Свежие судебные решения

113
Список вредных производств 1974 года не противоречит Трудовому кодексу РФ и подлежит применению Заявление об увольнении, написанное при трудоустройстве, не подтверждает волеизъявление работника прекратить отношения Коллективный трудовой спор не подлежит разрешению в суде При банкротстве требования работника о компенсации по ст. 188 ТК РФ удовлетворяются в четвертую очередь Результаты аттестации рабочего места могут быть признаны недействительными, если были нарушены правила замеров уровня звуков и вибрации Право на оплату учебного отпуска возникает в день обращения, даже если этот день совпадает с днем увольнения Медицинским работникам сокращенная неделя устанавливается как в связи с вредными (опасными) факторами, так и по определенным должностям Кража у работодателя трудовой книжки работника не освобождает от ответственности за задержку выдачи книжки при увольнении

Дело месяца

Список вредных производств 1974 года не противоречит Трудовому кодексу РФ и подлежит применению

Верховный суд окончательно поставил точку в споре о признании недействующим Списка производств, цехов, профессий и должностей с вредными условиями труда, работа в которых дает право на дополнительный отпуск и сокращенный рабочий день (утв. постановлением Госкомтруда СССР, Президиума ВЦСПС от 25.10.1974 № 298/П-22; далее – Список). Суд указал, что согласно ч. 2 ст. 117 ТК РФ в ранее действовавшей редакции перечни производств, работ, профессий и должностей, работа в которых дает право на дополнительный оплачиваемый отпуск за работу с вредными или опасными условиями труда, утверждаются Правительством РФ. Перечни не были приняты, и на основании ч. 1 ст. 423 ТК РФ при определении круга работников, имеющих право на компенсации за работу с вредными или опасными условиями труда, на территории России применялись акты бывшего Союза ССР.

Правительство РФ приняло постановление от 20.11.2008 № 870, которым установило работникам, занятым на тяжелых работах, работах с вредными или опасными и иными особыми условиями труда, компенсации по результатам аттестации рабочих мест.

Таким образом, основанием для предоставления компенсаций работникам, занятым на работах с вредными или опасными условиями труда, признаются конкретные условия труда, определяемые по результатам аттестации, а не включение профессии, должности в Список. При установлении по результатам аттестации вредных или опасных условий труда работник, независимо от того, поименована или нет его профессия, должность в Списке, имеет право на компенсации. Однако постановлением Правительства РФ от 20.11.2008 № 870 установлены лишь минимальные размеры компенсаций. Поэтому в тех случаях, когда по той или иной профессии, должности Списком предусмотрены более высокие компенсации, применению подлежит Список. Наличие профессии, должности в Списке не препятствует применению ч. 4 ст. 219 ТК РФ. Если условия труда работника признаны аттестацией безопасными, то компенсации не предоставляются, даже если его профессия или должность включены в Список.

Источник: решение ВС РФ от 14.01.2013 № АКПИ12-1570

Заявление об увольнении, написанное при трудоустройстве, не подтверждает волеизъявление работника прекратить отношения

Работница обратилась в суд с иском к работодателю о восстановлении на работе. Работница сочла свое увольнение незаконным, так как ее волеизъявления о прекращении трудовых отношений не было. Она пояснила, что компания, в которой она работала, несколько раз реорганизовывалась. При каждой реорганизации сотрудники подписывали заявления об увольнении по собственному желанию, в которых не указывались даты их составления и даты увольнения. По ее мнению, одним из таких ранее написанных заявлений об увольнении работодатель и воспользовался. Возражая против удовлетворения требований работницы, работодатель указал, что увольнение по п. 3 ч. 1 ст. 77 ТК РФ произведено в соответствии с законом на основании собственноручно написанного заявления работницы. Те организации, где сотрудница работала ранее, не являлись правопреемниками компании. Первая и апелляционная инстанции поддержали работницу. Суды установили, что в компании была практика составления одновременно с заявлениями о приеме на работу заявлений об увольнении без указания даты их составления и даты увольнения. Данное обстоятельство подтвердили свидетели. Хотя свидетели работали в организациях, по отношению к которым компания формально не являлась правопреемником, фактически они воспринимали их в качестве правопреемнников текущего работодателя работницы. Место их работы, условия труда никогда не менялись. Для них перемены заключались в изменении наименований организации-работодателя. Все записи в их трудовые книжки были внесены от имени работодателя одним и тем же специалистом по персоналу, о чем свидетельствует один почерк. При этом согласно табелю учета рабочего времени в день написания заявления работница отсутствовала на рабочем месте, что придало суду уверенности в подложности заявления. Довод работодателя о том, что работница отсутствовала на рабочем месте в день написания заявления в связи с тем, что поменялась сменами с другим сотрудником, был отклонен судом. Доказательств этому работодатель не представил ни в суд первой инстанции, ни при рассмотрении дела в апелляции.

