Судебная практика доказывания картельных соглашений

1945
В процессе доказывания картельных соглашений антимонопольные органы не всегда находят поддержку судов. Судебную практику доказывания картелей анализируют эксперты.

Судебная практика доказывания картельных соглашений
Юлия Полякова, юрист Коммерческой группы юридической фирмы VEGAS LEX

Судебная практика доказывания картельных соглашений
Ксения Подгузова, младший юрист Коммерческой группы юридической фирмы VEGAS LEX

Роль суда в оспаривании обвинений в организации картеля

Компания не согласна с решением антимонопольного органа, который признал, что она заключила картельное соглашение. Факт наличия картеля подтвержден только косвенными доказательствами. В таком случае есть шансы на успешное оспаривание решения антимонопольного органа в суде, поскольку в судебной практике пока нет единообразного подхода к стандарту доказывания картелей. Некоторые суды занимают довольно жесткую позицию как в отношении косвенных доказательств, так и в отношении круга обстоятельств, которые подлежат доказыванию.

При всей активности борьбы антимонопольных органов с картельными соглашениями в России отсутствует какой-либо единообразный стандарт доказывания картельных соглашений: не определен предмет доказывания, а также не разрешен вопрос о допустимости тех или иных доказательств. Дорожная карта «Развитие конкуренции и совершенствование антимонопольной политики», утвержденная распоряжением Правительства РФ от 28.12.12 № 2579-р, предусматривала разработку разъяснений в отношении доказывания картельных сговоров к ноябрю 2013 года. Однако эти разъяснения не были разработаны и годом позже.

В практике антимонопольных органов можно выделить две основные тенденции. Во-первых, по мнению ФАС России, запрет на картельные соглашения хозяйствующих субъектов является запретом «per se», что означает отсутствие необходимости доказывать влияние таких соглашений на состояние конкуренции. Во-вторых, ФАС России настаивает на необходимости принятия при рассмотрении картельных дел не только прямых, но и совокупности косвенных доказательств (например, это могут быть экономический анализ деятельности участников рынка, поведенческий анализ хозяйствующих субъектов, опрос потребителей и экономико-статистические расчеты эластичности спроса по цене и пр.). Это означает, что вывод о наличии в действиях субъектов запрещенного картельного соглашения может быть сделан через результат предполагаемого соглашения, без ссылки на какие-либо прямые доказательства вины лиц. И таких примеров в практике антимонопольных органов немало.

Отсутствие единообразного стандарта доказывания запрещенных картельных соглашений приводит к увеличению роли судейского усмотрения при разрешении в суде дел по оспариванию решений и предписаний антимонопольных органов. При этом подходы судов и антимонопольных органов к предполагаемым картелям иногда существенно расходятся. Более того, единообразия нет и в самой судебной практике. Тем не менее в ней можно выделить определенные тенденции.

Предмет доказывания картельного соглашения

Один из камней преткновения в судебной практике – вопрос о том, должен ли антимонопольный орган, доказывая наличие картельного соглашения, проводить анализ рынка, на котором заключено это соглашение. В подзаконном нормативном акте, который регламентирует порядок определения товарного рынка (Порядок проведения анализа состояния конкуренции на товарном рынке, утвержден приказом ФАС России от 28.04.10 № 220), прямо указано, что при рассмотрении дел о нарушении антимонопольного законодательства, возбужденных по признакам нарушения частей 1, 1.2 и 3 статьи 11 закона № 135-ФЗ (то есть, в том числе, дел о нарушении запрета на картели), не требуется проведения анализа состояния конкуренции на товарном рынке. Поэтому антимонопольные органы обычно такой анализ не проводят. Как было указано выше, считая запрет на картельные соглашения безусловным, они не видят необходимости доказывать влияние этих соглашений на состояние конкуренции. По той же причине антимонопольные органы не анализируют последствия заключения того или иного соглашения для самих компаний – принесло им это экономическую выгоду или нет. Суды расценивают эти факты по-разному.

ВАС РФ разграничил понятия соглашений и согласованных действий еще до того, как это произошло на уровне закона (соответствующие поправки в закон № 135-ФЗ внес Федеральный закон от 06.12.11 № 401-ФЗ). В пункте 2 постановления Пленума ВАС РФ от 30.06.08 № 30 «О некоторых вопросах, возникающих в связи с применением арбитражными судами антимонопольного законодательства» разъяснялось, что доказывание согласованных действий возможно через их результат. Но это разъяснение неприменимо к доказыванию картельных соглашений (постановление Президиума ВАС РФ от 21.12.10 № 9966/10).

