• Главная страница
  • » Статьи
  • » Оценка ситуации, связанной с увольнением госслужащей за публикацию в средствах массовой информации

Оценка ситуации, связанной с увольнением госслужащей за публикацию в средствах массовой информации

96
• Ситуация: госслужащий, пытавшийся оспорить основание своего увольнения, потерпел неудачу в судах первой и кассационной инстанций• Участники: Управление Роскомнадзора по Свердловской области и его бывший служащий• Вывод: госслужащий может найти поддержку в надзорной инстанции
Эксперты:
Оценка ситуации, связанной с увольнением госслужащей за публикацию в средствах массовой информацииМиронов Владимир Иванович,
заведующий кафедрой гражданского процесса и социальных отраслей права РГУ нефти и газа имени И. М. Губкина, д. ю. н., профессор, член НЭПС и Научно-консультативного совета при Генеральной прокуратуре РФ, член Экспертного совета журнала «Трудовые споры»
Оценка ситуации, связанной с увольнением госслужащей за публикацию в средствах массовой информацииФомченков Станислав Георгиевич,
руководитель Государственной инспекции труда в Мурманской области

 
Ведущий специалист-эксперт отдела надзора, контроля и регистрационной деятельности в сфере массовых коммуникаций (далее – ОСМИ) Управления Роскомнадзора по Свердловской области 06.08.2010 получила уведомление о сокращении с 01.11.2010 ее должности в связи с переходом Управления на новую организационно-штатную структуру. Однако уволена она была по несколько иным основаниям.

Повод для увольнения

11.08.2010 госслужащая обратилась в Генеральную прокуратуру РФ, прокуратуру Свердловской области, к руководителю Роскомнадзора с описанием фактов нарушения трудового законодательства и законодательства о госслужбе в Управлении Роскомнадзора по Свердловской области. При этом она, по ее словам, руководствовалась п. 3 ст. 3 Федерального закона от 25.12.2008 № 273-ФЗ «О противодействии коррупции». Примечательно, что впоследствии органы прокуратуры по итогам проверки, проведенной на основании обращения госслужащей, подтвердили ряд нарушений со стороны государственного органа.Тогда же госслужащая предложила информационному агентству «URA.RU» осветить указанные проблемы. Работодателю стало об этом известно после того, как корреспондент агентства безуспешно попытался получить его комментарий. Тем не менее 21.09.2010 на сайте информагентства появился материал «Свердловская прокуратура проверит управление Роскомнадзора: сотрудник ведомства пожаловалась (Так в тексте документа – Примеч. ред.) на действия начальства».Эта публикация заинтересовала также другое региональное информагентство – Uralinform.ru, руководитель которого связался с госслужащей в период ее нахождения в отпуске, а 22.09.2010 опубликовал материал «На руководство управления Роскомнадзора заявили в прокуратуру» на своем сайте.Именно эти публикации в СМИ и стали главной причиной увольнения, считает бывшая госслужащая.Слово – эксперту Миронову В.И.:«На основании ч. 2 ст. 45 Конституции РФ государственный служащий вправе защищать свои права не запрещенными законом способами, в том числе путем обращения в средства массовой информации».

Комиссия нашла основание

01.10.2010 работодатель издал приказ о создании специальной комиссии по рассмотрению вопроса о проведении проверки информации, содержащейся в публикациях СМИ, размещенной по заявлению государственной служащей. Стоит отметить, что комиссия, которая расследовала «ее преступление», была уполномочена только установить признаки дисциплинарного проступка в ее действиях, связанных с обращением в СМИ.

Слово – эксперту Фомченкову С.Г.:
«Согласно ч. 2 ст. 58 Федерального закона от 27.07.2004 № 79-ФЗ «О государственной гражданской службе Российской Федерации» (далее – Закон о госслужбе) перед применением дисциплинарного взыскания проводится служебная проверка. В соответствии с ч. 1 ст. 57 Закона о госслужбе дисциплинарный проступок – это неисполнение или ненадлежащее исполнение гражданским служащим по его вине возложенных на него должностных обязанностей, которые определяются должностным регламентом госслужащего».Однако в итоге обращение госслужащей в СМИ было квалифицировано как нарушение запретов на высказывание суждений в отношении деятельности государственных органов.Слово – эксперту Фомченкову С.Г.:«Нарушение запретов, связанных с гражданской службой и предусмотренных ст. 17 Закона о госслужбе, не является дисциплинарным проступком, так как они не входят в должностные обязанности госслужащей, а являются основными обязанностями всех государственных гражданских служащих, которые они должны соблюдать. Подтверждают это и основания увольнения госслужащего, допустившего дисциплинарный проступок: увольнение с гражданской службы по основаниям, установленным п. 2, подп. «а»–«г» п. 3, п. 5 и 6 ч. 1 ст. 37 Закона о госслужбе (п. 5 ч. 1 ст. 57 Закона о госслужбе)».Учитывая, что нарушение запретов, свя занных с гражданской службой и предусмотренных ст. 17 За кона о госслужбе, не является дисциплинарным проступком, у представителя нанимателя не было оснований для организации служебной проверки в отношении госслужащей».

