О проблемах назначения досрочной пенсии по старости медработникам коммерческих организаций

139

Трудовые отношения медицинских работников характеризуются рядом особенностей, которые обусловлены спецификой медицинской деятельности. В связи с этим к квалификации и навыкам медработников государство предъявляет повышенные требования. Сам труд таких работников сопряжен с неблагоприятным воздействием различного рода как физиологических, так и психологических факторов.

Именно этими причинами вызвана особая забота государства в отношении медицинских работников, которая, в частности, выражается в возможности досрочного выхода на пенсию по старости лицам, осуществлявшим лечебную и иную деятельность по охране здоровья населения.

Для этого необходимо отработать либо 25 лет в сельской местности и поселках городского типа, либо 30 лет в городах, сельской местности и поселках городского типа, либо только городах, независимо от возраста (подп. 11 п. 1 ст. 28 Федерального закона от 17.12.2001 № 173-Ф3 «О трудовых пенсиях в Российской Федерации» (далее – Закон № 173-Ф3).

Однако в действующей в настоящее время редакции подп. 20 п. 1 ст. 27 Закона № 173-Ф3 указанное право медицинских работников на досрочную пенсию ограничено их работой только в учреждениях здравоохранения1.

На практике такое условие приводит к тому, что Пенсионный фонд России не засчитывает в специальный стаж, дающий право на досрочную пенсию, периоды работы медицинских работников в коммерческих организациях.

Напомним, изначально норма Закона № 173-Ф3, устанавливавшая право на досрочную пенсию медицинских работников, связывала такое право с работой в государственных и муниципальных учреждениях здравоохранения.

Подобная дифференциация в праве на досрочную пенсию по старости привела к множеству судебных исков к Пенсионному фонду России, истцами в которых выступали медицинские работники, имевшие стаж работы в негосударственных и в немуниципальных учреждениях здравоохранения, которым было отказано в досрочном назначении пенсии по старости.

В итоге свою позицию по рассматриваемой проблеме высказал Конституционный Суд РФ в постановлении от 03.06.2004 № 11-П «По делу о проверке конституционности положений подпунктов 10, 11 и 12 пункта 1 статьи 28, пунктов 1 и 2 статьи 31 Федерального закона «О трудовых пенсиях в Российской Федерации» в связи с запросами Государственной Думы Астраханской области, Верховного Суда Удмуртской Республики, Биробиджанского городского суда Еврейской автономной области, Елецкого городского суда Липецкой области, Левобережного, Октябрьского и Советского районных судов города Липецка, а также жалобами ряда граждан» (далее – Постановление № 11-П). Различия в условиях приобретения права на досрочное назначение трудовой пенсии по старости, которые устанавливаются исключительно по такому критерию, как форма собственности (т.е. зависят от того, являются учреждения, в которых осуществлялась эта деятельность, государственными, муниципальными или нет). Таким образом, Конституционный Суд РФ признал необоснованными с точки зрения вытекающего из Конституции РФ требования равноправия применительно к правам, гарантированным ее статьей 39.

Таким образом, Конституционный Суд РФ подтвердил, что сама по себе форма собственности не может служить достаточным основанием для дифференциации условий назначения досрочных трудовых пенсий по старости лицам, работающим в учреждениях здравоохранения в одних и тех же по своим функциональным обязанностям должностях и по одним и тем же профессиям.

Эти положения основываются на правовой позиции Конституционного Суда РФ, выраженной ранее в определении от 06.12.2001 № 310-О по запросу Законодательного собрания Тверской области. То обстоятельство, в чьем ведении находятся эти учреждения и кому принадлежит закрепленное за ними имущество – государству, муниципальному образованию, акционерному обществу и прочим, – само по себе не предопределяет различий в условиях и характере профессиональной деятельности их работников и не свидетельствует о существовании таких различий.