Жесткий подход к кругу обстоятельств, подлежащих доказыванию

Так, в одном деле суд высказал позицию, согласно которой для установления факта наличия картельного соглашения антимонопольный орган должен доказать совокупность трех обстоятельств. Во-первых, факт достижения (заключения) хозяйствующими субъектами картельного соглашения и их участия в нем (как правило, на основании экономического анализа товарного рынка). Во-вторых, наличие отрицательных последствий для рынка от предполагаемого картельного соглашения. И в-третьих, причинно-следственную связь между конкретными действиями участников и негативными последствиями для рынка (постановление ФАС Поволжского округа от 11.12.12 по делу № А06-9400/2011).

Кроме того, многие суды указывают квалифицирующим признаком картельного соглашения (и соответственно, обстоятельством, подлежащим доказыванию антимонопольными органами) получение компанией, которая заключила соглашение, экономической выгоды в той или иной форме. Так, в одном деле компаниям удалось оспорить решение ФАС России, которым они были признаны нарушившими пункт 2 части 1 статьи 11 закона № 135-ФЗ (заключение ограничивающего конкуренцию соглашения, которое привело к поддержанию цен на торгах). Суды признали это решение недействительным из-за отсутствия доказательств того, что компании, которым вменялось нарушение, получили какую-либо материальную выгоду от предполагаемого соглашения, а также из-за того, что антимонопольный орган не провел анализ рынка лекарственных препаратов, его специфики (постановление ФАС Московского округа от 17.10.12 по делу № A40-106915/11).

На необходимость доказывания факта получения экономической выгоды от предполагаемой организации картеля также было указано в постановлении Девятнадцатого арбитражного апелляционного суда от 16.05.13 по делу № А64-8157/2012. В постановлении ФАС Московского округа от 16.06.14 по делу № А40-35775/13 суд указал, что неопределенность географических и продуктовых границ товарного рынка, отсутствие исследования взаимозаменяемости товаров и долей каждого из обвиняемых хозяйствующих субъектов на рынке не позволяют сделать вывод о наличии соглашения о разделе рынка. Таким образом, фактически суд указал на необходимость анализа рынка для доказывания существования картельного соглашения. К аналогичному выводу пришел ФАС Уральского округа в постановлении от 24.08.12 по делу № А07-22878/11.

ФАС Поволжского округа в постановлении от 28.01.13 по делу № А12-6375/2011 указал, что для установления наличия картельного соглашения необходимо в том числе выявить потенциальную возможность наступления отрицательных последствий в связи с заключением такого соглашения (определением ВАС РФ от 29.07.13 № 6461/12 отказано в передаче дела на пересмотр в Президиум). Семнадцатый арбитражный апелляционный суд в постановлении от 28.08.12 по делу № А71-2409/2012 тоже указал, что, поскольку нарушение состоит в достижении участниками договоренности, которая приводит или может привести к перечисленным в части 1 статьи 11 закона № 135-ФЗ последствиям, антимонопольный орган должен доказать наличие соответствующих последствий.

Мягкий подход к кругу обстоятельств, подлежащих доказыванию

В то же время, некоторые суды придерживаются менее жесткого подхода к доказыванию картельных соглашений и не считают нужным устанавливать возможность наступления отрицательных последствий для рынка. Например, в одном деле суд указал, что в части 1 статьи 11 закона № 135-ФЗ установлен безусловный запрет на соглашения, которые приводят или могут привести в том числе к необоснованному установлению и поддержанию завышенных наценок, цен. Суд прямо назвал этот запрет запретом «per se» и указал, что для его применения не требуются доказательства негативных последствий, в том числе в части влияния на конкуренцию, ущемления интересов (постановление Одиннадцатого арбитражного апелляционного суда от 18.07.12 по делу № А65-9084/2011). ФАС Северо-Кавказского округа в постановлении от 06.05.10 по делу № А32-23943/2008-19/488 и вовсе указал, что исходя из смысла статей 11, 12 и 13 закона № 135-ФЗ возможность наступления соответствующих последствий предполагается.

Девятый арбитражный апелляционный суд в постановлении от 24.04.13 по делу № А40-94793/12-93-935 согласился с тем, что должен быть доказан факт достижения антиконкурентного соглашения, а также факт получения его участниками экономической выгоды, а вот в отношении наступления ограничивающих конкуренцию последствий заметил, что их доказывать не обязательно.

Использование косвенных доказательств картельного соглашения

Сложившаяся судебная практика показывает, что суды чаще всего принимают косвенные доказательства заключения картельного соглашения по делам о сговоре на торгах в рамках государственного заказа, чем по другим категориям картельных дел. Однако это не исключает возможности распространения такой тенденции и на иные категории нарушений. Так, Пятый арбитражный апелляционный суд в постановлении от 14.05.14 по делу № А51-28478/2013 прямо указал, что доказывание наличия и фактической реализации картельного соглашения между хозяйствующими субъектами осуществляется на основании анализа их поведения в рамках предпринимательской деятельности с учетом принципов разумности и обоснованности.

