Директор не смог подтвердить выпиской из ЕГРЮЛ период работы в компании

220
Учредитель компании сообщил директору об увольнении, после чего тот фактически сложил полномочия и перестал выходить с ним на связь. Но через несколько месяцев он потребовал выплатить ему зарплату, поскольку, по его мнению, он продолжал числиться руководителем компании и официально увольнение не было оформлено. Одним из его доказательств была выписка из ЕГРЮЛ, согласно которой он значился директором еще как минимум полгода. Юрист Андрей Романов доказал, что в данной ситуации приоритет имело решение учредителя об увольнении работника, а не внесение сведений в реестр. Суд согласился, что отношения с директором были давно прекращены, и отказал в иске в связи с пропуском срока.

 Предмет спора: взыскать задолженность по заработной плате, компенсацию в связи с увольнениемРезультат: в удовлетворении требований работнику отказано в связи с пропуском срока исковой давностиРеквизиты дела:решение Ленинского районного суда г. Владивостока от 11.10.2013 по делу № 2-4331/2013, апелляционное определение Приморского краевого суда от 14.01.2014 по делу № 33-237

В марте 2012 года работник был назначен на должность генерального директора компании, находящейся во Владивостоке. Основанием назначения стало решение общего собрания участников, а также соответствующий приказ о приеме на работу. Должность руководителя этой компании сотрудник совмещал с работой по основному месту, а именно с руководством еще одной фирмой, находящейся в Москве. При этом трудовой договор в письменном виде не заключался, а размер заработной платы был оговорен устно. В обязанности работника по совмещаемой должности входило осуществление общего руководства компанией и определение основных направлений ее деятельности. В октябре 2012 года учредитель Владивостокской компании принял решение расстаться с директором в связи с выявленными финансовыми злоупотреблениями, что фактически означало увольнение по п. 2 ст. 278 ТК РФ. Об этом решении работник был поставлен в известность, после чего перестал выходить на связь с организацией. В то же время сведения о смене руководителя в Единый государственный реестр юридических лиц (ЕГРЮЛ) работодатель своевременно не внес, и формально работник продолжал числиться в должности руководителя. Вместе с тем реально работник обязанности не исполнял, в организации не появлялся, на связь с работодателем не выходил. Несмотря на фактическое прекращение трудовых отношений, через некоторое время работник направил в компанию заявление о выплате ему заработной платы за период с октября 2012 года по апрель 2013 года. Мотивировал сотрудник это тем, что в апреле 2013 года ему стало известно о принятом учредителем решении назначить нового руководителя. Поскольку сведения о новом руководителе были внесены в ЕГРЮЛ только в мае, то бывший директор считал, что до этого момента организация обязана платить ему зарплату. Получив отказ, работник подал в суд иск, в котором ссылался на неправомерность действий работодателя и наличие у него миллионной задолженности.

Позиция работника: отношения продолжались, об увольнении работодатель не сообщал

Законность заявленных требований работник обосновал приказом о своем назначении, который был издан на основании решения участников общества. В суде работник пояснил, что в соответствии с соглашением, достигнутым между ним и учредителем, его заработная плата составляла 120 тыс руб. ежемесячно. При этом к работе он был допущен с ведома работодателя. В подтверждение своих слов работник сослался на выписку из ЕГРЮЛ, в соответствии с которой он значился в качестве директора. По мнению работника, принимая во внимание положения ст. 67 ТК РФ, трудовой договор в данном случае считается заключенным.

Самое сложное в деле:«В некоторых судах сохраняется практика, когда работник фактически освобождается от необходимости доказывать свою позицию, поскольку суд презюмирует обоснованность заявленных им требований. В такой ситуации самое сложное — убедить судью, что работник обязан доказать ту позицию, которую он отразил в иске».

Относительно требования о взыскании заработной платы, он пояснил, что невыплату работодатель мотивировал временными финансовыми трудностями. Несмотря на все заверения о скорой выплате, задолженность так и не была погашена. В связи с этим в феврале 2013 года он письменно обратился с требованием выплатить зарплату, однако никаких действий по этому поводу учредителем предпринято не было. Факт своего обращения к работодателю истец подтвердил копией отправленной претензии и почтовым извещением о ее вручении. Он пояснил, что, несмотря на отсутствие ответа, продолжал исполнять свои обязанности, осуществлял руководство организацией, взаимодействовал со своим замом, подписывал необходимые документы.

Вызванный в качестве свидетеля заместитель генерального директора пояснил, что согласно документам работник значился руководителем до апреля 2013 года. Заместитель также сообщил, что ему было известно о том, что руководителю не выплачивается зарплата и что в связи с этим он обращался к учредителю за разъяснениями. Он сообщил, что в ноябре 2012 года работник и учредитель встречались в офисе во Владивостоке, однако никаких разговоров о предстоящем увольнении между ними не было. Также он указал, что актов об отказе директора от ознакомления с какими-либо документами при нем не составлялось. В то же время свидетель пояснил, что по поручению учредителя он лично отправлял в адрес истца телеграмму с просьбой явиться в офис для передачи всех дел новому руководителю.

