Регрессные иски работодателя к работнику

1828
Если сотрудник причинил вред имуществу работодателя, он обязан его возместить в пределах среднего месячного заработка или в полном размере причиненного ущерба (гл. 39 ТК РФ). Но если ущерб понесло третье лицо по вине работника, то согласно ст. 1068 ГК РФ возместить за него ущерб обязан работодатель. Получается, работник не несет никакой ответственности? Это не так. О том, как работодатель может взыскать ущерб с работника, «ТС» обсудили с Надеждой Владимировной Красновой, судьей кассационной инстанции Московского областного суда.

– Когда у работодателя возникает право на подачу регрессного иска к своему работнику?

– По общему правилу (ст. 1081 ГК РФ) лицо, возместившее вред, причиненный другим лицом, имеет право обратного требования (регресса) к этому лицу в размере выплаченного возмещения, если иной размер не установлен законом. Исключением являются случаи причинения вреда работником в связи с трудовыми отношениями. Регрессные иски предприятий к своим работникам занимают особое место в правоприменительной практике, поскольку достаточную сложность вызывают вопросы соотношения норм Гражданского кодекса о возмещении ущерба и положений Трудового кодекса о материальной ответственности работника.

Согласно ст. 238 ТК РФ работник обязан возместить работодателю причиненный ему прямой действительный ущерб. Неполученные доходы (упущенная выгода) работодателя взысканию с него не подлежат. Поскольку регрессный иск является разновидностью исков о возмещении ущерба, причиненного работником при исполнении трудовых обязанностей, то право обратиться c ним в суд возникает у работодателя в том случае, если работник причинил ему именно такой ущерб. Под прямым действительным ущербом следует понимать реальное уменьшение наличного имущества работодателя или ухудшение его состояния (в том числе находящегося у него имущества третьих лиц, если он несет ответственность за его сохранность), а также затраты либо излишние выплаты работодателя на приобретение, восстановление имущества или на возмещение ущерба, причиненного работником третьим лицам.Таким образом, регрессный иск работодателя может считаться таковым лишь в том случае, если он реально возместил третьим лицам ущерб, причиненный работником. Причем он обязан указать на это в своем исковом заявлении, а также представить достаточные доказательства (например: расписку третьего лица о получении им суммы в счет возмещения вреда, копию платежного поручения о перечислении суммы ущерба третьему лицу как добровольно, так и в связи с исполнением судебного решения и т.п.).– Какие ошибки допускают работодатели при подаче регрессного иска?– Выбор ответчика по регрессному иску, как правило, безошибочен – работник. Причем работодатель представляет суду одновременно с подачей иска доказательства того, что истец состоит с ним в трудовых отношениях: копии трудового договора, приказа о приеме на работу, договора о материальной ответственности работника и т.д. Но если в ходе подготовки дела к судебному разбирательству либо на стадии разбирательства суд установит, что трудовые отношения между сторонами отсутствуют, то у него не будет оснований при разрешении возникшего спора ссылаться на нормы трудового законодательства, даже если на них имеется ссылка в исковом заявлении.Ошибки же работодателей при подаче таких исков чаще всего связаны с отсутствием самого основания, а именно: иск предъявлен в суд до того, как работодателем возмещен ущерб третьим лицам. В таких случаях работодатель считает, что ему причинен ущерб, например, уже самим фактом вступления в законную силу решения о возмещении ущерба в пользу третьего лица. Но такая позиция не соответствует принципам возмещения работниками ущерба, причиненного работодателю.– Каковы пределы взыскания с работника по регрессному иску?– По общему правилу работник отвечает за причиненный ущерб в пределах своего среднего месячного заработка (ст. 241 ТК РФ). Но в ряде случаев он обязан возместить прямой действительный ущерб в полном размере. Такие случаи предусмотрены как ст. 243 ТК РФ, так и рядом других федеральных законов. На практике чаще всего на работника возлагается материальная ответственность в полном размере за ущерб, который он причинил:– умышленно;– в состоянии алкогольного опьянения;– вследствие преступных действий, установленных приговором суда;– в результате административного проступка, установленного соответствующим госорганом, независимо от того, совершен он умышленно или по неосторожности.Исходя из толкования данной нормы, работник не будет нести полную материальную ответственность, если, например, уголовное дело в отношении него прекращено в связи с примирением сторон либо с изменением обстановки, а производство по административному делу прекращено в связи с истечением срока привлечения к ответственности. Рассмотрим на примере. В декабре 2007 г. Н., работавший водителем ЗАО «Спецавтобаза № 2», выехал на автомобиле «Камаз» на полосу встречного движения, где столкнулся с автомобилем «ДЭУ-Нэксия» под управлением Д., который от полученных травм скончался. Уголовное дело, возбужденное в отношении Н., прекращено постановлением суда за примирением обвиняемого с представителем потерпевшего. В пользу последнего решением городского суда от 13.11.2008 с ЗАО «Спецавтобаза № 2» взыскана компенсация морального вреда в сумме 70 000 руб. А вот иск организации к Н. удовлетворен только частично: в пользу истца взыскан ущерб в размере 50 000 руб. При этом суд первой инстанции, сославшись на положения как ст. 1081 и 1083 ГК РФ, так и ст. 242, п. 5 ч. 1 ст. 243, ст. 250 ТК РФ, отверг доводы ответчика об отсутствии в отношении него обвинительного приговора: прекращение уголовного дела в связи с примирением с потерпевшим предусматривает в качестве необходимого основания возмещение лицом, совершившим преступление, причиненного потерпевшему вреда. Судебная коллегия областного суда снизила размер взыскания до суммы средней месячной зарплаты ответчика, поскольку суд первой инстанции допустил существенное нарушение норм материального права: в отношении работника отсутствует обвинительный приговор, что исключает для него возмещение ущерба в полном размере. Прекращение уголовного дела на стадии предварительного расследования или в суде, в том числе и по нереабилитирующим основаниям, либо вынесение оправдательного приговора не может служить основанием для привлечения лица к полной материальной ответственности.

