Доказывание факта вынужденного увольнения

105
В соответствии с Постановлением Пленума Верховного Суда РФ от 17.03.2004 № 2 «О применении судами Российской Федерации Трудового кодекса Российской Федерации» при рассмотрении дел о восстановлении на работе лица, трудовой договор с которым расторгнут по инициативе работодателя, обязанность доказать наличие законного основания увольнения и соблюдение установленного порядка увольнения возлагается на работодателя (п. 23). Если истец утверждает, что работодатель вынудил его подать заявление об увольнении по собственному желанию, это обстоятельство подлежит проверке и обязанность доказать его возлагается на работника (подп. «а» п. 22 Постановления). Рассмотрим на примере конкретного судебного дела проблемы доказывания факта вынуждения работника к увольнению по собственному желанию, а также других обстоятельств трудового спора.

Б. подала в суд иск к закрытому акционерному обществу «А» о восстановлении на работе, признании приказа о лишении премии недействительным, взыскании задолженности по заработной плате и премии за март 2007 г., денежной компенсации за нарушение сроков их выплаты, оплаты времени вынужденного прогула, компенсации морального вреда и возмещении судебных расходов.

Решением суда исковые требования были удовлетворены частично1.

Не согласившись с вынесенным решением в части отказа во взыскании задолженности по заработной плате за весь период работы, определения суммы оплаты за время вынужденного прогула, сумм денежной компенсации за нарушение сроков выплаты причитающихся ей денежных средств, истица подала кассационную жалобу.

В судебном заседании Б. пояснила, что с 22.11.2006 была принята на работу в ЗАО «А» на должность инженера-строителя с испытательным сроком, который впоследствии был пройден успешно.

Однако вскоре отношение к ней и оценка качества ее работы изменились в худшую сторону. 21.03.2007 директор ЗАО «А» в присутствии заместителя начальника производственно-технического отдела Л. и работников предложил истице уволиться с занимаемой должности, написав заявление по собственному желанию. Истице пришлось написать заявление об увольнении по соглашению сторон 21.03.2007 в связи с невозможностью работать в сложившихся обстоятельствах. При ознакомлении с приказом об увольнении Б. указала: «С увольнением не согласна. Уволиться вынудили».

Кроме того, после увольнения истицы, 04.04.2007, был издан приказ № 39 о премировании по результатам работы за март 2007 г., в соответствии с которым Б. лишена премии на 100%.

В нарушение ст. 136 ТК РФ работодатель не извещал Б. о составных частях заработной платы, причитающейся ей за соответствующий период, о размерах и основаниях произведенных удержаний, а также об общей денежной сумме, подлежащей выплате.

Согласно п. 6.1 трудового договора от 22.11.2006 № 125 и приказу от 22.11.2006 № 240-к Б. был установлен оклад 14 720 руб., однако заработная плата и премиальные выплачивались из расчета 9200 руб. При этом общая сумма заработной платы не была менее 20 000 руб., именно о таком минимальном размере заработной платы договаривались стороны при заключении договора. Тем не менее истица считает, что ответчик имеет перед ней задолженность по заработной плате в сумме 54 209 руб.

В нарушение ст. 140 ТК РФ окончательный расчет с истицей был произведен не в день увольнения, а 13.04.2007. За данное нарушение сроков вы платы расчета работодатель обязан выплатить работнику денежную компенсацию в раз мере не ниже 1/300 действующей в это время ставки рефинансирования Центрального банка РФ от не выплаченных в срок сумм за каждый день задержки, начиная со следующего дня после установленного срока выплаты по день фактического расчета включительно.

В соответствии со ст. 394 ТК РФ за все время вынужденного прогула истица просила взыскать 257 054,16 руб.

Кроме того, неправомерными действиями ответчика истице был причинен моральный вред, который в соответствии со ст. 237 Кодекса должен быть возмещен. Размер причиненного морального вреда истицей определен в сумме 15 000 руб.

В соответствии со ст. 100 ГПК РФ истица просила взыскать в возмещение понесенных судебных расходов (оплата услуг представителя) 10 000 руб.

Ответчик иск не признал, пояснив, что увольнение истицы осуществлялось на законных основаниях, поскольку было написано заявление об увольнении по соглашению сторон, работодатель согласился с этим заявлением и прекратил трудовые отношения с истицей. Требования истицы о взыскании премии не основаны на законе, представленный истицей расчет заработной платы не соответствует положениям ст. 236 ТК РФ. Он также пояснил, что заработная плата истице выплачивалась исходя из оклада, установленного в штатном расписании и положении о премировании, согласно которому премия выплачивалась ежемесячно соответственно результатам выполненных работ. Ответчик просит в иске отказать в полном объеме.

