Обзор судебной практики

172

За происшествия со служебным транспортом материально отвечает работодатель

В последнем обзоре судебной практики Московский областной суд пояснил, что если случайный человек попал под колеса служебной машины, организация, владеющая данным транспортным средством, должна возместить жертве даже моральный вред. Когда же в аварии пострадал сотрудник, деньги на лечение надо не взыскивать с виновного в дорожно-транспортном происшествии, а выплачивать из кассы предприятия.

В одном из дел тягач, находившийся, что называется, при исполнении, сбил на дороге гражданку К. Она обратилась в суд, требуя взыскать с водителя полтора миллиона рублей в качестве компенсации морального вреда. Ответчик исковые требования не признал, утверждая, что наезда на истицу не допускал, в отношении него в возбуждении уголовного дела было отказано. Суд согласился с истицей, что компенсация должна быть выплачена, но снизил ее размер до 70 тысяч рублей.

Однако кассационная инстанция отменила решение. Как пояснил в обзоре Московский областной суд, при разрешении этого спора суду следовало установить собственника транспортного средства, а затем выяснить, при каких обстоятельствах водитель управлял им. Если он ехал по служебным делам, причиненный им вред тоже должен возместить работодатель.

Как пояснил ответчик на заседании, в день дорожного происшествия он исполнял трудовые обязанности. Машиной управлял на основании доверенности и путевого листа. В соответствии же с Гражданским кодексом любое юридическое лицо, нанимающее работников, должно возмещать вред, причиненный его сотрудниками при исполнении служебных обязанностей. Это касается и морального вреда.

Работодатель в долгу перед своим сотрудником и в случае, если тот пострадал на работе. Такой вывод Мособлсуд сделал по делу, из которого следовало, что водитель-инструктор после неудачного урока находился на больничном 107 дней. Выйдя из больницы, он подал в суд иск к виновнику дорожно-транспортного происшествия. Однако суд пояснил, что в момент аварии потерпевший находился при исполнении трудовых обязанностей. Вред в таком случае возмещается на основании закона об обязательном социальном страховании от несчастных случаев на производстве. Следовательно, лечение должен оплатить работодатель или Фонд социального страхования. С виновника дорожно-транспортного происшествия взыскивается только моральный вред.

Оба дела были направлены на новое рассмотрение.

(Обзор судебной практики Московского областного суда за IV квартал 2011 года)

Работника, который не может исполнять обязанности по медпоказаниям, можно уволить в период нетрудоспособности

В силу ч. 4 ст. 73 ТК РФ трудовой договор с руководителями организаций (обособленных структурных подразделений), их заместителями и главными бухгалтерами при отказе от перевода на другую работу, в котором они нуждаются согласно медзаключению, либо при отсутствии у работодателя соответствующей работы прекращается по п. 8 ч. 1 ст. 77 ТК РФ. При этом неважно, на какой срок им необходим перевод на другую работу. На это указал Верховный Суд РФ при рассмотрении надзорной жалобы бывшего управляющего отделением Сбербанка, пытавшегося оспорить свое увольнение.

Так, в соответствии со справкой по результатам медико-социальной экспертизы истцу установлена вторая группа инвалидности сроком на год. Согласно индивидуальной программе реабилитации (ИПР) он может продолжать работу управляющим отделения Сбербанка в специально созданных условиях – первого класса. Между тем из протокола аттестационной комиссии по результатам аттестации следует, что на руководящих должностях, одну из которых занимал истец, по напряженности установлен класс условий труда 3.2, который нельзя улучшить в силу специфики работы.

Суд первой инстанции пришел к выводу, что справка об установлении инвалидности и ИПР не являются медицинским заключением, позволяющим работодателю увольнять работника в порядке, установленном ст. 73, 76, 77 и 212 ТК РФ.

Однако Верховный Суд РФ признал этот вывод неправильным. По результатам медико-социальной экспертизы выдаются только названные документы, и в силу ст. 11 Федерального закона от 24.11.1995 № 181-ФЗ «О социальной защите инвалидов в Российской Федерации» они обязательны для работодателя. К тому же он по объективным причинам не имел возможности создать специальные условия труда для истца на его рабочем месте. В связи с этим ему были предложены две вакансии, отвечающие условиям труда первого класса, но он от них отказался. Таким образом, работодатель правомерно уволил истца по п. 8 ч. 1 ст. 77 Трудового кодекса.

