Дело почтальонов, или Принудительный труд по «собственному желанию»

119
• В каких случаях работника можно привлечь к работе в выходные дни без его согласия• Соблюдаются ли международные нормы о запрете принудительного труда в РФ
Дело почтальонов, или Принудительный труд по «собственному желанию»Бриллиантова Нина Алексеевна,
к. ю. н., доцент, профессор, зам. заведующего кафедры трудового права и права социального обеспечения АТиСО, ученый секретарь докторского диссертационного совета при АТиСО
Дело почтальонов, или Принудительный труд по «собственному желанию»Архипов Владимир Васильевич,
член Экспертного совета журнала «Трудовые споры», к. ю. н., практикующий юрист

 
Дело, давшее толчок

Приказом от 02.06.2011 № 65-па (далее – Приказ) руководство ФГУП «Почта России» (далее – ФГУП) обязало сотрудников своих территориальных отделений обеспечить обращающихся лиц соответствующими услугами 13.06.2011, то есть в выходной день (ч. 2 ст. 112 ТК РФ). Этим же Приказом утвержден специальный режим работы отделений почтовой связи (далее – ОПС), согласно которому 13.06 все ОПС должны работать в обычном режиме, а отделения 1 класса с круглосуточным режимом – открыться для посетителей с 8:00. Причем директорам управлений федеральной почтовой связи – филиалов ФГУП (далее – УФПС) было предписано обеспечить соблюдение норм трудового законодательства, прав работников (п. 1.2 Приказа).

В УФПС г. Москвы решили добиться выполнения Приказа в так называемом добровольно-принудительном порядке. Несмотря на утвержденный в мае график работы на июнь 2011 г., где 12 и 13 числа отмечены как выходные для почтальонов, работающих в режиме шестидневной рабочей недели, в ОПС были разосланы формы заявлений работников о согласии выхода на работу в выходной день 13.06.11 с заранее проставленной датой – 09.06.2011. Отказавшимся их подписывать намекали, что их ожидают негативные последствия.

Некоторые работники ОПС обратились в профсоюз, но там им заявили, что руководство ФГУП действует в рамках закона, руководствуясь ч. 6 ст. 113 ТК РФ, поэтому их отказ выйти на работу неправомерен и может повлечь дисциплинарные взыскания, а также повлиять на размер их стимулирующих вознаграждений.Авторы не стали анализировать содержание трудовых договоров работников ОПС исходя из норм ч. 2 ст. 9 ТК РФ, согласно которой их условия не должны ограничивать права или снижать уровень гарантий работников по сравнению с установленными трудовым законодательством и иными нормативными правовыми актами, содержащими нормы трудового права. Если такие условия включены в трудовой договор, то они не подлежат применению.Когда возможен труд в нерабочие праздничные и выходные дниРабота в выходные и нерабочие праздничные дни запрещается (ч. 1 ст. 113 ТК РФ). Исключение составляют лишь случаи, перечисленные в ч. 3 ст. 113 ТК РФ. Так, привлечь работников к работе в эти дни без их согласия можно, только если это вызвано необходимостью предотвратить катастрофу, производственную аварию (устранить их последствия), несчастные случаи, уничтожение или порчу имущества (работодателя, государственного, муниципального), введением чрезвычайного или военного положения, а также чрезвычайными обстоятельствами, ставящими под угрозу жизнь населения или его части. Но даже в этих редчайших случаях работодатель обязан издавать письменное распоряжение (ч. 8 ст. 113 ТК РФ).

Однако распоряжение будет соответствовать требованиям ТК РФ при условии, что в нем работодатель укажет конкретные обстоятельства, которые вызвали такую необходимость, и сделает ссылку на официальный акт органов власти о форс-мажорном событии и указание о допустимости введения ограничения прав человека на свободный труд (ч. 1 ст. 37 Конституции РФ). Такой акт может быть издан на основании федерального конституционного закона Президентом РФ, Правительством РФ или местным органом власти (ст. 56 Конституции РФ).

