Как добраться до надзора… и надо ли туда идти?

128
В чем должен выражаться принцип правовой определенности при рассмотрении и разрешении трудовых споров Какие сложности могут возникнуть при обращении в надзорную инстанцию

Как правило, неудовлетворенные решением суда первой инстанции стороны после его вступления в законную силу прекращают попытки отстоять свои права. Попробуем разобраться, с чем это связано.

Причины

Алгоритм вступления в силу решения суда. Вступившее в силу судебное решение подлежит исполнению субъектами отношений по трудовым спорам, что следует из предписаний ст. 11 и 118 Конституции РФ и ст. 13 ГПК РФ. Статья 209 ГПК РФ допускает два варианта обретения решениями суда первой инстанции (районного суда) законной силы:

по истечении срока на кассационное обжалование. То есть при условии, что кем-то из лиц, участвующих в деле (ст. 34 ГПК РФ), не подана жалоба о проверке законности этого решения во второй инстанции (в судебной коллегии по гражданским делам кассационной инстанции суда, вышестоящего над районным, ст. 337 ГПК РФ);в случае подачи кассационной жалобы после рассмотрения дела кассационной инстанцией. Но при условии, что решение суда первой инстанции второй инстанцией полностью или в части не отменено либо не изменено (ст. 361 ГПК РФ).

Иными словами, контролирующая инстанция может оставить вынесенное районным судом решение в силе. При полной отмене решения она, как правило, отправляет дело на новое рассмотрение суда первой инстанции, но иным судьей, в редких случаях — принимает новое решение, не передавая дело на повторное рассмотрение. Предписания абз. 4 ч. 1 ст. 361 ГПК РФ допускают принятие нового решения только в случае, если обстоятельства, имеющие значение по делу, установлены судом второй инстанции на основании имеющихся и дополнительно представленных доказательств. Если же вторая инстанция своим определением вносит изменения или отменяет какую-то его часть, то решение суда первой инстанции получает иное содержание. Это иное содержание на основании ст. 367 ГПК РФ вступает в силу с момента вынесения кассационного определения, т. е. объявления его резолютивной части.

Тайм-менеджмент. Проблема, связанная с реализацией возможности обжалования решения суда первой инстанции, впрочем, как и второй, заключается в неисполнении судьями требований ст. 199 ГПК РФ о составлении мотивированного решения в пятидневный срок с даты окончания разбирательства дела, выраженного в оглашении резолютивной части решения. Далее суд должен исполнить при необходимости ряд процессуальных действий (например, изложенных в ст. 200–202 ГПК РФ) и при подаче кассационной жалобы в срок, определенный в ст. 338 ГПК РФ как 10 дней с даты принятия решения судом в окончательной форме1, на 11-й день направить дело в кассационную инстанцию (ст. 343 ГПК РФ).

Фактически эти пять дней превращаются в один – два месяца, что и «охлаждает пыл борьбы за справедливость» сторон спора, неудовлетворенных решением суда. Отказ от его обжалования связан, как правило, с многомесячным ожиданием и отслеживанием (с учетом невозможности узнать по телефону) момента вынесения судьей решения в окончательной форме, чтобы иметь возможность в течение 10 дней подать мотивированную кассационную жалобу.

Согласно ст. 214 ГПК РФ копия решения суда высылается только лицам, участвующим в деле, но по каким-то причинам не присутствовавшим в итоговом судебном заседании. Следовательно, лица, участвовавшие в этом заседании и слышавшие резолютивную часть решения, сами должны получить его копию. Это нужно для того, чтобы иметь возможность, проанализировав содержание его мотивировочной части, подготовить обоснованную кассационную жалобу и подать ее вовремя. Дело в том, что судебные постановления (решения и определения) могут быть обжалованы в суд надзорной инстанции в течение шести месяцев со дня их вступления в силу (ч. 2 ст. 376 ГПК РФ).

Рассмотрим два спора, в рамках которых работники, не достигнув желаемого результата в кассационной инстанции2, подали надзорные жалобы на вступившие в силу решения судов первых двух инстанций. Чем это закончилось, расскажем в данном практическом исследовании.

