• Главная страница
  • » Статьи
  • » Доказывание обстоятельств, которые учитывает суд при определении размера морального вреда, подлежащего взысканию

Доказывание обстоятельств, которые учитывает суд при определении размера морального вреда, подлежащего взысканию

203
Трудовой кодекс не содержит самого понятия морального вреда, указания на какие-либо критерии, влияющие на размер компенсации такого вида при невиновном причинении, не предусматривает отраслевой специфики защиты прав работника. Это образует пробел в трудовом праве. Правоприменитель для решения многих вопросов вынужден обращаться к соответствующим нормам гражданского законодательства.

Правовые основы возмещения ущерба

Часть 1 ст. 232 ТК РФ содержит отсылку к «иным федеральным законам», регулирующим вопросы возмещения ущерба, причиненного одной стороной трудового договора другой. Может ли к данной категории нормативных правовых актов быть отнесен Гражданский кодекс РФ? Полагаем, что нет, и вот по каким причинам.

Во-первых, в силу принципа автономности отраслей права ГК РФ не может напрямую регулировать отношения, входящие в предмет иной самостоятельной отрасли права. Такое применение норм гражданского права к отношениям, входящим в предмет отрасли трудового права, нарушает признак отраслевой чистоты и юридической однородности правового института морального вреда в трудовом праве.

Во-вторых, используемые в ч. 1 ст. 232 ГК РФ понятия «ущерб» и «вред» (в том числе моральный) в их традиционном понимании неравнозначны.

В-третьих, очевидно, что объем понятия «иные федеральные законы» следует выявлять путем систематического толкования ч. 1 ст. 232 и ст. 5 ТК РФ: в эту группу актов могут входить только законы, содержащие хотя бы отдельные нормы трудового права (акты комплексного характера), к числу которых ГК РФ не относится. Единственным выходом из имеющейся сегодня ситуации частичного (отрывочного) регулирования трудовым правом исследуемых отношений могло бы стать обращение правоприменителя к соответствующим нормам материнской отрасли права, сосредоточенным в ГК РФ, в порядке межотраслевой аналогии закона (это допускается, например, ч. 3 ст. 11 ГПК РФ).

На практике механизм возмещения морального вреда в России также все еще плохо работает, особенно по сравнению со странами Европы или США.

Моральный вред, причиненный работнику неправомерными действиями или бездействием работодателя, возмещается ему в денежной форме в размерах, определяемых соглашением сторон трудового договора (ст. 237 ТК РФ).

По мнению некоторых исследователей вопроса правового регулирования компенсации работодателем морального вреда работнику, Трудовым кодексом необоснованно проигнорировано значение такой формы компенсации морального вреда, как извинение работодателя перед работником, в определенных случаях приносящее последнему наибольшее моральное удовлетворение. Оно может быть дифференцировано на частное, т. е. извинение представителя работодателя перед работником в отсутствие третьих лиц, и публичное, т. е. производимое представителем администрации перед работником в присутствии третьих лиц, трудового коллектива или доступным для всех них способом (например, путем размещения соответствующей информации на доске объявлений организации).

К недостаткам ТК РФ эти исследователи также относят и отсутствие у работника права требовать компенсации вреда в иной (помимо денежной) материальной форме.

Если потерпевшему точно известно, какая вещь, работа или услуга лучше всего сможет сгладить негативные изменения его психической сферы, то почему бы законодательно не предоставить ему такое право требования, исходя из необходимости максимально оперативной и эффективной защиты нарушенных прав личности.

Моральный вред, причиненный работнику неправомерными действиями или бездействием работодателя, возмещается в размерах, которые определяются соглашением сторон трудового договора. В случае возникновения разногласий о факте причинения морального вреда и о размерах его возмещения следует обращаться в судебные инстанции. При определении размеров компенсации морального вреда арбитры принимают по внимание степень вины нарушителя, степень физических и нравственных страданий, связанных с индивидуальными особенностями лица, которому причинен вред, и другие заслуживающие внимания обстоятельства (ст. 151 ГК РФ).

Здесь, на наш взгляд, правовая наука должна воспринять имеющийся сегодня в психологии опыт и сместить акценты в вопросах конструирования методик с первоочередной оценки вида противоправного деяния и нарушенного права на личностные характеристики потерпевшего и свойства перенесенных страданий, так как именно они являются основными факторами, определяющими базовый размер выплаты и ее компенсирующее влияние на психику.