С протоколом, который вел секретарь комиссии, госслужащую ознакомили только 07.10.2010. Причем после вручения протокола ее, как она заявила, пытались принудить написать заявление по собственному желанию, угрожая увольнением по статье. Но она отказалась.

Увольнение по статье

13.10.2010 был издан приказ об увольнении госслужащей с 15.10.2010 по основанию, предусмотренному п. 9 ч. 1 ст. 37 Закона о госслужбе за нарушение запретов, связанных с гражданской службой, предусмотренных ст. 17 этого закона.

Слово – эксперту Фомченкову С.Г.:
«Есть все основания полагать, что представитель нанимателя ошибочно применил при увольнении госслужащей п. 9 ч. 1 ст. 37 Закона о госслужбе, который является отсылочным и указывает на иные случаи увольнения с гражданской службы, предусмотренные данным и другими федеральными законами. Нарушение госслужащим запретов, связанных с гражданской службой и предусмотренных ст. 17 Закона о госслужбе, и является тем случаем, к которому отсылает рассматриваемый п. 9 ч. 1 ст. 37. Поэтому представитель нанимателя должен был уволить госслужащую по п. 14 ст. 33 Закона о госслужбе – нарушение запретов, связанных с гражданской службой, предусмотренных ст. 17 Закона о госслужбе».

 

Слово – эксперту Миронову В.И.:
«Государственной служащей вменяют в вину публичные высказывания, суждения и оценки в отношении деятельности государственного органа, в котором она проходила службу. Однако в рассматриваемом случае она сообщила средствам массовой информации сведения о нарушении законодательства, которые частично подтверждены представлением органа прокуратуры».

Однако в период с 14 по 18 октября госслужащая находилась на больничном, о чем сообщила работодателю в 10.00 первого дня нетрудоспособности. Несмотря на это 15.10.2010 в дополнение к упомянутому приказу был издан еще один – о ее увольнении.

Слово – эксперту Миронову В.И.:
«Более того, увольнение по инициативе работодателя в рассматриваемом случае проведено в период временной нетрудоспособности госслужащего. Тем самым работодатель нарушил требования, установленные в ч. 6 ст. 81 ТК РФ».   Слово – эксперту Фомченкову С.Г.:«Следует отметить, что Закон о госслужбе устанавливает основания увольнения государственного служащего, которые условно можно разделить на следующие группы:– соглашение сторон служебного контракта (ст. 34);– истечение срока действия срочного служебного контракта (ст. 35);– расторжение служебного контракта по инициативе гражданского служащего (п. 5–9 и 15 ст. 33, ст. 36);– расторжение служебного контракта по инициативе представителя нанимателя (ст. 37);
– расторжение служебного контракта по обстоятельствам, не зависящим от воли его сторон (ст. 39);– нарушение установленных законами обязательных правил заключения служебного контракта, если это нарушение исключает возможность замещения должности гражданской службы (ст. 40);– расторжение служебного контракта в силу требований закона (ст. 15–17, 41).В соответствии с ч. 3 ст. 37 Закона о госслужбе гражданский служащий не может быть уволен с гражданской службы по инициативе представителя нанимателя в период его временной нетрудоспособности. Увольнение же за нарушение запретов, связанных с гражданской службой, предусмотренных ст. 17 Закона о госслужбе, не в полной мере относится к увольнению по инициативе представителя нанимателя, который выполняет требования закона. Поэтому есть основания полагать, что представитель нанимателя обоснованно уволил госслужащую, нарушившую указанные запреты, в период ее временной нетрудоспособности».

