Суд признал правомерным выговор работнику за критику руководства в СМИ

357
Весной этого года широкий общественный резонанс получил конфликт между руководством Большого театра и премьером балетной труппы Николаем Цискаридзе. Его причиной стали довольно критические высказывания работника в адрес руководства театра в ряде СМИ. За это работодатель объявил работнику два выговора, сославшись на правила трудового распорядка, запрещавшего работникам выступать с критикой администрации. Работник оспорил в суде одно взыскание, но второе было признано правомерным.

Суд признал правомерным выговор работнику за критику руководства в СМИ

 

 

ПРЕДМЕТ СПОРА:

отменить дисциплинарные взыскания

РЕЗУЛЬТАТ: одно взыскание отменено

Убеждающие АРГУМЕНТЫ:

— запрет на критику руководства был закреплен в ПВТР;

— такой запрет не ограничивает свободу работника на выражение мнения.

РЕКВИЗИТЫ ДЕЛА: решение Тверского районного суда г. Москвы от 12.04.2013 № 2-2589 , апелляционное определение Мосгорсуда от 22.06.2013 № 11-20511

Фабула дела

С середины 1992 года работник работал в балетной труппе Большого театра России на разных должностях. В феврале 2002 года с ним заключили трудовой договор о работе в должности артиста балета — ведущего мастера сцены. В начале 2013 года артист довольно критически отозвался о руководстве театра и некоторых его работниках в выступлениях на радио и на одном телевизионном канале. Администрация театра, разумеется, была очень недовольна таким поведением артиста и напомнила ему об обязанности согласовывать все свои выступления в СМИ с пресслужбой. Кроме того в правилах внутреннего трудового распорядка (далее – ПВТР) также содержалось условие о необходимости воздерживаться от критики в адрес театра со стороны работников. Тем не менее, поскольку фактически работник проигнорировал данные требования, работодатель привлек его к дисциплинарной ответственности в виде выговора. Работник с таким решением был категорически не согласен и в своих объяснениях указал, что он выступил с совершенно обоснованной критикой, а руководство театра своими правилами фактически ограничивает свободу слова. Через некоторое время он еще раз дал интервью в СМИ в котором также критически высказался о положении дел в Большом театре. За это работодатель объявил ему второй выговор. В итоге работник обратился в суд с требованием признать их незаконными.

Позиция работника: запрет выражать личное мнение о работодателе незаконен

В суде работник не стал оспаривать факт выступлений в СМИ с критическими высказываниями в адрес работодателя, так как считал их обоснованными. Работник пояснил, что вся сообщенная им информация была основана исключительно на реальных и подтвержденных фактах, никаких ложных сведений в ней не содержалось. Цели кого-либо оскорбить работник не преследовал, а лишь хотел обратить внимание общественности на сложившуюся в театре обстановку.

Работник считал, что запрет на высказывание критики в отношении руководства театра нарушает его право на свободу выражения своего мнения. Работник указал, что это право предусмотрено ст. 29 Конституции РФ и ст. 10 Конвенции от 04.11.1950 «О защите прав человека и основных свобод» (далее – Конвенция от 04.11.1950). Он полагал, что привлечение к дисциплинарной ответственности за публичное выражение своего мнения недопустимо. В подтверждение этого довода работник сослался на постановление Европейского суда по правам человека (далее – ЕСПЧ) от 29.02.2000 по делу «Фуэнтес Бобо против Испании». Согласно этому постановлению, работодатель уволил сотрудника за высказывание в СМИ критики в адрес руководства. Европейский суд признал увольнение незаконным со ссылкой на недопустимость ограничения права работника на выражение мнения, в том числе и в отношении критики своего руководства.