Источник: определение Ленинградского областного суда от 31.01.2013 № 33-430/2013

Коллективный трудовой спор не подлежит разрешению в суде

Профсоюз обратился в суд с исковым заявлением к работодателю об индексации заработной платы. Он указал, что в компании действует коллективный договор, который предусматривает индексацию заработной платы работников. Однако работодатель эту обязанность не выполняет, чем нарушает условие коллективного договора и требование ст. 134 ТК РФ. Суд отказал профсоюзу в принятии искового заявления. Верховный суд РФ согласился с выводом нижестоящего суда о том, что заявление профсоюза не подлежит рассмотрению и разрешению в порядке гражданского судопроизводства. Согласно п. 1 ч. 1 ст. 134 ГПК РФ судья отказывает в принятии искового заявления в случае, если заявление не подлежит рассмотрению и разрешению в порядке гражданского судопроизводства, поскольку заявление рассматривается и разрешается в ином судебном порядке. Из материалов дела нижестоящий суд усмотрел наличие в компании коллективного трудового спора. Суд отметил, что между работниками и работодателем возникли неурегулированные разногласия по поводу изменения условий труда, в частности, индексации заработной платы в соответствии с требованиями коллективного договора. В силу ч. 1 ст. 398 ТК РФ коллективный трудовой спор – это неурегулированные разногласия между работниками (их представителями) и работодателями (их представителями) по поводу установления и изменения условий труда (включая заработную плату), заключения, изменения и выполнения коллективных договоров, соглашений, а также в связи с отказом работодателя учесть мнение выборного представительного органа работников при принятии локальных нормативных актов.

Поскольку порядок разрешения коллективного трудового спора предусмотрен гл. 61 ТК РФ, исковое заявление профсоюза судом принято не было. Ссылка профсоюза на то, что он на основании закона вправе по просьбе членов профсоюза, других работников, а также по собственной инициативе обращаться с заявлениями в защиту трудовых прав работников в органы, рассматривающие трудовые споры, была отклонена. По мнению суда, этот довод не опровергает факт наличия именно коллективного трудового спора, который решается не судом, а примирительной комиссией, посредником, трудовым арбитражем.

Источник: определение ВС РФ от 25.01.2013 № 44-КГ12-5

При банкротстве требования работника о компенсации по ст. 188 ТК РФ удовлетворяются в четвертую очередь

В рамках дела о несостоятельности (банкротстве) работник обратился в арбитражный суд с заявлением об определении размера и очередности удовлетворения его требований к работодателю-должнику по текущим платежам. Решением суда первой инстанции, которое было оставлено без изменения апелляционным и окружным судами, требования работника по расходам, понесенным при использовании личного автомобиля в служебных целях, определены в качестве требований по текущим платежам, подлежащим удовлетворению в четвертую очередь. Суды указали, что при банкротстве требования по текущим платежам удовлетворяются в следующей очередности:

в первую очередь удовлетворяются требования по текущим платежам, связанным с судебными расходами по делу о банкротстве, выплатой вознаграждения арбитражному управляющему и т. д.; во вторую очередь удовлетворяются требования об оплате труда лиц, работающих по трудовым договорам, а также требования об оплате деятельности лиц, привлеченных арбитражным управляющим для обеспечения исполнения возложенных на них обязанностей; в третью очередь удовлетворяются требования по коммунальным платежам, эксплуатационным платежам, необходимым для осуществления деятельности должника; в четвертую очередь удовлетворяются требования по иным текущим платежам.

