Изменение статуса конвенции (рекомендации) МОТ на стадии российского законодательства

266
На стадии российского законодательства статус конвенций и рекомендаций Международной организации труда (далее - МОТ) может подвергаться изменению, проходя несколько этапов их трансформации от принятия в систему национального права до денонсации, что имеет свои внутрироссийские особенности. В данной части статьи, автор разграничивает рассматриваемую стадию на всевозможные этапы и правовые операции с конвенциями и рекомендациями МОТ с учетом особенностей их заключения, принятия (ратификации), применения и прекращения действия путем денонсации по внутреннему праву России1.

Как уже было разъяснено в первой части настоящей статьи, ратификация конвенций МОТ и придание юридической силы рекомендациям МОТ проводится каждой страной в соответствии с процедурными правилами, установленными в национальном законодательстве, но с учетом требований Устава МОТ и положений, содержащихся в этих международных соглашениях.

Основополагающие акты, содержащие национальные принципы и правила в области международно-договорного обращения

Напомню, что регламентации взаимоотношений в России между нормами международного права, в том числе, нормами международных договоров (к ним относятся конвенции МОТ), формирующими национальную правовую систему (впрочем, также и функциональную систему национального права) и нормами внутрироссийского законодательства посвящены, прежде всего, положения Конституции РФ. В ней этот предмет преимущественно рассмотрен с коллизионной стороны 1 и изложен в следующих конституционных нормах, являющихся основами национального правового регулирования правоотношений. В ч. 4 ст. 15 Конституции РФ гарантировано, что общепризнанные принципы и нормы международного права и международные договоры Российской Федерации являются составной частью ее правовой системы. Причем, если международным договором Российской Федерации установлены иные правила, чем предусмотренные законом (имеется коллизия - конфликт, выраженный в противоречии норм, то есть не соответствие их содержания друг другу), то применяются правила международного договора.

Аналогичная по сути с ч. 4 ст. 15 Конституции РФ норма содержится в ст. 10 Трудового кодекса РФ (далее - ТК РФ), в которой сказано следующее: общепризнанные принципы и нормы международного права и международные договоры России в соответствии с Конституцией РФ являются составной частью правовой системы Российской Федерации. Если международным договором Российской Федерации установлены другие правила (регулирующие аналогичный вид отношений между субъектами трудового права. – Авт.), чем предусмотренные трудовым законодательством и иными актами, содержащими нормы трудового права, применяются правила международного договора.

В системно-правовой связи с ч. 4 ст. 15 Конституции РФ находится ее ч. 6 ст. 125, где, в частности, установлено, что не соответствующие Конституции РФ международные договоры Российской Федерации не подлежат введению в действие и применению. Это правило согласно пп. «г» ч. 2 ст. 125 Конституции РФ касается международных договоров Российской Федерации не вступивших в силу, то есть которые еще не ратифицированы или им не придана юридическая сила иным законным образом.

Кроме того в ч. 1 ст. 17 Конституции РФ определено, что в Российской Федерации признаются и гарантируются права и свободы человека и гражданина согласно общепризнанным принципам и нормам международного права и в соответствии с настоящей Конституцией.

Анализируя вышеуказанные статьи Конституции РФ, приходишь к выводу, что в них как бы дан ответ на место и роль международных норм в правовой системе России, но итог этого анализа весьма неоднозначный. С одной стороны, по указанным в ч. 4 ст. 15 Конституции РФ правилам, гарантировано вхождение международных норм в нашу правовую систему. Это следует в силу давно сложившегося международного принципа об обязательности и добросовестности исполнения актов международного права, к которым присоединяется государство и это вытекает из требований, определенных в ст. 26 Венской Конвенция ООН «О праве международных договоров» от 23 мая 1969 г. (далее – Венская конвенция ООН) 2. С другой стороны, обращает на себя внимание, что в указанных статьях Конституции РФ непоследовательно отражено применение в практических целях как гарантий, содержащихся в общепризнанных принципах и нормах международного права, так и в международных договорах.

Не утешительны в этом аспекте и выводы специалистов по конституционному и международному праву, которые говорят, что отечественная правовая наука до сих пор не выработала единой позиции для определения, что же, безусловно, должно относиться к понятию «общепризнанные принципы и нормы международного права». Даже в международно-правовой доктрине нет единства относительно данного понятия 3, не говоря уже о том, что фундаментальные принципы и нормы, отраженные в Пактах ООН от 1966 года об экономических, социальных и культурных правах, а также о гражданских и политических правах, официально не признаны рядом государств 4.

Правда, Верховный Суд РФ попытался дать толкование как понятию «общепризнанные принципы международного права», так и «общепризнанные нормы международного права», но данные им определения характеризуются специалистами по конституционному праву как слишком расплывчатые для того, чтобы их можно было применить на практике. Поэтому норма ч. 4 ст. 15 Конституции РФ не может быть признана эффективно работающей за исключением ситуации с официально ратифицированными международными договорами 5. Тем не менее, согласно определениям, данным Верховным Судом РФ, под общепризнанными принципами международного права следует понимать - основополагающие императивные нормы международного права, принимаемые и признаваемые международным сообществом государств в целом, отклонение от которых недопустимо. В свою очередь, под общепризнанной нормой международного права следует понимать - правило поведения, принимаемое и признаваемое международным сообществом государств в целом в качестве юридически обязательного 6.

Вместе с тем, в отличие от вышерассмотренных понятий, понятие «международный договор», в том числе конвенция МОТ, имеет вполне четкое определение. Итак, международный договор согласно ст. 2 Венской конвенции ООН - международное соглашение, заключенное между государствами в письменной форме и регулируемое международным правом, независимо от того, содержится ли такое соглашение в одном документе, в двух или нескольких связанных между собой документах, а также независимо от его конкретного наименования. Учтем при этом, что понятие «международный договор» - это родовое понятие для всех нормативных международных актов в договорной форме независимо от их наименования (пакт, конвенция и т.д.).

Как отмечают те же специалисты по конституционному и международному праву, норма, предусмотренная вторым предложением ч. 4 ст. 15 Конституции РФ, является новеллой российского законодательства. Впервые она появилась в Конституции РФ 1978 г. в соответствии с Законом РФ от 21 апреля 1992 г. № 2708-1 "Об изменениях и дополнениях Конституции (Основного Закона) Российской Советской Федеративной Социалистической Республики" 7, но тогда преимущество перед законами РФ устанавливалось только для общепризнанных международных норм, относящихся к правам человека (ст. 32 Конституции РФ 1978 г.).

В отличие от Конституции РФ 1978 г. в действующей сейчас Конституции РФ 1993 г. закреплен приоритет именно международных договоров и только перед законом. Следовательно, общепризнанные принципы и нормы международного права приоритет перед законами не имеют. К тому же, из зоны приоритета международных договоров формально исключены федеральные конституционные законы. В связи с этим возникает правовая неопределенность, усугубляемая еще и тем, что ратификация международных договоров осуществляется федеральными законами, а федеральные конституционные законы обладают более высокой юридической силой, чем законы 8. Таким образом, в ч. 4 ст. 15 Конституции РФ проигнорирован учет приоритета общепризнанных принципов и норм международного права перед всеми видами законов в правоотношениях, регулируемых национальным законодательством.

Та же самая ситуация, но с точностью до наоборот, содержится в ч. 1 ст. 17 Конституции РФ по отношению к международным договорам. Напомню, что в ч. 1 ст. 17 Конституции РФ признаются и гарантируются те права и свободы человека и гражданина, которые охвачены общепризнанными принципами и нормами международного права, но почему-то в корреспонденции с Конституцией РФ, то есть должны быть дополнительно отражены и в ней, вопреки ч. 4 ст. 15 Конституции.

