«Описка» в приказе не стала основанием для его отмены

197
В рассмотренном деле согласно приказу работница была лишена стимулирующей надбавки за вынесенное ранее дисциплинарное взыскание. Однако затем в течение нескольких месяцев с нее снималась внебюджетная надбавка, которая была в восемь раз выше. В суде работодатель смог доказать, что это опечатка, поэтому суд отказался признать приказ незаконным.

ИСТЕЦ: РАБОТНИЦА

ПРЕДМЕТ СПОРА: ОТМЕНИТЬ ДИСЦИПЛИНАРНЫЕ ВЗЫСКАНИЯ, ПЕРЕСЧИТАТЬ СРЕДНЮЮ ЗАРАБОТНУЮ ПЛАТУ И РАЗМЕР ОТПУСКНЫХ ПОСЛЕ УВОЛЬНЕНИЯ В СВЯЗИ С СОКРАЩЕНИЕМ ШТАТОВ, ВЫПЛАТИТЬ КОМПЕНСАЦИЮ МОРАЛЬНОГО ВРЕДА

ИСТОЧНИК ИНФОРМАЦИИ ПО ДЕЛУ: ИСТИЦА — ВЕРА ТАРАСОВА

РЕЗУЛЬТАТ: 17.12.2009 СУД ОТКАЗАЛ В УДОВЛЕТВОРЕНИИ ТРЕБОВАНИЙ ИСТЦА

Вера Тарасова пришла на работу в Государственную полярную академию в марте 2007 г. Сначала она заняла должность заместителя декана общего факультета. Позже стала начальником управления внешних связей. Управление под ее руководством работало без проблем.

В 2009 г. в академии сменилась власть. Поначалу ничто не предвещало кардинальных изменений. Азургет Шаукенбаева, предыдущий ректор, сняла с себя полномочия руководителя в силу возраста. Новой главой вуза стала Кермен Басангова, молодой декан факультета экономики, назначение которой поддерживало прежнее руководство. Однако уже в апреле 2009 г. СМИ начали писать о внутрикорпоративном конфликте, кульминацией которого стала попытка убийства нового ректора, в которой подозревали сторонников бывшего ректора. Правда, позже выяснилось, что это была инсценировка правоохранительных органов, якобы необходимая для выявления настоящих преступников.

Несмотря на конфликт интересов, Азургет Шаукенбаева продолжала работать в академии. Она занимала должность директора аналитического центра инноваций, качества и внешних связей, и именно ей подчинялось управление, возглавляемое Верой Тарасовой.

«Я оказалась в достаточно двусмысленной ситуации, — вспоминает Вера Тарасова. — С одной стороны, моим непосредственным начальником была Азургет Шаукенбаева. С другой, главой всего вуза была Кермен Басангова. И как только она узнавала о том, что какое-то мероприятие было согласовано мной с Шаукенбаевой, в мою сторону сыпались необоснованные обвинения. Ситуация усугубилась после милицейской инсценировки убийства Басанговой. 23 апреля Басангова в присутствии проректора Андрея Стрелкова принуждала меня написать заявление об увольнении по собственному желанию, в случае отказа угрожала уволить “по статье”».

Она отказалась писать заявление, но попытки принудить ее к этому не прекратились. 04.05.2009 Вере Тарасовой была вручена копия приказа, согласно которому ей объявили выговор за недобросовестное отношение к своим должностным обязанностям и нарушение трудовой дисциплины. В качестве вины работнице вменялся «самовольный» уход в отпуск без сохранения содержания с 15 по 21 апреля 2009 г., кроме того, ее обвинили в необоснованном уходе из здания академии в рабочее время 23 апреля.

А 29.05.2009 ее ознакомили с новым приказом, в соответствии с которым с 01.05.2009 в связи с наложением дисциплинарного взыскания она была лишена стимулирующей надбавки за увеличение объема работы (2200 руб.).

Требования истицы

В июне 2009 г. Вера Тарасова обратилась во Фрунзенский районный суд Санкт-Петербурга. В исковых требованиях она попросила суд признать приказ ректора Государственной полярной академии от 04.05.2009 незаконным, а наложенное дисциплинарное взыскание в виде объявления выговора отменить.

