Спортсмены VS компенсационные выплаты бывшим работодателям

225
Как решается вопрос о правомерности взыскания со спортсменов компенсационных выплат в международной практике Какой позиции придерживаются отечественные суды при разрешении споров о выплате компенсации при переходе игроков в другой клуб Как преодолеть коллизии трудового и гражданского права в сфере перехода игроков из одного клуба в другой

Сегодня отношение общественности и специалистов к выплатам компенсаций спортивным клубам при переходе спортсменов к другому работодателю, так называемой «продаже игроков», остается неоднозначным. С точки зрения морали и соблюдения гражданских прав такая практика недопустима, поскольку предполагается денежный выкуп права работника сменить работу. При этом ряд специалистов указывает на то, что трансферная сумма направлена прежде всего на компенсацию затрат клуба по подготовке, обучению и совершенствованию мастерства спортсмена, а также на возмещение убытков, которые несет организация в результате ухода игрока из команды, иными словами проблема сводится к вопросу о правомерности сделки1.

С момента своего создания и до сегодняшних дней трансферная система проходила «проверку на прочность», в том числе судами.

Международная судебная практика

В Англии трансферная система, по крайней мере трижды, подвергалась испытанию со стороны судебной власти: «дело ФК “Редфорд” против Кэмпбелл» (1890), «дело Кингеби против ФК “Астон Вилла”» (1912), «дело Истем против ФК “Ньюкасл Юнайтед”» (1963). И только в последнем случае суд принял решение, что система удержания-перехода спортсмена является необоснованным запретом на занятие профессиональной деятельностью, т. е. ущемляет право футболиста на труд (restraint of trade doctrine) и необоснованно увеличивает возможности защиты интересов клубов. Этот прецедент привел к тому, что после истечения срока трудового договора клуб теперь обязан либо предложить спортсмену новый договор, либо отпустить его без выплаты компенсации. Таким образом, Великобритания стала первой страной, где национальная трансферная система стала либеральной.

В Италии в 1981 г. вступил в действие закон, позволивший всем футболистам после истечения срока трудового договора беспрепятственно покидать своего работодателя.

Общеевропейские изменения в трансферной системе стали следствием принятия решения Европейского суда справедливости по делу Ж.М. Босмана в 1995 г. Так, в 2001г. принят Регламент по статусу и переходам футболистов, действие которого распространяется не только на переходы игроков внутри стран ЕС, но и на все международные переходы.

судебная позиция. В августе 1990 г. футболист Ж.М. Босман, отыграв по контракту в бельгийском ФК «Льеж», получил приглашение от французской команды «Дюнкерк». Согласно действующему тогда регламенту игрок, даже по истечении контракта с работодателем, не вправе был заключать трудовые договоры с другими клубами в течение ближайших полутора лет. Поэтому ФК «Льеж» выставил новому работодателю счет в размере 100 000 долл. США. Так как ФК «Дюнкерк» затягивал с платежом, Ж.М. Босман обратился в Льежский суд с иском о признании незаконной трансферной системы и имеющихся ограничений числа иностранцев в командах2. Однако национальный суд решения по существу не принял и передал дело в Европейский суд справедливости (Суд ЕС).

15.12.1995 Суд ЕС вынес решение, согласно которому действовавшие правила перехода игроков признаны ограничивающими свободу их перемещения и противоречащими ст. 48 договора о создании ЕС. Заявленные в процессе спортивными федерациями возражения о том, что компенсации помогают сохранять баланс между клубами и расходуются на подготовку молодых футболистов, судом не были приняты — этих целей можно достигать другими средствами, не ограничивая свободу передвижения игроков.

В то же время Суд ЕС пояснил, что действие указанной нормы не распространяется на обязательства по выплате компенсации, возникшие до принятия этого судебного решения. Исключение — если аналогичный спор рассматривался национальным судом до даты его вынесения.

Таким образом, этот судебный прецедент вывел два основных правила:

1) если профессиональный футбольный контракт игрока — гражданина одной из стран ЕС — с его клубом истекает, то работодатель не вправе запретить ему подписать новый контракт с другим клубом, входящим в национальную ассоциацию на территории ЕС, требуя выплаты какой-либо компенсации;

2) ограничения, связанные с гражданством профессиональных игроков — граждан стран ЕС (в пределах конкуренции между футбольными клубами, а также спортивными ассоциациями), — недопустимы.

