Компания не смогла доказать, что отказ профсоюза в согласовании увольнения причинил убытки

161
Компания приняла решение о сокращении должности, которую занимал профсоюзный лидер. Но вышестоящий профсоюз отказал в даче согласия на увольнение руководителя «первички». Компания оспорила этот отказ и суд признал его незаконным. Поскольку на протяжении периода разбирательства работник продолжал работать, компания потребовала взыскать сумму причитающейся ему зарплаты с профсоюза, отказавшего в даче согласия на его увольнение, посчитав, что причиной понесенных убытков стал незаконный отказ. Тем не менее суд ставил без удовлетворения требование компании, указав, что подобные затраты являются предпринимательскими рисками и с профсоюза их взыскать нельзя.

Истец: компания

Предмет спора:

взыскать с профобъединения убытки в связи с незаконным отказом в даче согласия на увольнение профсоюзного лидера

Результат: в удовлетворении требований компании отказано

Реквизиты дела: решение Кузьминского районного суда г. Москвы от 14.05.2013 по делу № 2-1346/2013

Фабула дела

В рамках организационно-штатных мероприятий на крупном промышленном предприятии в начале июня 2010 года проводилось сокращение численности штата работников. Должность одного из работников, состоящих в профсоюзе, была сокращена.

После издания приказа о сокращении штата работнику были предложены несколько иных должностей, от замещения которых он отказался. Ввиду того, что его должность была исключена из штатного расписания, работник находился в простое по вине работодателя. И в соответствии с трудовым законодательством руководство администрации было вынуждено осуществлять оплату времени простоя и иные обязательные отчисления в течение всего времени после уведомления работника о сокращении.

Поскольку сокращенный работник занимал выборную должность в коллегиальном органе первичной профсоюзной организации, в соответствии с ч. 2 ст. 82, ч. 1 ст. 373 и ч. 1 ст. 374 ТК РФ работодателю, помимо соблюдения общего порядка увольнения в случае сокращения штата, необходимо было получить согласие вышестоящего выборного профсоюзного органа на его увольнение. Соответствующий запрос был направлен в профобъединение через неделю после уведомления работника, однако ответ от профсоюза был получен лишь в середине октября 2010 года. Указанный ответ содержал постановление профобъединения об отказе в выдаче согласия на увольнение сотрудника.

Не согласившись с позицией профобъединения, руководство предприятия обратилось в районный суд с требованием о признании неправомерным отказа профсоюза в даче согласия на увольнение работника, занимающего выборную должность в коллегиальном органе профсоюза. В апреле 2011 года суд установил незаконность отказа профсоюза в даче согласия на увольнение работника. В день вынесения судебного решения работник был уволен на основании п. 2 ч. 1 ст. 81 ТК РФ. Получив судебный акт, подтверждающий обоснованность требований об увольнении работника, руководство предприятия приняло решение о взыскании в соответствии со ст. 15 ГК РФ с профобъединения уплаченных в пользу работника денежных средств в виде оплаты труда и иных отчислений. Общая сумма убытков, понесенных компанией, по рассчетам работодателя, составила 300 тыс. руб.

Отказ профсоюза в даче согласия на увольнение повлек убытки компании

В обоснование своего требования работодатель указал, что вынесение судом решения о незаконности отказа профсоюзного объединения в даче согласия на увольнение работника само по себе говорит о том, что право компании было нарушено. А поскольку при рассмотрении вопроса о законности отказа суд не нашел достаточных оснований для признания отказа мотивированным, по мнению представителя компании, имело место сознательное нарушение законных прав и интересов компании, вынужденной продолжать выплачивать заработную плату работнику.

В соответствии со ст. 15 ГК РФ лицо, право которого нарушено, может требовать полного возмещения причиненных ему убытков. Под убытками в данном случае понимаются расходы, которые лицо, чье право нарушено, произвело или должно будет произвести для восстановления нарушенного права. По мнению руководства предприятия, профсоюзное объединение незаконно отказало в даче согласия на увольнение работника, в связи с чем компания была вынуждена выплачивать работнику заработную плату на протяжении всего времени вплоть до вынесения судом решения о незаконности такого отказа.

Полагая, что при своевременной даче согласия профобъединением в августе 2010 года предприятие не понесло бы дополнительных убытков на содержание работника, фактически не осуществляющего трудовую функцию, компания обратилась в суд с иском о взыскании с вышестоящей профсоюзной организации понесенных убытков.