Показателен и другой пример. ОГУП требовало в суде взыскать с Ф. 102 025 руб. причиненного им ущерба: управляя автомобилем предприятия, он нарушил п. 8.4 Правил дорожного движения, за что постановлением ГИБДД привлечен к административной ответственности в виде штрафа на основании ч. 3 ст. 12.14 КоАП РФ. В результате ДТП по вине Ф. причинены повреждения автомашине Р., которому на основании решения районного суда ОГУП возместило ущерб 102 025 руб. Эту сумму работодатель и просит взыскать в порядке регресса в соответствии с п. 6 ч. 1 ст. 243 ТК РФ. По мнению Ф., он должен нести ответственность в пределах среднего месячного заработка, так как административный проступок совершил по неосторожности.Районный суд поддержал работника. Но судебная коллегия областного суда вывод нижестоящего суда, что ущерб в полном размере может быть взыскан лишь в том случае, если он причинен работником умышленно, признала неправильным. Пункты 3 и 6 ч. 1 ст. 243 ТК РФ содержат самостоятельные основания для полной материальной ответственности, и закон не предусматривает, что их применение возможно лишь в случае, если ущерб причинен умышленно. По рассматриваемому спору привлечение работника к административной ответственности за проступок, в результате которого был причинен ущерб третьему лицу, является самостоятельным основанием для возложения на него ответственности по возмещению ущерба в полном размере.

Вместе с тем следует отметить, что даже если работник несет ответственность в полном размере, суд в соответствии со ст. 250 ТК РФ может с учетом степени и формы его вины, материального положения и других обстоятельств снизить размер взыскания. В этой связи суды в ходе подготовки дела по регрессному иску, исполняя требования ст. 56 ГПК РФ, обязаны устанавливать и обстоятельства, предусмотренные ст. 250 ТК РФ, как имеющие значение для дела. Например, предложить работнику представить доказательства, подтверждающие его материальное и семейное положение.

– Какие обстоятельства должны быть установлены первоначальным судом, чтобы в дальнейшем у работодателя не возникло сложностей с подачей регрессного иска?

– При разрешении споров о взыскании с работодателя ущерба, причиненного его работником, суды устанавливают обстоятельства, которые впоследствии будут иметь значение и для дела при рассмотрении регрессного иска. А именно: факт материального ущерба и обстоятельства, при которых он был причинен; размер ущерба; противоправность поведения работника и наличие причинно-следственной связи между его поведением и самим ущербом; вину работника.