Как утверждает истица, ее увольнение было обусловлено сложившейся неблагоприятной обстановкой в отношениях с руководством, отсутствием уважения. После увольнения ее непосредственного руководителя она стала напрямую подчиняться директору организации, который давал ей задания неконкретные либо выходящие за рамки ее должностных обязанностей, без указания сроков их выполнения и предоставления дополнительной информации.

Из имеющегося в материалах дела заявления истицы на имя директора ЗАО «А» от 21.03.2007 видно, что истица просила уволить ее по соглашению сторон в связи с невозможностью работать в данных условиях и при сложившихся отношениях.

При ознакомлении с приказом об увольнении истицей было указано, что с увольнением она не согласна, поскольку уволиться ее вынудили, что подтверждается показаниями свидетелей.

Судом были допрошены в качестве свидетелей граждан ка Ч., работающая инспектором отдела кадров ЗАО «А», гражданка Б., специалист по подбору персонала ЗАО «А», гражданка А., инженер производственно-технического отдела ЗАО «А», гражданин Л., заместитель начальника производственно-технического от дела ЗАО «А».

В частности, свидетель Л. подтвердил, что 21.03.2007 вместе с директором заходил в кабинет производственно-технического отдела. В его присутствии директор ЗАО «А» попросил истицу написать заявление об увольнении. Также пояснил, что работа истицы его не устраивала и именно он предложил директору уволить ее.

Кроме того, в материалах дела нашло подтверждение то обстоятельство, что на должность инженера-строителя, занимаемую ранее истицей, был принят новый работник. При чем заявление о приеме на работу им было написано 21.03.2007, т. е. в день, когда истицу попросили уволиться и когда она отрабатывала последний рабочий день.

Оценивая все вышеуказанные доказательства в совокупности, суд находит состоятельными доводы истицы о наличии неприязненных отношений к ней со стороны руководства организации, которое послужило ухудшению отношений, созданию тяжелой для Б. психологической обстановки.

При этом также нашли подтверждение доводы истицы об отсутствии конкретных заданий со стороны работодателя. В трудовом договоре Б. указано, что ее служебные обязанности определяются должностной инструкцией и трудовым договором. При этом ответчик не представил суду доказательств наличия должностной инструкции, с которой истица была бы ознакомлена под роспись, или иного документа, в котором были бы определены должностные обязанности Б. Представленная ответчиком должностная инструкция инженера-строителя производственно-технического отдела утверждена директором ЗАО «А» 02.04.2007, т. е. после увольнения истицы. Кроме того, ответчик не представил суду доказательств того, что истица не исполняла или ненадлежащим образом исполняла свои трудовые обязанности и предъявленные со стороны работодателя замечания были обоснованными и объективными.

С учетом изложенного суд пришел к выводу, что подача истицей заявления об увольнении не была ее собственным добровольным волеизъявлением о прекращении трудовых отношений, а вызвана требованием работодателя, который вынудил ее уволиться, следовательно, увольнение Б. по п. 1 ст. 78 ТК РФ (по соглашению сторон) было произведено при фактическом отсутствии указанного в статье основания.

При таких обстоятельствах требования истицы о восстановлении на работе являются обоснованными и подлежат удовлетворению.

В соответствии со ст. 394 ТК РФ в случае признания увольнения незаконным и восстановления работника на прежней работе орган, рассматривающий индивидуальный трудовой спор, принимает решение о выплате работнику среднего заработка за все время вынужденного прогула.

В ходе судебного разбирательства судом установлено, что заработная плата истицы складывалась из оклада, размер которого определялся штатным расписанием, и ежемесячной премии согласно положению о премировании от 01.10.2006.

При этом суд находит несостоятельными доводы о том, что заработная плата исчислялась работнице неправильно. Было установлено, что трудовым договором ей был предусмотрен оклад в размере 14 720 руб.

При этом в материалах дела имеется дополнительное соглашение к трудовому договору от 22.11.2006 № 125, согласно которому п. 6 трудового договора принят в следующей редакции: «Работнику устанавливается должностной оклад в размере 9200 рублей в месяц».

Ссылку представителя истицы на то, что данное дополнительное соглашение является недействительным, поскольку дата его составления предшествовала заключению самого трудового договора, суд находит несостоятельной, так как из пояснений представителя ответчика следует, что в документе допущена опечатка. Должностной оклад, установленный трудовым договором, включал в себя размер ежемесячной премии, однако после принятия нового штатного расписания и приведения в соответствие с ним документов, регулирующих порядок оплаты труда, были внесены изменения в трудовые договоры всех работников путем заключения дополнительных соглашений.