Аналогичная позиция отражена в постановлении Пленума Верховного Суда РФ от 20.12.2005 № 25 «О некоторых вопросах, возникших у судов при рассмотрении дел, связанных с реализацией гражданами права на трудовые пенсии»: финансирование досрочных трудовых пенсий по старости, назначаемых в соответствии с Законом № 173-Ф3, производится на общих основаниях согласно п. 3 ст. 9 и п. 2 ст. 10 Федерального закона от 15.12.2001 № 167-ФЗ «Об обязательном пенсионном страховании в Российской Федерации», при этом действующее законодательство не предусматривает каких-либо различий в тарифах страховых взносов для работодателей – учреждений здравоохранения – в зависимости от того, являются ли они государственными, муниципальными, частными.

Особо примечательными являются разъяснения территориальных отделений Пенсионного фонда России о порядке применения Постановления № 11-П. Так, отделение по г. Москве и Московской области в письме от 21.12.2004 № 06/33516 указало: законодательно установлена единственная организационно-правовая форма организаций, работа в которых дает право на досрочную пенсию, – учреждение. Работа в организациях здравоохранения, имеющих иную организационно-правовую форму (например, ЗАО, ОАО, автономная некоммерческая организация и т.д.), в специальный стаж засчитана быть не может.

Таким образом, форма собственности для назначения досрочной пенсии не имеет значения, но важна организационно-правовая форма медицинской организации. Причем в специальный стаж могут быть засчитаны периоды работы в структурных подразделениях медицинских организаций, не являющихся государственными или муниципальными. Такие выводы вытекают из Постановления № 11-П.

C 01.01.2009 законодатель скорректировал норму Закона № 173-ФЗ, устанавливающую право на досрочную пенсию медицинским работникам, исключив из ее формулировки слова «государственных и муниципальных», оставив при этом «учреждения здравоохранения».

В целом для медицинских работников коммерческих организаций такие изменения стали положительными, поскольку начиная с 2009 года в суде можно было добиться решения, засчитывающего в специальный стаж, дающий право на досрочную пенсию по старости, периоды работы в частных клиниках2.

Однако Конституционный Суд РФ, отстаивая в Постановлении № 11-П защиту от всех форм дискриминации в сфере пенсионного обеспечения, оставил для Пенсионного фонда «лазейку»: измененная с 01.01.2009 и действующая в настоящее время редакция подп. 20 п. 1 ст. 27 Закона №173-ФЗ позволяет засчитывать в специальный стаж работу только в учреждениях здравоохранения.

Начиная с 2010 года суды стали однозначно поддерживать сторону Пенсионного фонда России и не засчитывать в специальный стаж работу медицинских работников в коммерческих организациях здравоохранения3.

В своих решениях суды ссылаются на определение Конституционного Суда РФ от 22.04.2010 № 520-О-О (далее – Определение № 520-0-0), которым было отказано в принятии к рассмотрению жалобы заявительницы, оспаривающей нормы Закона № 173-Ф3, как не позволяющие засчитывать лицам, занимавшимся лечебной и иной деятельностью по охране здоровья населения, периоды работы в организациях, не относящихся к учреждениям здравоохранения, в стаж, дающий право на досрочное пенсионное обеспечение по старости в связи с указанной деятельностью. По мнению заявительницы, нормы Закона № 173-Ф3 неправомерно ограничивают ее конституционное право на социальное обеспечение и не согласуются с предписаниями ч. 1 и 2 ст. 19 и ст. 55 Конституции РФ.

Анализ Определения № 520-0-0 позволяет прийти к выводу, что Конституционный Суд РФ занял достаточно формальную позицию и отказал в принятии к рассмотрению жалобы из-за того, что заявительница фактически противопоставила акционерное общество, в котором работала медицинской сестрой, учреждениям здравоохранения. При этом, обосновывая свое решение, Конституционный Суд РФ ссылается на два условия, с которыми законодатель связывает право на досрочную пенсию: «учитываются как характер работы, так и особенности функционирования лечебно-профилактических учреждений».