Однако, чтобы первоначальное решение суда, рассматривающего спор в соответствии со ст. 1068 ГПК РФ о возмещении с работодателя ущерба, причиненного его работником, при любых обстоятельствах имело преюдициальное значение при разрешении спора по регрессному иску, суд обязан в порядке ч. 3 ст. 40 ГПК РФ привлечь к участию в деле в качестве третьего лица самого работника, к которому впоследствии возможно предъявление регрессного иска, если он не будет указан в исковом заявлении. Привлеченный таким образом работник в силу положений ст. 43 ГПК РФ будет пользоваться процессуальными правами и нести процессуальные обязанности стороны, то есть он будет вправе высказывать свои возражения по поводу иска, заявлять ходатайства, представлять доказательства, оспаривать доказательства, представленные истцом и т.д.

Опять же, рассмотрим пример. ГУП «Мострансавто» в письменном отзыве на иск Р., автомашина которого была повреждена в результате ДТП, имевшего место по вине М., работника ГУП, не оспаривал размер ущерба, установленный в представленном Р. заключении специалиста, считая, что специалист обладает специальными познаниями в области определения стоимости восстановительного ремонта. ГУП исковые требования признал полностью. Но привлеченный в качестве третьего лица М. возражал против иска, заявив, что размер ущерба значительно завышен истцом, специалист в своем заключении указал на необходимость замены деталей, которые в акте осмотра поврежденной автомашины значились как нуждающиеся в ремонте. Кроме того, размер ущерба исчислен без учета процента износа автомашины истца, что, в конечном счете, могло бы привести к его неосновательному обогащению. Суд при таких обстоятельствах в силу положений ч. 2 ст. 39 ГПК РФ обоснованно не принял признание ответчиком иска и, рассмотрев возражения третьего лица, удовлетворил его ходатайство и назначил по делу судебную автотехническую экспертизу. По итогам экспертизы размер ущерба значительно уменьшен по отношению к первоначально заявленному.

Еще один пример, когда сам суд допустил нарушение процессуальных норм, и представитель ответчика, по сути, злоупотребил правом и уклонился от состязательности в процессе, что могло привести к нарушению прав работника при разрешении спора о возмещении ущерба в порядке регресса. Так, О. предъявила иск к ООО «Транс Трейд» о возмещении материального ущерба в размере 370 000 руб. и компенсации морального вреда – 350 000 руб. О. пояснила, что водитель ответчика Г., нарушив Правила дорожного движения, совершил ДТП, в результате которого она получила телесные повреждения, находилась на лечении стоимостью более 100 000 руб. Расходы на ремонт ее автомашины составили 270 000 руб. (за вычетом 120 000 руб., возмещенных страховой компанией). Водитель Г. привлечен к административной ответственности, постановление об этом вступило в законную силу.

Представитель ответчика не заявил ходатайства о привлечении своего работника Г. к участию в деле, суд в нарушение ч. 3 ст. 40 ГПК РФ также не разрешил этот вопрос по своей инициативе. В ходе судебного разбирательства до исследования обстоятельств, имеющих значение для дела, стороны заключили мировое соглашение, по которому ответчик обязался выплатить истице материальный ущерб и моральный вред в общей сумме 500 000 руб. в течение шести месяцев после вступления определения суда в законную силу. Суд первой инстанции, не усмотрев, что такое мировое соглашение нарушает права и законные интересы работника Г., утвердил его и производство по делу прекратил. По истечении же двух месяцев ООО «Транс Трейд» обратилось в суд с просьбой взыскать с Г. в порядке регресса ущерб в полном размере. Суд первой инстанции иск удовлетворил, указав, что определение суда об утверждении мирового соглашения является обязательным для Г., так как устанавливает размер прямого действительного ущерба, а поскольку ущерб причинен в результате административного проступка, то он подлежит взысканию с работника в полном размере.

Отменяя это решение суда, кассационная инстанция указала на два обстоятельства:
– определение суда об утверждении мирового соглашения не может иметь преюдициального значения, так как в рассмотрении дела Г. не участвовал;
– истец не представил доказательств, что мировое соглашение им исполнено, то есть не подтвержден факт причинения ущерба самому ООО.

В ходе заседания было установлено, что Г. одновременно подал частную жалобу на определение суда об утверждении мирового соглашения и заявление о восстановлении ему пропущенного процессуального срока на ее подачу, так как в нарушение требований закона не был привлечен к участию в деле. Его заявление было удовлетворено.

Не вызывает сомнения тот факт, что мировое соглашение по частной жалобе Г. будет отменено кассационной инстанцией, а при новом рассмотрении дела по иску О. суд первой инстанции установит все имеющие значение для дела обстоятельства и постановит законное решение, не нарушая интересов Г.