Иными словами, по общему правилу спортсмен (тренер) имеет право перехода из одной спортивной организации (клуба, команды) в другую, в том числе иностранную, лишь после окончания срока контракта и выполнения всех своих обязательств по нему. Если переход спортсмена (тренера) происходит до истечения этого срока, то он производится только по взаимному согласию между нынешним и будущим работодателями и самим работником с учетом положений, установленных соответствующими национальными и международными спортивными федерациями.

Отечественная судебная практика

Одним из первых случаев оспаривания возможности беспрепятственного перехода спортсмена в другой клуб в России стало дело футболиста Д. Сычева, признанного лучшим игроком сборной России по футболу на чемпионате мира 2002 г. Он подал заявление о досрочном расторжении действующего до 2006 г. договора с московским ФК «Спартак». В результате контрольно-дисциплинарный комитет РФС принял решение от 04.09.2002 о дисквалификации футболиста на четыре месяца. В вину Д. Сычеву вменялось то, что он подал заявление о расторжении долгосрочного контракта с клубом, не имея на то достаточных оснований.

В то же время Бюро контрольно-дисциплинарного комитета РФС расторгло контракт Д. Сычева со «Спартаком» согласно п. 3 ст. 77 ТК РФ — по инициативе работника.

Шевченко Ольга Александровна,ответственный секретарь Комиссии по спортивному праву Ассоциации юристов России, старший преподаватель МГЮА им. О. Е. Кутафина, канд. юрид. наук

Денежная выплата спортсмена в пользу работодателя: вопрос о согласовании

Вопрос перехода спортсмена в другой клуб является одним из самых проблемных и неоднозначных с правовой точки зрения. Трансферные системы различных видов спорта могут отличаться друг от друга в деталях, но все они основаны на трех базовых положениях:

спортсмен в обязательном порядке должен быть зарегистрирован в клубе;для его перехода требуется обязательное согласие на это клубов, одобрение общероссийской федерацией и согласие самого спортсмена;при переходе спортсмена клуб приобретает право на компенсацию.

В ТК РФ вопросы трансферных выплат нашли свое отражение в ст. 348.4 и 348.12: первая норма регулирует временный перевод спортсмена (т. е. так называемую «аренду игрока»), автора и выплату компенсации при расторжении трудового договора без уважительных причин. Именно на них и стоит обратить внимание. Здесь необходимо определить правовую природу такой компенсации: носит ли она затратный (по аналогии со ст. 249 ТК РФ), карательный или договорной характер. Полагаю, что законодатель предполагал именно последнее. Судебная практика в России пока не сложилась, но интересно обратиться к зарубежному опыту. Так, 18.06.2007 испанский ФК «Реал Сарагоса» официально объявил о подписании контракта с Франселино Матузалем да Силва, но представители ФК «Шахтер» назвали этот переход незаконным, так как между клубами не было подписано трансферного соглашения, а значит, по их мнению, спортсмен по-прежнему являлся игроком ФК «Шахтер».
Спор рассматривался в международном спортивном арбитражном суде в Лозанне, который 03.06.2010 постановил, что ответчики (ФК «Реал Сарагоса» и Матузалем да Силва Ф.) обязаны выплатить «Шахтеру» более 13,5 млн евро, включая сумму долга и пеню за просрочку платежа. Суд определил их солидарную ответственность перед истцом: ту часть суммы, которую не заплатит футболист, должен компенсировать его новый работодатель. Размер установленной компенсации не связан с суммой зарплаты игрока за оставшийся срок контракта и превышает реальные затраты клуба в связи с расторжением контракта с игроком.
Таким образом, можно предположить, что правовая природа компенсации носит именно договорной характер — спортсмен обязан выплатить сумму, определенную в его контракте, а клуб при возникновении спора не обязан подтверждать суммы понесенных расходов.
Теперь важно определить, что является уважительными причинами, при которых спортсмен освобождается от обязанности выплачивать компенсацию за расторжение договора. ТК РФ данный вопрос не урегулировал, поэтому на практике клубы самостоятельно указывают в договоре со спортсменом перечень таких причин. И есть судебный прецедент, указывающий на правомерность таких действий.
Так, 07.06.2010 Тушинский суд г. Москвы удовлетворил исковое заявление баскетболистки Барановой Е. о расторжении трудового договора без выплаты компенсации с ее стороны в пользу бывшего работодателя и обязал его дать свое согласие на переход истца в другой клуб. Суд основывал свое решение на п. 6.3 трудового договора, согласно которому «смена главного тренера по инициативе работодателя может быть основанием для расторжения договора со стороны работника». То есть смена главного тренера расценена как уважительная причина для прекращения трудовых отношений по инициативе работника без выплаты какой-либо компенсации. Это судебное решение пока не оспорено в Мосгорсуде.