Более того, из ч. 4 ст. 15 Конституции РФ также не ясно, имеют ли в целом международные нормы и общепризнанные принципы приоритет перед ней самой. Так, из ч. 6 ст. 125 Конституции РФ следует, что не соответствующие Конституции РФ именно международные договоры Российской Федерации не подлежат введению в действие и применению, но это формально не касается общепризнанных принципов и норм международного права, действующих как бы по умолчанию. Отсюда, можно сделать умозаключение, что приоритет международных договоров не распространяется на Конституцию РФ, но она должна соответствовать общепризнанным принципам и нормам международного права. Следовательно, в случае ее не соответствия им она должны подвергнуться надлежащим изменениям.

Такой вывод следует, как из изложенного выше правила ч. 6 ст. 125, так и по определению, ведь Конституция РФ 1993 г. уже не содержит в своем тексте такого синонимичного понятия как «Основной закон страны», а является по своей правовой сути надзаконным актом. Однако ч. 2 ст. 4 и ч. 1 ст. 15 Конституции РФ обязывают считать ее составной частью законодательства, так как она не самодостаточна. В ней, кроме норм прямого действия, есть немало норм отсылочного характера, указывающих на необходимость восполнения ее положений, носящих декларативный характер, иными правовыми актами. Такая двузначность Конституции РФ требует постоянного разъяснения правил практического применения почти всех ее норм силами Конституционного Суда РФ, чем стабильно ему и приходиться заниматься.

Омрачает вышеизложенную картину и ч. 3 ст. 46 Конституции РФ, где сказано, что каждый вправе в соответствии с международными договорами Российской Федерации (но не на основании общепризнанных принципов и норм международного права) обращаться в межгосударственные органы по защите прав и свобод человека, если исчерпаны все имеющиеся внутригосударственные средства правовой защиты.

Кроме Конституции РФ задачи по регулированию порядка реализации на территории России положений конвенций МОТ решает специальный Федеральный закон от 16 июня 1995 г. № 101-ФЗ "О международных договорах Российской Федерации", вступивший в силу 21 июля 1995 г. (в ред. от 01.12.2007; далее – Закон о международных договорах) 9. С внесением последних изменений редакция ст. 2 этого Закона приведена в соответствие со ст. 2 Венской конвенции ООН и даже в более детализированном виде. Теперь понятие "международный договор Российской Федерации" означает - международное соглашение, заключенное Российской Федерацией с иностранным государством (или государствами), с международной организацией либо с иным образованием, обладающим правом заключать международные договоры, в письменной форме и регулируемое международным правом, независимо от того, содержится такое соглашение в одном документе или в нескольких связанных между собой документах, а также независимо от его конкретного наименования.

Согласно п. 2 ст. 3 Закона о международных договорах эти договоры Российской Федерации заключаются с иностранными государствами, а также с международными организациями 10 и иными образованиями 11. Все международные договоры в п. 2 ст. 1 этого Закона подразделены на три вида: межгосударственные, заключаемые от имени Российской Федерации, межправительственные, заключаемые от имени Правительства Российской Федерации и межведомственные, заключаемые от имени федеральных органов исполнительной власти или уполномоченных организаций.

Однако в ст. 21 Закона о международных договорах вводится еще одна градация международных договоров, но уже внутри межгосударственных, когда от имени Российской Федерации они заключаются (путем присоединения к ним) по воле Президента РФ, а по вопросам, относящимся к ведению Правительства РФ, - Правительства РФ. При этом предусмотрены и межправительственные договоры, когда их заключение путем присоединения России к действующим международным договорам производится от имени Правительства РФ или самим Правительством РФ. Итак, получается, что Правительство РФ может заключать международные договоры как межгосударственного характера от имени России, так и межправительственные – от своего имени.

Причем инициация заключения международного договора от лица Российской Федерации на основании ст. 8 и 9 данного Закона возможна в двух формах - предложения и рекомендации. Исходя из положений этих статей, перечень субъектов, имеющих право рекомендовать заключить международный договор, значительно шире, чем, имеющих право предлагать его заключить. Тем не менее, и в том и в другом случае, как предложение, так и рекомендация представляются Президенту РФ, а по вопросам, относящимся к ведению Правительства РФ, представляются в правительство.

Возникает естественный вопрос, а имеется ли юридическая разница между этими видами международных договоров, например, в части правовых последствий для государства, нарушающего их нормы? В рассмотренных работах указанных специалистов-международников нет ясного ответа на этот вопрос. Понять можно только одно, что все они заключены нашим государством, и оно же несет ответственность за не добросовестное их исполнение, а решать все споры нужно в Международном Суде ООН. Тем не менее, из их рассуждений также следует, что возникшие разногласия нужно все-таки предварительно решать на уровне субъектов, заключивших эти договоры, и таким образом, как бы проявляется их правовое различие и характерные для них последствия. При этом отдельные специалисты-международники отмечают, что существует и определенная иерархия международных договоров, но только в следующем плане. Межправительственный договор не должен противоречить межгосударственному, а договор межведомственного характера не может противоречить и межгосударственному, и межправительственному договору 12.

Особенности представительства в МОТ по российскому законодательству 13

Анализ Закона о международных договорах позволяет сказать, что в нем, по сравнению с Венской конвенцией ООН, очень невнятно отражена как специфика представительства в организациях подобных МОТ, так и особенность принятия в них текста международного договора или установления его аутентичности (см. пп. «д» ст. 2 и п. 4 ст. 12 Закона о международных договорах в сравнении с пп. «с» п. 2 ст. 7, п. 2 ст. 9 и ст. 10 Венской конвенции) 14.

В Законе о международных договорах отсутствует правовой механизм, определяющий и порядок наделения представителей России полномочиями для участия в международных организациях, и правила их участия в международных организациях типа МОТ 15. Соответственно, из этого Закона (а подзаконных актов к нему не обнаружено, а если они есть, то, вперед всего, в виде служебных инструкций Министерства иностранных дел РФ, далее - МИД) невозможно определить ни правовые последствия для России, ни юридическую ответственность представителей-делегатов МКТ, допустим, за негативные для России результаты такого вида международной деятельности. Поэтому российские представители осуществляют свою представительскую деятельность в МОТ, прежде всего, на общей международной основе, которая определена в п. 1 ст. 7 Венской конвенции ООН, где указано, в частности, следующее. Лицо считается представляющим государство, если уполномочено принять текст договора или установить его аутентичность, либо выразить согласие государства на обязательность для него договора. При этом в п. 2 ст. 9 этой Конвенции ООН уточнено, что допустимой процедурой принятия текста договора является голосование за него на международной конференции представителей двух третей государств, присутствующих и участвующих в голосовании, если тем же большинством голосов они не решили применить иное правило.

В свою очередь, из статутных актов МОТ следует, что процедура принятия конвенций и рекомендаций МОТ происходит на сессии МКТ путем одобрения их окончательного содержания представителями стран-членов МОТ в форме поименного голосования и не менее чем двумя третями голосов присутствующих делегатов. Делегаты МКТ от России уполномочены МИДом принять текст договора и недопущены к установлению его аутентичности, так как понятия парафирования текста конвенции (рекомендации) в статутных документах МОТ не предусмотрено 16. Тем более, делегаты не правомочны каким-либо иным способом выразить свое (а в их лице как бы государственное) согласие об обязательности для России конвенции или рекомендации МОТ.