Таким образом, все выводы суда первой инстанции по делу о возмещении ущерба с работодателя и установленные им обстоятельства, имеющие значение и для дела по регрессному иску, будут обязательны для суда при возмещении ущерба с работника лишь в том случае, если он был привлечен к участию в деле в качестве третьего лица.

– Допускают ли работодатели злоупотребление правом при подаче регрессного иска? Как реагирует на них суд?

– Злоупотребления встречаются. Например, работодатели нередко изначально незаконно оформляют с водителями договоры о полной материальной ответственности в случае причинения ущерба как автомашинам, которые за ними закреплены, так и третьим лицам в результате нарушения работниками Правил дорожного движения, независимо от того, привлекались они к административной ответственности за ДТП или нет.

Судебная практика исходит из того, что если работник принят на работу водителем, то законных оснований для заключения с ним договора о полной материальной ответственности вообще не имеется. Напомню, письменные договоры о полной индивидуальной или коллективной (бригадной) материальной ответственности (п. 2 ч. 1 ст. 243 ТК РФ), то есть о возмещении работником причиненного ущерба в виде недостачи вверенного ему имущества в полном размере, могут заключаться с работниками, достигшими возраста восемнадцати лет и непосредственно обслуживающими или использующими денежные, товарные ценности или иное имущество организации. Об этом прямо сказано в ст. 244 ТК РФ.

Поясню на показательном примере. ООО «Фирма Мишель» обратилось в суд с иском к Е. о возмещении ущерба. Согласно трудовому договору ответчик был принят на должность водителя-экспедитора. С ним одновременно был заключен договор о полной материальной ответственности, по условиям которого он несет полную материальную ответственность за недостачу вверенного ему имущества и за ущерб, причиненный иным лицам.

04.12.2008 в результате ДТП автомашине «Митсубиши-Паджеро», застрахованной в ОСАО «РЕСО-Гарантия», причинены механические повреждения. Арбитражный суд взыскал с ООО «Фирма Мишель» в пользу ОСАО «РЕСО-Гарантия» в счет возмещения ущерба 464 120 руб. Эту сумму работодатель просил в порядке регресса взыскать с Е.

Городской суд иск удовлетворил частично, взыскав с Е. в пользу ООО «Фирма Мишель» 14 291 руб., то есть ущерб в размере среднего месячного заработка ответчика. Суд исходил из того, что Е. к административной ответственности не привлекался. Наличие договора о полной материальной ответственности в данном случае не может служить основанием для взыскания ущерба в полном размере. Этот договор может иметь правовое значение в отношении ответчика не как водителя, а исключительно как экспедитора, и то лишь в случае, если по его вине будет допущена утрата (хищение, повреждение) вверенного ему для перевозки имущества. Не может служить основанием для полного удовлетворения иска и указание в договоре о полном возмещении работником Е. своему предприятию ущерба, причиненного по его вине третьим лицам, поскольку такое условие договора прямо противоречит положениям ст. 243 ТК РФ, предусматривающей исчерпывающий перечень оснований полной материальной ответственности.Поскольку истцом не приведено каких-либо иных оснований, позволяющих взыскать с работника в порядке регресса ущерб в полном размере, суд первой инстанции в соответствии с требованиями ст. 241 ТК РФ снизил размер ущерба и взыскал его в размере среднего месячного заработка работника.

С таким решением согласилась и кассационная инстанция областного суда, оставив решение городского суда без изменения.

– Расскажите о возможностях поворота судебного решения на регрессный иск, если первоначальное судебное решение о вине работника было пересмотрено.

– Приведу классический пример. Ущерб в порядке регресса взыскан с работника в пользу работодателя в полном размере, поскольку в отношении работника вынесен обвинительный приговор, установивший его вину в ДТП, в результате которого погиб водитель автомашины. Работник отбыл наказание, а его работодатель на основании судебного решения возместил вред, причиненный семье погибшего.

Впоследствии Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда РФ приговор отменила, производство по делу прекратила в связи с отсутствием в действиях водителя состава преступления, при этом, напротив, установив, что нарушение Правил дорожного движения допустил именно погибший. Отмена обвинительного приговора в данном случае является основанием для отмены постановленных по делу судебных решений по гражданским делам. Поэтому суд первой инстанции в соответствии с положениями ст. 443, 444 ГПК РФ обязан по своей инициативе рассмотреть вопрос о повороте исполнения решения суда, при котором ответчику должно быть возвращено все, что было с него взыскано по отмененному решению суда.

