Практика ЕСПЧ: если нарушаются правовые принципы

230
В каких случаях участие прокурора в трудовых спорах оправданоКогда отмена судебного решения в порядке надзора невозможна, даже если на то есть основанияПравомерен ли запрет на выезд заграницу, если работник имел допуск к гостайне

Как показывает практика, обращения в ЕСПЧ часто связаны с нарушениями разумного срока исполнения уже вынесенного по делу судебного решения1, а также жалобами на несправедливость самого судебного решения по причине несоблюдения правовых принципов при проведении разбирательства. Кроме того, заявители доходят до Европейского Суда в случаях, когда, по их мнению, имеет место нарушение их прав на свободу, гарантированных Конвенцией о защите прав человека и основных свобод (далее – Конвенция). Напомним, РФ ратифицировала ее еще в 1998 году.

Ниже приведен обзор постановлений ЕСПЧ за 2009–2010 гг., в которых разъяснено, какие признаки свидетельствуют о несоблюдении правовых принципов и нарушении прав на свободу передвижения и объединения в профсоюзы.

Принцип равноправия сторон, или если в деле участвует прокурор

Обстоятельства дела2. В феврале 1998 г. К., проходящий военную службу, находился в отпуске. Однако ему отказали в приобретении бесплатного авиабилета ввиду значительной задолженности, образовавшейся у Минобороны РФ перед авиаперевозчиками. К. приобрел билет за собственные средства, ожидая, что работодатель позже возместит его расходы.

В сентябре 1998 г. К., уже как военный пенсионер, получил путевку в дом отдыха с выдачей воинских перевозочных документов, которые он реализовал.

В итоге руководство отказалось возместить ему расходы на авиабилет, приобретенный в феврале, поскольку он имел право лишь один раз в календарном году воспользоваться правом на бесплатный проезд к месту отдыха.

Попытка К. взыскать стоимость билета через суд не увенчалась успехом, поскольку он не представил доказательств факта своего обращения по воинским перевозочным документам.

В июне 2001 г. К. обратился в гарнизонный военный суд с жалобой на неправомерные действия воинских должностных лиц, связанных с заключением еще в 1996 г. договора между авиакомпанией и заказчиком, в данном случае – на начальника службы военных сообщений Уральского военного округа. Он просил признать этот договор от 1996 г. незаконным, а также возместить понесенные им убытки и моральный вред. Но 15.03.2002 получил отказ суда в связи с пропуском срока обращения в суд по неуважительной причине.

С кассационной жалобой К. обратился в окружной военный суд. На заседании суд заслушал заявителя, представителя помощника командующего войсками военного округа, а также прокурора отдела военной прокуратуры военного круга, выступившего с заключением на основании ГПК РСФСР, действовавшим на тот момент.

Однако К. не была предоставлена возможность прокомментировать это заключение, тем самым, по его мнению, имело место нарушение п. 1 ст. 6 Конвенции вследствие несоблюдения принципа равенства сторон в суде кассационной инстанции.

Позиция ЕСПЧ. Принцип равенства сторон является одним из элементов более широкого понятия справедливого судебного разбирательства в значении п. 1 ст. 6 Конвенции. Он требует, чтобы каждая сторона имела разумную возможность представить свою позицию в условиях, которые не создают для нее существенного неудобства по сравнению с другой стороной.

В данном деле ЕСПЧ оценивал, соблюден ли беспристрастный баланс, который должен действовать между сторонами, с учетом участия прокурора в производстве.

Как указал ЕСПЧ, поддержка прокурором одной из сторон процесса может быть оправдана в определенных обстоятельствах (например, для защиты людей, которые признаны неспособными самостоятельно защищать свои интересы, или когда рассматриваемым правонарушением затрагиваются интересы большого количества лиц, или когда в защите нуждается имущество или интересы государства3). Но в данном деле, как мы видим, оппонентами заявителя были государственные органы, чьи интересы в национальных судах защищались их представителями, по крайней мере, один из которых был юристом.

Прокурор предпочел поддержать в кассационной инстанции их позицию. Представляется, что в своем заключении по окончании судебного разбирательства он поддержал решение суда первой инстанции в отношении применения по данному делу предусмотренных законом сроков исковой давности.