Помимо этого в качестве незаконности первого выговора работник привел следующие доводы. Согласно приказу, этот выговор ему объявили за нарушение п. 71, 72 и 75 ПВТР. В этих пунктах установлено, что основной целью корпоративной этики является формирование позитивного имиджа театра усилиями всех работников. Для достижения этой цели работники должны добросовестно исполнять свои трудовые обязанности и избегать конфликтных ситуаций, которые могут нанести ущерб имиджу и репутации театра. Также работники обязаны при общении между собой и со сторонними организациями проявлять уважение и терпимость, быть вежливыми и контролировать свое поведение. Работник пояснил, что в запросе объяснений по факту нарушения этих пунктов работодатель просил его разъяснить только причину несогласования своих выступлений в СМИ с пресс-службой театра, а также причины критики деятельности руководства. При этом п. 71, 72 и 75 ПВТР не содержат запрета на такое согласование и не запрещают критиковать тем или иным образом руководство театра. Работник пояснил, что свои трудовые обязанности он выполнял добросовестно и на высоком профессиональном уровне. Это подтверждается его многолетней работой в театре на ведущих должностях, а также рядом государственных наград. Наличие трудовых отношений с таким профессионалом само по себе значительно увеличивает имидж и престиж театра. Работник считал, что работодатель не доказал, в чем конкретно выразилось нарушение ПВТР. На этом основании работник настаивал, что первый из выговоров ничем не обоснован и подлежит отмене.

Касательно незаконности второго выговора работник пояснил, что выговор ему объявили за нарушение п. 74 Правил внутреннего трудового распорядка, согласно которому работники обязаны все свои выступления в СМИ предварительно согласовывать с пресс-службой театра. Также этим пунктом работникам запрещалось критиковать действия руководства театра. Работник указал, что такое требование является незаконным, так как нарушает его право на свободу слова. Такие положения вообще не подлежат применению согласно ч. 2 ст. 9 Трудового кодекса РФ, так как ухудшают положение работника. Поэтому работник считал, что выговор, объявленный за нарушение этого пункта, является незаконным. Также работник пояснил суду, что интервью он давал только в свободное от работы время, инициатором общения являлся не он сам, а средства массовой информации.

Одновременно работник настаивал, что работодатель нарушил процедуру применения этого дисциплинарного взыскания, поскольку выговор ему объявили, когда он находился на больничном. Вместе с тем, согласно ч. 3 ст. 193 ТК РФ, дисциплинарное взыскание применяется не позднее одного месяца со дня обнаружения проступка, не считая времени болезни. По мнению работника, работодатель мог объявить ему этот выговор только в его первый рабочий день после окончания нетрудоспособности. На основании изложенного работник настаивал, что приказ о втором дисциплинарном взыскании также подлежит отмене.

Позиция работодателя: фактически работник не критиковал, а оскорблял руководство

В суде работодатель настаивал на том, что оба объявленных работнику выговора являются законными. Согласно заключенному трудовому договору, работник обязался соблюдать требования, закрепленные в локальных актах театра. Работодатель пояснил, что таким локальным актом, в частности, являются ПВТР. С ними работника ознакомили до подписания трудового договора, как того требовала ч. 3 ст. 68 ТК РФ. В подтверждение работодатель представил суду заверенную копию листа ознакомления с ПВТР, в котором присутствовала подпись работника. Работодатель пояснил, что, согласно ч. 2 ст. 5 и ч. 1 ст. 8 ТК РФ, трудовые и иные непосредственно связанные с ними отношения могут регулироваться локальными актами работодателя. Как следует из ч. 4 ст. 8 ТК РФ, работодатель свободен в принятии локальных актов по любым вопросам, которые не урегулированы законом. Поэтому отношения работника и работодателя не ограничиваются только исполнением им своей трудовой функции. Работа в театре такого высокого уровня предполагает определенное публичное поведение работника. Работодатель пояснил суду, что п. 71, 72 и 75 Правил внутреннего трудового распорядка устанавливают критерии такого поведения. В частности, все сотрудники театра обязаны избегать ситуаций, которые могут нанести ущерб имиджу и репутации театра. По мнению работодателя, это применимо и к высказываниям работников в СМИ относительно действий руководства театра.