Позже исковые требования были уточнены, поскольку выяснилось, что формально, сняв с работницы стимулирующую надбавку в размере 2220 руб., руководство предприятия фактически ежемесячно (с мая по август 2009 г.) снимало с нее внебюджетную надбавку, которая составляла 18 тыс. руб.

Из-за этого — после ее увольнения из академии по п. 2 ч. 1 ст. 81 ТК РФ в связи с сокращением штатов — она не могла рассчитывать на адекватную компенсацию. Также, по мнению истицы, ей неверно были рассчитаны отпускные: вместо чуть более 30 тыс. руб., на которые она рассчитывала, она получила лишь 13 720 руб.

В заявлении об уточнении исковых требований она потребовала:

признать действия руководства академии в части невыплаты внебюджетной надбавки незаконными;обязать произвести перерасчет и компенсировать невыплаченную заработную плату и оплату за отпуск в период с мая по август 2009 г.;обязать академию произвести перерасчет средней заработной платы для определения пособия по безработице и выплатить разницу;взыскать компенсацию морального вреда в размере 50 тыс. руб.

Отсутствие на рабочем месте

Судебный процесс растянулся на несколько слушаний. Представитель ответчика говорил о необходимости неукоснительного подчинения работников всем формальным требованиям устава организации. Так, начав с рассмотрения вопроса об отсутствии истицы на рабочем месте 23 апреля с 15 часов 30 минут, он сделал акцент на том, что работница никого не известила об этом в письменной форме.

В ответ на это Вера Тарасова пояснила, что ее работа предполагает разъездной характер. В тот день она встречалась с директором одной из школ Санкт-Петербурга. Об этой встрече знала ее непосредственный руководитель — Азургет Шаукенбаева. Действительно, она не поставила в известность проректора Андрея Стрелкова, но приказ о переподчинении ее подразделения, в котором оговаривались новые правила, был издан лишь накануне — 23 апреля. А ознакомлена она с ним была только 24-го и, по ее словам, не могла знать, что встречи необходимо согласовывать с кем-либо еще.

Елена Завертальная, адвокат истицы, ходатайствовала о вызове директора школы в качестве свидетеля. Однако представитель ответчика посчитал, что слова свидетельницы не имеют отношения к делу и вопрос состоит не в том, где она была и чем занималась, а в том, что она нарушила правила, установленные для сотрудников вуза. Суд поддержал доводы работодателя.

Далее оппонент истицы заявил, что, покидая стены академии, Вера Тарасова должна была внести соответствующую запись в специальный журнал местных командировок, в котором фиксируются все передвижения сотрудников за пределами вуза. Несмотря на то, что работодатель представил суду журнал, к нему не прилагалось никаких приказов, свидетельствующих о том, что истица ознакомлена с тем, что должна оставлять в журнале соответствующие записи.

Самовольный уход в отпуск

По самовольному уходу работницы в отпуск без сохранения содержания представитель работодателя пояснил, что на заявлении стояла только резолюция директора инновационного центра Азургет Шаукенбаевой. Однако этого недостаточно. Необходимо было дождаться визы ректора академии, который и является работодателем истицы. А глава вуза заявления истицы не подписывала. Поскольку отпуск не был согласован с ректором, то отсутствие истицы на рабочем месте с 15.04.2009 по 21.04.2009 является нарушением трудовой дисциплины.

«Считаю достаточно важным моментом то обстоятельство, что госпожу Тарасову никто не известил о том, что данный отпуск ей не предоставлен, — ответила на это адвокат истицы Вера Завертальная. — Более того, не была поставлена в известность и сама Азургет Шаукенбаева. Об этом они обе узнали только при ознакомлении с приказом от 04.05.2009 о наложении дисциплинарного взыскания на истицу».

Как рассказал юрист работодателя, руководство академии посчитало, что своим поступком Вера Тарасова «поставила под угрозу срыва работу с регионами по вопросу приема абитуриентов, работу приемной комиссии, подготовку к проведению регионального совещания». Впрочем, тут же выяснилось, что это совещание было отменено соответствующим приказом еще до ухода истицы в отпуск. Однако представитель ответчика заметил, что отмена регионального совещания была вызвана именно плохой работой Веры Тарасовой.

Другого мнения на этот счет придерживалась Азургет Шаукенбаева, бывший ректор. В суде в качестве свидетельницы она пояснила, что совещание было отменено по просьбе участников из регионов, поскольку во многих областях страны в этот период проходили выборы и в этих условиях они не могли поехать в Санкт-Петербург. Кроме того, свидетельница дала характеристику истице как очень ответственному, знающему свое дело работнику.