ЕСПЧ не усмотрел причин, которые оправдывали бы участие прокурора в суде кассационной инстанции по обычному гражданскому делу. Поскольку не оспаривается то, что прокурор свое участие в производстве не ограничил простым заявлением об одобрении решения суда первой инстанции в отношении применения срока исковой давности, ЕСПЧ пришел к выводу, что принцип равенства сторон в настоящем деле не был соблюден. Соответственно, имело место нарушение п. 1 ст. 6 Конвенции.

Принцип правовой определенности, или если судебный акт отменен в порядке надзора

Обстоятельства дела4. Офицер Вооруженных сил РФ в запасе Б. подал иск в отношении военного комиссариата области с требованием произвести перерасчет его пенсии на основании повышения положенного военнослужащим ядерного оружейного комплекса РФ суточного денежного пособия. 12.05.2003 суд иск удовлетворил и обязал военный комиссариат области увеличить пенсию Б.

В кассационном порядке решение не обжаловалось и вступило в законную силу. За время действия решения суда комиссариат выплатил заявителю 39 171,16 руб.

Однако в октябре 2003 г. военкомат области инициировал пересмотр судебного решения в порядке надзора, ссылаясь на недостаточные основания к увеличению пенсии Б. 08.12.2003 президиум областного суда отменил решение районного суда от 12.05.2003 как основанное на неверном применении материального права. Далее комиссариат потребовал взыскать с Б. суммы, выплаченные ему по решению суда от 12.05.2003, и суд удовлетворил это требование.

Позиция ЕСПЧ. Отмена вступившего в силу и подлежащего обязательному исполнению судебного решения путем его пересмотра в порядке надзора может привести к тому, что право сторон на судебную защиту станет иллюзорным, а принцип правовой определенности будет нарушен5.Отступления от этого принципа оправданы, только если они вызваны обстоятельствами существенного и неопровержимого характера. В таких случаях ЕСПЧ оценивает, в частности, был ли установлен справедливый баланс между интересами заявителей и необходимостью обеспечить надлежащее отправление правосудия, которая включает важность соблюдения принципа правовой определенности.

В рассматриваемом случае областной военный комиссариат не обжаловал судебного решения от 12.05.2003 в кассационном порядке. ЕСПЧ подчеркнул, что часто обнаруживает в российских делах нарушение права на суд, когда вступившее в силу и подлежащее исполнению судебное решение впоследствии отменяется постановлением суда высшей инстанции на основании заявления госслужащего или одной из сторон, хотя последняя не воспользовалась правом кассационного обжалования6.

ЕСПЧ не стал отклоняться от приведенных факторов и в настоящем деле, поскольку власти не указали каких-либо исключительных обстоятельств, которые воспрепятствовали ответчику поднять вопрос правомерности применения национального права в кассационном порядке.

Кроме того, ЕСПЧ отметил, что решение от 12.05.2003 отменено путем его пересмотра в порядке надзора на основании неверного применения норм материального права судом первой инстанции. Но при отсутствии в ранее принятом судебном решении существенных недоработок несогласие с ним одной из сторон нельзя признать обстоятельством существенного и неопровержимого характера, требующим его отмены и открытия повторного судопроизводства по иску заявителя.

К тому же была нарушена ст. 1 Протокола № 1 к Конвенции, поскольку в результате вынесения судебного решения от 12.05.2003 пенсия Б. существенно возросла, а отмена этого решения лишила его права пользоваться исполнительным производством по нему и возможности получать причитавшиеся по закону деньги. Более того, суд обязал Б. возместить ответчику уже полученную им в соответствии с решением от 12.05.2003 сумму.

При таких обстоятельствах, даже допустив, что вмешательство было правомерным и преследовало законную цель, ЕСПЧ посчитал отмену обязательного к исполнению судебного решения от 12.05.2003 путем его пересмотра в порядке судебного надзора непосильным бременем для Б.

Право на свободу передвижения, или если был допуск к гостайне

Обстоятельства дела7. С. проходил военную службу в воинских частях Вооруженных сил СССР (позже – РФ), дислоцированных на территории комплекса Байконур. Им был подписан типовой договор об оформлении допуска к государственной тайне, соответствующая часть которого предусматривала ограничения права выезда заграницу на пять лет. В мае 2004 г. он был уволен в запас в связи с достижением предельного возраста пребывания на военной службе. Его служебный заграничный паспорт был изъят и уничтожен.