О принципе правовой определенности

Но прежде обратим внимание на следующее.

Из совокупного смысла вынесенных надзорными инстанциями решений следует, что на смену кампании по применению чуть ли не в каждом трудовом споре принципа незлоупотребления правом одной или обеими сторонами трудовых отношений пришла «юридическая эпидемия» внедрения в надзорный процесс принципа правовой определенности в гражданских делах. Напомним, понятие «правовая определенность» объединяет различные явления такого порядка, как единообразное толкование норм законов в судебной практике, единство судебной практики и законности и т. п.

Повсеместное введение требования о применении принципа правовой определенности в судейском поведении и в решениях суда получило особую трактовку у судей, что будет показано ниже.

Нововведения во многом объясняется позицией Европейского Суда по правам человека (далее — ЕСПЧ) в отношении организации надзорного производства в России. Долгое время РФ игнорировала указания ЕСПЧ на неприемлемость норм нашего процессуального законодательства, допускающих возможность пересмотра в надзорной инстанции судебных решений, вступивших в силу. В связи с этим Комитетом министров ЕС была издана в 2006 г. специальная резолюция. В ней, в частности, высказана мысль, что действующая в РФ процедура вмешательства надзорной инстанции в процесс исполнения вступивших в силу решений судов порождает недоверие к реализации окончательных и обязательных судебных решений.

Все это способствовало принятию Федерального закона от 04.12.2007 № 330-ФЗ «О внесении изменений в Гражданский процессуальный кодекс Российской Федерации». С этого времени в лексикон и в решения судей общей юрисдикции вошла фраза о «соблюдении принципа правовой определенности».

Как отмечают многие юристы3, речь в России прежде всего должна идти не о принципе правовой определенности, а об определенности судебного решения и неукоснительности его исполнения. Кроме того, КС РФ неоднократно подчеркивал, что общеправовой критерий определенности, недвусмысленности правовой нормы вытекает из конституционного принципа равенства всех перед законом и судом (ч. 1 ст. 19 Конституции РФ). Дело в том, что такое равенство может быть обеспечено лишь при условии единообразного понимания и толкования правовой нормы всеми правоприменителями. Неопределенность содержания правовой нормы, напротив, допускает возможность неограниченного судейского усмотрения в процессе правоприменения и ведет к произволу, а значит — к нарушению принципов равенства и верховенства закона4.

О доступности надзорного контроля

Итак, приступим к исследованию порядка рассмотрения и разрешения надзорной жалобы судами надзорной инстанции с анализом их решений.

Дело № 1

Две кассации и один надзор. Тверской районный суд г. Москвы, рассмотрев 24.03.2009 дело № 2-660/09 о защите и восстановлении права сотрудника МВД на выбор рода деятельности и профессию5, признал, что увольнение по инициативе работодателя в период временной нетрудоспособности работника незаконно, но счел, что последний злоупотребил правом на извещение работодателя об уважительной причине отсутствия на работе, не представляя ему закрытые больничные листы. В результате суд отказал истцу в восстановлении на работе, изменил основание увольнения, но в то же время удовлетворил его требование о взыскании с ГУВД по Московской области (далее — ГУВД по МО) денежного довольствия за неоспариваемый срок и за период временной нетрудоспособности.

Судебная коллегия Мосгорсуда вынесла определение от 26.05.2009 по делу № 33-12461/2009: увольнение истца по обоим основаниям было незаконным и необоснованным, поскольку он отсутствовал на работе по уважительной причине. Суд первой инстанции не учел требования ч. 7 ст. 394 ТК РФ. Так, если после признания увольнения незаконным суд выносит решение не о восстановлении работника, а об изменении основания увольнения, то дата расторжения трудовых отношений должна быть изменена на дату вынесения судом решения.

Кроме того, суд первой инстанции удовлетворил требования истца в части взыскания с ответчика денежного довольствия за неполный период согласно Положению о денежном довольствии, но не определил конкретную сумму взыскания.