Истица не оспаривала того факта, что она добровольно после принятия на работу и заключения трудового договора подписала дополнительное соглашение, была ознакомлена и согласна с его содержанием, ежемесячно получала заработную плату около 20 000 руб., складывающуюся из оклада и премии. Как в ходе судебного разбирательства, так и в кассационной жалобе истица указывает, что дополнительное соглашение от 01.11.2006 она подписала примерно за неделю до своего увольнения (т. е. в середине марта 2007 г.). При прочтении данного документа истица обратила внимание только на размер оклада, полагая, что он изменяется на будущее, но никак не на прошедший период. А учитывая, что уже к тому моменту имели место неприязненные отношения с руководством, посчитала, что изменением оклада в меньшую сторону ее вынуждают к увольнению.

В подтверждение установления оклада в размере 9200 руб. ответчиком было представлено штатное расписание, которое по заявлению истицы, является недействительным, так как не соответствует требованиям действующего законодательства.

Во-первых, не содержит указания на день, с которого оно должно применяться.

Во-вторых, в нарушение п. 13.3, п. 14.3 устава ЗАО штатное расписание не утверждено общим собранием акционеров.

Кроме того, согласно штампу о входящей корреспонденции в ЗАО «А» штатное расписание поступило 01.12.2006, т. е. после приема Б. на работу. Получается, что ответчик не поставил своевременно истицу в известность (за 2 месяца, как того требует ст. 74 ТК РФ) об изменении оклада и, соответственно, своевременно не оформил это изменение, а «задним» числом постарался исправить эту оплошность, полагая, что, если истица после того, как ее вынудят уволиться, обратится в суд, не сможет уже потребовать недоплаченную таким образом разницу в заработной плате.

Истица считает, что доводы представителя ответчика об опечатке являются несостоятельными, размер оклада истицы в установленном законом порядке изменен не был, соответственно, при начислении заработной платы должен применяться оклад 14 720, а не 9200 руб. Однако суд не согласился в этой части с доводами истицы.

В соответствии с п. 4.3 положения о премировании ЗАО установлены следующие виды премий: по результатам работы за месяц, по результатам работы за квартал, по результатам работы за год. Текущая (ежемесячная) премия устанавливается в размере 100% от размера должностного оклада.

Из расчетных листков видно, что заработная плата истицы складывалась из должного оклада в размере 9200 руб., ежемесячной премии в размере оклада и суммы районного коэффициента 25%, что после уплаты подоходного налога со ставило 20 010 руб. ежемесячно. Указанная в расчетных листах сумма заработной платы соответствовала указанным в платежных ведомостях и фактически полученным суммам.

Таким образом, суд не находит каких-либо нарушений в исчислении и выплате заработной платы истице в период ее работы с ноября 2006 г. по февраль 2007 г.

Однако, как видно из расчетного листка, при увольнении истицы в ее заработную плату не была включена ежемесячная премия за март 2007 г. Согласно представленному суду приказу от 04.04.2007 № 39 истица была лишена премии за март в размере 100% за ненадлежащее выполнение должностных обязанностей, предусмотренных трудовым договором.

Как пояснил в судебном заседании представитель ответчика, данный приказ был издан на основании служебной записки заместителя производственно-технического отдела от 02.04.2007. В соответствии с п. 4.5 положения о премировании ЗАО текущие премии устанавливаются приказом директора ежемесячно в размере 100% от величины оклада, установленного штатным расписанием и трудовым договором, в том числе в размере 60% от должностного оклада работника — за полное своевременно выполнение индивидуального плана работы, за профессиональную компетентность и исполнение должностных обязанностей в соответствии с должностной инструкцией; в размере 30% от должностного оклада — за вы полнение плана работы структурного подразделения, в котором числится работник; в размере 10% от должностного оклада — за своевременное предоставление отчетности, надлежащее исполнение распоряжений, приказов непосредственного руководителя, соблюдение правил внутреннего трудового распорядка, правил охраны труда, техники безопасности и противопожарной безопасности.