В ноябре 2004 г. С. обратился в паспортно-визовый отдел УВД РФ комплекса Байконур с заявлением о выдаче заграничного паспорта, но получил лишь уведомление о том, что его право на выезд за пределы РФ ограничено до августа 2009 г.

Согласно информации, представленной властями, дата последнего ознакомления С. с секретными сведениями – 16.12.2003, следовательно, срок возможного ограничения права на выезд – до 16.12.2008.

Военный суд признал отказ в выдаче заграничного паспорта правомерным. В кассационном порядке решение оставлено без изменения.

Позиция ЕСПЧ. С. жаловался на то, что после увольнения он из-за отсутствия заграничного паспорта не мог вернуться в Россию с территории комплекса Байконур, расположенного в Казахстане, а также посетить больного отца и могилу матери на Украине или выехать в другую безвизовую страну СНГ.

ЕСПЧ рассмотрел жалобу с точки зрения п. 2 и 3 ст. 2 Протокола № 4 к Конвенции.

Власти утверждали, что Н. не исчерпал внутригосударственных средств правовой защиты, поскольку не обращался в Межведомственную комиссию по рассмотрению обращений граждан РФ в связи с ограничениями их права на выезд из РФ.

ЕСПЧ в связи с этим указал, что заявление в эту комиссию представляет собой ходатайство в надзорный орган с предложением использовать его полномочия, если он сочтет это целесообразным. Причем разбирательство в случае возбуждения дела происходит исключительно между комиссией и заинтересованными должностными лицами. С. не смог бы принять участия в таком разбирательстве, а был бы лишь проинформирован о решении комиссии. Поэтому подобная жалоба не может считаться эффективным средством правовой защиты по смыслу ст. 35 Конвенции8.

По инициативе С. суды двух инстанций рассмотрели его жалобы по существу, но признали их необоснованными. Следовательно, по мнению ЕСПЧ, внутренние средства правовой зашиты были исчерпаны.

По существу жалобы ЕСПЧ отметил, что в соответствии с прецедентной практикой нормы п. 1 и 2 ст. 2 Протокола № 4 направлены на обеспечение каждому права на свободу передвижения в пределах своей страны и права направиться по своему выбору в ту страну, в которую его впустят. В частности, мера, посредством которой лицу отказано в использовании документа, позволяющего при его желании покинуть страну, представляет собой ограничение этого права по смыслу ст. 2 Протокола № 49.

После увольнения С. в 2004 г. его служебный заграничный паспорт, который позволял ему выезжать заграницу, был изъят и уничтожен. Последующий отказ в выдаче ему нового заграничного паспорта до августа 2009 г. ЕСПЧ посчитал ограничением по смыслу ст. 2 Протокола № 4.

Относительно оправданности вмешательства ЕСПЧ отметил, что в целях соблюдения ст. 2 Протокола №4 такое вмешательство должно быть предусмотрено законом, преследовать одну или несколько целей, указанных в п. 3 этой статьи, и быть необходимым в демократическом обществе.

В данном деле возможность пятилетнего ограничения права С. на выезд после увольнения предусмотрена законами «О порядке выезда из РФ и въезда в РФ» и «О государственной тайне», а также его трудовым договором. Согласно заявлениям властей этот срок истекал 16.12.2008. Законных оснований для его продления до августа 2009 г. не было. Таким образом, ограничение выезда заграницу после 16.12.2008 не предусмотрено законом.

Следовательно, ЕСПЧ оценивал необходимость данного ограничения в отношении периода времени с момента увольнения заявителя в 2004 г. до 16.12.2008.

Суд согласился, что интересы национальной безопасности могут представлять собой законную цель при вмешательстве в права, признанные в ст. 2 Протокола № 4. Для проверки необходимости принятой меры требуется определить, преследовала ли она законную цель и не превысило ли вмешательство в защищаемые права ту грань, которая необходима для достижения этой цели.

ЕСПЧ уже рассматривал подобные ограничения с точки зрения условия пропорциональности в деле «Бартик против России» (№ 55565/00).