Надбавки: стимулирующая и внебюджетная

Поднялся в суде и вопрос о надбавках. Елена Завертальная отметила, что по документам, представленным работодателем, выходило, что взыскание распространялось на стимулирующую надбавку (2220 руб.). На деле же, если верить выпискам из ведомостей, получалось, что удерживалась внебюджетная надбавка, которая была значительно выше. Представитель ответчика объяснил суду, что фактически никаких ошибок не произошло, истицу с самого начала намеревались лишить внебюджетной надбавки, но в приказе была допущена «техническая описка». Стимулирующая надбавка истицы выплачивалась в течение всего времени.

Представительница истицы обратила внимание суда на то, что не понятна причинно-следственная связь между типами нарушений Веры Тарасовой и наказаниями за них. По логике, исходящей из действующего законодательства, выговор должен был последовать за отсутствие на рабочем месте, поскольку материальные санкции за дисциплинарный проступок согласно ст. 192 ТК РФ не предусматриваются. Однако работодатель сначала вынес истице выговор в приказе от 04.05.2009, а приказом от 29.05.2009 лишил надбавки. Таким образом, по словам Елены Завертальной, формально получается, что работницу наказали дважды, что противоречит нормам трудового права.

Решение суда

Суд вынес решение по делу 17.12.2009. Симпатии судьи оказались на стороне работодателя. Он полностью отказал в исковых требованиях работнице. В первую очередь суд обратился к вопросу самовольного ухода истицы в отпуск с 15.04.2009 по 21.04.2009. Несмотря на утверждения работницы, что о ее поездке знала ее непосредственная начальница, это не говорит о том, что она согласовала отпуск с работодателем.

Было установлено, что в соответствии с трудовым договором, заключенным Верой Тарасовой и Государственной полярной академией, работница должна подчиняться непосредственно ректору. А на заявлении о предоставлении отпуска за свой счет имелась резолюция ректора об отказе в предоставлении отпуска в связи с производственной необходимостью.

Из решения суда

Тот факт, что работница не была уведомлена об отказе в предоставлении отпуска, судом принят не был, поскольку именно работник обязан удостовериться, что его отпуск согласован.

Суд поставил точку в споре о том, являлось ли отсутствие сотрудницы на рабочем месте 23 апреля нарушением трудовой дисциплины. Решающим фактором для принятия судом решения стал продемонстрированный ответчиком план работ управления внешних связей Полярной академии на II полугодие 2008–2009-го учебного года, в котором мероприятие, на которое ездила Тарасова, отсутствовало. А в соответствии с должностной инструкцией начальника управления внешних связей управление планирует и осуществляет рабочую деятельность согласно календарному плану, утвержденному ректором. Что касается журнала регистрации командировок и местных выездов, то ссылка истицы на то, что она не знала о его существовании, не была принята судом, поскольку было установлено, что ранее истица уже расписывалась в нем.

Пояснил суд и свою позицию по поводу правомерности лишения истицы надбавок к зарплате. По мнению судьи, опечатка в наименовании надбавки не может быть основанием для признания приказа незаконным. В решении суд указал: «То обстоятельство, что в приказе имеется опечатка в наименовании надбавки, которая подлежала снятию, не может быть основанием для признания приказа незаконным, поскольку из текста приказа и самого понятия внебюджетной компенсационной надбавки можно сделать вывод о том, какая именно надбавка подлежала снятию».

Суд пришел к выводу, что стимулирующая надбавка в размере 2200 руб. является надбавкой, выплачиваемой из бюджета. Данная надбавка не может быть снята с истицы в связи с дисциплинарным проступком. Тем более что стимулирующая надбавка назначается не за увеличение объема работы, а за ее качество, стаж, выслугу лет.

Как установил суд, стимулирующая надбавка была установлена работнице приказом на основании дополнительного соглашения к трудовому договору, т. е. она могла быть снята только на основании дополнительного соглашения, но не в связи с нарушением трудовой дисциплины.

В ходе судебного следствия было установлено, что истице была снята именно внебюджетная компенсационная надбавка за увеличение объема работы, которая составляла 18 тыс. руб. ежемесячно.

