Как работодатель оказался в ответе за предыдущие годы вредной работы

131
Механизатор, заработавший профзаболевание, подал на работодателя иск о взыскании морального вреда. Несмотря на то, что вредные производственные факторы воздействовали на него более двадцати лет (а у ответчика он трудился только последние десять лет), более совершенной техники еще не изобрели, а в период действия трудового договора он успевал быть совместителем в других организациях, – суд принял его сторону.

Истец: работник
Предмет спора:
– взыскать компенсацию морального вреда в связи полученным профессиональным заболеванием.
Цена иска: более 50 000 руб.
Источник информации по делу: корреспондент «ТС»
Результат: 23.11.2010 Лебедянский районный суд Липецкой области частично удовлетворил иск работника, 19.01.2011 Липецкий областной суд оставил решение первой инстанции без изменения.

Вредные производственные факторы и неутешительный диагноз

Десять лет Г. работал в ОАО «Р» в производственной службе в должности механизатора. В этот период он приобрел профессиональное заболевание (согласно диагнозам – шейная и пояснично-крестцовая радикулопатия на фоне дегенеративно-дистрофических изменений в позвоночнике, грыжи дисков, стойкий болевой синдром, вибрационная болезнь, мышечно-тонический синдром и т.д.). В связи с этим утрата трудоспособности составила 20 %. Ухудшение состояния здоровья произошло в результате несовершенства выпускаемой техники, используемой его работодателем. Вредными производственными факторами являются общая и локальная вибрация, а также фиксированная рабочая поза. Медкомиссию Г. проходил каждый год, жалоб у него не было. Первые признаки болезни проявились у него в 2005 г.

Из заявления истца: «Профессиональное заболевание я получил в ОАО «Р». Руководство предприятия не обеспечило мне безопасных условий труда, как это гарантировано в Трудовом кодексе. Техника – устаревшая, работа – ненормированная, аттестация рабочих мест не проводилась».

09.08.2010 трудовой договор с работником был прекращен по соглашению сторон (п. 1 ст. 77 ТК РФ), поскольку из-за проблем со здоровьем он не мог продолжать работу в ОАО «Р». Истец заявил, что ежедневно испытывает физические боли, постоянно проходит стационарное и амбулаторное лечение, его физические возможности ограничены и он не может выполнять многие работы по хозяйству. Все это влияет на его эмоциональное состояние, он стал нервным и раздражительным.

Исходя из перечисленного, истец настаивал на доказанности факта причинения ему работодателем морального вреда и требовал взыскать с последнего соответствующую денежную компенсацию.

Грубая неосторожность по отношению к своему здоровью

Работодатель исковые требования Г. не признал. Санитарно-гигиенической характеристикой условий труда работника при подозрении у него профзаболевания подтверждается, что продолжительное время он был трактористом в колхозе «И», где у него могла возникнуть болезнь, выявленная при медосмотре в 2005 г. ОАО «Р» – не правопреемник этой организации, хотя и купило у нее недвижимое имущество, автотракторную и сельскохозяйственную технику.

В 2006 г. Г. также трудился в ООО «Л» и ООО «А», где проходило развитие болезни. Работодатель апеллировал к тому, что заболевание у истца возникло в результате длительного периода его работы (более 23 лет) в разных организациях, а не только в ОАО «Р». Более того, узнав о своем заболевании, Г. не принял мер по его лечению. В итоге в 2009 г. здоровье работника существенно ухудшилось. На основании этого следует сделать вывод, что в действиях истца усматривается грубая неосторожность по отношению к своему здоровью, которая значительно увеличила вред. При этом Г. не известил о проблемах свое руководство.

Из заявления ответчика: «На протяжении многих лет работник скрывал свое профессиональное заболевание, хотя всегда имел возможность попросить перевод на другую работу. Более того, основной работодатель не должен отвечать за условия труда истца по совместительству».