Суд: проступка не было, но нарушены запреты

Обосновывая правомерность увольнения госслужащей, представитель ее нанимателя ссылался на п. 10 ст. 17 Закона о госслужбе, содержащий запрет на высказывание суждений в отношении деятельности государственных органов, который был нарушен истицей при ее обращении в СМИ.Госслужащая же указывала, что деятельность Управления Роскомнадзора по Свердловской области регулируется соответствующим положением, в п. 2 гл. 1 которого говорится, что управление «осуществляет функции по контролю и надзору в сфере СМИ».Таким образом, можно сделать вывод, что деятельность государственного органа – это осуществление определенных положением функций и возложенных на него полномочий.Деятельность отдела, в котором работала истица, также регламентируется отдельным положением. В соответствии со ст. 47 Закона о госслужбе профессиональная служебная деятельность осуществляется в соответствии с должностным регламентом. Пункт 10 ч. 2 должностного регламента работника гласит, что он исполняет обязанности, установленные ст. 15 Закона о госслужбе, ТК РФ, регламентом Роскомнадзора, положением об управлении.Госслужащая настаивала, что не высказывалась о деятельности государственного органа, в котором работала, не давала оценок, не раскрывала:– какие проблемы возникают у нее при осуществлении функций;– какие организации по плану или вне плана проверяются;– каковы результаты проверок и т.п.В упомянутых публикациях СМИ говорилось о нарушениях ст. 11, 37, 49 Закона о госслужбе, указов Президента РФ, касающихся порядка присвоения классных чинов, а также положений ст. 81 ТК РФ.Слово – эксперту Миронову В.И.:«Деятельность государственного органа не должна быть незаконной. Поэтому установленный законодательством запрет должен касаться публичных высказываний, суждений, оценок, касающихся законных действий государственного органа. Сообщения о нарушении им законодательства, а также о защите нарушенного права связаны с исключением возможности нарушения прав и законных интересов лиц, проходящих государственную службу. В связи с изложенным сообщение о нарушении законодательства не должно относиться к деятельности государственного органа, которая не противоречит законодательству.Следовательно, установленный законодательством запрет не может препятствовать восстановлению нарушенных прав государственного служащего и деятельности государственных органов, не противоречащей законодательству».Деятельность госоргана должна отвечать букве законаОднако суды первой и кассационной инстанций поддержали работодателя, отказав работнику в восстановлении на работе. Вердикты изложены, соответсвенно, в решении Железнодорожного районного суда г. Екатеринбурга от 02.12.2010 по делу № 2-3383/2010 и определении Свердловского областного суда по делу № 33-481/2011.Слово – эксперту Фомченкову С.Г.:«Рассматривая поведение государственной служащей, ее высказывания и оценку деятельности управления и его руководителя, следует согласиться с судеб ными органами, которые отметили, что это не яв ляется дисциплинарным проступком в смысле по ло жений Трудового кодекса, а расценивается как нарушение запретов, установленных для государственных служащих Законом о госслужбе».   Слово – эксперту Миронову В.И.:«Согласно ст. 18 Конституции РФ права и свободы человека и гражданина, в том числе проходящего государственную гражданскую службу, должны определять смысл, содержание деятельности государственного органа. В связи с этим сообщения о нарушениях законодательства в государственном органе не должн рассматриваться в качестве запрещенного и определяющего деятельность государственного органа, которая должна быть подчинена защите прав и свобод лиц, находящихся на госслужбе. Судебные постановления по настоящему делу вынесены с существенными нарушениями прав государственного служащего. Таким образом, усматриваются предусмотренные в ст. 387 ГПК РФ основания для обжалования судебных постановлений по данному делу в порядке надзора. Надзорные жалобы могут быть поданы одновременно в вышестоящие судебные органы и органы прокуратуры».

Скоро в журнале «Юрист компании»
    Узнать больше


    Ваша персональная подборка

      Подписка на статьи

      Чтобы не пропустить ни одной важной или интересной статьи, подпишитесь на рассылку. Это бесплатно.

      Рекомендации по теме

      Академия юриста компании

      Академия

      Смотрите полезные юридические видеолекции

      Смотреть

      Cтать постоян­ным читателем журнала!

      Cтать постоян­ным читателем журнала

      Воспользуйтесь самым выгодным предложением на подписку и станьте читателем уже сейчас

      Живое общение с редакцией
      Рассылка

      © Актион кадры и право, Медиагруппа Актион, 2007–2017

      Журнал «Юрист компании» –
      первый практический журнал для юриста

      Использование материалов сайта возможно только с письменного разрешения редакции журнала «Юрист компании».

      
      • Мы в соцсетях
      Внимание! Вы находитесь на сайте для юристов

      Вы точно юрист? Предлагаем сделку!
      Пройдите быструю регистрацию, а мы обеспечим вас увлекательным юридическим чтением.
      Регистрация займет минуту.

      У меня есть пароль
      напомнить
      Пароль отправлен на почту
      Ввести
      Я тут впервые
      И получить доступ на сайт Займет минуту!
      Введите эл. почту или логин
      Неверный логин или пароль
      Неверный пароль
      Введите пароль