• Главная страница
  • » Статьи
  • » Предоставление отпуска по уходу за ребенком сотрудникам милиции: равны ли в своих правах мужчины и женщины

Предоставление отпуска по уходу за ребенком сотрудникам милиции: равны ли в своих правах мужчины и женщины

99
На практике работодатели не всегда правильно понимают содержание принципа равенства1, что в итоге выражается в отсутствии ряда возможностей у женщин-работников по сравнению с работниками мужского пола. В то же время возможен такой эффект, когда имеет место ущемление прав мужчин, допущение различий между полами там, где их быть не должно. Речь идет, прежде всего, о случаях, когда мужчины на равной основе с женщинами выполняют социальные функции в семье, которые законодатель по традиции часто относит к женским, а не к родительским.

Сотрудник органов внутренних дел К. обратился к руководству УВД Амурской области с заявлением о предоставлении ему отпуска по уходу за ребенком до 1,5 лет. К заявлению он приложил свидетельство о рождении ребенка, а также справку с места работы жены, подтверждающую, что в настоящее время она работает. Однако руководство УВД Амурской области отказало ему в предоставлении отпуска по уходу за ребенком, мотивировав свой отказ тем, что он не представил документов, подтверждающих невозможность нахождения матери ребенка в таком отпуске. Считая отказ незаконным, К. обратился в суд с иском к УВД Амурской области о признании права на отпуск по уходу за ребенком.

Казалось бы, столь простой вопрос не должен был вызвать проблем при разрешении данного иска. Ведь ст. 256 Трудового кодекса РФ однозначно закрепляет право отца на использование отпуска по уходу за ребенком. Однако практика показала обратное.

Правовое положение сотрудника органов внутренних дел существенно отличается от правового положения работников других организаций, не отнесенных к системе ОВД. Такое отличие обусловлено в первую очередь особой ролью милиции в жизни общества и государства, задачами, стоящими перед ней: обеспечение безопасности личности, предупреждение и пресечение преступлений и административных правонарушений, выявление и раскрытие преступлений и т. д. Учитывая характер работы сотрудников милиции, законодатель пошел по пути более тщательного регулирования порядка и условий прохождения ими государственной службы, в том числе и ряда социальных гарантий, установленных законодательством об охране семьи, материнства и детства.

Данные вопросы получили закрепление в Законе РФ от 18.04.91 № 1026-1 «О милиции» и Положении «О службе в органах внутренних дел Российской Федерации», утвержденном постановлением Верховного Совета РФ от 23.12.92 № 4202-1. По общему правилу специальные нормы имеют приоритет над общими.

Таким образом, требования К. о признании за ним права на отпуск по уходу за ребенком должны разрешаться в соответствии именно с этими нормами.

Вместе с тем правовой анализ указанных нормативных актов не позволяет прийти к какому-либо однозначному выводу. Если Закон о милиции исследуемые вопросы не регулирует вообще, то в Положении «О службе в органах внутренних дел» два упоминания о предоставлении отпуска по уходу за ребенком сотрудникам органов внутренних дел имеется.

Так, согласно ст. 45 указанного Положения, сотрудникам органов внутренних дел в соответствии с действующим законодательством предоставляются отпуска в связи с рождением ребенка, по уходу за детьми, творческие и в связи с обучением, а также иные установленные действующим законодательством.

В ст. 54 данного Положения указывается, что беременные женщины и матери из числа сотрудников органов внутренних дел, а также отцы — сотрудники органов внутренних дел, воспитывающие детей без матери (в случае ее смерти, лишения родительских прав, длительного пребывания в лечебном учреждении и в других случаях отсутствия материнского попечения), пользуются правовыми и социальными гарантиями, установленными законодательством РФ для этой категории населения.

Толкование указанных норм вызывает определенную сложность. С одной стороны, законодатель прямо предусмотрел право пользования социальными гарантиями и компенсациями в соответствии с федеральными законами и иными нормативно-правовыми актами об охране семьи, материнства и детства, в том числе и право на отпуск по уходу за ребенком, только для матерей, проходящих службу в органах внутренних дел, и для одиноких отцов — сотрудников милиции. Тем самым мужчины — сотрудники органов внутренних дел, воспитывающие детей в полных семьях, исключены из круга лиц, имеющих право на использование отпуска по уходу за ребенком. С другой стороны, указание на предоставление таким сотрудникам отпусков по уходу за ребенком в соответствии с действующим законодательством свидетельствует об отсутствии ограничения на предоставление указанного вида отпуска исключительно женщинам — милиционерам и одиноким отцам — сотрудникам УВД.

Коллизия указанных норм очевидна. Причем оба варианта решения данного вопроса можно признать обоснованными с точки зрения закона и государственных интересов.