А поскольку истице был объявлен выговор за нарушение трудовой дисциплины, выразившееся в неисполнении трудовых обязанностей, ответчик правомерно принял решение о снятии надбавки за увеличение объема работы.

Кроме того, суд не согласился с доводами представителя истицы о том, что сотрудница предприятия была наказана дважды за одно нарушение дисциплины.

Из решения суда

Лишение работника надбавок, установленных дополнительно, не противоречит ТК РФ, трудовому договору, положению об оплате труда работников и не относится к дисциплинарным взысканиям.

Вера Тарасова и ее адвокат с итогами судебного процесса не согласились и намерены обжаловать решение. «Возможно, я и нарушила процессуальную процедуру, — пояснила «ТС» Вера Тарасова. — Я согласна, что незнание законов не освобождает от ответственности. Возмущает, что меня пытаются представить как некомпетентного работника и непрофессионала. Более того, цепляясь к несоблюдению всех формальностей работниками, само бывшее руководство позволяет себе оставаться нечистым на руку. К примеру, у меня на руках имеется справка о моей заработной плате за период с сентября 2008 г. по август 2009 г., подписанная ректором Кермен Басанговой и главным бухгалтером. В этом документе написано, что рабочие дни отработаны полностью. О каких же прогулах после этого может идти речь? Большинство документов, продемонстрированных представителем ответчика в суде, подписаны «задним числом». Я буду идти до конца и обращаться буду во все возможные инстанции, вплоть до международных».

Комментарий

Оксана КУЩ-ЖАРКО, юрист (г. Москва):

— Рассматриваемое дело вызывает интерес по нескольким причинам. Во-первых, суд не обратил должного внимания на то, что, возможно, приказы и иные документы были оформлены «задним числом». Суду необходимо было запросить журналы учета, регистрации приказов и иных внутренних актов работодателя. Обратить внимание, например, на номера приказов (дробные или нет) и иные данные.

Кроме этого, из текста судебного решения не понятно, была ли ознакомлена истица с планом мероприятий (отмененным), согласно которому, по словам ответчика, она должна была работать. Если нет, то данное судебное решение явно вынесено под лозунгом «работник должен позаботиться о себе сам». Вынеся подобное решение, суд фактически обязал работницу догадаться, что в организации существует журнал регистрации поездок, и регулярно проверять его наличие в организации. Наличие подписей сотрудницы вуза в журнале не говорит о том, что она ознакомлена с правилами ведения журнала. Возможно, она там расписалась по ошибке, не зная, что ставит подпись в журнале регистрации поездок. Кроме того, работница должна была сама проверить, кому непосредственно подчиняется, не изменилось ли руководство и, соответственно, правильно ли соблюдаются правила, установленные в случае разъездов.

И, наконец, работница должна была «догадаться», что стимулирующую надбавку работодатель не может снять приказом, поскольку с ней не подписывали дополнительного соглашения. В действительности снималась иная надбавка, какая, суд решил в произвольном порядке. Ведь таких надбавок у истицы могло быть несколько.

Разъездной характер работы

Второй интересный аспект — характер работы истицы. Как было отмечено, у нее был разъездной характер работы. Это должно быть указано в трудовом договоре или в должностной инструкции. В любом случае режим работы определяется работодателем, а не самостоятельно работником. Интересно, что суд не обратил внимания на тот факт, является ли характер работы истицы действительно разъездным? Ведь поездка, которая явилась причиной применения к ней дисциплинарного взыскания, не была единственной за время ее работы. Визировались ли все ее поездки ректором?

Кстати, здесь хотелось бы отметить, что журнал регистрации поездок (местных командировок) полезен как работодателю, так и работнику. Его наличие позволит говорить о нарушении трудового распорядка, режима работы работником.

Однако довольно часто работодатели, заводя такой журнал, не спешат ознакомить работников с правилами его заполнения. В этом случае журнал теряет свою цель: ни работодатель, ни работник ничего не докажут. Рекомендуем издать приказ о ведении журнала учета поездок сотрудников, в котором прописать не только обязанности сотрудника отмечать дату, время и цель поездки, но и обязанность непосредственного руководителя (или иного лица, например, директора организации) еженедельно визировать поездки подчиненных. Это облегчит доказывание факта несанкционированного руководством отсутствия сотрудника на рабочем месте и вместе с тем дисциплинирует работников. Кроме того, сам журнал периодически должен визироваться непосредственным начальником отсутствующего работника или руководителем организации.