Требования же руководства ФК «Спартак» о 12-месячной дисквалификации спортсмена были отвергнуты на основании Дисциплинарного регламента, которым предусматривается максимальный срок дисквалификации в четыре месяца. Претензии клуба к своему игроку в части выплаты компенсации за его обучение были сняты на основании положений ТК РФ и Положения о трансферах, которое действовало до февраля 2002 г. в европейском футболе.

И хотя требуемую руководством клуба от нового работодателя Д. Сычева трансферную сумму в размере 6 млн евро ФК «Спартак» не получил, по сообщениям французских СМИ, в 2004 г. французский клуб «Олимпик», в котором после конфликта оказался Д. Сычев, «продал» спортсмена московскому «Локомотиву» за 3 млн евро, 20 % которых на основании Регламента ФИФА полагались ФК «Спартак».

В заключении юридического комитета РФС по поводу упомянутого вердикта контрольно-дисциплинарного комитета говорилось, что принятое решение не противоречит действующему трудовому законодательству РФ и регламентирующим документам ФИФА и РФС. Так, действовавшая в России на тот момент редакция ТК РФ контракты, заключенные по правилам ФИФА, не признавала документами, обязательными для исполнения. Кроме того, у работодателя не было правовых механизмов, чтобы удерживать работника против его желания. Тем не менее отказ от выполнения своих обязательств на основании норм права ФИФА и РФС предполагал упомянутую дисквалификацию и эти нормы обязательны для всех, кто намерен выступать в турнирах, проводимых под эгидой данных организаций.

Аналогичная ситуация складывается в хоккее. Самым громким скандалом 2006 г. стал переход по собственной инициативе центрфорварда магнитогорского клуба «Металлург» Е. Малкина в североамериканский хоккейный клуб «Питтсбург». В сентябре того года Спортивный арбитражный суд (г. Москва) запретил Е. Малкину выступать в НХЛ, поскольку расценил такие действия как нарушение Федерального закона от 29.04.1999 № 80-ФЗ «О физической культуре и спорте в Российской Федерации», имеющего, по мнению суда, приоритетную юридическую силу над трудовым законодательством РФ.

Среди многочисленных недостатков упомянутого Федерального закона от 29.04.1999 № 80-ФЗ (далее — Закон № 80) принципиальный характер имели недопустимые коллизии между отдельными его нормами. В частности, в ст. 2 Закона № 80 профессиональный спорт определялся как предпринимательская деятельность, из чего следовало, что спортсмен-профессионал является предпринимателем со всеми вытекающими последствиями гражданско-правового характера, включая возможность закрепления и при необходимости принудительного взыскания адекватной материальной компенсации на случай необоснованного досрочного расторжения спортсменом договора с клубом. В то же время в ст. 24 Закона № 80 утверждалось, что деятельность спортсменов-профессионалов регулируется трудовым законодательством, что подразумевает характеристику спортсмена-профессионала не как предпринимателя, а как наемного работника.

Чубаров Вадим Витальевич, директор Центра арбитража и посредничества ТПП РФ, заместитель председателя Спортивного арбитража при ТПП РФ, д-р юрид. наук