В ходе периодического медосмотра при возникновении подозрения у работника профзаболевания медицинская организация направляет его в центр профпатологии на экспертизу. Однако в 2005 г. этого сделано не было. Реабилитационный прогноз у Г. определялся 09.08.2010 как неясный, а реабилитационный потенциал – как относительно благоприятный. Иными словами, он может работать по специальности, но с уменьшением объема работ на 1/5 часть. Поэтому организация предоставила ему более легкую работу подсобного рабочего в хозяйственную службу (с 05.08.2010), но Г. решил прекратить трудовые отношения.

Ответственность работодателя за использование вредной техники

Суды обеих инстанций пришли к выводу, что работодатель обязан возместить моральный вред своему бывшему сотруднику (абз. 2 п. 3 ст. 8 Закона РФ от 24.07.1998 № 125-ФЗ «Об обязательном социальном страховании от несчастных случаев на производстве и профессиональных заболеваний»).

Общий трудовой стаж Г. составляет более 25 лет, из них почти 24 года – в качестве механизатора. Согласно санитарно-гигиенической характеристики условий труда последний период – это работа при воздействии опасных, вредных веществ и неблагоприятных производственных факторов, которые могли вызвать его профзаболевание.

В обязанности работника входили вспашка земельных угодий, боронование, культивация, сев, уборка урожая. Рабочий день зимой составлял 8 часов при пятидневной рабочей неделе, на время посевной и уборочной – был ненормированным и без выходных, в прочие периоды – также ненормированным, но при шестидневной рабочей неделе.

В соответствии с указанной характеристикой при выполнении работы на истца воздействовали вредные производственные факторы: общая и локальная вибрация; запыленность в кабине; физическое напряжение; производственный шум; аллергены в виде пыльцы зерновых культур и сорняков. Таким образом, условия труда относятся к 4 степени 3 класса (3.4), при которых могут возникать тяжелые формы профзаболеваний (с потерей общей трудоспособности), значительный рост числа хронических заболеваний и высокие уровни заболеваемости с временной утратой трудоспособности.

По результатам медосмот ров (предварительного – при поступлении на работу – и периодических) для работы по профессии Г. признан годным по состоянию здоровья. В 2005 г. он записан в список лиц с впервые выявленным заболеванием. 13.07.2010 Г. направили на медико-социальную экспертизу Врачебная комиссия поставила истцу основной диагноз. Рекомендация по трудоустройству: противопоказан тяжелый физический труд в условиях вибрации.

Доводы работодателя, что он не отвечает за несовершенство техники и не установлены лица, допустившие нарушения санитарно-эпидемиологических правил и иных нормативных актов, суд не расценил как основания для освобождения ОАО «Р» от ответственности по выплате компенсации морального вреда. Факт использования указанной техники при наличии вредных факторов, повлекших профессиональное заболевание, достаточен, чтобы удовлетворить требования работника.

То обстоятельство, что при составлении санитарно-гигиенической характеристики не производились замеры, а параметры производственной среды были определены путем моделирования, само по себе не опровергает выводов о тяжести трудового процесса истца.

 

Комментарии экспертов

Как работодатель оказался в ответе за предыдущие годы вредной работыМаляр Вероника Алексеевна,
адвокат АБ Санкт-Петербурга «Гестион»

Обоснованность и законность определения Липецкого областного суда от 19.01.2011 являются сомнительными.

В частности, в ходе рассмотрения дела судебная медицинская экспертиза в порядке ст. 79 ГПК РФ не проводилась, хотя разрешение вопросов, стоящих перед судом, требовало специальных знаний в области медицины. В соответствии с абз. 2 п. 3 ст. 8 Закона РФ от 24.07.1998 № 125-ФЗ «Об обязательном социальном страховании от несчастных случаев на производстве и профессиональных заболеваний» возмещение застрахованному морального вреда, причиненного в связи с несчастным случаем на производстве или профессиональным заболеванием, осуществляется причинителем вреда. И судебной медицинской экспертизой могло быть подтверждено или опровергнуто наличие причинно-следственной связи между работой Г. в ОАО «Р» и возникновением у него профессионального заболевания.