Следует отметить, что в п. 1.3 Приказа содержится указание директорам УФПС согласовать с органами власти субъектов РФ, но не потребность или необходимость выхода на работу работников в этот праздничный период, а лишь режим работы ОПС. Следовательно, распоряжение ФГУП об обязательном выходе сотрудников ОПС на работу нельзя признать законным, поэтому привлечение их к дисциплинарной ответственности неправомерно.

Организации, где приостановка работы в выходные дни невозможна по производственно-техническим и организационным условиям1, вправе предоставлять выходные в различные дни недели поочередно каждой группе работников в соответствии с ПВТР (ч. 3 ст. 111 ТК РФ). Но в случае с ОПС это правило не действует: не работая 13 июня, оно не лишает жителей и гостей Москвы возможности воспользоваться услугами «Почты России».

В иных случаях привлечение к работе в выходные и нерабочие праздничные дни допускается с письменного согласия работника и с учетом мнения выборного органа первичной профорганизации (ч. 5 ст. 113 ТК РФ). Исключение из этого правила составляют случаи, когда речь идет о непредвиденных работах, от срочного выполнения которых зависит в дальнейшем нормальная работа организации в целом или ее отдельных структурных подразделений (ч. 2 ст. 113 ТК РФ). Причем учитывать мнение профсоюза не нужно.

Итак, во всех описанных в ст. 113 ТК РФ ситуациях, кроме приведенных в ч. 3 исключений, привлечение работника без его согласия к выполнению работы равносильно принуждению к обязательному труду. Но нормы, позволяющие привлечь работника к принудительному труду, который в силу ч. 2 ст. 37 Конституции РФ и ч. 1 ст. 4 ТК РФ запрещен, содержатся и в иных статьях ТК РФ. Их обоснованность вызывает сомнения с точки зрения международных стандартов.

Если исходить из ч. 6 ст. 113 ТК РФ, то лиц, обслуживающих население, можно привлекать к работе, но только в нерабочие праздничные дни (в данном случае 12 июня), а не в выходные. Однако это правило можно применить к конкретному ОПС, если работодатель надлежащим образом (например, провел опрос жителей и работников ОПС и т.д.) установил необходимость работы в этот день данного ОПС. Напомним, что согласно ч. 3 ст. 17 Конституции РФ осуществление прав и свобод человека и гражданина не должно нарушать права и свободы других лиц, в данном случае прав почтальонов на отдых в выходной и праздничный день.

Услуги «Почты России» не являются такими неотложными, как например, обеспечение обороны страны, безопасности государства, аварийно– и поисково-спасательных или противопожарных работ, предупреждения или ликвидации стихийных бедствий и чрезвычайных ситуаций, правоохранительных мер, контроля за особо опасными видами производств или оборудования, работы станций скорой и неотложной медпомощи. В случае же необходимости граждане могли обращаться в ОПС с круглосуточным режимом работы, персонал которых работает посменно. Пункт 1.4 Приказа обязывал довести до сведения населения порядок предоставления услуг почтовой связи и режима работы дежурных ОПС в этот период. Соответствующая информация размещалась в СМИ и территориальных ОПС.

Таким образом, законодатель не предоставил работодателям права привлекать сотрудников к работам, вызываемым необходимостью обслуживания населения, в их выходные дни. Из ч. 1 ст. 111 ТК РФ следует, что всем работникам предоставляются выходные дни (еженедельный непрерывный отдых).