Учитывая, что требования в части компенсации морального вреда неразрывно связаны с остальными исковыми требованиями, судебная коллегия отменила решение суда и направила дело на новое рассмотрение.

При повторном рассмотрении спора Тверской суд 12.08.2009 посчитал обоснованным довод истца о том, что с 19.04.2008 по 16.12.2008 он непрерывно был нетрудоспособен. Значит, обязанности представлять больничные листы до выхода на службу не возникало. Как следствие, увольнение нельзя признать законным, поскольку оно произведено в период болезни истца. Но в связи с тем, что перед вторым рассмотрением он изменил свое исковое требование с восстановления на работе на увольнение по собственному желанию, суд, в свою очередь, изменил формулировки основания увольнения на п. «а» ч. 7 ст. 19 Закона о милиции с 12.08.2009.

Суд обязал работодателя выплатить истцу: денежное довольствие за период с 17.03.2007 по 19.04.2008 (ранее не выплаченное); за 120 дней нетрудоспособности (с 19.04.2008 по 16.12.2008), подтвержденных больничным листом (п. 56 Положения о денежном довольствии); за 243 дня вынужденного прогула с 13.12.2008 по 12.08.2009; компенсацию морального вреда в размере 1000 руб. В удовлетворении остальных требований было отказано.

Однако судебная коллегия Мосгорсуда 22.12.2009, рассмотрев дело № 33-31553/09, вынесла следующее определение. Суд первой инстанции, удовлетворяя требования истца в части, исходил из того, что он документально доказал свое отсутствие на работе по уважительной причине в день его увольнения и ответчик об этом знал, принимая противозаконное решение. Доводы ГУВД по МО относительно обоснованности увольнения истца ввиду злоупотребления им правом не могут явиться поводом к отмене обжалованного решения в указанной части, поскольку истец был непрерывно нетрудоспособен в рассматриваемый период и у него отсутствовала обязанность представления работодателю больничных листов. Что касается расчетов судом первой инстанции размера денежного довольствия, то судебная коллегия посчитала их верными. Вердикт кассационного суда: доводы как ответчика, так и истца не могут служить основанием для отмены или изменения решения суда первой инстанции.

В марте 2010 г. ГУВД по МО обратилось в Мосгорсуд с надзорной жалобой, изучив которую так называемый юристами-процессуалистами «судья-фильтр» определил на основании ст. 381 и 384 ГПК РФ передать их на рассмотрение в судебном заседании надзорной инстанции.Согласно ст. 386 ГПК РФ дело должно быть рассмотрено президиумом суда в месячный срок.

В постановлении от 21.05.2010, вынесенном по результатам рассмотрения дела, президиум Мосгорсуда указал на следующее.

Решение суда от 12.08.2009 законным и обоснованным признано быть не может, так как оно постановлено с существенным нарушением норм материального и процессуального права. Несмотря на наличие оснований к отмене этого решения, кассационная инстанция оставила его без изменения.

Вместе с тем принятое судами окончательное решение не может быть оспорено в соответствии с принципом правовой определенности, который предполагает уважение принципа недопустимости повторного рассмотрения однажды разрешенного дела, закрепляющего, что ни одна из сторон не может требовать пересмотра окончательного и вступившего в законную силу решения только в целях проведения повторного слушания и принятия нового решения. Полномочие вышестоящего суда по пересмотру дела должно осуществляться в целях исправления судебных ошибок и неправильного отправления правосудия, а не пересмотра по существу. Отступления от этого принципа оправданы, только когда они являются обязательными в силу обстоятельств существенного и непреодолимого характера.

В ходе разбирательства в президиуме Мосгорсуда стороны пояснили, что решение суда по делу исполнено и взысканные в пользу истца денежные суммы ответчиком выплачены. Для восстановления и защиты нарушенных прав и интересов ГУВД по МО достаточно констатации президиумом факта незаконности вышеупомянутых судебных постановлений по делу. Но предусмотренные ст. 387 ГПК РФ основания для отмены или изменения решения районного суда от 12.08.2009 и определения судебной коллегии Мосгорсуда от 22.12.2009 отсутствуют. Руководствуясь ст. 388 и 390 ГПК РФ, президиум Мосгорсуда оставил их без изменения, а надзорную жалобу — без удовлетворения. Напомним, что на основании ст. 391 ГПК РФ постановление суда надзорной инстанции вступает в силу со дня его принятия.