Например, в постановлении от 03.04.13 по делу № А53-21732/2012 ФАС Северо-Кавказского округа сделал вывод о нелогичности поведения хозяйствующих субъектов, которые понесли затраты на участие в аукционе, но не приняли в нем реального участия. В результате суд признал, что действия участников были направлены только на поддержание цены на торгах, ограничение состязательности в установлении конкурентной цены и создание положения, влекущего за собой недостаточную экономию бюджетных средств. Это, по мнению антимонопольных органов (и по мнению суда тоже), означало наличие между хозяйствующими субъектами соглашения о картеле.

Аналогичным образом суды согласились с доказанностью картельных соглашений на основе анализа поведения участников торгов в постановлениях ФАС Дальневосточного округа от 05.11.13 по делу № А59-5489/2012, Западно-Сибирского округа от 06.11.13 по делу № А70-139/2013, Московского округа от 22.04.13 по делу № А40-94475/12-149-866

Но нельзя назвать такую позицию единственной. Многие суды указывают на то, что для доказывания наличия картельного сговора недостаточно наличия исключительно косвенных доказательств. Например, в одном деле суд указал, что поведение участников торгов, выражающееся в отсутствии ценовых предложений по контракту, само по себе не является безусловным доказательством наличия соглашения между хозяйствующими субъектами (постановление ФАС Центрального округа от 30.03.13 по делу № А64-4201/2012, определением ВАС РФ от 16.09.13 № ВАС-10923/13 отказано в передаче дела в Президиум).

Доказывание и оценка доказательств, собранных антимонопольным органом

Отдельный вопрос доказывания картельных соглашений – оценка судами доказательств, собранных антимонопольным органом. Например, столь популярные у антимонопольных органов заявления самих участников предполагаемого соглашения о его наличии (в порядке части 1 примечания к статье 14.32 КоАП РФ), как правило, оцениваются судами скептически и не являются достаточным доказательством наличия сговора. Такой подход обусловлен наличием заинтересованности компаний в снижении или исключении своей ответственности.

Оценка конкретных видов доказательств антимонопольного органа

Так, в постановлении от 28.01.13 по делу № А12-6375/2011 ФАС Поволжского округа указал, что само по себе заявление хозяйствующего субъекта не может служить доказательством нарушения антимонопольного законодательства без проведения анализа иных обстоятельств, без выявления факта достижения (заключения) хозяйствующими субъектами соглашения, их участия в нем и выявления потенциальной возможности наступления отрицательных последствий в связи с заключением такого соглашения, то есть причинно-следственной связи. Аналогичное мнение было высказано в постановлении Одиннадцатого арбитражного апелляционного суда от 20.07.12 по делу № А65-30033/2011.

Кроме того, суды скептически оценивают объяснения заинтересованных в исходе дела лиц, например, подателей жалобы в антимонопольный орган. Так, в постановлении от 23.04.14 по делу № А45-11180/2013 ФАС Западно-Сибирского округа счел недоказанным наличие в действиях обвиняемых лиц признаков сговора, так как свидетельские показания противоречили объяснениям подателей жалобы в антимонопольный орган.

Переписку между хозяйствующими субъектами, в том числе электронную, суды также не всегда принимают во внимание при решении вопроса о наличии картельного соглашения. В каждом конкретном случае суды оценивают возможность отнесения переписки к конкретным обстоятельствам дела. Доказательственная сила переписки зависит не только от степени конкретики ее содержания, но и от того, кто является отправителем и адресатом писем. Как правило, сама по себе переписка между участниками рынка не принимается в качестве достаточного доказательства существования картельного соглашения. Например, в одном споре суд пришел к выводу, что переписка велась в процессе обычной хозяйственной деятельности и сама по себе не свидетельствует об участии компаний в картеле, не доказывает фактов установления и поддержания цен, раздела товарного рынка по объему продажи и составу покупателей (постановление ФАС Поволжского округа от 28.01.13 по делу № А12-6375/2011). В другом деле суд не принял в качестве доказательства электронную переписку между сотрудником компании, которой вменялось заключение картельного соглашения, и сотрудником другой компании, не имевшей отношения к предполагаемому картелю. Суд указал, что вторая сторона предполагаемого соглашения не принимала участия в переписке, следовательно, такие письма не могут свидетельствовать о заключении соглашения между этими субъектами (постановление ФАС Московского округа от 15.10.12 по делу № А40-73033/11-145-623).