Суд указал, что компенсационные выплаты, входящие в состав заработной платы, необходимо отличать от компенсаций, установленных в целях возмещения работникам затрат, связанных с исполнением трудовых или иных обязанностей, которые не являются составляющей заработной платы. Компенсации – это денежные выплаты, которые устанавливаются в целях возмещения работникам затрат, связанных с исполнением ими трудовых или иных обязанностей, предусмотренных Трудовым кодексом РФ и другими федеральными законами (ч. 2 ст. 164 ТК РФ). К выплатам, не входящим в состав заработной платы, относятся, в частности, выплаты, указанные в ст. 165 ТК РФ. Затраты, понесенные работником при использовании личного автомобиля в служебных целях, которые подлежат возмещению работодателем в установленном ст. 188 ТК РФ порядке, к заработной плате отношения не имеют. Поэтому они удовлетворяются не во вторую, а в четвертую очередь.

Коллегия судей ВАС РФ не нашла оснований для передачи дела в Президиум.

Источник: определение ВАС РФ от 24.01.2013 № ВАС-343/13

Результаты аттестации рабочего места могут быть признаны недействительными, если были нарушены правила замеров уровня звуков и вибрации

Работник в судебном порядке потребовал признать недействительными результаты аттестации его рабочего места по условиям труда. Он также попросил суд взыскать с работодателя доплату за работу во вредных условиях труда. Работодатель не согласился с заявленными требованиями. По его мнению, аттестация проведена надлежащим образом. Замеры факторов рабочей среды производились специальной лабораторией и соответствуют действительности. На рабочем месте сотрудника вредных факторов не обнаружено. Поэтому надбавка, которую он получал с 2005 года, в 2011 году была отменена. Суд первой инстанции удовлетворил иск работника, а апелляционная инстанция оставила решение в силе. Нарушения порядка проведения аттестации рабочих мест заключались в следующем. Работник выполнял трудовые обязанности в нескольких рабочих зонах – в трех цехах. Однако замеры уровня звука и вибрации фактически были сделаны только в одном цехе, так как в двух других не работало технологическое оборудование. Между тем согласно ГОСТу 12.1.050-86, введенному в действие постановлением Госстандарта СССР от 28.03.1986 № 790, измерения шума для контроля соответствия фактических уровней шума на рабочих местах допустимым уровням по действующим нормам должны проводиться при работе не менее 2/3 обычно используемых в данном помещении единиц установленного оборудования в наиболее часто реализуемом (характерном) режиме его работы. В соответствии с п. 4.8 Методических указаний по проведению измерений и гигиенической оценки производственных вибраций (утв. Главным государственным врачом СССР 10.07.1985) измерение вибрации должно проводиться на исправных машинах, отвечающих правилам проведения работ. Машины или оборудование должны работать в паспортном или типовом технологическом режиме и при проведении реальных технологических операций. При контроле вибрации должны быть включены все источники, передающие вибрации на рабочее место.

Довод работодателя о том, что уровни шума и вибрации в двух цехах, где измерения не проводились, установлены расчетным путем, был отклонен. Суды сочли, что в рассматриваемом деле неприменим абз. 2 п. 3.3 ГОСТа 12.1.050-86, которым предусмотрена возможность сокращения объема измерений и выделения несколько зон с приблизительно равным шумом для оценки шума в рабочих зонах, где имеется несколько работающих. Ведь речь шла об измерениях факторов, действующих не на нескольких работников, а на одного, но в разных его рабочих зонах, расположенных в различных цехах, с различным количеством оборудования. Так как аттестация рабочего места признана недействительной, суд взыскал с работодателя в пользу работника надбавку за работу во вредных условиях труда, установленную по результатам предыдущей аттестации.