Так, запрет на поездки заграницу в частных целях имел целью воспрепятствовать заявителю в передаче информации иностранным гражданам, но в современном демократическом обществе такое ограничение не может служить достижению защитной цели, которое ранее было ему придано. Такой подход разделяет Комитет по правам человека ООН: условие необходимости и требование соразмерности не соблюдаются, например, если лицу препятствуют в выезде из страны лишь на основании того, что оно является носителем государственной тайны (п. 16 Общего комментария № 27 «Свобода передвижения», принятого Комитетом по правам человека 02.11.1999 в соответствии с п. 4 ст. 40 Международного пакта о гражданских и политических правах).

Обзор ситуации в государствах – членах Совета Европы показывает, что Россия остается единственным государством-участником, сохранившим ограничения на международные поездки в личных целях для лиц, которые ранее были допущены к сведениям, составляющим гостайну. Комитет по правам человека ООН осуждает применение подобных ограничений: лишение лица права на выезд из страны лишь на том основании, что оно осведомлено о государственной тайне, не соответствует условию необходимости и соразмерности. Тем не менее в России оспариваемое ограничение действует до сих пор.

Секретная информация, которой обладал Н., может быть передана различными способами, которые не требуют его присутствия за рубежом и даже прямого физического контакта с кем-либо.

Статус военнослужащего, присущий Н., и тот факт, что ему с 1999 г. было известно о возможности запрета, не повлиял на вывод ЕСПЧ, что данное ограничение не может выполнять защитной функции, которая была ему ранее предписана.

Прежде ЕСПЧ признавал, что права военнослужащих при особых обстоятельствах могут быть ограничены в большей степени, чем это было бы допустимо в отношении гражданских лиц, но такое ограничение должно быть во всех случаях соразмерным защитной функции.

В отличие от других норм Конвенции, подп. «d» п. 3 ст. 4 или п. 2 ст. 1, ст. 2 Протокола № 4 гарантирует каждому свободу передвижения и не проводит разграничения между гражданскими лицами и служащими вооруженных сил. Н. подвергался ограничению права на выезд заграницу в течение более чем пяти лет с момента увольнения со службы, то есть ему пришлось нести непропорциональное бремя, которое подрывало сущность его права в соответствии со ст. 2 Протокола № 4.

Таким образом, имело место нарушение ст. 2 Протокола № 4.

Право вступать в профсоюзы, или если имеются признаки дискриминации

Обстоятельства дела10. В 1995 г. в Калининградском морском торговом порту было создано отделение Российского профсоюза докеров (далее – РПД) как альтернатива Морскому профсоюзу. 32 члена нового объединения жаловались, что в 1997–2001 гг. власти допустили дискриминационную политику работодателя, нарушавшего их право на свободу объединений, которое гарантировано ст. 11 и 14 Конвенции. Более того, им было отказано в рассмотрении их жалобы на дискриминацию из-за отсутствия эффективного правового механизма во внутреннем законодательстве.

Заявители утверждали, что их членство в РПД отрицательно сказалось на их работе и оплате труда, работодатель использовал различные меры давления, чтобы отделить их от коллег, не принадлежавших к профсоюзу. Они ссылались на назначение членов РПД в специальные бригады, что было подтверждено главными управляющими Калининградского морского порта в устных и письменных замечаниях, представленных в суд.

В решении от 22.03.2000 суд постановил, что жалоба на дискриминацию была необоснованной, потому что заявители не смогли доказать наличия умысла в их дискриминации со стороны руководства. Однако присудил им компенсацию в виде разницы заработных плат за два месяца после перевода их в новые бригады.

Тем самым данное решение суда подтверждало сам факт уменьшения их зарплат (размеры этих зарплат всегда был значительно ниже, чем в других бригадах). Они также ссылались на предвзятое проведение аттестации на знание правил безопасности и предвзятые решения об увольнении в связи с сокращением штата.

Позиция ЕСПЧ. Пункт 1 ст. 11 Конвенции предоставляет свободу профсоюзам. Слова «для защиты их интересов» в п. 1 ст. 11 Конвенции направлены на защиту профессиональных интересов членов профсоюза, деятельность и развитие профсоюзов.