Практика определения судами размера возмещения морального вреда

Сегодня, в условиях отсутствия каких-либо методических рекомендаций и базовых ориентиров для определения размера денежной выплаты в счет компенсации страданий работнику, суды в рамках российской статутной правовой системы фактически применяют по этим вопросам непризнанный, «неофициальный» судебный прецедент. В целях снижения его роли необходимы разработка гибкого унифицированного подхода к вопросу определения размера выплаты, с одной стороны, и выводы компетентного специалиста относительно характера и степени пережитых страданий, а также индивидуальных особенностей потерпевшего — с другой.

Несмотря на вполне обоснованную критику перечисленных явлений судебной практики, стоит взглянуть на вещи более реально. Во-первых, личностные характеристики потерпевшего и свойства перенесенных страданий — это действительно те обстоятельства, которые может оценить лишь компетентный специалист, но вопрос его участия в каждом судебном деле ни в рамках трудового права, ни в рамках гражданского процесса каким-либо образом не решен, в том числе и с точки зрения распределения бремени расходов на это. Во-вторых, вызывает сомнения тот факт, что, к примеру, при прочих схожих обстоятельствах одно лишь различие в восприимчивости, реакции и прочих психологических (психиатрических) чертах потерпевших должно принципиально влиять на размер компенсации морального вреда. Безусловно, поиск ответа на данный вопрос стоит отдать на откуп исключительно психологам, но с правовой точки зрения представляется, что вид противоправного деяния и нарушенное право должны играть решающую роль при принятии судом решения о размере компенсации морального вреда.

Между тем анализ последней судебной практики позволяет выделить несколько основных положений об обстоятельствах, которые учитывает суд при определении размера морального вреда. В первую очередь суд исходит из так называемых обстоятельств дела. Эти обстоятельства уникальны и неповторимы в каждом деле, они подробно и объемно излагаются в мотивировочной части решения, и предусмотреть унифицированный подход к их оценке вряд ли возможно. Соответственно, эта оценка в каждом случае производится по внутреннему убеждению суда и в итоге полностью осуществляется на его усмотрение.

Далее в расчет берется степень вины ответчика, которую можно уже и при непосредственном изложении оснований для определения конкретного размера возмещения морального время обозначить относительно кратко, но четко, например «бездействие работодателя по восстановлению нарушенных прав истца в добровольном порядке, длительность периода задержки выплаты денежных сумм» (см. решение Благовещенского городского суда Амурской области от 08.12.2008 по делу № 2-3826/08), «установление судом факта злоупотребления правом со стороны работодателя» (см. решение Благовещенского городского суда Амурской области от 12.12.2008 по делу № 2-4157/08). Таким образом, степень вины работодателя и усиливающие ее обстоятельства, как правило, явно следуют из обстоятельств дела и легко просматриваются в них. Однако и при определении смягчающих и отягчающих факторов, влияющих на степень вины ответчика (работодателя), также велико усмотрение суда. Впрочем, у сторон всегда остается право обжаловать выделение либо невыделение судом какого-либо из таких обстоятельств в кассационном порядке.

Как уже было отмечено, не специалисту, а обычному человеку (и именно таковым, как правило, является любой судья, если рассматривать его как профессионального психолога, психиатра) весьма сложно разглядеть в истце какие-либо отличительные черты, явно свидетельствующие о том, что данный истец воспринял конкретное нарушение (нарушения) его трудовых прав болезненнее, нежели такое же нарушение воспринял бы кто-то, не обладающий подобными чертами. В большем объеме выводы о личности истца могут быть сделаны на основании документов, имеющихся в материалах дела, правда, относящихся только к отдельному случаю, а также из реплик и кратких характеристик истца свидетелями, ответчиком (представителями ответчика), сделанных на судебном заседании. Не секрет, что как первый из отмеченных источников информации об истце, так и последний, в немалой степени субъективны. Поэтому в основном при определении размера компенсации морального вреда, затрагивая вопрос о личности истца, суды ограничиваются фразой: «исходя из... индивидуальных особенностей истца» (см., например, решение Благовещенского городского суда Амурской области от 23.04.2008 по делу № 2-1322/08), не расшифровывая ее в дальнейшем. Безусловно, непосредственное после совершения работодателем нарушения трудовых прав обращение работника за медицинской помощью к профилирующим врачам — кардиологу, невропатологу, психиатру, подтвержденное документально (как правило, больничным листом) и свидетельствующее о том, что переживания истца по поводу нарушения, допущенного в отношении него, отразились на его здоровье, увеличивает шансы на взыскание с работодателя компенсации морального вреда в большем размере. Однако на практике случаев обращений потерпевших за помощью к медикам не так уж много.