Кроме того, работодатель считал, что все высказывания работника носили не критический, а оскорбительный характер. В подтверждение он привел записи передач с выступлениями работника и печатные издания с его интервью. Поэтому ни о какой свободе выражения мнения в этом случае не может быть и речи. Пименение дисциплинарных взысканий за такое поведение является правомерным. В подтверждение своих доводов он привел постановление ЕСПЧ по делу «Паломо Санчес и другие против Испании». В этом документе содержится позиция, согласно которой свобода выражения мнения в контексте трудовых отношений не является неограниченной. Суд отметил, что между критикой и оскорблением необходимо проводить четкую грань, поэтому оскорбление может оправдывать примененную санкцию. По мнению работодателя, это также подтверждается ч. 3 ст. 17 Конституции РФ, согласно которой осуществление прав и свобод человека и гражданина не должно нарушать права и свободы других лиц. Работодатель настаивал, что приведенные высказывания работника выходят за рамки приемлемой критики, оскорбляют других сотрудников театра. Поэтому работодатель считал, что при применении дисциплинарного взыскания нарушений ст. 29 Конституции РФ и ст. 10 Конвенции от 04.11.1950 он не допустил.

Также работодатель считал, что процедура применения дисциплинарных взысканий им была полностью соблюдена (ст. 193 ТК РФ). От работника затребовали письменные объяснения, что подтверждалось подписью работника на запросах. Полученные объяснения работодатель внимательно изучил, однако не нашел их обоснованными. Каких-либо опровергающих доводов или доказательств совершения проступка работник не представил. Также работодатель пояснил, что с приказами об объявлении выговоров работника ознакомили под подпись в трехдневный срок. В доказательство работодатель представил суду заверенные копии всех подтверждающих документов.

Что касается законности второго выговора, то работодатель настаивал, что имел полное право установить требование, обязывающее работника согласовывать с пресс-службой театра все выступления в СМИ. Также работодатель пояснил, что до возникновения конфликта работник всегда согласовывал с пресс-службой свои интервью. Таким образом, работник преднамеренно не согласовал свои выступления, что можно однозначно расценить как дисциплинарный проступок.

Вместе с тем работодатель категорически не согласился с доводом работника, что выговор нельзя объявить во время болезни. По мнению работодателя, это не запрещено ч. 3 ст. 193 ТК РФ. В этой норме говорится только о сроках давности для применения дисциплинарного взыскания. В частности, срок приостанавливается на время болезни работника. При этом запрета на применение взыскания во время нетрудоспособности в этой норме не содержится. На этих основаниях работодатель просил суд отказать работнику в удовлетворении всех заявленных требований.

Позиция суда: работник должен был соблюдать запрет на критику работодателя

После изучения материалов дела районный суд принял решение о частичном удовлетворении требований работника и отменил первый выговор. Суд указал, что работника привлекли к ответственности за несогласованные выступления в СМИ с критикой руководства, что было запрещено ПВТР, в частности п. 71, 72 и 75. Но на самом деле данные пункты не запрещали работнику критиковать работодателя, а всего лишь устанавливали обязанность добросовестно исполнять свои трудовые обязанности и избегать конфликтных ситуаций, которые могут нанести ущерб имиджу и репутации театра. Таким образом, суд пришел к выводу, что работника привлекли к дисциплинарной ответственности за нарушение, которое он не совершал. При этом документов, подтверждающих нарушение работником именно п. 71, 72 и 75 Правил внутреннего трудового распорядка, работодатель не представил.

А вот второй выговор суд признал законным и обоснованным. В нем было указано о нарушении п. 74 ПВТР, который как раз запрещал критику руководства. При этом, по мнению суда, данное условие не нарушает права работника на свободу выражения своего мнения. Отдельно суд отметил, что Большой театр имеет статус особо ценного объекта и является национальным достоянием народов России.

Именно это обстоятельство позволяет его руководству устанавливать в локальном акте дополнительные правила поведения работников. При этом такие правила работники обязаны соблюдать постоянно, а не только в рабочее время. Руководствуясь сказанным, суд пришел к выводу, что п. 74 ПВТР не ухудшает положения работника по сравнению с установленными законом нормами.