Дело № 2

Определение «судьи-фильтра». Мещанский районный суд г. Москвы, рассмотрев 10.08.2009 дело № 2-2259/09 о защите и восстановлении права работника на равную оплату за труд равной ценности6, отказал истцу в удовлетворении его требований полностью.

Изменение штатного расписания входит в компетенцию работодателя и потому не может противоречить законодательству. Суд отклонил довод истца, что в отношении него допущена дискриминация, поскольку его должностной оклад, как и других сотрудников, был увеличен. Несогласие истца с размером повышения не может являться основанием для удовлетворения исковых требований, так как установление «вилок» в должностных окладах по штатному расписанию является правом работодателя.

СПРАВКА

Как показывает практика и подтверждают статистические данные, размещаемые на сайтах надзорных инстанций, до рассмотрения на президиуме суда доходит лишь один процент от числа поданных надзорных жалоб. Причем аналогичен и процент их позитивного разрешения для лиц, подавших жалобы.

Обращение истца в кассационную инстанцию Мосгорсуда (дело № 33-493/10 от 14.01.2010) окончилось отказом в удовлетворении жалобы по следующим основаниям. Хотя различия в окладах врачей по одинаковым должностям подтверждаются материалами дела, суд первой инстанции правомерно пришел к выводу о незаконности требований истца. Действия ответчика по установлению должностных окладов работникам Медцентра ЦБ РФ, в том числе истцу, с учетом внесенных изменений в штатное расписание, соответствуют требованиям закона и не нарушают его трудовых прав.

Обжалование решения суда первой инстанции и определения суда второй инстанции в надзорном порядке (дело № 4г/2-5160/10 от 17.06.2010) вылилось в следующее.

Порядок рассмотрения жалобы и разрешения дела в надзорной инстанции регламентируются ст. 380.1–388 ГПК РФ.

На первом этапе, в частности, применительно к рассматриваемым случаям,жалоба изучается председателем Мосгорсуда (или его заместителем) либо по их поручению судьей данного суда. На практике этим занимаются, как правило, так называемые «судьи-фильтры». По результатам изучения надзорной жалобы и приложенных к ней материалов, на основании ч. 2 ст. 381 ГПК РФ он выносит определение либо о передаче жалобы для рассмотрения в судебном заседании суда надзорной инстанции, либо об отказе в этом. На всю эту процедуру ст. 382 ГПК РФ выделяет месячный срок, если дело не истребовалось из суда первой инстанции, и не более двух месяцев, когда дело было истребовано (этот срок отсчитывается со дня его поступления в надзорную инстанцию). Согласно ст. 383 и 384 ГПК РФ основания передачи жалобы для рассмотрения в судебном заседании надзорной инстанции или отказа в этом «судья-фильтр» должен мотивировать в соответствующем определении. Кроме того, ст. 384 ГПК РФ допускает в первом случае изложение им предложений, на что нужно обратить свое внимание судьям президиума, и выражение своего мнения, каким должен быть итог разрешения дела.

Далее «судья-фильтр» вместе с вынесенным определением и материалами дела направляет надзорную жалобу в президиум суда (ст. 384 ГПК РФ). Аппарат президиума извещает участвующих в деле лиц о ее приеме (ст. 385 ГПК РФ) и дате рассмотрения в судебном заседании (в пределах одного месяца со дня вынесения определения «судьей-фильтром», ст. 386 ГПК РФ).

В случае с делом № 4г/2-5160/10 от 17.06.2010 «судья-фильтр», используя «вырезки» из мотивировочных частей, прилагаемых к надзорной жалобе копий решений судов первой и второй инстанций, повторил их вывод, что трудовые права истца не были нарушены. В обоснование его он внес и свой творческий вклад.