По своему усмотрению суд может особо выделить, подчеркнуть некоторые обстоятельства, которые наиболее существенно повлияли на причинение морального вреда работнику, следовательно, размер компенсации этого вреда должен быть в связи с ними увеличен. Например, обстоятельство, что «истец уволена в период беременности по порочащему основанию, без надлежащего оформления ее приема на работу» (см. решение Благовещенского городского суда Амурской области от 28.10.2008 по делу № 2-3516/08), или что «истец была уволена по порочащему основанию и установление судом множества нарушений трудового законодательства, допущенных ответчиком при увольнении истца» (см. решение Благовещенского городского суда Амурской области от 23.04.2008 по делу № 2-1322/08), или что «истец была незаконно уволена по порочащему основанию, между тем у работодателя имелись основания для ее увольнения по подп. «а» п. 6 ч. 1 ст. 81 ТК РФ» (см. решение Благовещенского городского суда Амурской области от 29.09.2008 по делу № 2-3513/08).

Нельзя не указать еще на два обстоятельства, которые прямо влияют на размер морального вреда, подлежащего взысканию. Прежде всего это то, что уже было упомянуто выше и с чем напрямую связано такое понятие, как непризнанный, «неофициальный» судебный прецедент.

Речь идет о виде противоправного деяния и нарушенного права. Представляется, что при любых прочих обстоятельствах, в том числе индивидуальных особенностях истца, нарушение трудовых прав работника в виде незаконного увольнения по порочащему основанию всегда будет восприниматься больнее, нежели, например, предоставление ежегодного оплачиваемого отпуска с опозданием на две недели от графика. Соответственно, так называемая такса размера морального ущерба в Амурской области в настоящее время варьируется в среднем от 6 до 10 тыс. руб. при первом из названных видов противоправных деяний работодателя и от 1 до 3 тыс. руб. при втором и ему подобных из названных видов. Еще одним обстоятельством является нарушение трудовых прав работников, прежде всего незаконное, неправомерное увольнение, носящее политический окрас. Как правило, в ситуации, когда имеет место увольнение высокопоставленного должностного лица, дело получает широкую огласку, вызывает общественный резонанс. Бесспорно, что в случае восстановления лица, незаконно освобожденного от замещаемой должности, моральный вред компенсируется ему в большем размере, нежели когда при подобных обстоятельствах был бы уволен рядовой работник.

Так, восстанавливая Т. в должности директора ГУ «Дирекция по содержанию и обслуживанию административных зданий», Благовещенский городской суд Амурской области решением от 12.12.2008 взыскал с губернатора Амурской области в пользу Т. компенсацию морального вреда в размере 10 тыс. руб.

Итак, безусловно, разработка гибкого унифицированного подхода к вопросу определения размера компенсации морального вреда, создание методических рекомендаций и базовых ориентиров здесь необходимы. Однако даже и при выполнении этих задач элемент субъективизма в решении указанного вопроса будет присутствовать всегда в любой ситуации.

Разъяснения суда

Вопросы компенсации морального вреда


Моральный вред — это нравственные или физические страдания, причиненные действиями (бездействием), посягающими на принадлежащие гражданину от рождения или в силу закона нематериальные блага (жизнь, здоровье, достоинство личности, деловая репутация, неприкосновенность частной жизни, личная и семейная тайна и т. п.) или нарушающими его личные неимущественные права (право на пользование своим именем, право авторства и другие неимущественные права в соответствии с законами об охране прав на результаты интеллектуальной деятельности) либо нарушающими имущественные права гражданина (п. 2 постановления Пленума Верховного Суда РФ от 20.12.94 № 10 в редакции от 06.02.2007 «Некоторые вопросы применения законодательства о компенсации морального вреда»). Работодатель может причинить моральный вред работнику в результате неправомерных действий или бездействия, например неправомерного увольнения, вынужденного прогула, задержки зарплаты, незаконного перевода на другую работу, задержки выдачи трудовой книжки и т. д.