ЕСПЧ отметил, что заявители получили государственную защиту от единичных мер работодателя, которые, как власти полагали, нарушали их права. Таким образом, национальные суды постановили взыскать возмещение в размере двухмесячной заработной платы за их назначение в бригады, состоящие только из членов РПД, что, как утверждалось, повлияло на уменьшение их заработков.

Предвзято проведенная, как заявлялось в материалах дела, аттестация на знание правил безопасности была повторно организована по приказу ГИТ. Прокурор установил, что уменьшение рабочих часов является произвольным, за чем последовало присуждение выплаты потерянной заработной платы и компенсация морального вреда судом, действующим по нормам национального права. Потерянная в августе–сентябре 1999 г. заработная плата и моральный вред были также компенсированы решением суда от 24.05.2002.

Руководство порта в декабре 2000 г. предложило портовым рабочим выгодный перевод во вновь организованную дочернюю компанию (далее – ТПК). Исключение составили лишь члены РПД.

С января 2001 г. все погрузочные работы в порту велись ТПК, заработная плата рабочих РПД значительно снизилась, а в феврале 2002 г. 22 портовых рабочих были уволены. РПД подал гражданский иск против порта и ТПК, требуя восстановить членов РПД в их должностях, выплатить недополученный заработок и возместить моральный вред. 24.05.2002 иск был удовлетворен.

07.10.2002 суд установил, что ответчик не смог исполнить этого решения суда и обязал его возместить работникам невыплаченную заработную плату и моральный вред.

Большинство судебных инстанций также присуждали компенсацию отдельным членам профсоюза, пострадавшим от действий работодателя.

Более того, суды рассмотрели жалобы заявителей в связи со специальным переводом в ТПК, предложенным их коллегам, и взыскали в их пользу недополученные заработные платы, а также восстановили их в должности.

Что же касается материального аспекта права на объединения, предусмотренного ст. 11 Конвенции, то служащий или рабочий свободен вступать или не вступать в профсоюз без применения каких-либо санкций или препятствий в отношении него. ЕСПЧ считает особенно важным, что лица, подвергшиеся дискриминационному отношению, должны быть обеспечены возможностью его обжалования и иметь право обратиться в суд для возмещения убытков и удовлетворения своих требований.

Таким образом, в соответствии со ст. 11 и 14 Конвенции государства обязаны построить свою судебную систему так, чтобы она обеспечивала действительную и эффективную защиту от антипрофсоюзной дискриминации.

В данном деле порт использовал различные методы для того, чтобы подстрекать рабочих отказаться от членства в профсоюзе, включая их распределение в специальные рабочие бригады с ограниченными возможностями заработка, увольнения, которые впоследствии признавались судами незаконными, уменьшение заработной платы, дисциплинарные взыскания, отказ восстановить в должности после вынесения решения судом и т.д.

В результате всех перечисленных противоправных действий работодателя число членов РПД уменьшилось с 290 в 1999 г. до 24 в 2001 г.

Таким образом, явно негативные последствия, которые повлекло членство заявителей в РПД, были достаточными для возбуждения дела о дискриминации в отношении прав, гарантированных ст. 11 Конвенции.

ЕСПЧ отметил, что российское законодательство в период рассматриваемых событий содержало простой запрет на любые виды дискриминации на основании принадлежности или непринадлежности к профсоюзу (раздел 9 Федерального закона «О профессиональных союзах, их правах, гарантиях деятельности»; далее – Закон о профсоюзах). В соответствии с законодательством РФ жалоба заявителей могла быть рассмотрена судом по ст. 11 и 12 ГК РФ и ст. 29 Закона о профсоюзах.

Однако суды в двух стадиях судопроизводства отказались рассматривать жалобы заявителей на дискриминацию, постановив, что наличие дискриминации может быть установлено только в уголовном судопроизводстве, а в порядке гражданского судопроизводства требования заявителей не могут быть рассмотрены.