Международные требования о неприменении принудительного труда

Согласно п. 1 ст. 1 Конвенции МОТ от 1930 г. № 29 «О принудительном или обязательном труде» (далее – Конвенция № 29)2 каждый член МОТ, ее ратифицирующий, обязан упразднить применение принудительного или обязательного труда во всех его формах в кратчайший срок. Но в 1957 г. МОТ пришлось принять Конвенцию № 105 «Об упразднении принудительного труда» (далее – Конвенция № 105)3, обязывающую страны перейти от слов к делу.Под принудительным или обязательным трудом следует понимать всякую работу или службу, требуемую от какого-либо лица под угрозой наказания и для которой это лицо не предложило добровольно своих услуг (п. 1 ст. 2 Конвенции № 29). В Руководстве для инспекторов труда4 разъясняются некоторые элементы данного определения:– «всякая работа или служба» включает все виды работы, труда и занятий. Природа и законность трудовых отношений, таким образом, не принимаются во внимание;– «какое-либо лицо» относится как ко взрослым, так и к детям. Причем не принимается во внимание, является или нет данное лицо гражданином страны, где был выявлен факт использования принудительного труда;– «под угрозой какого-либо наказания» относится не только к уголовному наказанию, но и к иным формам принуждения, таким как угрозы, насилие, удержание удостоверений личности, задержка или невыплата заработной платы;– «добровольно» подразумевает согласие работника на вступление в определенные договором или законом трудовые отношения. Работник в любое время вправе прервать добровольно заключенное соглашение.В п. 2 ст. 2 Конвенции № 29 приведены исключения: работа или служба, являющаяся частью гражданских обязанностей; требуемая в силу законов об обязательной военной службе, судебного приговора, вследствие чрезвычайных обстоятельств. В свою очередь, в ст. 1 Конвенции № 105 указано, что ратифицировавшие ее страны обязуются не использовать принудительный труд как средство политического воздействия, наказания за выражение политических взглядов или участие в забастовках, как метод мобилизации, использования рабочей силы для нужд экономического развития или поддержания трудовой дисциплины, меры дискриминации.

Между тем в ст. 21 Закона РФ от 21.07.1993 № 5473-1 «Об учреждениях и органах, исполняющих уголовные наказания в виде лишения свободы» установлены правила привлечения осужденных к труду на объектах организаций любых организационно-правовых форм, не входящих в уголовно-исполнительную систему, расположенных как на территориях учреждений, исполняющих наказания, так и вне их. Причем это общемировая многолетняя практика. В 2001 г. Комитет экспертов по применению конвенций и рекомендаций МОТ (далее – Комитет МОТ) разъяснил5, что передача осужденного в распоряжение коммерческих компаний помимо его воли, а также направление его на иные объекты в порядке мобилизации для нужд экономического развития государства возможны под надзором и контролем государственной власти (ч. 2 ст. 2 Конвенции № 29).

Тогда же Комитет МОТ рекомендовал при оценке, является ли труд принудительным, обращаться к его «зеркальному» определению, то есть используя определение понятия «свободный труд» – это «труд, выполняемый на добровольной основе в обстоятельствах, когда отсутствует угроза наказания или потери прав либо привилегий» (п. 1 ст. 2 Конвенции № 29).

Теперь проанализируем нормы ТК РФ на предмет их соответствия стандартам МОТ.

Принудительный труд в России: реальность или фикция

Признаки принудительного труда присутствуют в нескольких статьях ТК РФ. И хотя Федеральным законом от 30.06.2006 № 90-ФЗ были устранены такие формы принудительного труда, как перевод по производственной необходимости и привлечение к сверхурочной работе исходя из нужд работодателя, законодатель внес в ТК РФ ряд положений, входящих в правовой конфликт с конвенциями № 29 и № 105.

Уже в определении принудительного труда отсутствует такой его значимый признак, как невыяснение у лица, привлекаемого к какой-либо работе, его согласия (желания) ее исполнять (ч. 2 ст. 4 ТК РФ). Не предусмотрено и формальное отражение этого факта в каком-либо документе. Причем упущенный признак имеет очень важное значение для практического применения: он указывает, что каждый исполнитель работы должен предложить свою услугу добровольно.