Также суд не нашел никаких нарушений в процедуре применения этого дисциплинарного взыскания. По его мнению, работодатель произвел все необходимые действия: затребовал от работника письменные объяснения, полученные объяснения внимательно изучил, ознакомил работника с приказом об объявлении выговора. Довод работника, что работодатель не имел права ознакомить его с приказом в период болезни, суд признал неверным. Он указал, что ч. 3 ст. 193 ТК РФ такого запрета не содержит, тем более выговор объявили работнику, когда тот находился на территории театра. Одновременно суд подчеркнул, что работодатель ознакомил работника с ПВТР до подписания трудового договора согласно требованиям ч. 3 ст. 68 ТК РФ. В отношении второго выговора суд установил, что он был объявлен работнику за нарушение п. 74 ПВТР. Согласно этому пункту, работники театра действительно были обязаны все свои выступления в СМИ согласовывать с пресс-службой тетра, а также воздерживаться от публичной критики действий руководства театра. В качестве подтверждения этого обстоятельства суд также указал, что во время судебного разбирательства работник не оспаривал факт выступлений без согласования и не отрицал факт критических высказываний.

Суд не принял и ссылку работника на постановление ЕСПЧ от 29.02.2000 по делу «Фуэнтес Бобо против Испании» относительно недопустимости увольнения работника за публичную критику в адрес работодателя. При этом суд подтвердил, что работник имеет полное право на выражение мнения, однако обязан проявлять по отношению к своему работодателю определенную лояльность, сдержанность и конфиденциальность.

Работник с таким решением не согласился и подал в вышестоящий суд жалобу об отмене второго дисциплинарного взыскания. Работодатель в свою очередь подал встречную жалобу, продолжая настаивать на его законности. Коллегия судей поставила точку в этом непростом споре, отказав обеим сторонам в удовлетворении заявленных требований. Таким образом, решение районного суда было оставлено в силе.

По окончании этого судебного разбирательства работодатель все-таки уволил работника, но не из-за его высказываний, а в связи с тем, что срок трудового договора с работником подходил к концу. Причем в данном случае срок договора был установлен совершенно законно, поскольку артист являлся творческим работником и в силу абз. 7 ч. 2 ст. 59 Трудового кодекса РФ с ним мог быть заключен такой договор. Работодатель за два месяца до окончания срока договора уведомил работника, что он будет уволен по п. 2 ч. 1 ст. 77 Трудового кодекса РФ. Данное решение работодателя работник не оспаривал, и в итоге 30 июня 2013 года трудовые отношения между сторонами прекратились.

Скоро в журнале «Юрист компании»
    Узнать больше


    Ваша персональная подборка

      Подписка на статьи

      Чтобы не пропустить ни одной важной или интересной статьи, подпишитесь на рассылку. Это бесплатно.

      Рекомендации по теме

      Академия юриста компании

      Академия

      Смотрите полезные юридические видеолекции

      Смотреть

      Cтать постоян­ным читателем журнала!

      Cтать постоян­ным читателем журнала

      Воспользуйтесь самым выгодным предложением на подписку и станьте читателем уже сейчас

      Живое общение с редакцией

      © Актион кадры и право, Медиагруппа Актион, 2007–2017

      Журнал «Юрист компании» –
      первый практический журнал для юриста

      Использование материалов сайта возможно только с письменного разрешения редакции журнала «Юрист компании».

      Зарегистрировано Федеральной службой по надзору в сфере связи, информационных технологий и массовых коммуникаций (Роскомнадзор) Свидетельство о регистрации  ПИ № ФС77-62254 от 03.07.2015

      Политика обработки персональных данных

      
      • Мы в соцсетях
      Сайт использует файлы cookie. Они позволяют узнавать вас и получать информацию о вашем пользовательском опыте. Это нужно, чтобы улучшать сайт. Если согласны, продолжайте пользоваться сайтом. Если нет – установите специальные настройки в браузере или обратитесь в техподдержку.
      Простите, что прерываем ваше чтение

      Это профессиональный сайт для юристов-практиков. Чтобы обеспечить качество материалов и защитить авторские права редакции, мы вынуждены размещать лучшие статьи в закрытом доступе.

      Предлагаем вам зарегистрироваться и продолжить чтение. Это займет всего полторы минуты.

      У меня есть пароль
      напомнить
      Пароль отправлен на почту
      Ввести
      Я тут впервые
      Вы продолжите читать статью через 1 минуту
      Введите эл. почту или логин
      Неверный логин или пароль
      Неверный пароль
      Введите пароль