Одним из принципов трудового права является гарантия равной оплаты за труд равной (а не различной) ценности. Оценка трудовых качеств работников относится к полномочиям работодателя, а не самого работника или суда. Поэтому установленный истцу размер оклада соответствует его квалификации и другим требованиям, предъявляемым к работникам при назначении им оклада в Медцентре ЦБ РФ. Все это не исключает его дальнейшего увеличения при достижении работником соответствия иным требованиям к квалификации, возрастании трудового вклада и интенсивности работы.

Данный вывод суда является правильным, в судебном решении он мотивирован и в надзорной жалобе по существу не опровергнут. Доводы, изложенные в жалобе, что согласно ст. 129 ТК РФ должностной оклад представляет собой фиксированный размер оплаты труда работника, не могут быть приняты во внимание, поскольку данное обстоятельство само по себе не свидетельствует о том, что этот фиксированный размер должен быть одинаковым для различных работников с разным уровнем квалификации, трудового вклада и интенсивности работы.

Другие доводы жалобы направлены на отличную от суда первой инстанции оценку доказательств по делу, правом на которую надзорная инстанция не наделена.

Далее «судья-фильтр» продемонстрировал свое присоединение к реформе надзорной системы, применив шаблон, изложенный ВС РФ7. Согласно принципу правовой определенности иная точка зрения на то, как должно было быть разрешено дело, не может являться поводом для отмены или изменения в порядке надзора вступившего в силу судебного постановления нижестоящего суда. Как указывал ЕСПЧ в своих постановлениях, касающихся производства в порядке надзора по гражданским делам в РФ, другой подход приводил бы к несоразмерному ограничению принципа правовой определенности.

Доводы надзорной жалобы требованиям принципа правовой определенности также не отвечают. При таких обстоятельствах в законности решения суда и определения судебной коллегии сомнений не возникает, а предусмотренные ст. 387 ГПК РФ основания для отмены или изменения этих судебных постановлений отсутствуют.

Руководствуясь ст. 381, 383 ГПК РФ, в передаче надзорной жалобы на рассмотрение президиумом Мосгорсуда «судья-фильтр» отказал.

Выводы

Проанализировав изложенные выше решения судов надзорной инстанции, можно сделать следующие выводы.

Во-первых, ни в определении «судьи-фильтра», ни в постановлении президиума Мосгорсуда нет не только анализа доводов возражений, представленных на жалобы участвующими в деле сторонами, но даже и упоминания о них. Если бы они были исследованы и оценены судьями контрольно-надзорных инстанций (это в полной мере относится и к кассационной инстанции), то многие вопросы, безусловно, были бы сняты и решения этих инстанций носили более обоснованный и справедливый характер. Все это говорит о том, что подача возражения в надзорную инстанцию не имеет под собой никакого доказательственного значения, несмотря на распространяющиеся и на надзорную инстанцию нормы ст. 55, 56 и 68 ГПК РФ. К тому же возражение, как процессуальный документ, на надзорную жалобу даже не предусмотрено в ГПК РФ, поскольку из порядка рассмотрения жалобы, определенного в ст. 381 и 386 ГПК РФ, следует, что только лица, явившиеся в судебное заседание, вправе дать объяснения по делу.

Во-вторых, бросается в глаза безграничная возможность личного усмотрения «судьи-фильтра» в решении судьбы надзорной жалобы. Он может не передавать ее на рассмотрение президиума по любым субъективным соображениям. А если даже решит передать, то у него есть возможность своим определением сформировать взгляд судей на то или иное решение дела, притом, что они даже поверхностно не знакомились с ним ни до, ни во время заседания. К тому же «судья-фильтр», как правило, является и докладчиком дела на президиуме, и нередко он избирательно преподносит фабулу дела, акцентируя внимание судей только на заинтересовавшие его обстоятельства спора.