Причем, если делегаты от России, как и от иной другой страны, проголосовали «против» принятия той или иной конвенции (рекомендации), то это может негативно повлиять на результат ее приема, только в следующих случаях. Во-первых, если не будет соблюден кворум, то есть в голосовании примет участие меньше половины от числа делегатов, присутствующих на сессии 17. Во-вторых, если, голосующие «за» принятие конвенции (рекомендации), не наберут две трети голосов при условии участия в голосовании не менее половины делегатов, присутствующих на сессии МКТ и имеющих право голосовать. В связи с вышеизложенным в Регламенте МКТ отведено особое место уточнению надлежащего оформления у всех трех категорий делегатов, так называемых «представительских документов», которые российским делегатам оформляет МИД 18.

В этих целях МКТ создает специальный комитет по проверке полномочий не только у делегатов, но и у сопровождающих их советников, которые должны представить в МБТ свои мандаты не позже чем за 15 дней до намеченной даты открытия сессии (ст. 5 и раздел «В» Регламента МКТ). Это делается с целью определения возможности считать ли этих лиц полномочными представителями страны, участвующей в конкретной сессии МКТ и, особенно на стадии заключительного голосования (ст. 20 Регламента МКТ).

Тем не менее, все претензии по возникшим проблемам, в том числе, организационным, финансовым и др., а также предложения Административного совета о решении спорных вопросов адресуются либо делегатам от Правительства РФ, либо непосредственно к нему, а не к иным категориям делегатов либо к организациям, направившим их для участия в МКТ. Кроме того, подавляющее большинство внутрисессионных и внесессионных задач решаются, исходя из статутов МОТ, на уровне делегатов, представляющих правительство страны-члена МОТ 19. Таким образом, статус конвенции, как международного договора, по всей видимости, является межправительственным договором, несмотря на специфику трехстороннего характера деятельности МОТ 20.

Этот вывод также следует из анализа законов о ратификации конвенций МОТ, в которых не упоминается (в отличие от ратификации иных международных договоров межгосударственного характера), что они ратифицированы от имени Российской Федерации. Впрочем, в законах о ратификации конвенций МОТ нет и указания, что конвенции ратифицированы от имени Правительства РФ, хотя при ратификации иных международных договоров, заключенных с его участием, это отражено. Все это дополнительно подтверждает, что трехсторонняя система работы МОТ накладывает свой специфический отпечаток даже на содержание российских законов о ратификации и денонсации ее конвенций.

Итак, МОТ, являясь, по сути, межгосударственной организацией, допускающей прием в свои члены любое государство, ставшее членом ООН, тем не менее, замыкается в своей деятельности только на правительство страны-члена МОТ. В связи с этим обращает на себя внимание такой факт: в рассмотренной специальной литературе, изданной юристами-международниками, этот вид международного договора, заключенного в стенах МОТ, в данном аспекте никак не комментируется.

Национальная специфика изменения статуса международного договора, принятого МОТ.

Примем к сведению, во-первых, процедуру принятия на МКТ конвенций и рекомендаций МОТ, во-вторых, порядок взаимоотношений между Правительством России и МОТ 20. Тем не менее, нас, естественно, интересует возможная процедура изменения статуса конвенций и рекомендаций МОТ способами, предусмотренными в национальном праве. Напомню, что Россия, как член МОТ, через своих представителей 22 принимает на сессиях МКТ конвенции или рекомендации МОТ, которые с этого момента, во-первых, должны изменить свой статус с принятых актов на статус действующих актов. Это требует их признания на уровне нескольких правительств стран-членов МОТ, то есть получения согласия на применении этих актов в конкретном государстве. Причем такое признание должно быть осуществлено в порядке определенном как в статутных документах МОТ 23, так и в самих конвенциях и рекомендациях. Во-вторых, при необходимости изменения статуса действующей на территории государства конвенции или рекомендации МОТ, например, на статус акта с приостановленным сроком его действия или акта, от применения которого государство отказалось, следует также соблюдать все особые требования, определенные в указанных документах.

Заключение многостороннего межправительственного (международного) договора, принятого МОТ. Как уже было отмечено в первой части данной статьи, в соответствии с требованием, содержащимся в п. 4 - 6 ст. 19 Устава МОТ Генеральный директор МБТ пересылает заверенную копию конвенции или рекомендации каждому члену МОТ (в России, официальным представителем, как правительства, так и в целом страны в международных отношениях является МИД). Причем конвенция посылается для ратификации, а рекомендация сообщается для рассмотрения ее с целью придания ей юридической силы путем принятия закона или другими легальными способами. С этого момента у правительства страны-члена МОТ возникает ряд обязанностей перед МОТ, определенных в ее Уставе 24.

В связи с изложенным выше обстоятельством необходимо напомнить, что у стран-членов МОТ нет уставной обязанности ратифицировать конвенцию либо иным способом имплементировать в национальную правовую систему рекомендацию МОТ. Вместе с тем, из самого смысла представления их компетентному органу вытекает необходимость для правительства страны-члена МОТ определиться с вопросом о ратификации конвенции или о необходимости придать юридическую силу рекомендации. При этом следует учесть, что в исполнении п. 1 ст. 1 Устава МОТ определенные в нем, а также в особых Декларациях МОТ положения, детализированные в конкретных конвенциях, становятся обязательными для всех стран-членов МОТ даже, несмотря на то, что они ими не ратифицированы.

Как мы выяснили, международный договор в форме конвенции принятой на сессии МКТ по существу заключается не столько с МОТ, сколько между правительствами государств, являющихся членами МОТ. Это накладывает на взаимоотношения между МОТ и правительством страны-члена МОТ особый императивный отпечаток, отражающийся и на внутринациональной подготовительной процедуре заключения этого особого типа международного договора. Так, любое правительство, а тем более федерального государства, каковым является Российская Федерация, обязано по требованию МБТ и Административного совета МОТ представлять отчет о следующем. Какие правительством предпринимается меры для того, чтобы принятая МКТ конвенция или рекомендация были имплементированы в национальное законодательство в целом или их отдельные положения были отражены либо в законах, либо иным легальным способом в иных официальных актах.

Более того, Устав МОТ прямо-таки навязывает стране-члену МОТ даже отказавшейся, например, от ратификации конвенции, пересмотреть такое решение. Этот вывод следует из ряда требований ст. 19 Устава МОТ, обязывающих правительство государства-отказника, несмотря на отказ, все-таки отчитываться о состоянии в стране законодательства и существующей практике по вопросам, которых касается конвенция. Кроме того, нужно отчитываться в том, какие меры были приняты или намечены для придания силы любым положениям конвенции путем принятия законодательных или административных мер, либо отражению их в коллективных договорах или любым другим путем. Также нужно отчитываться в тех обстоятельствах, которые в данный момент препятствуют или задерживают ратификации конвенции. Причем это требование о придании любыми легальными путями этим актам юридической силы распространяется и на те территории, которые входят в состав федерации (п. 5 – 7 ст. 19 Устава МОТ).

В отношении рекомендации МИД совместно с Минздравсоцразвития РФ обязано представить ее на рассмотрение тех органов власти, в компетенцию которых входит решение задачи либо об оформлении ее в качестве закона или для принятия мер другого порядка, порождающих ее официальное признание, либо об отказе в придании ей юридической силы на территории России 25. При этом термин «придание рекомендации силы путем принятия закона или иным путем» предполагает следующее. Включение во введенный в действие закон (специальный или разнонаправленного характера) или в трехстороннее либо двухстороннее социально-партнерское соглашение, содержание всех или части положений рекомендации МОТ с допустимой их корректировкой, учитывающей национальные особенности, возможности и интересы.