Гражданско-правовой и трудовой договоры в профессиональном спорте совместимы

Сегодня профессионализация российского спорта проходит крайне болезненно. Игроки, достигающие наивысших результатов, должны рассматриваться в качестве работников с особым правовым статусом, но в итоге к этому оказались не готовы ни законодатели, ни органы исполнительной власти, ни спортивные федерации, ни даже сами спортсмены.
Казалось бы, вопросы денежных выплат работодателю при расторжении трудового договора без уважительных причин решены в ст. 348.12 ТК РФ и с 30.03.2008 (с момента вступления в силу главы 54.1 ТК РФ) стороны вправе включать в договор соответствующее условие. В то же время автор статьи полагает, что такая компенсация чаще всего исчисляется лишь десятками тысяч рублей, в то время как стоимость некоторых игроков может составлять сотни тысяч и даже миллионы условных единиц.
Возможно, он и прав, но дело волейболистки Сафроновой Н. свидетельствует: после 30.03.2008 работодатели стали предусматривать размеры денежных выплат, соответствующие их реальным потерям при возможном расторжении трудового договора. Такое условие в контракте Сафроновой Н. было сформулировано следующим образом: «В случае расторжения контракта по инициативе профессионального волейболиста он обязан произвести в пользу клуба денежную выплату в размере суммы годового контракта плюс сумма, увеличенная на коэффициент 1,5 от годовой суммы контракта». В абсолютных цифрах это составило 40 000 000 руб. Когда спортсменка до истечения действия своих трудовых отношений заключила договор с новым клубом, ее первоначальный работодатель — волейбольный клуб «Истра» — предъявил иск о взыскании с нее указанной суммы на основании ч. 2 ст. 348.12 ТК РФ. И хотя все суды, включая ВС РФ, в иске отказали, известная спортсменка, по сути, своим здоровьем заплатила за сам факт судебных разбирательств.
В то же время стало очевидным, что ни один работодатель не потерпит одностороннего расторжения заключенного с ним договора без уважительных причин. Выплачивая огромные суммы в качестве заработной платы, он вправе рассчитывать на понимание спортсменом своих обязанностей.
Полностью разделяю вывод автора, что к регулированию отношений с участием спортсменов-профессионалов должны быть подключены гражданско-правовые конструкции, но по другой причине. На мой взгляд, в соответствии со ст. 37 Конституции РФ у них должен быть такой же выбор, как у любого гражданина России. Сам спортсмен должен решать, заключать ли ему гражданско-правовой или трудовой договор.
Применительно к трансферам данный тезис имеет дополнительное обоснование. Моделью нормального поведения сторон в данном случае является цепочка из двух взаимосвязанных действий. Первое — гражданско-правовая сделка между двумя клубами по продаже прав на игрока. ВАС РФ в 2006 г. квалифицировал ее как сделку по оказанию услуг, к которой ТК РФ никакого отношения не имеет, хотя бы исходя из ее субъектного состава. Второе — заключение гражданско-правового или трудового договора спортсменом с новым клубом.
По состоянию на сегодняшний день Комитетом по физической культуре и спорту Госдумы одобрен законопроект о внесении изменений в ст. 24 и 27 Федерального закона от 04.12.2007 № 329-ФЗ «О физической культуре и спорте в Российской Федерации», согласно которым спортсмены смогут заключать не только трудовые, но и гражданско-правовые договоры. Необходимость принятия подобных поправок сейчас, после рассмотрения дела Сафроновой, на наш взгляд, еще более очевидна.

В связи с неисполнением Е. Малкиным решения московского Спортивного арбитражного суда ХК «Металлург» дополнительно подал исковое заявление в федеральный суд штата Нью-Йорк, в котором также требовал запретить хоккеисту выступать за «Питтсбург» в силу ранее подписанного с ним трудового договора. Воспользовавшись противоречиями внутреннего спортивного и трудового законодательства РФ, суд отказал в удовлетворении иска. Федеральный суд штата Нью-Йорк приоритет отдал нормам трудового законодательства, предусматривающим запрет на принудительный труд, а также беспрепятственное право любого работника расторгнуть трудовой договор в одностороннем порядке по собственному желанию, уведомив работодателя в двухнедельный строк.

Этот же суд отказал по аналогичным основаниям в удовлетворении требований ярославского ХК «Локомотив» по схожему предмету относительно хоккеистов «Калгари» (А. Таратухина) и «Эдмонтона» (А. Михнова). Основным доводом в свою пользу работодатель выдвигал действующие с ними трудовые договоры.