Вызывает критическое отношение с точки зрения как юридической техники, так и содержания ч. 4 ст. 4 ТК РФ, где передана суть положений п. 2 ст. 2 Конвенции № 29. Так, законодатель исключил такое важное условие, как запрет передачи заключенного в распоряжение частных лиц, компаний или обществ (ООО, ОАО, ЗАО и т.п.). Хотя Комитет МОТ и пояснил, что при определенных условиях это допустимо, но Конвенция № 29 до сих пор содержит обратное требование, подлежащее исполнению.

Далее, обосновывая правомерность привлечения вместо военной службы по призыву к альтернативному гражданскому труду, законодатель проигнорировал предписание подп. «a» п. 2 ст. 2 Конвенции № 29, где допустимым принудительным трудом является работа или служба, требуемая в силу законов об обязательной военной службе и применяемая для работ чисто военного характера. Вряд ли можно отнести к работам «чисто военного характера» работу «альтернативщика» дворником в производственном кооперативе (приказ Минздравсоцразвития РФ от 15.02.2010 № 84н «Об утверждении перечней видов работ, профессий, должностей, на которых могут быть заняты граждане, проходящие альтернативную гражданскую службу, и организаций, где предусматривается прохождение альтернативной гражданской службы»).

Норма ч. 3 ст. 72.1 ТК РФ дает право работодателю перемещать работника на другое рабочее место, в другое структурное подразделение, расположенное в той же местности, без его согласия. К тому же ему можно поручать работы на другом механизме или агрегате, если это не влечет изменения определенных сторонами условий трудового договора. Причем законодатель вопреки п. 2 ст. 2 Конвенции № 29, не сделав оговорки о возможности отказа работника от такого перемещения, допускает использование принудительного труда под угрозой дисциплинарного наказания. К тому же эта особая форма и вид принудительного труда не относится ни к одному исключению, приведенному даже в ч. 4 ст. 4 ТК РФ.

По сути, законодатель попытался оставить в ст. 72.2 ТК РФ условия о переводе по производственной необходимости, ранее содержащиеся в ст. 74 ТК РФ (в ред. от 15.03.2005), модернизировав их под «обстоятельства, соответствующие нормам конвенций МОТ». В этих целях он ввел в ч. 3 ст. 72.2 ТК РФ запрещенные МОТ формы принудительного труда в частных интересах, но оговорив, что их применение возможно только в случаях, отраженных в п. 2 ст. 2 Конвенции № 29, ч. 4 ст. 4 ТК РФ. При этом в ч. 2 ст. 72.2 ТК РФ сказано, что работника можно перевести без его согласия на срок до одного месяца на не обусловленную трудовым договором работу у того же работодателя для предотвращения ситуаций, ставящих под угрозу жизнь или нормальные жизненные условия всего населения или его части.

Обращает на себя внимание отличие ряда норм ТК РФ от указанных выше исключительных случаев допуска принудительного труда в условиях чрезвычайных обстоятельств, т.е. в ситуации уже возникшего стихийного бедствия (например, лесного пожара). Наш законодатель неоднократно разрешает привлечение к обязательному труду работников, в чьи трудовые функции не входит предупреждение катастроф, к примеру, слесаря и менеджера, как бы забывая, что для этого есть лесники, пожарники. Только с введением чрезвычайного положения в конкретной местности допустимо привлекать население, в т.ч. работников организаций, к участию в обязательных работах. Но это возможно, только если масштабы того же пожара, с которым специальные службы не могут справиться, ставят под угрозу жизнь или нормальные жизненные условия всего населения или его части. Таким образом, работодатель может перевести работника без его согласия на работы, как соответствующие ст. 56 Конституции РФ, так и не соотвествующие международным трудовым стандартам.