Такая имплементация или даже рецепция всех или отдельных положений рекомендации МОТ фактически «растворяет» ее во внутреннем законодательстве и говорить о каком-либо прямом применение международных норм уже невозможно. Кроме того, изменение национального законодательства путем его приведения в соответствие с положениями рекомендации МОТ исключает возможность говорить о приоритете ее норм, как международного договора, над национальным законом. Впрочем, проведение таких же действий с отдельными положениями конвенций МОТ, кроме их прямого применения путем ратификации, также сделает не уместным использование правил, содержащихся во втором предложение ч. 4 ст. 15 Конституции РФ. К тому же, как уже не раз было отмечено в данной статье, в нашей стране не практикуется какими-либо официальными способами придание юридической силы рекомендациям МОТ, позволяющее в той или иной степени их относить к источникам права.

В связи с этим сосредоточим свое внимание на национальной процедуре реализации требований Устава МОТ и на содержание предписаний, посвященных ратификации принятых на МКТ конвенций, как самостоятельных актов, доминирующих над законом.

Национальная процедура ратификация конвенции МОТ. Итак, МИД в течение года с момента закрытия сессии МКТ или, в случае исключительных обстоятельств, не позднее 18 месяцев с момента закрытия МКТ обязано представить конвенцию на рассмотрение органа власти, в компетенцию которого входит решение вопроса о ратификации и оформления ее в качестве закона либо дачи отказа от ее ратификации. Таким органом на предварительном этапе является Правительство РФ, а на заключительном – Президент России и парламент (Федеральное Собрание), состоящий согласно ст. 94 и 95 Конституции РФ из двух палат - Государственной Думы (далее - Госдума) и Совета Федерации.

Согласно ст. 14 Закона о международных договорах и в соответствии со ст. 106 Конституции РФ ратификация международных договоров Российской Федерации осуществляется в форме федерального закона. К числу международных договоров Российской Федерации, подлежащих ратификации, согласно ст. 15 этого Закона подлежит и конвенция МОТ, так как она соответствует требованиям этой статьи.

Процедуры заключения и прекращения международного договора парламентом страны регламентированы не только Законом о международных договорах, но и регламентами его палат, в которых изложены особенности рассмотрения, предложенных к ратификации международных договоров. Тем не менее, международные договоры России, прежде всего, заключаются, выполняются и прекращаются в соответствии с общепризнанными принципами и нормами международного права, положениями самого договора, Конституцией РФ и только в части неурегулированной этими актами применяются нормы Закона о международных договорах. Причем действие этого Закона распространяется и на международные договоры, в которых Российская Федерация является стороной в качестве государства - продолжателя СССР (п. 3 ст. 1 Закона о международных договорах).

Как сказано в преамбуле этого Закона, международные договоры образуют правовую основу межгосударственных отношений, содействуют поддержанию всеобщего мира и безопасности, развитию международного сотрудничества в соответствии с целями и принципами Устава ООН. Международным договорам принадлежит важная роль в защите основных прав и свобод человека, в обеспечении законных интересов государств. При этом применение терминов "ратификация", "утверждение", "принятие" и "присоединение" означает в зависимости от случая форму выражения согласия Россией на обязательность для нее международного договора (пп. «б» ст. 2 Закона о международных договорах) 26.

Сам же заключительный этап процедуры и способ выражения нашим государством согласия с обязательностью для него этого вида международного договора (конвенции МОТ) аналогичен одному из способов, изложенных в Венской конвенции ООН. Такими перечисленными в ней способами являются: подписание договора; обмен документами, образующими договор; ратификация договора, его принятие, утверждение, либо присоединение к нему любым другим способом, о котором его стороны условились. Однако специфика заключения международного договора в виде конвенции МОТ состоит в том, что предписания как Устава МОТ, так и самих конвенций ограничивают выбор странами МОТ способа их заключения. Странам, желающим реализовать у себя положения конвенции МОТ, оставлен только один способ – ее ратификация, как на стадии придания ей юридической силы международного договора, так и на стадии присоединения к уже действующей конвенции.

Порядок принятия федерального закона, ратифицирующего конвенцию МОТ, отражен, в основополагающих чертах, в ст.ст. 104-107 Конституции РФ. Согласно п. 1 ст. 105 Конституции РФ, федеральные законы принимаются Госдумой, а касающиеся ратификации и денонсации международных договоров РФ подлежат еще и обязательному рассмотрению в Совете Федерации (п. "г" ст. 106 Конституции). Далее принятый федеральный закон направляется Президенту РФ, который, если не отклонит его, то как бы утверждает и одобряет его своим подписанием и затем обязан его обнародовать (ст. 107 Конституции РФ).

Из ст. 104 Конституции РФ известно, что законопроекты вносятся именно в Госдуму, а право законодательной инициативы принадлежит, в числе иных перечисленных в ней субъектов, Правительству РФ. Следовательно, МИД с иными исполнительными органами власти России, деятельности которых касается та или иная конвенция МОТ (в нашем случае это, прежде всего, Минздравсоцразвитие РФ 27), должно подготовить свое заключении о целесообразности придания этим актам юридической силы и затем передать их на рассмотрение Правительства РФ.

В этих целях МИД совместно с Минздравсоцразвитием РФ на этапе подготовки заключения выявляет возможные негативные финансовые последствия для России, как государства, учитывая позитивные экономические и правовые изменения для отдельных категорий трудящихся при ратификации конвенции МОТ. Для этого указанные министерства согласовывают со всеми перечисленными в Законе о международных договорах внутригосударственными инстанциями все экономически значимые положения конвенции МОТ, а также необходимые изменения в национальном законодательстве. К субъектам, мнение которых нужно учесть при принятии окончательного решения, как минимум, относятся: Минюст РФ, Минфин РФ, различные иные ведомства, а также общественные организации, прямо или косвенно участвующие в Генеральном трехстороннем социально-партнерском соглашение и субъекты Российской Федерации 28.

Далее, на основании порядка, изложенного в ст. 16 данного Закона, международные договоры, прошедшие все необходимые согласования на предварительном этапе, вносятся МИД и Минздравсоцразвитием РФ на рассмотрение Правительства РФ. Последнее рассматривает конвенции МОТ с позиции предложенной аргументации их одобрения или не одобрения и выносит об этом решение в форме постановления Правительства РФ. Предложение о ратификации международного договора должно содержать заверенную копию официального текста международного договора, обоснование целесообразности его ратификации, определение соответствия договора законодательству Российской Федерации, а также оценку возможных финансово-экономических и иных последствий ратификации договора 29. В случае одобрения позитивной позиции указанных ведомств постановление Правительства РФ содержит указание о внесении конвенции МОТ в Госдуму на ратификацию и в этих целях подготавливается соответствующий законопроект и, при необходимости, предусмотренное ст. 104 Конституции РФ заключение Правительства РФ.

В свою очередь, в ст. 17 Закона о международных договорах кратко изложен порядок принятия решения о ратификации международных договоров Российской Федерации в палатах Федерального Собрания России. Так, Госдума рассматривает предложения о ратификации международных договоров и после предварительного их обсуждения в своих комитетах и комиссиях принимает соответствующее решение. Однако за этими скупыми фразами о прохождении в Госдуме рассмотрения предложения Правительства РФ о ратификации конвенции МОТ скрыта огромная бюрократическая процедура ее согласования, которая частично дублирует уже пройденный Правительством РФ путь. Вот вкратце этапы прохождения в Госдуме рассмотрения, представленных вместе с законопроектом, документов.