Должен ли антимонопольный орган доказать, что компания не только заключила, но и фактически исполняла картельное соглашение? По мнению ВАС РФ, нет необходимости доказывать фактическое исполнение участниками картельного соглашения его условий, поскольку нарушение состоит в достижении участниками договоренности, которая приводит или может привести к последствиям, перечисленным в части 1 статьи 11 закона № 135-ФЗ (постановление Президиума ВАС РФ от 21.12.10 № 9966/10).

Формальные требования к доказательствам картельного соглашения

В то же время, не стоит рассчитывать на исключение судом из числа доказательств по делу каких-либо документов, представленных антимонопольным органом, только по формальным основаниям. Так, в одном деле антимонопольный орган среди прочих доказательств представил обычные распечатки электронной переписки, а суды их не приняли, поскольку переписка велась без использования ЭЦП и между сторонами не было соглашения об обмене электронными документами, кроме того, в деле не было скриншотов. Суды сочли, что невозможно достоверно установить отправителя и дату отправки, представленные документы не являются надлежащими копиями, так как не соответствуют требованиям законодательства об обмене электронными документами (федеральным законам от 27.07.06 № 149-ФЗ «Об информации, информационных технологиях и о защите информации» и от 10.01.02 № 1-ФЗ «Об электронной цифровой подписи»). Президиум ВАС РФ эту позицию не поддержал. Он вернул дело на новое рассмотрение, руководствуясь следующими соображениями.

Во-первых, отсутствие соглашения об обмене электронными документами между сторонами переписки, как и отсутствие ЭЦП в отправляемых и получаемых документах (даже при наличии такого соглашения), не является нарушением требований закона при доказывании неправомерных действий, в связи с чем не влечет за собой безусловную невозможность использования соответствующих документов и материалов в качестве доказательств. Главное, чтобы при сборе этих доказательств антимонопольный орган не допустил процессуальных нарушений, а в данном случае таких нарушений не было.

Во-вторых, получение или отправка сообщения с использованием адреса электронной почты, известного как почта самого лица или служебная почта его компетентного сотрудника, свидетельствует о совершении этих действий самим лицом, пока им не доказано обратное (при установлении соблюдения порядка проведения проверки и изъятия доказательств).

В-третьих, переписка по электронной почте подлежала оценке наряду с другими, в том числе косвенными, доказательствами в их взаимосвязи и совокупности. О достоверности представленных ФАС России документов и материалов может свидетельствовать совпадение их содержания с другими подтвержденными по делу обстоятельствами (например, единообразное и синхронное ценовое поведение). Более того, даже нетождественность документов и материалов в каких-то частях при доказывании нарушений со множеством участников может не иметь существенного значения для установления сути их содержания, первоисточника может вообще не существовать в письменном или ином материальном виде (постановление Президиума ВАС РФ от 12.11.13 № 18002/12).

Иными словами, судам был задан вектор избегать формального подхода к оценке доказательств, уделяя больше внимания их сущности и содержанию.

Скоро в журнале «Юрист компании»
    Узнать больше


    Ваша персональная подборка

      Подписка на статьи

      Чтобы не пропустить ни одной важной или интересной статьи, подпишитесь на рассылку. Это бесплатно.

      Рекомендации по теме

      Академия юриста компании

      Академия

      Смотрите полезные юридические видеолекции

      Смотреть

      Cтать постоян­ным читателем журнала!

      Cтать постоян­ным читателем журнала

      Воспользуйтесь самым выгодным предложением на подписку и станьте читателем уже сейчас

      Живое общение с редакцией

      © Актион кадры и право, Медиагруппа Актион, 2007–2017

      Журнал «Юрист компании» –
      первый практический журнал для юриста

      Использование материалов сайта возможно только с письменного разрешения редакции журнала «Юрист компании».

      Зарегистрировано Федеральной службой по надзору в сфере связи, информационных технологий и массовых коммуникаций (Роскомнадзор) Свидетельство о регистрации  ПИ № ФС77-62254 от 03.07.2015

      Политика обработки персональных данных

      
      • Мы в соцсетях
      Сайт использует файлы cookie. Они позволяют узнавать вас и получать информацию о вашем пользовательском опыте. Это нужно, чтобы улучшать сайт. Если согласны, продолжайте пользоваться сайтом. Если нет – установите специальные настройки в браузере или обратитесь в техподдержку.
      Простите, что прерываем ваше чтение

      Это профессиональный сайт для юристов-практиков. Чтобы обеспечить качество материалов и защитить авторские права редакции, мы вынуждены размещать лучшие статьи в закрытом доступе.

      Предлагаем вам зарегистрироваться и продолжить чтение. Это займет всего полторы минуты.

      У меня есть пароль
      напомнить
      Пароль отправлен на почту
      Ввести
      Я тут впервые
      Вы продолжите читать статью через 1 минуту
      Введите эл. почту или логин
      Неверный логин или пароль
      Неверный пароль
      Введите пароль