Судебная коллегия Верховного Суда также не согласилась с выводом нижестоящего суда, что в нарушение требований ч. 6 ст. 81 Трудового кодекса истец был уволен по инициативе работодателя в период временной нетрудоспособности. Перечень оснований расторжения трудового договора по инициативе работодателя приведен в ч. 1 ст. 81 Трудового кодекса. Исходя из ч. 4 ст. 73 ТК РФ основанием для прекращения трудового договора с истцом явилась не инициатива работодателя, а объективные, независящие от воли сторон трудового договора обстоятельства.

Судебная коллегия Верховного Суда вынесла новое решение по делу, отказав в удовлетворении требований истца.

(Обзор судебной практики Верховного Суда РФ за IV квартал 2011 года)

Зарплата, на которую начисляются районный коэффициент и северная надбавка, должна превышать МРОТ

Работник пытался оспорить размер своего оклада. По его мнению, он не может быть меньше МРОТ, на который должны начисляться все компенсационные, стимулирующие и социальные выплаты. Но суд первой инстанции отказал в иске: должностной оклад представляет собой фиксированный размер оплаты труда работника без учета компенсационных, стимулирующих и социальных выплат (ч. 1 ст. 129 ТК РФ) и, как составная часть зарплаты, может быть ниже МРОТ, но при условии, что сумма зарплаты будет выше этого показателя (или, как минимум, равен ему). Совокупный же размер месячной заработной платы истца, включая должностной оклад, компенсационные и стимулирующие выплаты, с учетом районного коэффициента и северной надбавки превышает МРОТ (ч. 3 ст. 133 ТК РФ). Данную позицию поддержал и суд кассационной инстанции.

Президиум Верховного Суда Республики Коми признал, что оклад может быть ниже МРОТ, но в остальной части с выводом нижестоящих судов не согласился. Так, в силу ст. 313, 315, 316 Трудового кодекса РФ труд лиц, работающих в районах Крайнего Севера и приравненных к ним местностях, должен оплачиваться в повышенном размере. Следовательно, районный коэффициент и процентная надбавка должны применяться к заработной плате, сумма которой уже превышает МРОТ.

(Постановление Верховного Суда Республики Карелия от 16.03.2012 № 44г-20)

Работник может подать иск к работодателю по месту исполнения трудового договора

Суд подтвердил право работника воспользоваться возможностью альтернативной территориальной подсудности, оспорить которое пытался работодатель.

Так, сотрудник, работавший в филиале федерального предприятия, обратился в районный суд г. Владивостока, то есть по месту исполнения обязанностей, с иском к работодателю в лице упомянутого подразделения. Работодатель же ходатайствовал о передаче дела в суд г. Хабаровска – по месту нахождения филиала, но получил отказ. Суд разъяснил, что иск к организации, вытекающий из деятельности ее филиала или представительства, может быть предъявлен также в суд по месту нахождения этого подразделения (ч. 2 ст. 29 ГПК РФ). Если же иск вытекает из договора, в котором указано место их исполнения, он может быть подан также в суд по месту исполнения такого договора (ч. 9 ст. 29 ГПК РФ).

Кассационная инстанция, отменяя определение районного суда, указала, что ч. 9 ст. 29 ГПК РФ не регулирует подсудность споров, вытекающих из трудового договора, поскольку применяется к гражданско-правовым договорным отношениям. Однако президиум краевого суда признал такой вывод ошибочным: ч. 9 ст. 29 ГПК РФ не ставит зависимость подсудности дела от характера договорных отношений (гражданско-правовых, трудовых или других). Из содержания данной нормы следует, что она подлежит применению в тех случаях, когда в договоре прямо указано место его исполнения. Поскольку в трудовом договоре истца указано место исполнения трудовых обязанностей, то он вправе обратиться в районный суд г. Владивостока.

(Обзор судебной практики Приморского краевого суда по рассмотрению гражданских дел в кассационном и надзорном порядке за II полугодие 2011 года)

Чтобы взыскать ущерб, работодателю нужно доказать вину работника в его причинении

По общему правилу работник обязан возместить ущерб, причиненный работодателю, в случае заключения с ним договора о полной материальной ответственности. В такой ситуации обычно решается вопрос лишь о размере возмещения. Однако на практике многое зависит от условий такого договора, на что и указал Приморский краевой суд, рассматривая надзорную жалобу работодателя, пытавшегося взыскать стоимость ремонта автомобиля, на котором водитель-экспедитор попал в аварию.

Решением городского суда иск работодателя о возмещении работником причиненного им ущерба был удовлетворен лишь частично: в пользу работодателя взыскан ущерб в размере среднемесячного заработка работника и судебные расходы.