Исходя из содержания международного договора, Совет Госдумы определяет ответственный комитет по подготовке данного международного договора к ратификации, прекращению или приостановлению его действия. Для этого Совет Госдумы направляет проект федерального закона, например о ратификации конвенции, с сопроводительными материалами на заключение в ответственный комитет и в другие заинтересованные комитеты в соответствии с вопросами их ведения, а также обязательно в Комитет Госдумы по международным делам (п. 3 ст. 189 Регламента Госдумы Федерального Собрания Российской Федерации 30). Эти комитеты вырабатывают, по возможности, единую позицию для дачи заключения по данной конвенции, для чего привлекают вновь, при необходимости, всех заинтересованных субъектов и экспертов, создают подготовительные комиссии, проводят парламентские слушания и прочее 31. Параллельно этой работе Правовое управление Аппарата Госдумы по поручению Совета Госдумы или ответственного комитета осуществляет правовую экспертизу представленного на ратификацию, прекращение или приостановление действия международного договора на его соответствие Конституции РФ, международным обязательствам Российской Федерации (п. 4 ст. 190 Регламента Госдумы).

Завершается процедура прохождения согласования и обсуждения такого законопроекта в Госдуме его принятием или отклонением, что связано с влиянием многих обстоятельств, изложенных в соответствующих статьях Регламента Госдумы 32. При этом следует обратить внимание, что при ратификации конвенции МОТ недопустимы какие-либо исключения и изменения ее отдельных положений или применение их с оговорками, что является еще одной особенностью этих конвенций 33. Статутными документами МОТ допускается внесение оговорок только при распространение обязательств, вытекающих из ратифицированной конвенции, на территории, находящиеся вне метрополии страны-члена МОТ (п. 8 ст. 35 Устава МОТ).

Принятый Госдумой федеральный закон о ратификации конвенции МОТ подлежит в соответствии со ст. 106 Конституции РФ обязательному рассмотрению в Совете Федерации, куда он официально направляется Председателем Госдумы. Здесь, в свою очередь, согласно Регламенту Совета Федерации Федерального Собрания РФ 34, закон должен пройти предварительное рассмотрение как в комитете по бюджету, так и в комитете по международным делам, которые должны дать свои заключения. Потом федеральный закон о ратификации или денонсации конвенции МОТ, с учетом комплекта всех заключений и сопровождающих его документов, рассматривается Советом Федерации в общем порядке, установленном его Регламентом.

Принятый Федеральным Собранием РФ федеральный закон о ратификации конвенции МОТ направляется в соответствии со ст. 107 Конституции РФ Президенту РФ для подписания и обнародования 35. В случае не отклонения Президентом РФ федерального закона о ратификации, его обнародования и после вступления этого закона в юридическую силу 36 Президент РФ на основании ст. 86 Конституции РФ и ст. 18 Закона о международных договорах подписывает ратификационную грамоту, которая скрепляется его печатью и подписью министра иностранных дел Российской Федерации.

Ратификационная грамота по правилам ст. 19 Закона о международных договорах и с учетом требований пп. «d» п. 5 ст. 10 Устава МОТ, а также со специальным процедурным положением каждой конвенции МОТ направляются Генеральному директору МБТ для регистрации. Причем сдача грамоты о ратификации конвенции МОТ на хранение в МБТ, которое является их депозитарием 37, производится представителем МИДа либо по поручению МИДа одним из представителей Российской Федерации при МОТ. При этом в ответном документе (практикуется его такая форма как протокол приема-передачи ратификационной грамоты) подтверждается факт принятия ратификационной грамоты и дата ее регистрации.

Напомню, что конвенция МОТ как на стадии придания ей юридической силы, так и на стадии присоединения к ней вступает в силу в отношении страны ее ратифицировавшей в срок, установленный в самой конвенции. При присоединении России к действующей конвенции этот срок, как правило, составляет период в двенадцать месяцев после даты регистрации в МБТ документа о ратификации. Это делается для того, чтобы страна ратифицировавшая конвенцию имела время для проведения подготовительных мероприятий необходимых для полнообъемного ее выполнения 38.

Вступившие в силу для России конвенции МОТ подлежат официальному опубликованию, которое необходимо производить в день вступления их в силу для России 39. Регистрация и учет вступивших в силу для России международных договоров, сведения об их денонсации, а также переписка по конвенциям МОТ возложена на Правовой департамент МИДа. Заверенная МБТ копия конвенции хранится в Историко-документальном департаменте МИДа, где также осуществляется хранение переписки с главными исполнительными должностными лицами, выполняющими функции депозитария многосторонних международных договоров 40.

Еще одной особенностью ратификации конвенции МОТ является то, что ее регистрация как международного договора в Секретариате ООН, происходит не силами МИДа. Так, в случае ратификации любой конвенции в масштабах МОТ, то есть придания ей юридической силы за счет ее ратификации определенным в ней числом стран, представление на регистрацию в ООН осуществляется не передачей туда ратификационных грамот, а направлением Генеральным директором МБТ Генеральному секретарю ООН подписанного им экземпляра принятой и затем вступившей в силу (ратифицированной) конвенции 41. Таким образом, в ООН, можно так сказать, контролируется судьба конвенции МОТ, один экземпляр которой вручен после ее принятия на соответствующей сессии МКТ за подписями ее председателя и Генерального директора МБТ (п. 4 ст. 19 Устава МОТ), а другой после ее ратификации в целом для МОТ за подписью только Генерального директора МБТ.

Присоединение России к действующим конвенциям МОТ. Процедура присоединение Российской Федерации к ратифицированным (действующим) конвенциям МОТ с учетом требований статутных документов МОТ и содержания самих конвенций происходит только путем ратификации избранной для присоединения конвенции. При этом каких-либо национальных особенностей в процедуре ратификации при присоединении к действующей конвенции в специальной ст. 21 Закона о международных договорах не содержится.

Временное применение и приостановление действия актов МОТ. Здесь следует отметить, что не только в период членства в МОТ, но и после выхода страны из этой организации, а также для страны не члена МОТ Устав МОТ не допускает следующего. Во-первых, временное применение страной не членом МОТ принятых МКТ конвенций МОТ. Во-вторых, приостановление или прекращение действия ратифицированных конвенций МОТ в период действия, установленный в них (см., в частности, п. 5 ст. 1 Устава МОТ).

Выполнение положений конвенций МОТ. Положения ратифицированной конвенции подлежат выполнению Россией с момента вступления ее для нее в силу. При этом общий контроль над выполнением, как самой Россией, так и другими сторонами международных договоров возложен на МИД, согласно Положению о нем 42.

Статья 31 Закона о международных договорах гласит, что международные договоры Российской Федерации подлежат добросовестному выполнению в соответствии с условиями самих международных договоров, нормами международного права, Конституцией РФ, настоящим законом, иными актами законодательства Российской Федерации. Российская Федерация до вступления для нее международного договора в силу воздерживается с учетом соответствующих норм международного права от действий, которые лишили бы договор его объекта и цели. Международный договор подлежит выполнению Российской Федерацией с момента вступления его в силу для Российской Федерации.

Президент РФ и Правительство РФ принимают меры, направленные на обеспечение выполнения международных договоров Российской Федерации. Федеральные органы исполнительной власти и уполномоченные организации, в компетенцию которых входят вопросы, регулируемые международными договорами Российской Федерации, обеспечивают выполнение обязательств Российской Стороны по договорам и осуществление прав Российской Стороны, вытекающих из этих договоров, а также наблюдают за выполнением другими участниками договоров их обязательств. Органы государственной власти соответствующих субъектов Российской Федерации обеспечивают в пределах своих полномочий выполнение международных договоров Российской Федерации. Общее наблюдение за выполнением международных договоров Российской Федерации осуществляет МИД (ст. 32 Закона о международных договорах).