Моральный вред возмещается в денежной форме в размерах, определяемых соглашением сторон.

Следует обратить внимание, что в случае возникновения спора факт причинения сотруднику морального вреда и размеры его возмещения определяются судом независимо от подлежащего возмещению имущественного ущерба (ст. 237 ТК РФ). Учитывая, что Трудовой кодекс РФ не содержит каких-либо ограничений для компенсации морального вреда в случаях нарушения трудовых прав работников, суд в силу ст. 21 (абз. 14 ч. 1) и 237 Кодекса вправе удовлетворить требование работника о компенсации морального вреда, причиненного ему любыми неправомерными действиями или бездействием работодателя, в том числе и при нарушении его имущественных прав (например, при задержке выплаты заработной платы).

Для взыскания компенсации морального вреда при рассмотрении споров, вытекающих из трудовых отношений, достаточно установить неправомерность действий (бездействия) работодателя. В связи с этим нельзя признать правильными выводы мировых судей об отказе в компенсации морального вреда со ссылкой на недоказанность его наступления из-за невыплаты заработной платы, а также ссылки в решениях на статьи ГК РФ, регулирующие вопросы компенсации морального вреда.

Кузнецов обратился в суд с иском к ООО «АСС» о взыскании задолженности по заработной плате, образовавшейся по вине ответчика, и компенсации морального вреда. Суд требования о взыскании начисленной, но невыплаченной заработной платы удовлетворил, а в компенсации морального вреда отказал, сославшись на то, что истцом в обоснование требований о компенсации морального вреда не представлено никаких доказательств, не указано, какие именно нравственные и физические страдания он испытывал в связи с этими обстоятельствами.

Указанное решение в части отказа в иске о взыскании компенсации морального вреда не было обжаловано и вступило в законную силу.

Однако, принимая во внимание вышеизложенное, следует признать, что вывод суда в этой части закону не соответствует.

Размер компенсации морального вреда определяется судом исходя из конкретных обстоятельств каждого дела, с учетом объема и характера причиненных работнику нравственных или физических страданий, степени вины работодателя, иных заслуживающих внимания обстоятельств, а также требований разумности и справедливости.

Судья Ростовского областного суда Е. А. Чайка

Для определения размера денежной выплаты в счет компенсации страданий работнику суды фактически применяют по этим вопросам непризнанный судебный прецедент
По своему усмотрению суд может особо выделить некоторые обстоятельства, которые наиболее существенно повлияли на причинение морального вреда работнику


Подписка на статьи

Чтобы не пропустить ни одной важной или интересной статьи, подпишитесь на рассылку. Это бесплатно.

Академия юриста компании

Академия

Смотрите полезные юридические видеолекции

Смотреть

Cтать постоян­ным читателем журнала!

Cтать постоян­ным читателем журнала

Воспользуйтесь самым выгодным предложением на подписку и станьте читателем уже сейчас

Живое общение с редакцией

Рассылка

© Актион кадры и право, Медиагруппа Актион, 2007–2016

Журнал «Юрист компании» –
первый практический журнал для юриста

Использование материалов сайта возможно только с письменного разрешения редакции журнала «Юрист компании».


  • Мы в соцсетях

Входите! Открыто!
Все материалы сайта доступны зарегистрированным пользователям. Регистрация займет 1 минуту.

У меня есть пароль
напомнить
Пароль отправлен на почту
Ввести
Я тут впервые
И получить доступ на сайт
Займет минуту!
Введите эл. почту или логин
Неверный логин или пароль
Неверный пароль
Введите пароль
×
Только для зарегистрированных пользователей

Всего минута на регистрацию и документы у вас в руках!

У меня есть пароль
напомнить
Пароль отправлен на почту
Ввести
Я тут впервые
И получить доступ на сайт
Займет минуту!
Введите эл. почту или логин
Неверный логин или пароль
Неверный пароль
Введите пароль
×

Подпишитесь на рассылку. Это бесплатно.

В рассылках мы вовремя предупредим об акции, расскажем о новостях в работе юриста и изменениях в законодательстве.