СПРАВКА

Согласно ст. 387 ГПК РФ основаниями для отмены или изменения судебных постановлений в порядке надзора являются существенные нарушения норм материального или процессуального права, повлиявшие на исход дела, без устранения которых невозможны восстановление и защита нарушенных прав, свобод и законных интересов, а также защита охраняемых законом публичных интересов. На это указывает и Пленум ВС РФ в п. 6 пстବновления от 12.02.2008 № 2

Эти и другие подобные факторы негативно влияют на содержание постановлений президиума суда, который в итоге, как в вышеизложенном деле о споре сотрудника МВД с работодателем, выносит сложнообъяснимое с позиции законности решение, используя явно не к месту примененный принцип правовой определенности.

ЕСПЧ в своих выводах о деятельности многостадийных надзорных инстанций в России указал, что надзорная инстанция нужна в крайних и потому редких случаях, когда требуется защита охраняемых законом публичных интересов. Это предписание нашло отражение в измененной ст. 387 ГПК РФ, из которой тем не менее не удалили иные основания для продолжения деятельности надзорных инстанций. Таким образом, в ней остались в качестве оснований для отмены решений поднадзорных судов «существенные нарушения норм материального или процессуального права», но с уточнением — повлиявшие на исход дела, без устранения которых невозможны восстановление и защита нарушенных прав, свобод и законных интересов, в частности, юридических и физических лиц.

Если опираться на выводы президиума Мосгорсуда по итогам рассмотрения 21.05.2010 дела № 44г-67, в ранее вынесенных решениях судов первой и второй инстанции присутствуют существенные нарушения норм материального и процессуального права, повлиявшие на исход дела. Но они как бы не имеют правового значения для итога рассмотрения дела, и эти выводы вступают в противоречие с резолютивной частью постановления, поскольку не нашли своего воплощения в виде отмены противозаконных решений. Тогда возникает вопрос: ради чего обнаруженные нарушения были изложены в постановлении президиума Мосгорсуда Из его мотивировочной части следует, что ради морального удовлетворения подателя надзорной жалобы.

В итоге ни решение, ни определение поднадзорных Мосгорсуду судов, признавших (вопреки иному мнению президиума) увольнение незаконным, не отменены и не изменены. Следовательно, эти антизаконные акты благодаря такой правовой позиции президиума дважды вступили в законную силу и потому ответчику их нужно своевременно и с удвоенной энергией исполнять, исходя из предписаний ч. 2 ст. 13 ГПК РФ.

Если рассмотренные решения двух нижестоящих инстанций признаны надзорной инстанцией незаконными, то их нужно было отменять и производить поворот их исполнения. Прекрасно зная, что исходя из правил ст. 445 ГПК РФ очень проблематично осуществить поворот частично исполненного решения судов, вступивших в силу, в целях освобождения себя от контроля за исполнением принятого решения надзорная инстанция не осуществила восстановление и защиту якобы нарушенных прав ГУВД по МО.

Кроме того, можно предположить, что президиум учел содержание ст. 397 ТК РФ, в которой установлено: обратное взыскание с работника сумм, выплаченных ему в соответствии с решением органа по рассмотрению трудового спора (суд или КТС), при его отмене в порядке надзора допускается только в тех случаях, когда оно было основано на сообщенных работником ложных сведениях или представленных им подложных документах. Однако таких фактов в данном трудовом споре обнаружено не было.

Отсюда следует одно из двух: либо президиум сам существенно нарушил нормы процессуального права, либо никаких нарушений в действиях и решениях подконтрольных судов нет. Другими словами, если президиум, как он отметил в своем постановлении, выявил нарушение прав ответчика из-за незаконных решений судов, то, по всей видимости, они оказались несущественными. В ином случае президиум Мосгорсуда не исполнил требования законодателя ибо не восстановил право ответчика на увольнения истца. Но поскольку надзорная жалоба ответчика не удовлетворена, то наш предыдущий вывод явно ошибочен. Следовательно, судьи надзорной инстанции не выявили существенных нарушений прав ответчика, поэтому решение и определение нижестоящих двух судов законны и обоснованны.