В случае нарушения обязательств по международному договору Российской Федерации другими его участниками МИД либо другие федеральные органы исполнительной власти или уполномоченные организации совместно с МИД представляют в зависимости от того, в чьей компетенции находятся вопросы, регулируемые договором, Президенту РФ или в Правительство РФ предложения о принятии необходимых мер в соответствии с нормами международного права и условиями самого договора. (Ст. 33 Закона о международных договорах).

Прекращение действия конвенции МОТ (денонсация). Прекращение действия конвенции МОТ на территории России осуществляется в форме денонсации. При этом процесс денонсации в основном аналогичен процессу ратификации конвенции МОТ. Однако при денонсации конвенции МОТ присутствует следующий ряд особенностей (срок и процедура) как национального, так и конвенционного характера. Специфика деятельности МОТ и положения ее статутных документов обязывают даже после выхода страны из членов МОТ производить ее денонсацию в том порядке, который определен в конкретной конвенции (п. 5 ст. 1 Устава МОТ).

Поэтому рекомендации о прекращении действия конвенции МОТ могут представляться субъектами, указанными в ст. 35 Закона о международных договорах, а предложения о прекращении ее действия должны быть сделаны в соответствии с требованиями ст. 36 этого Закона только в периоды определенные в денонсируемой конвенции МОТ 43. Далее МИД аналогично с процедурой ратификации конвенции МОТ самостоятельно или по согласованию с другими федеральными органами исполнительной власти, иными органами государственной власти Российской Федерации, уполномоченными организациями, органами государственной власти соответствующих субъектов Российской Федерации вносит предложения о прекращении действия конвенции МОТ в Правительство РФ. Последнее передает их в Госдуму, которая в случае принятия закона о денонсации направляет его в Совет Федерации, а тот, в свою очередь, Президенту РФ для его подписания и обнародования.

Согласно ст. 38 Закона о международных договорах прекращение действие конвенции МОТ освобождает Российскую Федерацию от всякого обязательства выполнять ее положения в дальнейшем и не влияет на права, обязательства или юридическое положение Российской Федерации, возникшие в результате выполнения договора до его прекращения.

Официальное сообщение МИД о прекращении действия конвенции МОТ, заключенной от имени Правительства РФ, опубликовываются в том же порядке, как и при ее ратификации. С этого момента положения денонсированной конвенции перестают быть частью правовой системы РФ 44.

Выводы и предложения. Из содержания этой части статьи вытекают следующие выводы и предложения. Во-первых, дополнить необходимыми положениями либо Указ Президента РФ от 11 января 1993 г. № 11 "О порядке опубликования международных договоров Российской Федерации" (в ред. от 01 декабря 1995 г.), либо содержание ст. 30 Закона о международных договорах, при этом отменив этот Указ. Необходимым дополнением можно считать следующий текст: осуществлять опубликование международных договоров в газете «Российские вести» сначала в момент их ратификации национальным законом. При этом в необходимых случаях в текст опубликования должна включаться оговорка, что положения данного договора не могут применяться в России из-за не вступления в силу самого международного договора. Затем публикация текста договора должна быть повторена в случае, связанном с возможно длительным периодом не вступления в силу международного договора. Повтор публикации должен быть осуществлен в момент вступления международного договора в силу для России по международным правилам, соответствующим этому типу договора. При этом нужно не включать в текст этой нормы указание о том, что обнародование в данной газете производится «в необходимых случаях», которые к тому же даже в общем виде не определены. Кроме этого нужно отразить в этом дополнение Закона или Указа, что публикация в газете "Российские вести" текста международного договора в указанных случаях, производится только на русском языке с обязательным пояснением об его аутентичности оригинальному тексту на иностранном языке, на котором был заключен этот международный договор.

Во-вторых, внести в текст Закона о международных договорах срок передачи этих договоров депозитарию и об обязательной публикации даты, когда МИД или иное уполномоченное лицо, передало, например, документ о ратификации конвенции МОТ Генеральному директору МБТ. Дело в том, что период от момента внутрироссийского вступления международного договора в силу согласно Федеральному закону от 14 июня 1994 г. № 5-ФЗ "О порядке опубликования и вступления в силу федеральных конституционных законов, федеральных законов, актов палат Федерального Собрания" (в ред. от 22 октября 1999 г.) до дня передачи ратификационной грамоты, например, Генеральному директору МБТ в истории членства СССР и России в МОТ составляет от одного месяца до полугода.

Здесь уместно заметить, что свободный доступ граждан к этим актам отсутствует, так как сами тексты международных договоров не публикуются совместно с законом об их ратификации в "Российской газете". Даже на информационном сервере МИДа нет электронной версии Бюллетеня международных договоров как в числе размещенных на нем периодических изданий МИДа, так и в виде отдельного сайта, посвященного действующим в России международным договорам и иным соответствующим актам. Ознакомление с ними в указанных выше специальных изданиях возможно только в библиотеках, имеющих такие тематические подборки, а в отдельных местностях России оперативный доступ для ознакомления с ними вообще отсутствует. Следовательно, возникает естественный вопрос. Можно ли считать международные акты опубликованными, а тем более обнародованными, если и в "Российской газете", начиная от ее общедоступной электронной версии, нет их текстов?

Устранение вышеизложенных проблем позволит правопользователям и правоприменителям, не имеющим, например, доступа в Интернет (сельские и подобные районы страны) и/или имеющим доступ, и не обладающим знаниями английского (французского, испанского) языка, узнать дату передачи ратификационной грамоты и отсчитать от нее 12 месяцев для определения такого статуса конвенции как действующая или недействующая в случае присоединения страны к уже функционирующей конвенции. Пока же заинтересованные лица для достижения вышеуказанной цели вынуждены обращаться кто в МИД России, кто в так называемое Московское межрегиональное бюро МОТ 45, а кто напрямую в МБТ.

Кроме того, следует сказать, что в силу вышеуказанных в данном анализе, а также не указанных, но присутствующих в Конституции РФ неясностей, препятствующих правильному применению ч. 4 ст. 15 Конституции РФ, в нее, как и в иные рассмотренные конституционные нормы, требуется внести перечисленные выше изменения и дополнения. Ведь включение международно-правовых норм в российскую правовую систему значительно расширяет возможность защиты прав и свобод человека и гражданина в нашей стране и за ее рубежом. Учтем при этом, что в ст. 2 Конституции РФ провозглашено, что человек, его права и свободы являются высшей ценностью. Признание, соблюдение и защита прав и свобод человека и гражданина - обязанность государства. Поэтому внесение ясностей в рассмотренные статьи Конституции РФ позволит снять правовые препятствия у физических и юридических лиц для обращения в государственные и межгосударственные судебные или правоохранительные органы за защитой своих прав и законных интересов, дав им возможность ссылаться при этом на международные нормы. В свою очередь, при принятии решений суды и иные правоохранительные органы могут (но практически этого не делают, так как озабочены уяснением сложных норм национального законодательства о труде) обосновывать свою правовую позицию общепризнанными принципами международного права и нормами международных договоров.