Надбавки к заработной плате

Третий момент, заслуживающий внимания, — это снятая надбавка.

В трудовом договоре работодатель обязан указать все составляющие заработной платы: размер оклада, размер компенсационных и стимулирующих выплат (ст. 57 ТК РФ). Но при этом из ст. 57 ТК РФ не ясно, должен ли работодатель указывать конкретный размер всех выплат работнику. Скорее всего, не должен, так как такие выплаты могут носить нерегулярный характер, а их наличие и размер — зависеть от работы сотрудника. Кроме установления надбавок, работодатель может прописать в локальных нормативных актах основания для их выплаты и порядок принятия решения для выплаты. Но наиболее привлекательным для работодателя будет отсутствие в локальных нормативных актах каких-либо оснований для их выплаты.

В рассматриваемом случае вызывает интерес тот факт, что одну надбавку работодатель прописал в дополнительном соглашении к трудовому договору, а другие выплачивал без их закрепления в трудовом договоре.

В целом суд правильно отметил то, что сам факт снятия с истицы внебюджетной надбавки не является дисциплинарным взысканием и не может рассматриваться как свидетельство наложения двух дисциплинарных взысканий за один проступок. Более того, оплата труда, построенная на системе, когда большая часть заработной платы — стимулирующие выплаты, схожа с системой оплаты труда, когда такая же большая часть заработной платы — ежемесячные премии работникам. Только первый случай характерен для государственных бюджетных учреждений, а второй — для коммерческих организаций.

При этом необходимо обратить внимание на следующий момент. Согласно ст. 192 ТК РФ не допускается применение дисциплинарных взысканий, не предусмотренных федеральными законами, уставами и положениями о дисциплине. Причем имеются в виду не локальные нормативные акты работодателя о дисциплине, а, например, Положение о дисциплине работников железнодорожного транспорта Российской Федерации, утвержденное Постановлением Правительства РФ от 25.08.1992 № 621.

Таким образом, удержать из заработной платы истицы уже начисленную ей надбавку в качестве меры дисциплинарного взыскания невозможно. Но при этом работодатель может снять эту надбавку в будущем, и данное действие не может рассматриваться как дисциплинарное взыскание. Поэтому приказ о снятии с истицы надбавки был оформлен неправильно не только из-за «технической ошибки», но и в силу неправильной формулировки.

Несмотря на то что суд, на наш взгляд, не дал оценки всех обстоятельств дела, в целом в отношении работника суд вынес правильное решение. Представителем работодателя (если иное не прописано во внутренних документах организации) является руководитель (в данном случае — ректор учебного заведения). Именно он является стороной трудового договора, дает согласие на уход работника в отпуск. Единственный случай, когда работник может не дожидаться приказа об отпуске, — это если отпуск предусмотрен графиком отпусков, так как он был согласован с работодателем ранее.

Скоро в журнале «Юрист компании»
    Узнать больше


    Ваша персональная подборка

      Подписка на статьи

      Чтобы не пропустить ни одной важной или интересной статьи, подпишитесь на рассылку. Это бесплатно.

      Рекомендации по теме

      Академия юриста компании

      Академия

      Смотрите полезные юридические видеолекции

      Смотреть

      Cтать постоян­ным читателем журнала!

      Cтать постоян­ным читателем журнала

      Воспользуйтесь самым выгодным предложением на подписку и станьте читателем уже сейчас

      Живое общение с редакцией
      Рассылка

      © Актион кадры и право, Медиагруппа Актион, 2007–2017

      Журнал «Юрист компании» –
      первый практический журнал для юриста

      Использование материалов сайта возможно только с письменного разрешения редакции журнала «Юрист компании».

      
      • Мы в соцсетях
      Внимание! Вы находитесь на сайте для юристов

      Вы точно юрист? Предлагаем сделку!
      Пройдите быструю регистрацию, а мы обеспечим вас увлекательным юридическим чтением.
      Регистрация займет минуту.

      У меня есть пароль
      напомнить
      Пароль отправлен на почту
      Ввести
      Я тут впервые
      И получить доступ на сайт Займет минуту!
      Введите эл. почту или логин
      Неверный логин или пароль
      Неверный пароль
      Введите пароль