Так, отказ законодателя от предоставления отпуска по уходу за ребенком сотруднику милиции — мужчине, воспитывающему ребенка в полной семье, можно объяснить особым характером службы в милиции, необходимостью поддержания постоянной готовности органов внутренних дел к выполнению возложенных на них задач. При этом уравнивание физических возможностей мужчин и женщин невозможно, так как женщины — более слабые существа и основная нагрузка при работе в милиции возлагается именно на мужчин. Конечно, исходя из изложенного, логичнее ограничить право сотрудника милиции мужского пола на использование отпуска по уходу за ребенком. С этой точки зрения представляется правильной позиция руководства УВД Амурской области, отказавшего К. в предоставлении отпуска по уходу за ребенком. Вместе с тем такое ограничение влечет нарушение конституционных принципов равноправия мужчин и женщин, дискриминацию прав мужчин по половому признаку. Руководствуясь таким суждением, необходимо признать право мужчин-милиционеров на отпуск по уходу за ребенком.

Противоречивость норм, содержащихся в одном и том же нормативном правовом акте, отсутствие какого-либо разъяснения по их применению привели к вынесению по делу К. двух разных судебных решений.

Мировой судья, руководствуясь ст. 54 Положения, отказал К. в иске, мотивировав свое решение тем, что истец не является одиноким отцом. Апелляционный суд не согласился с данным решением суда первой инстанции и вынес решение об удовлетворении иска, руководствуясь ст. 45 Положения. Амурский областной суд поддержал решение суда апелляционной инстанции, что представляется правильным.

Отсутствие законодательно закрепленного механизма предоставления сотрудникам УВД мужского пола отпуска по уходу за ребенком позволяет применить к спорным правоотношениям общие нормы ТК РФ. Статья 256 ТК РФ содержит прямое указание на возможность предоставления отпуска по уходу за ребенком его отцу. Применение указанной нормы в совокупности со ст. 45 Положения о службе в органах внутренних дел РФ, устанавливающей право на предоставление сотрудникам органов внутренних дел отпусков в соответствии с действующим законодательством, позволяет прийти к выводу о том, что отцы из числа сотрудников органов внутренних дел (без каких-либо ограничений) имеют право на отпуск по уходу за ребенком до трех лет.

Указанный вывод подтверждается нормами конституционного и семейного законодательства, провозгласившими защиту семьи, материнства, отцовства и детства и признавшими, что забота о детях, их воспитание — равное право и обязанность родителей (ст. 38 Конституции РФ, ст. 1 СК РФ). Более того, ст. 54 Положения о службе в органах внутренних дел РФ не содержит прямого запрета на предоставление отпуска по уходу за ребенком отцам — служащим в органах внутренних дел.

Учитывая изложенное, вывод суда апелляционной инстанции о незаконности отказа К. в предоставлении отпуска по уходу за ребенком является законным и обоснованным.

К сожалению, отсутствие законодательно закрепленного механизма предоставления мужчинам — сотрудникам милиции отпуска по уходу за ребенком зачастую приводит к нарушению их прав, поэтому формирование судебной практики по данному вопросу имеет огромное значение. Однако хотелось бы, чтобы эта проблема была решена законодателем.

1 Принцип равноправия мужчин и женщин в РФ провозглашен в главе 2 п. 3 ст. 19 Конституции РФ.

Скоро в журнале «Юрист компании»
    Узнать больше


    Ваша персональная подборка

      Подписка на статьи

      Чтобы не пропустить ни одной важной или интересной статьи, подпишитесь на рассылку. Это бесплатно.

      Рекомендации по теме

      Академия юриста компании

      Академия

      Смотрите полезные юридические видеолекции

      Смотреть

      Cтать постоян­ным читателем журнала!

      Cтать постоян­ным читателем журнала

      Воспользуйтесь самым выгодным предложением на подписку и станьте читателем уже сейчас

      Живое общение с редакцией
      Рассылка

      © Актион кадры и право, Медиагруппа Актион, 2007–2017

      Журнал «Юрист компании» –
      первый практический журнал для юриста

      Использование материалов сайта возможно только с письменного разрешения редакции журнала «Юрист компании».

      
      • Мы в соцсетях
      Внимание! Вы находитесь на сайте для юристов

      Вы точно юрист? Предлагаем сделку!
      Пройдите быструю регистрацию, а мы обеспечим вас увлекательным юридическим чтением.
      Регистрация займет минуту.

      У меня есть пароль
      напомнить
      Пароль отправлен на почту
      Ввести
      Я тут впервые
      И получить доступ на сайт Займет минуту!
      Введите эл. почту или логин
      Неверный логин или пароль
      Неверный пароль
      Введите пароль