Компания настаивала на том, что вина профсоюзного объединения выражена прямым умыслом, поскольку профсоюз знал, что нет правовых оснований для отказа в даче согласия на увольнение работника. При этом нет никаких сомнений, что он предвидел возможность наступления для компании негативных последствий в виде необходимости выплаты работнику заработной платы, а также соответствующих отчислений, и желал наступления этих последствий. Таким образом, профсоюз должен возместить причиненный компании ущерб.

Профсоюз считал, что не должен возмещать убытки, не предусмотренные Трудовым кодексом РФ

В возражении на исковое заявление компании представитель профобъединения заявил следующее. Требования, заявленные руководством компании в порядке ст. 15 ГК РФ, основаны на нормах ст.ст. 1, 22, 81, 373, 374 ТК РФ. Однако в рассматриваемом деле между сторонами отсутствуют гражданские правоотношения, а имеют место трудовые правоотношения, в которых профсоюз выступает в качестве представителя работника. Следовательно, предметом иска предприятия стало возмещение убытков, вызванных уставной деятельностью профобъединения, состоящей в представлении интересов работника во взаимоотношениях с работодателем и определенной ч. 1 ст. 374 ТК РФ.

Представитель профобъединения также сослался на ч. 1 ст. 233 ТК РФ, в соответствии с которой материальная ответственность стороны трудового договора наступает за ущерб, причиненный ею другой стороне договора в результате виновного противоправного поведения. Он отметил, что в качестве обоснования такого поведения представитель компании приводил решение суда о незаконности отказа в даче согласия на увольнение сокращенного работника. Однако профсоюз полагал, что такие действия не могут быть расценены как виновное поведение, поскольку являются прямой обязанностью профсоюзной организации по отношению к работникам-членам профсоюза.

Кроме того, возражая против заявленных требований, представитель профобъединения настаивал на том, что требования компании идут в разрез со ст. 374 ТК РФ. Суть этой нормы, по мнению профсоюза, состоит в обеспечении дополнительными гарантиями отдельной категории работников – работников, замещающих выборные должности в первичных профсоюзных организациях – в случае их увольнения исключительно по инициативе работодателя (п.п. 2, 3, 5 ч. 1 ст. 81 ТК РФ). Поэтому расходы, которые компания отнесла к своим убыткам, то есть вреду, причиненному виновными действиями профобъединения, по мнению профобъединения, следует квалифицировать как фактор предпринимательского риска – обременение, налагаемое на работодателя его обязанностями (ст. 22 ТК РФ) и правами работника (ст. 21 ТК РФ).

Помимо этого, профсоюз сослался на определение Конституционного суда РФ от 04.12.2003 № 421-О. Он указал, что согласно позиции КС РФ ч. 1 ст. 374 ТК РФ направлена на государственную защиту от вмешательства работодателя в осуществление профсоюзной деятельности, в том числе посредством прекращения трудовых отношений. Таким образом, норма, предписывающая получение работодателем предварительного согласия профсоюза на увольнение профсоюзных лидеров, направлена на защиту свободы профсоюзной деятельности. Она не препятствует судебной защите прав работодателя на свободу экономической деятельности в случае отказа соответствующего вышестоящего профсоюзного органа дать предварительное мотивированное согласие на увольнение работника. В противном случае это явилось бы запретительной мерой по отношению к возможности для работника пользоваться гарантией, установленной ч. 1 ст. 374 ТК РФ. Таком образом профсоюзное объединение действовало в рамках, установленных законом.

Признание незаконным отказа профсоюза в согласовании увольнения не свидетельствует об убытках компании

Представитель профсоюзного объединения подчеркнул, что трудовое законодательство предусматривает несколько обязательных этапов процедуры увольнения, в числе которых значится получение согласия вышестоящей профсоюзной организации. Кроме того, на работодателя возлагается обязанность по выплате ежемесячного вознаграждения работнику до завершения процедуры его увольнения. Следовательно, расходы, которые руководство компании отнесло к убыткам по смыслу ст. 15 ГК РФ, фактически не могут считаться таковыми, поскольку, признавая отказ объединения незаконным в судебном порядке, компания не восстанавливала своего нарушенного права, а выполняла предусмотренный законодательством этап процедуры увольнения.