Наглядный пример тому: ч. 3 ст. 72.2 ТК РФ предоставляет право работодателю переводить работников на работы, связанные не с экстремальными ситуациями, а с их последствиями, т. е. переводить не один, а два раза. Причем второй раз перевод будет осуществлен сугубо в экономических интересах работодателя. Все случаи, перечисленные в ч. 3 ст. 72.2 ТК РФ, относятся к предпринимательским рискам работодателя и подлежат страхованию. Значит, он может использовать эти случаи не только с целью компенсировать нанесенный катаклизмом ущерб с помощью страховки, но и восполнить свои потери за счет принудительного труда работников.

Дальнейшее расширение исключения получили в ч. 3 ст. 99 и ч. 3 ст. 113 ТК РФ в виде случаев, касающихся только интересов работодателя. Иными словами, это не форс-мажорные случаи (разновидности катаклизмов), а происшествия, которые заранее предвидит работодатель. Данный вывод следует из того, что специалисты могут спрогнозировать подобные происшествия, вычислив ошибки в организации контроля и управления деятельностью компании. Однако и в таких случаях работодатель желает предотвратить эти происшествия или устранить их последствия без дополнительных расходов, к примеру, связанных с наймом специалистов по аварийным работам. К таким «лишним» случаям нужно отнести привлечение работника без его согласия и, как правило, не подготовленного к ведению работ в опасных для жизни условиях:
– к сверхурочной работе для предотвращения катастрофы, производственной аварии либо устранения последствий катастрофы, производственной аварии или стихийного бедствия;
 – к работе в выходные и нерабочие праздничные дни для предотвращения катастрофы, производственной аварии (устранения их последствий), несчастных случаев, уничтожения или порчи имущества работодателя, государственного или муниципального имущества.

При таком изложении указанных норм перед работодателем открываются широкие возможности. Правомерность попыток работодателя привлечь работника к принудительной работе можно проверить, сопоставив их с примерами, приведенными в ч. 4 ст. 4 ТК РФ. При этом работник вправе действовать по правилам ст. 352 ТК РФ, где в числе основных способов защиты трудовых прав и свобод указана их самозащита самим работником (ст. 379 и 380 ТК РФ).

Выводы и предложения

Итак, только при форс-мажорных обстоятельствах возможно временное ограничение прав и свобод человека, в том числе права на свободный труд (ст. 37 Конституции РФ), с указанием пределов и срока их действия (ч. 1 ст. 56 Конституции РФ). В иных случаях для признания труда принудительным по нормам международного трудового права требуется одновременное наличие двух признаков: 1) присутствие угрозы каким-либо наказанием и 2) отсутствие подтверждения о добровольном предложении работником своих услуг (п. 1 ст. 2 Конвенции № 29). Причем уже по второму признаку можно определить, был ли труд добровольным. Согласно же ч. 2 ст. 4 ТК РФ достаточно одного из них – угрозы применения наказания к работнику (что очень сложно доказать). Но приоритет имеет международный договор, то есть ст. 2 Конвенции № 29 перед ст. 4 ТК РФ, аналогичной ей по смыслу, но не идентичной по содержанию (ч. 4 ст. 15 Конституции РФ и ч. 2 ст. 10 ТК РФ).

Например, указанный в ст. 2 Конвенции № 29 перечень работ, не относящихся к принудительному труду, содержится и в ч. 4 ст. 4 ТК РФ. Однако следует иметь в виду, что перечень в Конвенции № 29 шире того, который дан в ст. 4 ТК РФ. Несмотря на то, что часть текста Конвенции № 29 не воспроизведена в ч. 4 ст. 4 ТК РФ, она имеет юридическую силу и в РФ, которая ратифицировала эту конвенцию.

Существенным отличием российского законодательства о труде от международных трудовых стандартов является расширение обстоятельств (с виду подобных конвенциям МОТ), при которых в России допускается привлечение к принудительному труду работников. Это значительно снижает уровень гарантий и ухудшает положение работника. Все это происходит из-за его привлечения к обязательному труду не только для снижения степени воздействия катастрофы на условия жизни населения, но и якобы для возможности ее предупреждения, а затем и устранения ее последствий, но уже в интересах работодателя.