Источник: апелляционное определение Липецкого областного суда от 21.01.2013 № 33-138/2013

Право на оплату учебного отпуска возникает в день обращения, даже если этот день совпадает с днем увольнения

Работник работал в компании электромонтером и параллельно обучался в высшем учебном заведении. Он обратился к работодателю с заявлением о предоставлении оплачиваемого учебного отпуска на основании справки-вызова, выданной вузом. Работодатель отказал в предоставлении оплачиваемого отпуска и предложил работнику обратиться за предоставлением неоплачиваемого отпуска. Работник согласился и написал соответствующее заявление. В положенный срок этот отпуск работнику был предоставлен. По прошествии некоторого времени работник вновь получил справку-вызов и обратился к работодателю с требованием о предоставлении дополнительного оплачиваемого отпуска в связи с прохождением обучения. Получив отказ, работник написал заявление об увольнении по собственному желанию и обратился в суд. В суде он потребовал отменить приказ о предоставлении ему неоплачиваемого отпуска и взыскать средний заработок за период учебного отпуска.

Суд первой инстанции посчитал, что поскольку неоплачиваемый отпуск был предоставлен работнику по его волеизъявлению, обязанность работодателя была выполнена. Однако суд апелляционной инстанции с таким выводом не согласился.

Он указал, что в соответствии со ст. 173 ТК РФ работникам, направленным на обучение работодателем или поступившим самостоятельно в учреждения высшего профессионального образования по заочной и очно-заочной формам обучения, успешно обучающимся в этих учреждениях, работодатель предоставляет дополнительные отпуска с сохранением среднего заработка для прохождения промежуточной аттестации. Работник пояснил, что в день написания заявления на отпуск он был болен, что подтверждалось листком временной нетрудоспособности. Поэтому окончательный расчет с ним был произведен после выздоровления, что позволило суду апелляционной инстанции прийти к выводу о необходимости работодателю оплатить работнику время нахождения в учебном отпуске согласно периоду, указанному в справке-вызове. Кроме того, с работодателя была взыскана компенсация за несвоевременную выплату этих сумм.

Источник: апелляционное определение Санкт-Петербургского городского суда от 16.01.2013 № 33-182/2013

Медицинским работникам сокращенная неделя устанавливается как в связи с вредными (опасными) факторами, так и по определенным должностям

Работник обратился в Верховный суд РФ с заявлением, в котором, в частности, просил признать недействующим п. «г» разд. III приказа Наркомздрава СССР от 12.12.1940 № 584. Названным приказом установлен 6,5-часовой рабочий день для врачей и среднего медицинского персонала здравпунктов и медицинских пунктов первой помощи, станций и пунктов скорой помощи и неотложной медицинской помощи. По мнению заявителя, в случае, когда аттестацией условия труда признаны вредными или опасными, указанная норма приказа нарушает права медицинских работников на установление 36-часовой рабочей недели. Поэтому она противоречит ч. 2 ст. 94 ТК РФ и п. 1 постановления Правительства РФ от 20.11.2008 № 870.

Верховный суд РФ удовлетворил заявление работника и признал п. «г» разд. III приказа недействующим. Принятое решение суд обосновал следующим образом.

Часть 3 ст. 92 ТК РФ наряду с установлением сокращенной продолжительности рабочего времени для работников, занятых на работах с вредными или опасными условиями труда, предусматривает, что Трудовым кодексом РФ и иными федеральными законами может устанавливаться сокращенная продолжительность рабочего времени для других категорий работников (педагогических, медицинских и других работников). Соответственно, сокращенная продолжительность рабочего времени может устанавливаться медицинским работникам как по формальным основаниям в зависимости от должности или специальности, так и в связи с фактическими условиями труда, определяемыми по результатам аттестации рабочих мест. Приказ Наркомздрава СССР от 12.12.1940 № 584 применяется наряду с постановлением Правительства от 20.11.2008 № 870, но только если улучшает положение работника. Вместе с тем ч. 1 ст. 350 ТК РФ устанавливает для медицинских работников сокращенную продолжительность рабочего времени не более 39 часов в неделю и предписывает, что продолжительность рабочего времени медицинских работников в зависимости от должности или специальности определяется Правительством РФ. Во исполнение этой нормы, Правительство РФ приняло постановление от 14.02.2003 № 101. В приложении № 1 к данному постановлению определен Перечень должностей и (или) специальностей медицинских работников, организаций, а также отделений, палат, кабинетов и условий труда, работа в которых дает право на сокращенную 36-часовую рабочую неделю. Оспариваемая норма приказа противоречит разд. IX Перечня, утвержденного постановлением Правительства РФ от 14.02.2003 № 101, поскольку устанавливает 39-часовую рабочую неделю (6,5 час. × 6 дн. = 39 час.) для медицинских работников, имеющих право на 36-часовую рабочую неделю. Суд признал ее недействующей со дня вступления в силу постановления Правительства РФ от 14.02.2003 № 101, то есть с 28 февраля 2003 года.