Трудности правоприменения ТК РФ и предложения по их преодолению

30.03.2008 вместе с Федеральным законом от 04.12.2007 № 329-ФЗ «О физической культуре и спорте в Российской Федерации» (далее — Федеральный закон № 329-ФЗ) вступила в силу глава 54.1 ТК РФ. Согласно положениям последней в трудовом договоре со спортсменом может быть предусмотрено условие о его обязанности произвести в пользу работодателя денежную выплату в случае расторжения этого договора по инициативе спортсмена (по собственному желанию) без уважительных причин, а также по основаниям, относимым к дисциплинарным взысканиям. Однако на деле такая компенсация ограничивается несколькими десятками тысяч рублей (особенно если речь идет о первом контракте молодых игроков), тогда как стоимость наших звезд профессионального хоккея измеряется в миллионах. Тем более что правоприменительная практика разрешения трудовых споров склоняется в пользу работников. Поэтому меньше споров между спортсменами и их работодателями после принятия данной нормы ТК РФ не стало.

Таким образом, сегодня отечественный профессиональный спорт продолжает терять перспективных игроков. Вместе с тем воспитание молодых спортсменов требует колоссальных затрат.

В этой связи целесообразно усилить моменты гражданско-правового регулирования отношений спортсменов с физкультурно-спортивными организациями, прописать в законодательстве возможности использования гражданско-правовых конструкций. Так, предлагается внести дополнения в ст. 24 и 27 Федерального закона № 329-ФЗ, устанавливающие право спортсмена на заключение гражданско-правового договора с клубом. Это позволит на законных основаниях заключать со спортсменами-профессионалами, в частности, договоры подряда, предусматривающие соразмерные затратам клуба и рыночной стоимости игроков компенсации на случай одностороннего досрочного расторжения такого соглашения, а также смешанные гражданско-трудовые договоры3, препятствующие самовольному отъезду спортсменов в зарубежные клубы.

Профессиональный спорт — это сфера межотраслевого регулирования, поэтому баланс в этой сфере может быть достигнут, прежде всего, на пути законодательных изменений.

Челышев Михаил Юрьевич, профессор, заведующий кафедрой гражданского и предпринимательского права Казанского (Приволжского) федерального университета, д-р юрид. наук

Сложности установления баланса в правовом регулировании перехода спортсменов

Проблема юридического оформления переходов спортсменов из одной спортивной организации в другую до сих пор остается нерешенной. Можно выделить две составляющие, требующие отражения в законе: интересы спортивной организации, которая стремится сохранить и приумножить кадровый потенциал и вкладывает в подготовку игроков значительные ресурсы, и интересы спортсмена, решившего покинуть организацию (например, в связи с желанием более полно удовлетворять свои материальные потребности и свободно реализовывать право на труд). Следует признать, что исключительно правовыми инструментами спортсмена в клубе не удержать*.
Регулирование таких переходов осуществляется на трех уровнях — международном, национальном и на уровне так называемого «мягкого права». В последнем случае речь идет об актах, издаваемых спортивными организациями (регламенты, положения и иные документы). Кроме них могут действовать обычаи, сложившиеся и применяемые в спорте, включая профессиональный.
Полагаю, что правовое регулирование переходов спортсменов нельзя признать удовлетворительным. Основная проблема состоит в том, что законодателем до сих пор не установлен должный баланс между интересами спортсмена и клуба. Его поиск должен осуществляться на стыке двух взаимодействующих в этой сфере отраслей права — трудового и гражданского, — должной степени согласования которых пока не наблюдается.
Достичь такого баланса можно с учетом двух аспектов. Во-первых, многое зависит от того, как оформляются отношения между субъектами — при помощи трудового или гражданского права. Представляется верной позиция, согласно которой лицо, реализующее свое право на труд, само должно выбирать правовую форму отношений**. Во-вторых, важно учитывать, как правильно квалифицировать переход спортсмена и какие правовые последствия он влечет.
Обычная схема перехода — прекращение трудового (гражданско-правового) договора с прежней спортивной организацией и подписание договора с новой. Конечно, переход может быть связан и с изменением условий заключенного договора, приостановлением его действия (ст. 348.4 ТК РФ). Поэтому понятие «переход спортсмена» является довольно емким.
Если отношения со спортсменом оформлены трудовым договором, то они регламентируются нормами трудового права. Например, инициировать прекращение трудовых отношений может работник (п. 3 ст. 77, ст. 80 ТК РФ). В связи с этим возможно возникновение обязанности произвести выплату в пользу работодателя по правилам ст. 348.12 ТК РФ. Но применение данного положения закона вызывает сомнения, в первую очередь, с точки зрения конституционного принципа равенства всех перед законом (ст. 19 Конституции РФ). Почему спортсмены должны делать эту выплату, а другие категории работников — нет?
В ситуации, когда заключен гражданско-правовой договор, его прекращение осуществляется по правилам ГК РФ.
Рассматриваемые отношения не ограничиваются связями «спортсмен — спортивная организация (прежняя, новая)». Возникают отношения и между организациями, которые влекут иные обязательства, в том числе перед государством. Так, есть прецеденты возникновения споров о налогообложении трансферных выплат***. В них могут быть вовлечены и спортивные федерации.
Сложный характер отношений по переходу спортсменов свидетельствует о необходимости их комплексного регулирования, которое в перспективе можно осуществить, например, в рамках предлагаемого к принятию Спортивного кодекса РФ****.