Вторым свидетелем со стороны работника была бухгалтер организации. Она подтвердила, что директор в основном работал удаленно, посещал организацию всего несколько раз с целью подписания документов. Работница рассказала, что последний раз он был в офисе в ноябре 2012 года, однако о факте прекращения с ним трудовых отношений она ничего не знает. При этом в апреле всем работникам общества был представлен новый руководитель. Бухгалтер подтвердила, что заработная плата начислялась работнику ежемесячно в размере 120 тыс. руб., однако со второй половины октября получить ее он не мог, поскольку учредитель выплату не согласовывал.

Сам работник рассказал, что о прекращении своих полномочий он узнал только 17.04.2013. При этом ни до, ни после этого никаких уведомлений работодатель ему не направлял и какими-либо другими способами в известность об этом не ставил. В соответствии с выпиской из ЕГРЮЛ запись о смене генерального директора была внесена только 24.04.2013 и с мая руководителем организации значилось другое лицо. Таким образом, работник считал, что датой его увольнения является именно 24.04.2013. При этом процедура прекращения трудовых отношений нарушена, поскольку надлежащее уведомление об увольнении отсутствовало, а с принятым решением работник ознакомлен не был. Кроме того, истец настаивал, что у работодателя не было оснований принимать решение о смене руководителя организации, поскольку никаких виновных действий он в должности директора не совершал. В ходе судебного разбирательства истец подверг сомнению подлинность самого решения учредителя, настаивая на том, что оно было изготовлено уже после его обращения в суд. С целью проверки этого факта было заявлено ходатайство о проведении судебно-технической экспертизы.

Помимо этого, сотрудник заявил о взыскании компенсации за неиспользованный отпуск, неоплата которого является нарушением ст. 140 ТК РФ и дополнительно свидетельствует о нарушении процедуры увольнения. Работник также сослался на положения ст. 279 ТК РФ, которая предусматривает выплату дополнительной компенсации руководителю, если трудовой договор с ним расторгнут по решению уполномоченного органа юридического лица. На этом основании работник требовал еще три средних заработка. Поскольку указанные выплаты не были произведены своевременно, то на основании ст. 236 ТК РФ работник просил компенсировать ему просрочку. Таким образом, общая сумма иска, по его подсчетам, превысила 1 млн руб.

Позиция работодателя: на момент подачи иска сотрудник уже более полугода не работал

В суде представитель работодателя опроверг доводы работника о размере его заработной платы. Он пояснил, что работник с самого начала исполнял обязанности на 0,25 ставки, в то время как 120 тыс. руб. — это размер оплаты за месяц при условии работы на целую ставку, полный рабочий день. Поэтому заработную плату работника, в соответствии со ст. 285 ТК РФ, нужно было исчислять из расчета 30 тыс. руб., поскольку фактически он трудился только на четверть ставки. В то же время представитель компании отметил, что с марта по сентябрь 2012 года по решению учредителя работнику начислялась премия, с учетом выплаты которой общий заработок работника за месяц действительно мог достигать 120 тыс. руб. Но эта премия носила разовый характер, не была предусмотрена какими-либо локальными актами, а значит, и в средний заработок не включается.

Представитель организации признал, что перед работником действительно имеется задолженность на общую сумму около 180 тыс. руб., однако основную ее часть составляют компенсации за неиспользованный отпуск и в связи с увольнением. Вместе с тем он указал, что добровольно выплатить эти деньги компания не могла, поскольку с ноября 2012 года работник на связь не выходил, а попытки связаться с ним были безуспешными. Также представитель пояснил, что никаких претензий на этот счет в адрес компании не поступало, что подтверждается книгой учета входящих документов. Настаивая на незаконности требования работника относительно взыскания задолженности по зарплате, представитель работодателя пояснил, что в ноябре 2012 года трудовые отношения с сотрудником уже были прекращены. Это подтверждается соответствующим решением учредителя, телеграммами в адрес работника с просьбой явиться в офис для передачи дел новому руководителю и другими доказательствами.

Из возражений на иск: «В материалы дела представлен счет на оплату и товарная накладная на приобретение авиабилетов по маршруту Москва–Владивосток–Москва на имя работника. Согласно билетам вылет во Владивосток состоялся 06.11.2012, а обратный 10.11.2012. Также имеется счет фактура на оплату проживания работника в период его пребывания во Владивостоке. Указанные обстоятельства подтверждают, что работник находился в курсе сложившейся ситуации и был ознакомлен с решением учредителя о прекращении трудовых отношений».