1 См. Иванец Г.И., Калинский И.В., Червонюк В.И. Конституционное право России: энциклопеди-ческий словарь / Под общей ред. В.И. Червонюка. М.: Юрид. лит-ра, 2002, где определено, что коллизия (лат. collisio – конфликт, встречное не соответствие) - столкновение противоположных сил, стремлений, интересов в области человеческих отношений. Внутренние юридические коллизии в России разрешаются на основании федерального коллизионного права, которое должно содействовать преодолению возможных столкновений норм в национальном законодательстве. Это должно достигаться путем применения положе-ний Конституции РФ, содержащей основные федеральные коллизионные нормы, а также специальными нормами, отраженными в федеральном законодательстве и определяющими, какой акт должен применяться по конкретному делу при разрешении конституционного спора. Такие нормы, в частности, содержатся в ст. 4, 15, 76 и некоторых других статьях Конституции РФ. Указанные статьи закрепляют юридические меха-низмы, на основе которых возможно разрешение возникающих коллизий. К таким механизмам, в частности, относится указание на то, что в случае, если положения федерального закона противоречат международ-ному договору РФ, то действуют положения международного договора (ч. 4 ст. 15) и др.
2 См. подробнее: Архипов В.В. Стадии изменения статуса конвенций (рекомендаций) МОТ // Трудо-вые споры, 2008, № 10.
3 См.: Саваськов П.В. Российское законодательство и международное право: проблемы взаимодей-ствия и имплементации // Общепризнанные принципы и нормы международного права, международные договоры в практике конституционного правосудия: материалы Всероссийского совещания (Москва, 24 декабря 2002 года). М., 2004, с. 87; Международное право. Учебник для вузов / Отв. ред. проф. Г.В. Игна-тенко и проф. О.И. Тиунов. М.: Изд-во НОРМА, 2002; Тихомиров Ю.А. Международно-правовые акты: при-рода и способы влияния // Журнал российского права, 2002. № 1 и др.
4 Пакты вступили в силу в 1976 году для всех их ратифицировавших и присоединившихся государств в период с открытия возможности их признания - 1966 года, в том числе для СССР, который их ратифи-цировал одним Указом Президиума ВС СССР от 18 сентября 1973 г. № 4812-VIII. По данным русско-язычного сайта ООН на 16 сентября 2008 г. участниками этих Пактов являются 160 (О гражданских и по-литических правах) и 157 (Об экономических, социальных и культурных правах) государств из 192 членов ООН. Следовательно, для более чем 30 государств-членов ООН эти Пакты не являются юридически обя-зательными.
5 См., электронную версию в СПС КонсультантПлюс «Конституция Российской Федерации. Науч-но-практический комментарий» (постатейный) / под ред. Ю.А. Дмитриева, М.: ЗАО Юстицинформ, 2007.
6 Постановление Пленума Верховного Суда РФ от 10 октября 2003 г. № 5 "О применении судами об-щей юрисдикции общепризнанных принципов и норм международного права и международных договоров Российской Федерации" // Бюллетень ВС РФ, 2003, № 12.
7 Ведомости Съезда народных депутатов РФ и Верховного Совета РФ, 1992, № 20. Ст. 1084. Согласно ч. 3 ст. 76 Конституции РФ федеральные законы не могут противоречить федеральным конституционным законам и, к тому же, они различаются по процедуре их принятия.
8 См. об этом более под-робно: Архипов В.В. Соотношение конвенций МОТ и трудового законодательства РФ // Трудовые споры, 2006, № 12.
9 Собрание законодательства РФ, 1995. № 29. Ст. 2757.
10 В ст. 2 Закона о международных договорах указывается, что национальное законодательство Рос-сии подразделяет международные организации на два вида – межгосударственные и межправительственные. В свою очередь, мировое сообщество на основании пп. «i» п. 1 ст. 2 Венской конвенции ООН под термином «международная организация» понимает только межправительственную организацию и в этом акте даже не упоминается о таком субъекте международных отношений как «межгосударственная организация». Справка. К понятию «иные образования, обладающим правом заключать международные дого-воры» специалисты по международному праву отнесли следующих его субъектов, наделенных междуна-родным сообществом или государством правом заключать такие договора, например, Росатом, Гонконг, Евроюст и т.д.
11 См. более подробно об этом, например: Лукашук И.И. Современное право международных договоров. Том I. Заключение международных договоров. М.: Волтерс Клувер, 2004; Шлянцев Д.А. Ком-ментарий к федеральному закону "О международных договорах Российской Федерации" (постатейный)" // ЗАО "Юстицинформ", 2006; Агешкина Н.А. Научно-практический комментарий к федеральному закону от 15 июля 1995 г. № 101-ФЗ "О международных договорах Российской Федерации" (постатейный) // Подго-товлен для системы КонсультантПлюс, 2007; Тиунов О.И. Ратификация международных договоров в Рос-сийской Федерации: законодательное регулирование и практика//Журнал российского права, 2008, № 4 и др.
12 См. Тиунов О.И. Ратификация международных договоров в Российской Федерации: законода-тельное регулирование и практика // Журнал российского права, 2008, № 4.
13 Анализ содержания как Положения о Министерстве труда и социального развития РФ, утверж-денное Постановлением Правительства РФ от 23.04.1997 № 480 (в ред. от 03.05.2001), так и Положения о Министерстве здравоохранения и социального развития РФ, утвержденное Постановлением Правительства РФ от 30.06.2004 № 321 (в ред. от 02.06.2008) показывает, что в их полномочия входило и входит взаимо-действовать в пределах сферы их деятельности и в установленном порядке с органами международных организаций, включая, в частности, представление по поручению Правительства РФ интересов России в МОТ.
14 Дело в том, что в процедурах МОТ нет такого понятия как подписание договора, а есть понятие - голосование об его принятии на Генеральной конференции делегатов стран-членов МОТ. Вот этот-то поря-док как бы «парафирования» голосом международного договора в Законе о международных договорах не отражен, как и оформление полномочий делегатов от нашей страны, в том числе от Правительства РФ в ли-це работников Минздравсоцразвития. Этот пробел в Законе о международных договорах заполняют положения Устава МОТ и Регламента МКТ, что рассмотрено в первой части данной статьи. См. подробнее об этом: Архипов В.В. Стадии изменения статуса конвенций (рекомендаций) МОТ // Трудовые споры, 2008, № 10.
15 В ст. 2 Закона о международных договорах лишь «пунктирно» указывается о возможности пред-ставителя России принять текст международного договора путем голосования, а именно: "полномочия" означают документ, который исходит от компетентного органа Российской Федерации и посредством кото-рого одно лицо или несколько лиц назначаются представлять Российскую Федерацию в целях принятия тек-ста договора или установления его аутентичности.
16 Парафирование международного договора - форма подтверждения согласия с выработанным в результате переговоров текстом договора путем нанесения представителями сторон своих инициалов в конце текста, а иногда на каждой его странице.
17 Справка. Имеется в виду сумма голосов, то есть проголосовавших и «за» и «против», так как нет возможности по Регламенту МКТ «воздержаться» от поименного голосования, когда требуется по Уставу МОТ или Регламенту МКТ принятие решения большинством в две трети голосов. Впрочем, нет возмож-ности и уклонения от участия в любом виде голосовании (применяются в разных случаях разные способы голосования от поднятия руки до тайного), в том числе, на всех этапах уточнения отдельных положений конвенций (рекомендаций), внесения поправок, решения спорных вопросов о содержании и заключитель-ного голосования о принятии текста в целом. По Регламенту МКТ в случае возникновения такой необхо-димости (отсутствие делегата на сессии по уважительным причинам) вместо делегата должен голосовать им уполномоченный один из его советников. Возможно и не допущение делегата и советника до голосования по определенным в Регламенте МКТ причинам. 18 Справка. Из-за отсутствия в доступных официальных актах однозначных сведений о виде и назва-ние документа, подтверждающего полномочия делегата от России представлять ее интересы на сессии МКТ, предполагаю, что такими документами могут быть: 1. Представительский мандат (лат. mandatum — поручение) рассматривается в двух статусах: а). Как юридическое отношение представительства, б). Как документ, удостоверяющий законность этого предста-вительства. Представительский мандат удостоверяет законность полномочий делегата либо депутата от ка-кого-либо представительного учреждения либо органа, а именно: его объем полномочий, прав и обязаннос-тей, а также какая публичная функция возлагается на него, кроме случая присутствия на сессии, официально зарегистрировавшегося министра страны-члена МОТ, курирующего вопросы трудовых отношений. 2. Для ответственного представителя от Правительства РФ – «верительная грамота». Русское зна-чение этого словосочетания предполагает верить документу и действиям, совершаемым лицом ее имеющим. Учитывая, что слова «вера» и «грамота» имеют византийские этимологические корни, то в правовом аспекте они означают – документ, при помощи которого происходит аккредитование представителя одного государ-ства в другом. Верительная грамота для представительства в международной организации имеет и такое название как аккредитативная грамота.
19 Непосредственно решением между МОТ и Россией всех возникающих внутрисессионных вопро-сов занимается, наделенный такими полномочиями, одни из делегатов-представителей Правительства РФ, являющийся чиновником Минздравсоцразвития РФ (ранее, естественно, чиновник от Минтруда РФ).
20 Справка. Определение понятия «Конвенция МОТ» как международного договора на уровне правительств государств дано в Российской энциклопедии по охране труда. Энциклопедия подготовлена Министерством здравоохранения и социального развития Российской Федерации, как трехтомник, и переиздана в переработанном и дополненном виде в 2007 году издательством НЦ ЭНАС тиражом 500 экземпляров. Энциклопедия включает более 1700 статей и охватывает все сферы, связанные с охраной труда, и предназначена для специалистов по охране труда и руководителей организаций.
21 См. об этом: Архипов В.В. Стадии изменения статуса конвенций (рекомендаций) МОТ // Трудовые споры, 2008, № 10.
22 Напомню, что представителями России на МКТ, как правило, являются те же самые должностные лица, что с 1992 года по настоящее время (период смены в МОТ представителей СССР на представителей России) подписывают очередное Генеральное соглашение между общероссийскими объединениями проф-союзов, общероссийскими объединениями работодателей и Правительством Российской Федерации. Так, трехстороннее Генеральное соглашение на 2008-2010 годы подписали от Правительства РФ – Голикова Т.А., Министр здравоохранения и соцразвития РФ; от работников - Шмаков М.В., координатор общероссийских объединений профсоюзов, председатель ФНПР; от работодателей – Еремеев О.В., координатор общерос-сийских объединений работодателей, Председатель Координационного совета объединений работодателей России (КСОРР), следовательно, вперед всего, они и будут являться с 2008 г. и далее делегатами МКТ.
23 Здесь и далее под термином «статутные документы МОТ» либо «статуты МОТ» подразумеваются ее Устав, Регламенты работы МКТ (Генеральной конференции) и Административного совета.
24 См. об этом подробнее: Архипов В.В. Стадии изменения статуса конвенций (рекомендаций) МОТ // Трудовые споры, № 10, 2008.
25 Как известно из фактического положения дел с ратификацией конвенций МОТ и придания иным официальным способом юридической силы рекомендациям МОТ в российской практике действует принцип не делать отказ от их имплементации, а оставлять их внутринациональное рассмотрение на более поздний срок, чем определен в ст. 19 Устава МОТ. См., например, соответствующие приложения перечней конвен-ций МОТ к Генеральным соглашениям между общероссийскими объединениями профсоюзов, общероссий-скими объединениями работодателей и Правительством Российской Федерации за период с 1995 года по настоящее время. Обратите внимание, в них из года в год содержатся почти одни и те же конвенции, избран-ные сторонами этого соглашения для ратификации, но в них отсутствует даже упоминание о потребности решения на территории России правовой судьбы рекомендаций, принятых МОТ.
26 Процедуре выражения согласия на обязательность международного договора для Российской Федерации и порядку его заключению отведено в Законе о международных договорах 23 статьи, а в Венской конвенции – 19.
27 Справка. Применительно к большинству конвенций МОТ таким органом является Минздравсоц-развитие РФ (ранее – Минтруд РФ), но это, однако не исключает заинтересованность принятия тех или иных конвенций другими министерствами и ведомствами. Например, Министерство транспорта РФ (более кон-кретно – соответствующие его агентства и службы, а ранее департаменты как подразделения этого мини-стерства) нередко являются инициаторами ратификации конвенций МОТ, касающихся труда моряков и ры-баков.
28 Справка. В отношении федерального государства в п. 7 ст. 19 Устава МОТ содержатся отдельные требования, связывающие распространение на территории государств, входящих в состав федеративного государства, положений конвенций и рекомендаций только с учетом правил, отраженных в конституцион-ной системе этого государства. В п. «к» ст. 71 Конституции РФ и п. 1 ст. 3 Закона о международных дого-ворах определено, что заключение, прекращение и приостановление действия международного договора находится в ведении федеральной власти России. Однако их выполнение на основании пп. «о» ч. 1 ст. 72 Конституции РФ находится в совместном ведении федеральных и субъектных властей России. В связи с этим, в соответствии со ст. 4 Закона о международных договорах международные договоры, затрагивающие полномочия субъекта России, заключаются по согласованию с органами государственной власти субъекта Российской Федерации, на которые возложена соответствующая функция.
29 Обратите внимание. На всех этапах прохождения процедуры как предварительного, так и заклю-чительного согласования вопроса о ратификации конвенции МОТ, в том числе, как на стадии Правительства<