1 См.: Алексеев С. В. Спортивное право России. Правовые основы физической культуры и спорта: Учебник для вузов / Под ред. д-ра юрид. наук, проф. П. В. Крашенинникова. М.: ЮНИТИ–ДАНА, Закон и право, 2005, 2007. С. 202–237; Он же. Международное спортивное право: Учебник для вузов / Под ред. д-ра юрид. наук, проф. П. В. Крашенинникова. М.: ЮНИТИ–ДАНА, Закон и право, 2008. С. 427–438; Он же. Олимпийское право. Правовые основы олимпийского движения: Учебник для вузов / Под ред. д-ра юрид. наук, проф. П. В. Крашенинникова. М.: ЮНИТИ-ДАНА, Закон и право, 2010. С. 441–449.
2 Подробнее см.: Прокопец М. А. Лимиты на легионеров: анализ практики // Трудовые споры. 2010. № 6. С. 18–23.
3 См., напр.: Огородов Д. В., Челышев М. Ю. Конструкция смешанного договора в гражданском (частном) праве // Сделки: проблемы теории и практики: Сб. статей / Отв. ред. М. А. Рожкова. М.: Статут, 2008. С. 310–355.
* Вопросы правового регулирования перехода спортсменов касаются и тренеров.
** Определение КС РФ от 19.05.2009 № 597-О-О.
*** См., напр.: постановления Президиума ВАС РФ от 27.02.2007 № 11967/06 (спор с участием хоккейного клуба «Нефтехимик» по налогу на прибыль и НДС и ФАС Поволжского округа от 07.06.2008 № А65-26079/07 (спор с участием ФК «Нефтехимик» по налогу на прибыль).
****См., напр.: Соловьев А. А. Концепция проекта Спортивного кодекса Российской Федерации / Комиссия по спортивному праву Ассоциации юристов России. М., 2009. C. 55.

Скоро в журнале «Юрист компании»
    Узнать больше


    Ваша персональная подборка

      Подписка на статьи

      Чтобы не пропустить ни одной важной или интересной статьи, подпишитесь на рассылку. Это бесплатно.

      Рекомендации по теме

      Академия юриста компании

      Академия

      Смотрите полезные юридические видеолекции

      Смотреть

      Cтать постоян­ным читателем журнала!

      Cтать постоян­ным читателем журнала

      Воспользуйтесь самым выгодным предложением на подписку и станьте читателем уже сейчас

      Живое общение с редакцией
      Рассылка

      © Актион кадры и право, Медиагруппа Актион, 2007–2017

      Журнал «Юрист компании» –
      первый практический журнал для юриста

      Использование материалов сайта возможно только с письменного разрешения редакции журнала «Юрист компании».

      
      • Мы в соцсетях
      Внимание! Вы находитесь на сайте для юристов

      Вы точно юрист? Предлагаем сделку!
      Пройдите быструю регистрацию, а мы обеспечим вас увлекательным юридическим чтением.
      Регистрация займет минуту.

      У меня есть пароль
      напомнить
      Пароль отправлен на почту
      Ввести
      Я тут впервые
      И получить доступ на сайт Займет минуту!
      Введите эл. почту или логин
      Неверный логин или пароль
      Неверный пароль
      Введите пароль