Кроме того, истец в своих доводах указывает, что заболевание возникло в результате несовершенства выпускаемой техники. Но в судебном постановлении нет сведений, какое именно из установленных ему диагнозом заболеваний возникло в результате такого несовершенства, в чем последнее заключалось и у какой техники.

С учетом изложенных обстоятельств полагаю, что в соответствии с п. 2 ст. 347, ст. 361, подп. 2 п. 1 ст. 362 ГПК РФ суду кассационной инстанции надлежало отменить решение суда первой инстанции и направить дело на новое рассмотрение.

Как работодатель оказался в ответе за предыдущие годы вредной работыИбрагимова Ольга Маратовна,
ведущий юрисконсульт ОАО «Краснодаргазстрой»

Вина ОАО «Р» состоит в непроведении периодических медицинских осмотров работника Г. Из материалов дела следует, что работник Г. в последний раз проходил медосмотр у работодателя в 2005 г. В конце 2009 г. он сам обратился в медучреждение с жалобами на ухудшение здоровья. В результате было инициировано составление санитарногигиенической характеристики условий его труда.

В соответствии с инструкцией, утвержденной приказом Федеральной службы по надзору в сфере защиты прав потребителей и благополучия человека от 31.03.2008 № 103, один экземпляр такой характеристики направляется работодателю. Таким образом, последнего проинформировали о проблемах со здоровьем Г. Следовательно, уже тогда он должен был предложить Г. работу по специальности со снижением нагрузки и уменьшением объема работ. Но этого работодатель не сделал. И Г. более полугода работал на прежних условиях, что повлекло усугубление его профессионального заболевания. После его перевели на должность подсобного рабочего. Однако, во-первых, такая работа не соответствовала его квалификации и не являлась работой по специальности, а, во-вторых, при отсутствии данных об аттестации рабочих мест неизвестно, соответствуют ли условия нового рабочего места физическому состоянию конкретного работника с учетом его профессионального заболевания.

Иными словами, суд сделал правильный вывод о виновности работодателя в причинении Г. морального вреда и вреда здоровью.

Как работодатель оказался в ответе за предыдущие годы вредной работыБахталовский Михаил Андреевич,
адвокат, заместитель председателя Московской городской коллегии адвокатов «Таганская»

Согласно ст. 212 ТК РФ работодатель обязан обеспечить безопасность работников при эксплуатации оборудования, осуществлении технологических процессов, а также применяемых в производстве инструментов, сырья и материалов; организовать контроль за состоянием условий труда на рабочих местах; информировать работников об условиях и охране труда на рабочих местах, о риске повреждения здоровья и пр.

К сожалению, ответчик в данном случае не смог подтвердить исполнение указанных обязанностей. Вполне вероятно, что если бы он заблаговременно известил Г. о том, что в результате его трудовой деятельности могут возникнуть профессиональные заболевания, решение состоялось бы противоположное.

Однако судом не дана оценка действий истца, который в соответствии со ст. 214 ТК РФ обязан немедленно извещать своего непосредственного или вышестоящего руководителя о любой ситуации, угрожающей жизни и здоровью людей, об ухудшении состояния своего здоровья, в том числе о проявлении признаков острого профессионального заболевания (или отравления). Г. узнал о своем профессиональном заболевании в 2005 г., но сознательно (на свой риск) продолжил работать в качестве механизатора. В 2006 г. он устраивается по совместительству опять механизатором, т. е. на те же условия труда. Помимо этого, в ходе судебного разбирательства ответчик должен был ходатайствовать о назначении судебно-медицинской экспертизы и поставить следующие вопросы: когда могло возникнуть указанное профессиональное заболевание и имеется ли причинная связь между бездействием истца и наступлением соответствующих последствий. Вполне вероятно, что профессиональное заболевание возникло у Г. еще до поступления на работу в ОАО «Р», тогда вину работодателя доказать было бы гораздо сложнее.