Скоро в журнале «Юрист компании»
    Узнать больше


    Ваша персональная подборка

      Подписка на статьи

      Чтобы не пропустить ни одной важной или интересной статьи, подпишитесь на рассылку. Это бесплатно.

      Рекомендации по теме

      Академия юриста компании

      Академия

      Смотрите полезные юридические видеолекции

      Смотреть

      Cтать постоян­ным читателем журнала!

      Cтать постоян­ным читателем журнала

      Воспользуйтесь самым выгодным предложением на подписку и станьте читателем уже сейчас

      Живое общение с редакцией

      © Актион кадры и право, Медиагруппа Актион, 2007–2017

      Журнал «Юрист компании» –
      первый практический журнал для юриста

      Использование материалов сайта возможно только с письменного разрешения редакции журнала «Юрист компании».

      Зарегистрировано Федеральной службой по надзору в сфере связи, информационных технологий и массовых коммуникаций (Роскомнадзор) Свидетельство о регистрации  ПИ № ФС77-62254 от 03.07.2015

      Политика обработки персональных данных

      
      • Мы в соцсетях
      Сайт использует файлы cookie. Они позволяют узнавать вас и получать информацию о вашем пользовательском опыте. Это нужно, чтобы улучшать сайт. Если согласны, продолжайте пользоваться сайтом. Если нет – установите специальные настройки в браузере или обратитесь в техподдержку.
      Простите, что прерываем ваше чтение

      Это профессиональный сайт для юристов-практиков. Чтобы обеспечить качество материалов и защитить авторские права редакции, мы вынуждены размещать лучшие статьи в закрытом доступе.

      Предлагаем вам зарегистрироваться и продолжить чтение. Это займет всего полторы минуты.

      У меня есть пароль
      напомнить
      Пароль отправлен на почту
      Ввести
      Я тут впервые
      Вы продолжите читать статью через 1 минуту
      Введите эл. почту или логин
      Неверный логин или пароль
      Неверный пароль
      Введите пароль