Указанные в служебной записке сведения о нарушении истицей должностных обязаностей не могут быть приняты судом в качестве основания для лишения ее премии, поскольку служебная записка со ставлена 02.04.2007, т. е. после увольнения истицы, к тому же при увольнении был заполнен обходной лист, в котором имеется подпись ее непосредственного руководителя и нет указаний на наличие каких-либо нарушений. При этом ответчиком не представлено каких-либо доказательств ненадлежащего исполнения либо неисполнения истицей своих должностных обязанностей, замечаний относительно качества ее работы со стороны сотрудников и клиентов фирмы, наличия должностной инструкции, доведенной до сведения истицы под роспись. Кроме того, указанная в служебной записке проверка производилась в отсутствие Б., значительно позже ее увольнения и принятия от нее всех дел, результаты проверки никаким образом не зафиксированы. Никаких объяснений от истицы взято не было.

Таким образом, служебная записка от 02.04.2007 составлена с нарушением процедуры фиксации нарушений трудовой деятельности работника, поэтому не может служить основанием для лишения ее премии.

Поскольку ответчиком не представлено доказательств, бесспорно свидетельствующих о нарушении истицей должностных обязанностей, правил внутреннего трудового распорядка, о невыполнении распоряжений руководителя, суд на ходит, что лишение Б. текущей (ежемесячной) премии за март 2007 г. было произведено без достаточных на то оснований, приказ от 04.04.2007 № 39 в этой части является незаконным и подлежит отмене, а премия — взысканию с ответчика.

Таким образом, при расчете средней заработной платы Б. подлежит включению в состав заработной платы за март 2007 г. премия в размере должностного оклада, т. е. 9200 руб.

Согласно положениям ст. 139 ТК РФ, производственному календарю за 2006 и 2007 гг., а также с учетом фактически отработанного времени при 5-дневной рабочей неделе средний заработок истицы должен быть рассчитан следующим образом (Таблица).

Поскольку приказ от 04.04.2007 № 39 в части депремирования Б. признан судом незаконным и был отменен, в заработную плату истицы за март подлежит включению премия исходя из фактически отработанного времени:

14 рабочих дней х (9200 руб. / 21 рабочий день) = 6133,33 руб.

Таким образом, средний заработок Б. за 1 рабочий день составляет:

81 535,32 руб. / 78 рабочих дней = 1045,32 руб.

Следовательно, за время вынужденного прогула в пользу Б. с ответчика подлежит взысканию заработная плата в соответствии с рабочим временем, утвержденным производственным календарем и трудовым договором: количество рабочих дней за период с 22.03.2007 по 26.09.2007 составляет 132 рабочих дня.

132 рабочих дня х 1045,32 руб. = 137 982,24 руб.

В кассационной жалобе истица указала, что в нарушение ст. 139 ТК РФ судом расчет средней заработной платы сделан из расчета выплаченных истице сумм, в то время как должны учитываться суммы, начисленные ежемесячно до удержания налогов и иных выплат. Таким образом, если исходить из оклада 9200 руб., средний дневной заработок истицы должен составить 1246,84 руб.; если же исходить из оклада 14 720 руб., то — 1947,38 руб.

Соответственно, оплата за время вынужденного прогула при окладе 9200 руб. составляла бы 164 582,88 руб.

Оплата за время вынужденного прогула при окладе 14 720 руб. — 257 054,16 руб.

В соответствии со ст. 140 ТК РФ при прекращении трудового договора выплата всех сумм, причитающихся работнику, производится в день его увольнения.

Как установлено судом, окончательный расчет заработной платы был произведен с нарушением установленных ст. 140 Кодекса сроков — 13.04.2007, что подтверждается платежной ведомостью от 13.04.2007 № 9 и не оспаривалось представителем ответчика в ходе судебного разбирательства.

В соответствии со ст. 236 ТК РФ при нарушении работодателем установленного срока выплаты заработной платы, оплаты отпуска, выплат при увольнении и других выплат, причитающихся работнику, работодатель обязан выплатить их с уплатой процентов (денежной компенсации) в размере не ниже 1/300 действующей в это время ставки рефинансирования Центрального банка Российской Федерации от не выплаченных в срок сумм за каждый день задержки, начиная со следующего дня после установленного срока выплаты по день фактического расчета включительно. Конкретный размер выплачиваемой работнику денежной компенсации определяется коллективным или трудовым договором.

Таким образом, в пользу истицы подлежит взысканию с ответчика компенсация за нарушение сроков выплаты окончательного расчета при увольнении в размере 91,71 руб.

За нарушение сроков выплаты Б. ежемесячной премии за март 2007 г., размер которой рассчитывается исходя из фактически отработанного истицей периода и составляет 6133,33 руб., в ее пользу с ответчика подлежит взысканию компенсация в размере 267,17 руб.

