуникаций (Роскомнадзор) Свидетельство о регистрации  ПИ № ФС77-62254 от 03.07.2015

      Политика обработки персональных данных

      
      • Мы в соцсетях
      Сайт использует файлы cookie. Они позволяют узнавать вас и получать информацию о вашем пользовательском опыте. Это нужно, чтобы улучшать сайт. Если согласны, продолжайте пользоваться сайтом. Если нет – установите специальные настройки в браузере или обратитесь в техподдержку.
      Простите, что прерываем ваше чтение

      Это профессиональный сайт для юристов-практиков. Чтобы обеспечить качество материалов и защитить авторские права редакции, мы вынуждены размещать лучшие статьи в закрытом доступе.

      Предлагаем вам зарегистрироваться и продолжить чтение. Это займет всего полторы минуты.

      У меня есть пароль
      напомнить
      Пароль отправлен на почту
      Ввести
      Я тут впервые
      Вы продолжите читать статью через 1 минуту
      Введите эл. почту или логин
      Неверный логин или пароль
      Неверный пароль
      Введите пароль