При выявлении случаев «принудительного или обязательного труда» ЕСПЧ рекомендует руководствоваться конвенциями МОТ, в частности № 29, с учетом положений которой готовилась Конвенция о правах человека6. Причем, если п. 3 ст. 4 Конвенции о правах человека исключает из понятия принудительного или обязательного труда любую службу военного характера, а также назначаемую вместо обязательной военной службы, когда отказ от нее по религиозно-этическим мотивам правомерен, то ст. 2 Конвенции № 29 говорит лишь о работе или службе, требуемой в силу закона об обязательной военной службе и применяемой для работ сугубо военного характера.

Таким образом, хотя в ст. 2 ТК РФ запрет принуждения к труду и провозглашается в качестве одного из основных принципов правового регулирования трудовых отношений, но он остается лишь декларативным. Хотелось бы присоединиться к юристам, которые отмечают, что наряду с противоречиями и неточностями ТК РФ содержит недостатки другого рода, а именно: отсутствуют правовые механизмы реализации некоторых трудовых прав.

Так, ТК РФ, как и ранее действовавший КЗоТ РСФСР, ограничился декларативным провозглашением свободы труда, запрещения дискриминации, принудительного труда, других основ правового регулирования трудовых отношений. Законодатель даже не попытался предложить механизм реализации этих фундаментальных прав, и поэтому неясны правовые последствия нарушения прав человека в сфере труда, в том числе таких, как запрет дискриминации и принудительного труда.

Законодатель как бы «забыл» о ст. 8 Конвенции № 29, где ответственность за любое решение прибегнуть к принудительному или обязательному труду несут высшие гражданские власти территории. В статье 25 Конвенции № 29 указано, что незаконное привлечение к принудительному или обязательному труду должно преследоваться в уголовном порядке и каждый член МОТ, ратифицировавший Конвенцию, обязан обеспечить действительную эффективность и строгое соблюдение санкций, предписываемых законом. Как известно, до сих пор в УК РФ нет специальной статьи, содержащей уголовную ответственность за привлечение к принудительному труду, а ст. 127.2 УК РФ об уголовных санкциях за использование рабского труда не охватывает своим содержанием принудительный труд.В отличие от европейских стран, где действуют специальные законы о санкциях за применение принудительного труда, в ГПК РФ нет даже упоминания о нем. Поэтому в спорах о правомерности отказа работника от перемещения по правилам ч. 3 ст. 72.1 ТК РФ, например, на иной автомобиль, судьи не сравнивают ее нормы с правилами конвенций № 29 и № 105, а применяют общее правило ст. 56 ГПК РФ о равенстве сторон и предоставления доказательств той из них, которая что-либо утверждает. Более того, порой судьи требуют, чтобы работник доказал факт применения к нему конкретных мер принуждения к труду. В большинстве же стран Евросоюза отсутствие признаков принудительного труда при обжаловании работником выполненной работы обязан доказать работодатель.

Необходимо создать действенный механизм реализации права на защиту от принудительного труда и решить вопрос о закреплении права граждан обжаловать привлечение к принудительному труду, указав в УК РФ ответственность за это преступление. Кроме того, нужно устранить существующие в ТК РФ пробелы и неточности7._________________________1 Производственно-технические и организационные условия деятельности предприятия должны учитываться в совокупности.2 Принята в г. Женеве 28.06.1930 на 14-ой сессии Генеральной конференции МОТ. Конвенция вступила в силу для СССР 23.06.1957.

3 Принята в г. Женеве 25.06.1957 на 40-ой сессии Генеральной конференции МОТ. Конвенция вступила в силу для России 02.07.1999.