Согласно положениям ст. 237 ТК РФ моральный вред, причиненный работнику неправомерными действиями или бездействием работодателя, возмещается работнику в денежной форме в размерах, определяемых соглашением сторон трудового договора. В случае возникнвения спора факт причинения работнику морального вреда и размеры его возмещения определяются судом независимо от подлежащего возмещению имущественного ущерба.

Поскольку судом установлено нарушение ответчиком трудовых прав истицы незаконным увольнением и лишением премии за март 2007 г., а также нарушением сроков выплаты расчета при увольнении, требования Б. о взыскании с ЗАО «А» компенсации морального вреда подлежат удовлетворению. Суд счел необходимым взыскать с ответчика в пользу Б. компенсацию морального вреда в размере 5000 руб.

Также согласно положениям ст. 100 ГПК РФ в пользу истицы с ответчика подлежат взысканию расходы на оплату услуг представителя в размере 10 000 руб.

В соответствии с п. 1 ст. 103 ГПК РФ с ЗАО «А» в доход местного бюджета подлежит взысканию государственная пошлина в размере 5175,41 руб.

Исковое заявление Б. к ЗАО «А» о восстановлении на работе, признании приказа о лишении премии недействительным, взыскании задолженности по заработной плате и премии, денежной компенсации за нарушение сроков их выплаты, оплаты времени вынужденного прогула, компенсации морального вреда и возмещении судебных расходов удовлетворено частично.

Б. восстановлена в должности инженера-строителя производственно-технического отдела ЗАО «А» с 22.03.2007.

Приказ ЗАО «А» от 04.04.2007 № 39 в части лишения Б. ежемесячной премии по итогам работы за март 2007 г. признан недействительным.

С ЗАО «А» в пользу Б. взыскана ежемесячная премия по итогам работы за март 2007 г. в размере 6133,33 руб., оплата времени вынужденного прогула в размере 137 982,24 руб., денежная компенсация за нарушение сроков окончательного расчета при увольнении в размере 91,71 руб., денежная компенсация за нарушение сроков выплаты ежемесячной премии в размере 267,17 руб., компенсация морального вреда в размере 5000 руб. и расходы по оплате юридических услуг представителя в размере 10 000 руб., всего 159 474,75 руб.

Кассационным определением решение суда оставлено без изменений.

ПериодКоличество рабочих днейCумма (руб.)
ноябрь 2006 г.76669,68
декабрь 2006 г.2120 010
январь 2007 г.1720 010
февраль 2007 г.1916 080
март 2007 г.1412 632,31

1 Решение Октябрьского районного суда г. Новосибирска по делу № 2 1162/07.

Скоро в журнале «Юрист компании»
    Узнать больше


    Ваша персональная подборка

      Подписка на статьи

      Чтобы не пропустить ни одной важной или интересной статьи, подпишитесь на рассылку. Это бесплатно.

      Рекомендации по теме

      Академия юриста компании

      Академия

      Смотрите полезные юридические видеолекции

      Смотреть

      Cтать постоян­ным читателем журнала!

      Cтать постоян­ным читателем журнала

      Воспользуйтесь самым выгодным предложением на подписку и станьте читателем уже сейчас

      Живое общение с редакцией

      © Актион кадры и право, Медиагруппа Актион, 2007–2017

      Журнал «Юрист компании» –
      первый практический журнал для юриста

      Использование материалов сайта возможно только с письменного разрешения редакции журнала «Юрист компании».

      Зарегистрировано Федеральной службой по надзору в сфере связи, информационных технологий и массовых коммуникаций (Роскомнадзор) Свидетельство о регистрации  ПИ № ФС77-62254 от 03.07.2015

      Политика обработки персональных данных

      
      • Мы в соцсетях
      Сайт использует файлы cookie. Они позволяют узнавать вас и получать информацию о вашем пользовательском опыте. Это нужно, чтобы улучшать сайт. Если согласны, продолжайте пользоваться сайтом. Если нет – установите специальные настройки в браузере или обратитесь в техподдержку.
      Простите, что прерываем ваше чтение

      Это профессиональный сайт для юристов-практиков. Чтобы обеспечить качество материалов и защитить авторские права редакции, мы вынуждены размещать лучшие статьи в закрытом доступе.

      Предлагаем вам зарегистрироваться и продолжить чтение. Это займет всего полторы минуты.

      У меня есть пароль
      напомнить
      Пароль отправлен на почту
      Ввести
      Я тут впервые
      Вы продолжите читать статью через 1 минуту
      Введите эл. почту или логин
      Неверный логин или пароль
      Неверный пароль
      Введите пароль