Однако кассационная инстанция отказала работодателю даже в этом. Согласно договору о полной индивидуальной материальной ответственности работник принял на себя ответственность за недостачу вверенного имущества, а также за ущерб, возникший у работодателя в результате возмещения им ущерба иным лицам. При этом в договоре установлено, что он не несет материальной ответственности, если ущерб причинен не по его вине. В данном случае автомобиль поврежден в результате наезда на двух лошадей. Поскольку вина работника в совершении дорожно-транспортного происшествия и повреждении автомашины не установлена, нет оснований для взыскания с него в пользу работодателя причиненного ущерба ни в полном размере, ни в размере среднего заработка.

(Обзор судебной практики Приморского краевого суда по рассмотрению гражданских дел в кассационном и надзорном порядке за II полугодие 2011 года)

По обязательствам ликвидированного филиала отвечает создавшая его организация либо ее правопреемник

Решением суда работник был восстановлен на работе в филиале общества. Но исполнительное производство пришлось прекратить в связи с ликвидацией подразделения. Тогда он обратился в суд с иском к головной компании об изменении формулировки увольнения.

Отказывая в удовлетворении исковых требований, суд первой инстанции исходил из того, что в трудовых отношениях с самим обществом истец не состоял, поэтому оно не может отвечать по обязательствам своего ликвидированного филиала.

Суд кассационной инстанции поддержал эту позицию.

Судебная коллегия Верховного Суда РФ не согласилась с выводами нижестоящих судов.

Согласно п. 4 ст. 5 Федерального закона от 08.02.1998 № 14-ФЗ «Об обществах с ограниченной ответственностью» филиал и представительство общества не являются юридическими лицами. Аналогичные положения содержатся также в ст. 55 Гражданского кодекса РФ.

В соответствии со ст. 81 ТК РФ в случае прекращения деятельности филиала расторжение трудовых договоров с работниками этого подразделения производится по правилам, предусмотренным для случаев ликвидации организации.

Следовательно, по обязательствам ликвидируемого филиала несет ответственность юридическое лицо, создавшее его.

Поскольку общество было реорганизовано путем присоединения к другому юридическому лицу с передачей всех прав и обязанностей, Судебная коллегия Верховного Суда РФ своим определением произвела замену ответчика на его правопреемника.

Дело направлено на новое рассмотрение.

(Обзор судебной практики Верховного Суда РФ за IV квартал 2011 года)

Скоро в журнале «Юрист компании»
    Узнать больше


    Ваша персональная подборка

      Подписка на статьи

      Чтобы не пропустить ни одной важной или интересной статьи, подпишитесь на рассылку. Это бесплатно.

      Рекомендации по теме

      Академия юриста компании

      Академия

      Смотрите полезные юридические видеолекции

      Смотреть

      Cтать постоян­ным читателем журнала!

      Cтать постоян­ным читателем журнала

      Воспользуйтесь самым выгодным предложением на подписку и станьте читателем уже сейчас

      Живое общение с редакцией

      © Актион кадры и право, Медиагруппа Актион, 2007–2017

      Журнал «Юрист компании» –
      первый практический журнал для юриста

      Использование материалов сайта возможно только с письменного разрешения редакции журнала «Юрист компании».

      Зарегистрировано Федеральной службой по надзору в сфере связи, информационных технологий и массовых коммуникаций (Роскомнадзор) Свидетельство о регистрации  ПИ № ФС77-62254 от 03.07.2015

      Политика обработки персональных данных

      
      • Мы в соцсетях
      Сайт использует файлы cookie. Они позволяют узнавать вас и получать информацию о вашем пользовательском опыте. Это нужно, чтобы улучшать сайт. Если согласны, продолжайте пользоваться сайтом. Если нет – установите специальные настройки в браузере или обратитесь в техподдержку.
      Простите, что прерываем ваше чтение

      Это профессиональный сайт для юристов-практиков. Чтобы обеспечить качество материалов и защитить авторские права редакции, мы вынуждены размещать лучшие статьи в закрытом доступе.

      Предлагаем вам зарегистрироваться и продолжить чтение. Это займет всего полторы минуты.

      У меня есть пароль
      напомнить
      Пароль отправлен на почту
      Ввести
      Я тут впервые
      Вы продолжите читать статью через 1 минуту
      Введите эл. почту или логин
      Неверный логин или пароль
      Неверный пароль
      Введите пароль