– Какой минимум доказательств обоснованности регрессного иска должен иметь на руках работодатель?

– При предъявлении регрессного иска работодатель обязан представить суду доказательства, подтверждающие:
– наличие трудовых отношений с работником, указанным в исковом заявлении в качестве ответчика;
– факт причинения ущерба самому работодателю (размер и основания ущерба, возмещенного им третьим лицам, копию решения суда, вступившего в законную силу, на основании которого такой ущерб был возмещен);
– наличие оснований для такого взыскания. В зависимости от того, по какому основанию, предусмотренному ст. 243 ТК РФ, предъявлен иск, это могут быть: копия вступившего в законную силу обвинительного приговора; копия вступившего в законную силу постановления соответствующего госоргана о привлечении работника к административной ответственности; относимые и допустимые доказательства того, что работник в момент причинения ущерба находился в состоянии алкогольного, наркотического или иного токсического опьянения и т.д. Если же полная материальная ответственность работника основана на соответствующем договоре, то кроме него работодатель обязан представить и доказательства того, что правила его заключения им соблюдены. В случае, если работодатель предъявляет регрессный иск о возмещении ущерба в размере среднего месячного заработка работника (ст. 241 ТК РФ), то должна быть представлена справка, подтверждающая такой размер заработка работника, исчисленного в соответствии с требованиями ст. 139 ТК РФ.

– Как правильно исчисляется срок исковой давности по регрессным требованиям?

– В силу ст. 392 ТК РФ работодатель вправе обратиться в суд по спорам о возмещении работником причиненного им ущерба в течение одного года со дня его обнаружения. В равной степени данная норма действует и в случае предъявления иска к работнику в порядке регресса. Сам по себе пропуск этого срока не может служить основанием для отказа в принятии искового заявления. Однако если работодатель пропустил срок и не представил доказательств уважительности причин его пропуска, а ответчик при этом заявит суду о пропуске срока, то суд вправе постановить решение об отказе в иске. По этому вопросу важным является разъяснение, данное судам в п. 3 постановления Пленума Верховного Суда РФ от 16.11.2006 № 52 «О применении судами законодательства, регулирующего материальную ответственность работников за ущерб, причиненный работодателю», в соответствии с которым к уважительным причинам пропуска срока могут быть отнесены исключительные обстоятельства, не зависящие от воли работодателя, препятствовавшие подаче искового заявления.

– Какие ошибки при расчете этого срока допускают работодатели и суды?

– Особых сложностей с проверкой соблюдения работодателями сроков для обращения в суд с указанными требованиями у судов не возникает. На практике встречаются случаи, когда работодатель предъявляет регрессный иск до того, как им был реально возмещен ущерб третьим лицам (выше уже приводился такой пример), что, как правило, влечет отказ в удовлетворении иска. Либо при пропуске срока он ссылается на такие причины, которые не могут быть признаны судом уважительными (например: болезнь или отпуск юрисконсульта предприятия; отсутствие в штатном расписании вообще единицы юриста, что затруднило подготовку искового заявления; отсутствие на расчетном счете денежных средств, что не позволило своевременно оплатить госпошлину).

Скоро в журнале «Юрист компании»
    Узнать больше


    Ваша персональная подборка

      Подписка на статьи

      Чтобы не пропустить ни одной важной или интересной статьи, подпишитесь на рассылку. Это бесплатно.

      Рекомендации по теме

      Академия юриста компании

      Академия

      Смотрите полезные юридические видеолекции

      Смотреть

      Cтать постоян­ным читателем журнала!

      Cтать постоян­ным читателем журнала

      Воспользуйтесь самым выгодным предложением на подписку и станьте читателем уже сейчас

      Живое общение с редакцией
      Рассылка

      © Актион кадры и право, Медиагруппа Актион, 2007–2017

      Журнал «Юрист компании» –
      первый практический журнал для юриста

      Использование материалов сайта возможно только с письменного разрешения редакции журнала «Юрист компании».

      
      • Мы в соцсетях
      Внимание! Вы находитесь на сайте для юристов

      Вы точно юрист? Предлагаем сделку!
      Пройдите быструю регистрацию, а мы обеспечим вас увлекательным юридическим чтением.
      Регистрация займет минуту.

      У меня есть пароль
      напомнить
      Пароль отправлен на почту
      Ввести
      Я тут впервые
      И получить доступ на сайт Займет минуту!
      Введите эл. почту или логин
      Неверный логин или пароль
      Неверный пароль
      Введите пароль