1 Согласно Инструкции по судебному делопроизводству в районном суде, утв. приказом Судебного департамента при ВС РФ от 29.04.2003 № 36, вынесение решения суда в окончательной форме предполагает не только добавление к резолютивной части мотивировочной, но и приведение его в соответствие с требованиями ст. 197 и 198 ГПК РФ. Кроме того, суд должен выполнить требования Инструкции о составлении копий этого решения для лиц, участвующих в деле, удостоверении их на соответствие оригиналу и т. д.
2 См.: Архипов В. В. Восстановление нарушенных трудовых прав сотрудников МВД // Трудовые споры. 2010. № 6. С. 52; Он же. Небанковские тайны ЦБ РФ от работников его подразделений в части оплаты труда // Там же. № 7. С. 52.
3 См., напр.: Султанов А. Р. Правовая определенность и судебное нормотворчество // ЭЖ-Юрист. 2006. № 3; Правовая определенность в надзорном производстве ГПК РФ и практика Конституционного Суда РФ // Право и политика. 2007. № 5; Потапенко С. В. Судебное нормотворчество и единство судебной практики // ЭЖ-Юрист. 2005. № 50; Заметки по поводу несостоявшейся дискуссии о единстве судебной практики и правовой определенности // Российская юстиция. 2006. № 6; Пресняков М. В. Правовая определенность как системное качество российского законодательства // Журнал российского права. 2009. № 5 и др.
4 Постановления КС РФ от 25.04.1995 по делу о проверке конституционности частей первой и второй статьи 54 Жилищного кодекса РСФСР, от 15.07.1999 по делу о проверке конституционности отдельных положений Закона РСФСР «О Государственной налоговой службе РСФСР», Законов РФ «Об основах налоговой системы в Российской Федерации» и «О федеральных органах налоговой полиции», от 11.11.2003 по делу о проверке конституционности положений п. 2 ст. 81 Закона Челябинской области «О бюджетном устройстве и бюджетном процессе в Челябинской области».
5 Архипов В. В. Восстановление нарушенных трудовых прав сотрудников МВД // Трудовые споры. 2010. № 6. С. 52.
6 Он же. Небанковские тайны ЦБ РФ от работников его подразделений в части оплаты труда // Там же. № 7. С. 52.
7 Постановление Пленума ВС РФ от 12.02.2008 № 2 «О применении норм гражданского процессуального законодательства в суде надзорной инстанции в связи с принятием и введением в действие Федерального закона от 04.12.2007 № 330-ФЗ “О внесении изменений в Гражданский процессуальный кодекс Российской Федерации”».

Скоро в журнале «Юрист компании»
    Узнать больше


    Ваша персональная подборка

      Подписка на статьи

      Чтобы не пропустить ни одной важной или интересной статьи, подпишитесь на рассылку. Это бесплатно.

      Рекомендации по теме

      Академия юриста компании

      Академия

      Смотрите полезные юридические видеолекции

      Смотреть

      Cтать постоян­ным читателем журнала!

      Cтать постоян­ным читателем журнала

      Воспользуйтесь самым выгодным предложением на подписку и станьте читателем уже сейчас

      Живое общение с редакцией
      Рассылка

      © Актион кадры и право, Медиагруппа Актион, 2007–2017

      Журнал «Юрист компании» –
      первый практический журнал для юриста

      Использование материалов сайта возможно только с письменного разрешения редакции журнала «Юрист компании».

      Зарегистрировано Федеральной службой по надзору в сфере связи, информационных технологий и массовых коммуникаций (Роскомнадзор) Свидетельство о регистрации  ПИ № ФС77-62254 от 03.07.2015

      
      • Мы в соцсетях
      Внимание! Вы находитесь на сайте для юристов

      Вы точно юрист? Предлагаем сделку!
      Пройдите быструю регистрацию, а мы обеспечим вас увлекательным юридическим чтением.
      Регистрация займет минуту.

      У меня есть пароль
      напомнить
      Пароль отправлен на почту
      Ввести
      Я тут впервые
      И получить доступ на сайт Займет минуту!
      Введите эл. почту или логин
      Неверный логин или пароль
      Неверный пароль
      Введите пароль