Относительно заявления руководства компании о том, что имела место вина профобъединения, выраженная прямым умыслом, профсоюз заявил следующее. Во-первых, в гражданском праве вина является субъективным условием гражданско-правовой ответственности и определяется как психическое отношение субъекта к своему противоправному поведению, в котором проявляется степень его пренебрежения интересами контрагента. Представитель профобъединения отметил, что профсоюз не состоял с компанией в гражданских правоотношениях. Он действовал в рамках своих уставных задач и процедур. Поэтому нельзя считать виной профобъединения то, что в рамках процедур, предусмотренных нормами Трудового кодекса РФ и положениями определения Конституционного суда РФ от 04.12.2003 № 421-О, в ходе судебного разбирательства по поводу законности отказа в даче предварительного согласия на увольнение работника судом не были приняты приведенные профобъединением обстоятельства и доказательства. Во-вторых, решение о незаконности отказа в даче согласия на увольнение не содержит ссылок на нормы права, которые были нарушены объединением. Следовательно, утверждение о наличии вины профсоюза в форме прямого умысла, по мнению представителя профобъединения, является бездоказательным и необоснованным.

Отказ в даче согласия на увольнение не свидетельствует о виновном поведении профсоюза

Рассмотрев обстоятельства дела, суд не нашел оснований для удовлетворения требований компании. Суд согласился с тем, что профсоюз не смог представить достаточных доказательств того, что проводимое увольнение было дискриминационным по основаниям профсоюзного членства, однако при этом он не усмотрел каких-либо виновных действий со стороны профсоюзного объединения. По мнению суда, признание незаконным отказа в даче согласия на увольнение руководителя «первички» не свидетельствует о том, что профобъединение стремилось каким-либо образом причинить ущерб работодателю.

Суд указал, что ответчик придпринял все меры по исполнению своих обязательств перед работником согласно ст. 374 ТК РФ. Следовательно, реализация профсоюзом своего права на отказ в даче согласия не может признаваться виновным действием.

Суд пришел к выводу о том, что профобъединение предприняло все необходимые меры для выполнения своих обязанностей перед работником, выполнявшим трудовую функцию в компании и являвшимся профсоюзным лидером. Таким образом, установив отсутствие вины в действиях профобъединения, суд отказал в удовлетворении требований компании о взыскании затрат на выплату заработной платы и иных выплат, причититающихся работнику.

Скоро в журнале «Юрист компании»
    Узнать больше


    Ваша персональная подборка

      Подписка на статьи

      Чтобы не пропустить ни одной важной или интересной статьи, подпишитесь на рассылку. Это бесплатно.

      Рекомендации по теме

      Академия юриста компании

      Академия

      Смотрите полезные юридические видеолекции

      Смотреть

      Cтать постоян­ным читателем журнала!

      Cтать постоян­ным читателем журнала

      Воспользуйтесь самым выгодным предложением на подписку и станьте читателем уже сейчас

      Живое общение с редакцией

      © Актион кадры и право, Медиагруппа Актион, 2007–2017

      Журнал «Юрист компании» –
      первый практический журнал для юриста

      Использование материалов сайта возможно только с письменного разрешения редакции журнала «Юрист компании».

      Зарегистрировано Федеральной службой по надзору в сфере связи, информационных технологий и массовых коммуникаций (Роскомнадзор) Свидетельство о регистрации  ПИ № ФС77-62254 от 03.07.2015

      Политика обработки персональных данных

      
      • Мы в соцсетях
      Сайт использует файлы cookie. Они позволяют узнавать вас и получать информацию о вашем пользовательском опыте. Это нужно, чтобы улучшать сайт. Если согласны, продолжайте пользоваться сайтом. Если нет – установите специальные настройки в браузере или обратитесь в техподдержку.
      Простите, что прерываем ваше чтение

      Это профессиональный сайт для юристов-практиков. Чтобы обеспечить качество материалов и защитить авторские права редакции, мы вынуждены размещать лучшие статьи в закрытом доступе.

      Предлагаем вам зарегистрироваться и продолжить чтение. Это займет всего полторы минуты.

      У меня есть пароль
      напомнить
      Пароль отправлен на почту
      Ввести
      Я тут впервые
      Вы продолжите читать статью через 1 минуту
      Введите эл. почту или логин
      Неверный логин или пароль
      Неверный пароль
      Введите пароль