Таким образом, основания для выплаты заработной платы у компании отсутствовали. О решении учредителя работник по прилету во Владивосток был поставлен в известность, однако получить его на руки отказался, что было зафиксировано актом в присутствии двух свидетелей. Дополнительным доказательством того, что после ознакомления с решением сотрудник фактически не работал, послужили представленные в суд табели учета рабочего времени за период с ноября 2012 года по апрель 2013 года, когда был назначен новый руководитель.

Для дополнительного подтверждения этого довода представитель работодателя заявил ходатайство о вызове двух свидетелей, которое суд удовлетворил.

Свидетель, который занимал должность начальника отдела железнодорожных перевозок, пояснил, что последний раз видел бывшего руководителя организации в начале ноября, а в конце октября всем работникам пришла рассылка из головного офиса о том, что генеральный директор сменился. Также свидетель рассказал, что вышестоящим руководством директор был поставлен в известность о том, что по приезду во Владивосток ему передадут решение учредителя о прекращении с ним трудовых отношений. Это решение свидетель должен был передать директору лично под роспись, что он и попытался сделать. Однако директор отказался ознакомиться с решением учредителя и подписать его. Поскольку последовал отказ, решение учредителя было зачитано работнику вслух, после чего в присутствии свидетелей был составлен соответствующий акт.

Ведущий специалист отдела контейнеров и перевозок, также допрошенный в качестве свидетеля по ходатайству представителя работодателя, дал аналогичные показания. Дополнительно он пояснил, что лично подписывал акт об отказе директора от ознакомления с решением учредителя.

Основываясь на этих доказательствах и сославшись на положения ст. 129 ТК РФ, представитель компании пояснил, что поскольку заработная плата выплачивается за непосредственное исполнение сотрудником своих трудовых обязанностей, то требования работника в этой части незаконны, поскольку с ноября 2012 года никакой фактической работы он не осуществлял.

Относительно довода о том, что выписка из ЕГРЮЛ свидетельствует о смене директора только в апреле 2013 года, работодатель пояснил, что данные сведения регулируются нормами корпоративного права и законодательством о государственной регистрации. В силу норм ст. 15 ТК РФ на трудовые отношения данные нормативные акты не распространяются, поэтому заявленный сотрудником довод следует отклонить как несостоятельный. Против ходатайства о назначении судебно-технической экспертизы представитель компании также возражал, поскольку способ проведения такой экспертизы подразумевает частичное уничтожение документов, что препятствует их дальнейшему использованию. Кроме того, становится невозможно оспорить результаты такой экспертизы, поскольку документ будет разрушен.

Еще одним аргументом для отказа работнику в удовлетворении заявленных требований послужило ходатайство представителя компании о пропуске сотрудником срока исковой давности. Мотивировано это ходатайство было тем, что решение о прекращении трудовых отношений учредитель принял еще в ноябре 2012 года, тогда как с иском в суд работник обратился только в мае 2013 года. Таким образом, представитель компании настаивал, что требования работника удовлетворению не подлежат, поскольку он был полностью в курсе своего увольнения, знал о решении учредителя, однако без уважительных причин пропустил срок на обращение в суд.

Позиция суда: выписка из ЕГРЮЛ не подтверждает, что директор продолжает работать

Решающий аргумент для суда:«В ходе допроса заместителя директора удалось получить показания о том, что еще в ноябре 2012 года он отправлял бывшему руководителю телеграммы с требованием передать дела новому директору компании».

Рассматривая материалы дела, суд принял во внимание представленную работником выписку из ЕГРЮЛ, согласно которой он числился в должности генерального директора. На ее основании судья признал факт наличия трудовых отношений между бывшим сотрудником и компанией. Вместе с тем он указал, что учредитель имел полное право принять решение о прекращении договора с руководителем организации, что для последнего является специальным основанием увольнения. При этом никаких дополнительных оснований для принятия такого решения не требуется.

Из решения суда: «Довод работника о том, что в решении учредителя отсутствует ссылка на какие-либо виновные действия с его стороны, является несостоятельным, поскольку трудовое законодательство не обязывает работодателя указывать какие-либо мотивы при прекращении трудовых отношений по п. 2 ст. 278 ТК РФ».

Оценивая довод работника о том, что он не знал об увольнении, суд учел показания свидетелей со стороны работодателя, которые пояснили, что лично ставили работника в известность о том, что он уволен, и собственноручно составляли акт об отказе в ознакомлении с решением учредителя. Также были учтены показания заместителя генерального директора, вызванного по ходатайству самого работника.