4 Принудительный труд и торговля людьми: Руководство для инспекторов труда / Международное бюро труда. М.: МОТ, 2009. VIII. С. 63.5 Доклад Комитета экспертов по применению конвенций и рекомендаций МОТ/ МБТ. Женева, 2001. С. 41–42; Принудительный труд в современной России / МОТ. М.: Права человека, 2004. С. 13–16.6Конвенция о защите прав человека и основных свобод. Заключена в Риме 04.11.1950.

7 Совершенствование законодательства о труде: теоретические проблемы // Журнал российского права. 2004. № 6, 7.
_________________________

 

По Талю

Л. С. Таль разделил несчастные случаи на связанные с «работами по производству предприятия или происшедшие вследствие таковых работ» (ст. 541 Устава о промышленном труде от 1913 г. (далее – УПТ)) и не связанные с ними (произошедшие вследствие природные катаклизмов, перечисленных в п. 8 ст. 61 УПТ). В первом случае работнику полагалась за простой не по его вине денежная компенсация по линии соцобеспечения и страхования, а во втором – увольнение (после семи дней простоя и выявления неспособности предприятия продолжать работу).

Примеры, приведенные в п. 8 ст. 61 УПТ, – пожар, наводнение, взрыв – относятся к стихийным проявлениям природы, не связанным с производством. Едва ли можно сомневаться, что законодатель имел в виду именно такие события (vis major), т. е. «бедствия», не проистекающие из неизбежных недочетов производства или внутреннего строя предприятия, а причиненные вторжением внешних стихийных сил. Последствия же случайного расстройства нормального течения производства, причины которого кроются в нем самом, в присущих предприятию опасностях, должен нести собственник; они входят в область предпринимательского риска (ст. 541 УПТ)1.

_________________________
1 Таль Л.С. Очерки промышленного права. М.: Типография Г. Лисснера и Д. Собко, 1916. С. 121.
_________________________

 

Два бесспорных случая, когда можно привлечь работников к работе в выходные и нерабочие праздничные дни без их согласия

1. Когда работу или службу требуется исполнить в условиях чрезвычайных обстоятельств, то есть в случаях войны, бедствия или угрозы бедствия (например, пожары, наводнения, голод, землетрясения, сильные эпидемии или эпизоотии, нашествия вредных животных, насекомых или паразитов растений) и возникновения иных обстоятельств, ставящих под угрозу жизнь или нормальные жизненные условия всего или части населения.

2. Когда необходимо выполнить работу, которая обусловлена введением чрезвычайного или военного положения в порядке, установленном федеральным конституционным законом.

Скоро в журнале «Юрист компании»
    Узнать больше


    Ваша персональная подборка

      Подписка на статьи

      Чтобы не пропустить ни одной важной или интересной статьи, подпишитесь на рассылку. Это бесплатно.

      Рекомендации по теме

      Академия юриста компании

      Академия

      Смотрите полезные юридические видеолекции

      Смотреть

      Cтать постоян­ным читателем журнала!

      Cтать постоян­ным читателем журнала

      Воспользуйтесь самым выгодным предложением на подписку и станьте читателем уже сейчас

      Живое общение с редакцией
      Рассылка

      © Актион кадры и право, Медиагруппа Актион, 2007–2017

      Журнал «Юрист компании» –
      первый практический журнал для юриста

      Использование материалов сайта возможно только с письменного разрешения редакции журнала «Юрист компании».

      
      • Мы в соцсетях
      Внимание! Вы находитесь на сайте для юристов

      Вы точно юрист? Предлагаем сделку!
      Пройдите быструю регистрацию, а мы обеспечим вас увлекательным юридическим чтением.
      Регистрация займет минуту.

      У меня есть пароль
      напомнить
      Пароль отправлен на почту
      Ввести
      Я тут впервые
      И получить доступ на сайт Займет минуту!
      Введите эл. почту или логин
      Неверный логин или пароль
      Неверный пароль
      Введите пароль