Как работодатель оказался в ответе за предыдущие годы вредной работыКалинина Мария Валериевна,
начальник юридического отдела ЮК «ПРИОРИТЕТ»

Предъявление иска о возмещении морального вреда в условиях сложившейся в России правоприменительной практики имеет непрогнозируемый результат. Невозможно предсказать и сумму, которую суд посчитает разумной и справедливой.

Право требовать возмещения морального вреда, причиненного в связи с профзаболеванием, возникает у работника в силу прямого указания Федерального закона «Об обязательном социальном страховании от несчастных случаев на производстве и профессиональных заболеваний». Однако этому праву не корреспондирует обязанность судебных органов при изменении ее размера применять прозрачные и конкретные критерии, исключающие абсолютное судебное усмотрение. В итоге мы имеем типичное для подобных споров решение: суд установил, что основания для взыскания имеются, однако изменил его размер, не давая какого-либо объяснения пропорции уменьшения.

Суды общей юрисдикции редко выходят за пределы ими же установленной планки в 50 000 руб. (см.: определение Ярославского облсуда от 02.02.2009 по делу № 33–422; решение Автозаводского районного суда г. Тольятти Самарской области от 17.02.2010 по делу № 2–2331/10; решение Норильского горсуда от 18.03.2010 по делу № 2-303/2010 и проч.).

Тем не менее в этом деле есть важный момент, на который хотелось бы обратить внимание. Суд абсолютно справедливо отметил, что обязанности по обеспечению безопасных условий и охраны труда возлагаются на работодателя. И если во время работы у него в силу вредных производственных факторов истец получил профзаболевание, то организация должна нести за это ответственность в полном объеме, в том числе в виде компенсации морального вреда. Иными словами, вина работодателя при получении работником профессионального заболевания презюмируется. А значит, именно ответчик должен был доказать ее отсутствие.

Доводы, что профзаболевание развивалось в результате работы в других компаниях, работодателю следовало подкрепить соответствующими доказательствами, поскольку в силу диспозитивности гражданского процесса они не могут быть положены в основу решения.



Подписка на статьи

Чтобы не пропустить ни одной важной или интересной статьи, подпишитесь на рассылку. Это бесплатно.

Академия юриста компании

Академия

Смотрите полезные юридические видеолекции

Смотреть

Cтать постоян­ным читателем журнала!

Cтать постоян­ным читателем журнала

Воспользуйтесь самым выгодным предложением на подписку и станьте читателем уже сейчас

Живое общение с редакцией

Рассылка

© Актион кадры и право, Медиагруппа Актион, 2007–2016

Журнал «Юрист компании» –
первый практический журнал для юриста

Использование материалов сайта возможно только с письменного разрешения редакции журнала «Юрист компании».


  • Мы в соцсетях

Входите! Открыто!
Все материалы сайта доступны зарегистрированным пользователям. Регистрация займет 1 минуту.

У меня есть пароль
напомнить
Пароль отправлен на почту
Ввести
Я тут впервые
И получить доступ на сайт
Займет минуту!
Введите эл. почту или логин
Неверный логин или пароль
Неверный пароль
Введите пароль
×
Только для зарегистрированных пользователей

Всего минута на регистрацию и документы у вас в руках!

У меня есть пароль
напомнить
Пароль отправлен на почту
Ввести
Я тут впервые
И получить доступ на сайт
Займет минуту!
Введите эл. почту или логин
Неверный логин или пароль
Неверный пароль
Введите пароль
×

Подпишитесь на рассылку. Это бесплатно.

В рассылках мы вовремя предупредим об акции, расскажем о новостях в работе юриста и изменениях в законодательстве.