Вместе с тем Конституционный Суд РФ не дал оценки тому обстоятельству, что особенности функционирования лечебно-профилактических учреждений схожи с особенностями функционирования субъектов частной системы здравоохранения независимо от организационно-правовой формы.

Логичным было бы увязать и доказать тождественность функционирования частных клиник и учреждений здравоохранения на основании того, что медицинская деятельность, которую оказывает юридическое лицо независимо от своей организационной формы, одинаково подлежит лицензированию, а следовательно, и лицензионные требования одинаковы для всех юридических лиц, осуществляющих медицинскую деятельность.

Помимо прочего, независимо от того, в частной клинике или в учреждении здравоохранения работают медицинские работники, требования к их образованию и квалификации, а также степень их ответственности идентичны. Так же, как и в учреждениях здравоохранения, в субъектах частной системы здравоохранения медицинские работники подвержены неблагоприятному воздействию различного рода факторов, повышенным психофизиологическим нагрузкам, обусловленным спецификой и характером труда, поскольку медицинская помощь организуется и оказывается в соответствии с правилами, обязательными для исполнения на территории Российской Федерации всеми медицинскими организациями, а также на основе стандартов медицинской помощи (ст. 37 Федерального закона от 21.11.2011 № 323-ФЗ «Об основах охраны здоровья граждан в Российской Федерации»).

Таким образом, подводя итоги, мы видим, что в Конституционный Суд Российской Федерации необходимо подавать жалобу, не противопоставляя частные клиники учреждениям здравоохранения, а наоборот, настаивая на том, что понятие «учреждение здравоохранения» должно охватывать и субъекта частной системы здравоохранения независимо от его организационно-правовой формы. Решение этого вопроса в судах иным образом порождает неравенство в сфере пенсионного обеспечения, которое приводит к несоразмерному ограничению конституционного права медицинских работников коммерческих организаций на социальное обеспечение и тем самым нарушает предписания ч. 1 и 2 ст. 19, ч. 1 и 2 ст. 39, ч. 2 и 3 ст. 55 Конституции РФ.

________________________
1 См, напр.: решение Химкинского городского суда Московской области от 19.09.2011 по делу № 33-24437/2011.

2 Изменения внесены Федеральным законом от 30.12.2008 № 319-Ф3 «О внесении изменений в Федеральный закон "О трудовых пенсиях в Российской Федерации"».

3 См, напр.: решение Химкинского городского суда Московской области от 19.09.2011 по делу № 33-24437/2011.
________________________



Подписка на статьи

Чтобы не пропустить ни одной важной или интересной статьи, подпишитесь на рассылку. Это бесплатно.

Академия юриста компании

Академия

Смотрите полезные юридические видеолекции

Смотреть

Cтать постоян­ным читателем журнала!

Cтать постоян­ным читателем журнала

Воспользуйтесь самым выгодным предложением на подписку и станьте читателем уже сейчас

Живое общение с редакцией

Рассылка

© Актион кадры и право, Медиагруппа Актион, 2007–2016

Журнал «Юрист компании» –
первый практический журнал для юриста

Использование материалов сайта возможно только с письменного разрешения редакции журнала «Юрист компании».


  • Мы в соцсетях

Входите! Открыто!
Все материалы сайта доступны зарегистрированным пользователям. Регистрация займет 1 минуту.

У меня есть пароль
напомнить
Пароль отправлен на почту
Ввести
Я тут впервые
И получить доступ на сайт
Займет минуту!
Введите эл. почту или логин
Неверный логин или пароль
Неверный пароль
Введите пароль
×
Только для зарегистрированных пользователей

Всего минута на регистрацию и документы у вас в руках!

У меня есть пароль
напомнить
Пароль отправлен на почту
Ввести
Я тут впервые
И получить доступ на сайт
Займет минуту!
Введите эл. почту или логин
Неверный логин или пароль
Неверный пароль
Введите пароль
×

Подпишитесь на рассылку. Это бесплатно.

В рассылках мы вовремя предупредим об акции, расскажем о новостях в работе юриста и изменениях в законодательстве.