Источник: решение ВС РФ от 10.01.2013 № АКПИ12-1467

Кража у работодателя трудовой книжки работника не освобождает от ответственности за задержку выдачи книжки при увольнении

Работница обратилась в суд с иском к индивидуальному предпринимателю о выдаче трудовой книжки, взыскании среднего заработка за задержку трудовой книжки, задолженности по заработной плате. Работодатель иск не признал и указал, что никакой задолженности перед работницей у него нет. При этом он заявил, что у него были украдены кадровые и финансовые документы, вследствие чего он не может представить надлежащие доказательства в обоснование своей позиции. В подтверждение данного факта он указал, что обратился в органы внутренних дел с заявлением о хищении у него сумки, в которой находилась кадровая и финансовая документация за все время работы. Суд поддержал работницу и обязал предпринимателя выдать трудовую книжку, а также взыскал средний заработок за ее задержку и задолженность по заработной плате. Ссылки предпринимателя на кражу всех имеющихся у него документов суд признал несостоятельными. Он отметил, что о краже было заявлено непосредственно перед предъявлением работницей исковых требований к работодателю. Однако, по мнению суда, обязанность по хранению документов работника, связанных с осуществлением его трудовой деятельности, равно как и обязанность по хранению финансовых документов и риск их утраты, в части наступления гражданско-правовой ответственности перед работником, полностью возложены на работодателя. Поскольку работник лишен возможности представления доказательств в обоснование своих исковых требований, ведение и хранение кадровой и финансовой документации в силу действующего законодательства возложено на работодателя, на котором также лежит бремя опровержения заявленных работником исковых требований. При отсутствии документов индивидуальный предприниматель не смог подтвердить погашение перед работником задолженности по заработной плате. Поэтому в пользу работницы также была взыскана задолженность по зарплате.

Источник: определение Московского городского суда от 12.12.2012 № 4г/3-8986/12.


Подписка на статьи

Чтобы не пропустить ни одной важной или интересной статьи, подпишитесь на рассылку. Это бесплатно.

Академия юриста компании

Академия

Смотрите полезные юридические видеолекции

Смотреть

Cтать постоян­ным читателем журнала!

Cтать постоян­ным читателем журнала

Воспользуйтесь самым выгодным предложением на подписку и станьте читателем уже сейчас

Живое общение с редакцией

Рассылка

© Актион кадры и право, Медиагруппа Актион, 2007–2016

Журнал «Юрист компании» –
первый практический журнал для юриста

Использование материалов сайта возможно только с письменного разрешения редакции журнала «Юрист компании».


  • Мы в соцсетях

Входите! Открыто!
Все материалы сайта доступны зарегистрированным пользователям. Регистрация займет 1 минуту.

У меня есть пароль
напомнить
Пароль отправлен на почту
Ввести
Я тут впервые
И получить доступ на сайт
Займет минуту!
Введите эл. почту или логин
Неверный логин или пароль
Неверный пароль
Введите пароль
×
Только для зарегистрированных пользователей

Всего минута на регистрацию и документы у вас в руках!

У меня есть пароль
напомнить
Пароль отправлен на почту
Ввести
Я тут впервые
И получить доступ на сайт
Займет минуту!
Введите эл. почту или логин
Неверный логин или пароль
Неверный пароль
Введите пароль
×

Подпишитесь на рассылку. Это бесплатно.

В рассылках мы вовремя предупредим об акции, расскажем о новостях в работе юриста и изменениях в законодательстве.