Из решения суда: «Факт направления заместителем директора телеграмм на имя истца в ноябре 2012 года также свидетельствует о том, что учредителем было принято решение о прекращении трудовых отношений именно в ноябре 2012 года, а не в апреле 2013, как об этом утверждает истец».

Также были учтены акты об отказе работника ознакомиться с решением учредителя. Таким образом, суд установил что фактически работник был уволен еще в ноябре 2012 года, о чем он был поставлен в известность надлежащим образом. Суд также отклонил довод работника о том, что представленная в суд выписка из ЕГРЮЛ свидетельствует о продолжении трудовых отношений вплоть до апреля 2013 года. Исследовав этот довод, судья указал, что понятия «прекращение трудовых отношений» и «прекращение полномочий генерального директора» не являются тождественными. То обстоятельство, что по выписке из ЕГРЮЛ работник значился директором до 16.04.2013, не свидетельствует о фактическом исполнении им должностных обязанностей.

В то же время суд признал, что у компании действительно имеется задолженность перед работником. Однако заработная плата не выплачена работнику частично и только за октябрь и ноябрь 2012 года, поскольку после этого сотрудник фактически не работал. В качестве обоснования размера задолженности судья принял во внимание представленную работником справку 2-НДФЛ и показания главного бухгалтера. На их основании суд установил, что всю имеющуюся задолженность необходимо исчислять из размера заработной платы 120 тыс. руб. в месяц. Суд также признал за компанией задолженность за неиспользованный отпуск и компенсацию, положенную ему при увольнении. Но во взыскании всех признанных сумм работнику было отказано. Основанием для этого явилось ходатайство работодателя о пропуске срока исковой давности. На этот счет суд пояснил, что ввиду доказанного увольнения в ноябре 2012 года, срок исковой давности по всем заявленным требованиям необходимо исчислять именно от этой даты. Между тем, исковое заявление было подано работником в суд только в мае 2013 года, то есть за пределами 3-месячного срока, установленного ст. 392 ТК РФ.

Не согласившись с решением суда первой инстанции, работник подал апелляционную жалобу. В ней он указал, что решение учредителя о прекращении трудовых отношений начало фигурировать в материалах дела только в июле 2013 года. По мнению работника, это свидетельствует о том, что в ноябре 2012 года такого решения просто не существовало, а изготовлено оно было уже в процессе судебного разбирательства. В апелляционной жалобе работник обратил внимание на тот факт, что при рассмотрении дела заявлял ходатайство о проведении судебно-технической экспертизы с целью установить время составления решения учредителя и акта об отказе от ознакомления с ним. Работник настаивал на том, что суд необоснованно отказал ему в удовлетворении этого ходатайства. Однако судебная коллегия пояснила, что суд счел достаточными другие доказательства, имеющиеся в деле, и поэтому отказал работнику в проведении экспертизы. На этом основании решение суда первой инстанции было оставлено в силе.

Скоро в журнале «Юрист компании»
    Узнать больше


    Ваша персональная подборка

      Подписка на статьи

      Чтобы не пропустить ни одной важной или интересной статьи, подпишитесь на рассылку. Это бесплатно.

      Рекомендации по теме

      Академия юриста компании

      Академия

      Смотрите полезные юридические видеолекции

      Смотреть

      Cтать постоян­ным читателем журнала!

      Cтать постоян­ным читателем журнала

      Воспользуйтесь самым выгодным предложением на подписку и станьте читателем уже сейчас

      Живое общение с редакцией

      © Актион кадры и право, Медиагруппа Актион, 2007–2017

      Журнал «Юрист компании» –
      первый практический журнал для юриста

      Использование материалов сайта возможно только с письменного разрешения редакции журнала «Юрист компании».

      Зарегистрировано Федеральной службой по надзору в сфере связи, информационных технологий и массовых коммуникаций (Роскомнадзор) Свидетельство о регистрации  ПИ № ФС77-62254 от 03.07.2015

      Политика обработки персональных данных

      
      • Мы в соцсетях
      Сайт использует файлы cookie. Они позволяют узнавать вас и получать информацию о вашем пользовательском опыте. Это нужно, чтобы улучшать сайт. Если согласны, продолжайте пользоваться сайтом. Если нет – установите специальные настройки в браузере или обратитесь в техподдержку.
      Простите, что прерываем ваше чтение

      Это профессиональный сайт для юристов-практиков. Чтобы обеспечить качество материалов и защитить авторские права редакции, мы вынуждены размещать лучшие статьи в закрытом доступе.

      Предлагаем вам зарегистрироваться и продолжить чтение. Это займет всего полторы минуты.

      У меня есть пароль
      напомнить
      Пароль отправлен на почту
      Ввести
      Я тут впервые
      Вы продолжите читать статью через 1 минуту
      Введите эл. почту или логин
      Неверный логин или пароль
      Неверный пароль
      Введите пароль