Но принципиальная недостаточность уголовных средств правовой зашиты означает, что принцип личной ответственности требует доказательств, не вызывающих обоснованных сомнений в наличии прямого умысла со стороны одного из руководителей компании дискриминировать членов профсоюза. Неспособность установить наличие подобного умысла привела к вынесению решений о прекращении уголовного дела. ЕСПЧ не убежден, что уголовное преследование, которое зависело от способности прокуратуры раскрыть и доказать прямой умысел, направленный на дискриминацию членов профсоюза, могло привести к возмещению убытков от заявленной дискриминации.

В качестве альтернативы гражданское судопроизводство позволило бы выполнить гораздо более деликатную задачу – возмещения заявителям убытков и рассмотрения всех аспектов отношений между ними и их работодателем, включая суммарный эффект различных механизмов, используемых последним для склонения портовых рабочих к выходу из РПД.

Если принять во внимание объективный результат поведения работодателя, приходишь к выводу, что отсутствие подобной защиты явно могло вызвать страх потенциальной дискриминации и препятствовать вступлению других лиц в профсоюз, способствуя исчезновению РПД и тем самым негативно влияя на право на свободу объединений.

Из сказанного следует, что имело место нарушение ст. 14 и ст.11 Конвенции.

www.base.tspor.ru

www.base.tspor.ru

С текстами всех постановлений Европейского Суда по правам человека, упомянутых автором в данном материале, подписчики «ТС» могут ознакомиться в Базе судебных решений по трудовым спорам.

Внимание – на Конвенцию

Внимание – на Конвенцию

«2. Каждый свободен покидать любую страну, включая свою собственную.

3. Пользование этими правами не подлежит никаким ограничениям, кроме тех, которые предусмотрены законом и необходимы в демократическом обществе в интересах национальной безопасности или общественного спокойствия, для поддержания общественного порядка, предотвращения преступлений, охраны здоровья или нравственности, или для защиты прав и свобод других лиц...».

________________________
1 См.: Карамышева О.В. Практика ЕСПЧ, или Когда судебные решения не исполняются в разумный срок // Трудовые споры. 2011. № 11.

2 Постановление ЕСПЧ от 01.04.2010 № 5447/03 «Королев против РФ».

3 Постановление ЕСПЧ от 15.01.2009 № 42454/02 «Менчинская против РФ».

4 Постановление ЕСПЧ от 12.02.2009 № 17472/04 «Бодров против РФ».

5 Постановление ЕСПЧ от 24.07.2003 № 52854/99 «Рябых против России».

6 См., напр.: постановление ЕСПЧ от 02.11.2006 № 14502/04 «Нелюбин против России».

7 Постановление ЕСПЧ от 10.02.2011 № 4663/05 «Солтысяк против России».

8 См., напр.: постановление ЕСПЧ от 01.03.2007 № 72967/01 «Белевицкий против России».

9 Решение ЕСПЧ от 30.03.2004 №№ 55762/00 и 55974/00 «Тимишев против России».

10Постановление ЕСПЧ от 30.07.2009 № 67336/01 «Даниленков и другие против России».
________________________

Скоро в журнале «Юрист компании»
    Узнать больше


    Ваша персональная подборка

      Подписка на статьи

      Чтобы не пропустить ни одной важной или интересной статьи, подпишитесь на рассылку. Это бесплатно.

      Рекомендации по теме

      Академия юриста компании

      Академия

      Смотрите полезные юридические видеолекции

      Смотреть

      Cтать постоян­ным читателем журнала!

      Cтать постоян­ным читателем журнала

      Воспользуйтесь самым выгодным предложением на подписку и станьте читателем уже сейчас

      Живое общение с редакцией
      Рассылка

      © Актион кадры и право, Медиагруппа Актион, 2007–2017

      Журнал «Юрист компании» –
      первый практический журнал для юриста

      Использование материалов сайта возможно только с письменного разрешения редакции журнала «Юрист компании».

      
      • Мы в соцсетях
      Внимание! Вы находитесь на сайте для юристов

      Вы точно юрист? Предлагаем сделку!
      Пройдите быструю регистрацию, а мы обеспечим вас увлекательным юридическим чтением.
      Регистрация займет минуту.

      У меня есть пароль
      напомнить
      Пароль отправлен на почту
      Ввести
      Я тут впервые
      И получить доступ на сайт Займет минуту!
      Введите эл. почту или логин
      Неверный логин или пароль
      Неверный пароль
      Введите пароль