Пересмотр структуры органов управления ООО и АО

4376
Структура органов управления ООО и АО меняется в связи с поправками в Гражданский кодекс РФ. Каковы последствия тех или иных изменений в уставах для системы управления обществом, анализирует эксперт.

Изменение структуры органов управления

В связи с вступлением в силу корпоративного блока поправок в ГК РФ с 1 сентября 2014 года в компаниях началась разработка изменений в уставы. В отношении хозяйственных организаций изменения в числе прочего затронули компетенцию органов управления общества, а в непубличных обществах расширили возможность маневрировать этой компетенцией, а также влиять на степень концентрации корпоративного контроля у отдельных участников (акционеров).

Но помимо косметических правок многие задумаются об использовании новых возможностей. Дело в том, что новые нормы позволяют пересмотреть структуру органов управления, которая до сих пор применялась в ООО и непубличном АО. Чтобы эффективно использовать эти возможности (а участникам организаций – голосовать за или против их введения), важно понимать, к каким последствиям они приведут.

Появились новые возможности в части определения структуры органов управления ООО и АО, порядка их избрания, а также расширения или сужения их компетенции. В конечном счете возможно как ослабить, так и усилить последствия концентрации корпоративного контроля у доминирующих участников. Но в любом случае большинство новых опций можно будет провести в устав лишь на основании единогласного решения участников. Поэтому им важно быть начеку.

Прежде всего общество может самостоятельно определять перечень своих органов управления (ст. 65.3 ГК РФ). Но широкая степень свободы в этом смысле предоставлена лишь непубличным обществам – для них в структуре органов управления обязательны общее собрание участников и единоличный исполнительный орган (соответственно, можно обойтись без коллегиального органа управления, коллегиального исполнительного органа и ревизионной комиссии). Публичные же общества свободны лишь в вопросе о необходимости создания коллегиального исполнительного органа, а остальные указанные выше органы управления для него обязательны.

Кроме того, изменились некоторые положения в части регулирования статуса и компетенции отдельных органов общества, а также в части инструментов, ограничивающих или, наоборот, усиливающих концентрацию корпоративного контроля у отдельных участников.

Используя эти поправки, в непубличной корпорации (непубличном АО или ООО) можно выстроить индивидуальную систему управления и создать механизм, сдерживающий (или, наоборот, поддерживающий) концентрацию корпоративного контроля у отдельных участников.

В соответствии с новой редакцией Гражданского кодекса необходимо еще привести федеральные законы от 26.12.95 № 208-ФЗ «Об акционерных обществах» (далее – закон № 208-ФЗ) и от 08.12.09 № 14-ФЗ «Об обществах с ограниченной ответственностью» (далее – закон № 14-ФЗ). Некоторые новые положения Гражданского кодекса должны найти развитие в этих законах.

Возрастание влияния коллегиального органа в структуре управления

Не исключено, что доминирующие участники непубличных обществ будут стремиться не создавать в них коллегиальные органы управления (наблюдательный или иной совет, более привычный всем под наименованием совет директоров), а если они уже созданы – упразднить их. Связано это с усилением влияния коллегиального органа управления на деятельность корпорации: дело в том, что новая редакция Гражданского кодекса существенно подняла статус членов этого органа и тем самым усилила его контролирующую функцию.

Это произошло благодаря тому, что в новой редакции Гражданского кодекса впервые определены права членов коллегиального органа управления корпорации (подчеркнем: речь идет не о правах органа в целом, а о правах отдельных его членов). Данная новация адресована всем корпорациям, в том числе публичным обществам, а значит, последние не смогут избежать возрастания контролирующей роли коллегиального органа управления (в силу того, что для них этот орган является обязательным).

Новые права членов коллегиального органа управления перечислены в пункте 4 статьи 65.3 Гражданского кодекса. Во-первых, этим лицам предоставлено право получать информацию о деятельности корпорации и знакомиться с ее бухгалтерской и иной документацией. Ранее порядок доступа членов совета директоров к информации о деятельности общества (в частности, к заключенным договорам, правоустанавливающим документам, документам бухгалтерского учета и т. п.) зачастую становился предметом конфликтов. Получить доступ к этим сведениям без санкции генерального директора, как правило, было невозможно. Теперь же члены коллегиального совета управления получили прямой доступ к любой информации о деятельности корпорации и право знакомиться с бухгалтерской и любой иной информацией. Но очевидно, что применение этой нормы потребует существенного изменения мировоззрения должностных лиц, воспитанных на непоколебимых принципах торжества единоначалия.

Перед тем как обратиться в суд с иском, указанным в пункте 4 статьи 65.3 ГК РФ (о взыскании убытков, причиненных корпорации действиями лиц, определяющих ее деятельность, об оспаривании сделок, совершенных с превышением полномочий или в ущерб корпорации и т. д.), член совета директоров должен в порядке, установленном пунктом 2 статьи 65.2 ГК РФ, уведомить общество и его участников о своем намерении подать иск.

Во-вторых, члены коллегиального органа управления вправе требовать возмещения убытков, причиненных корпорации лицом, которое уполномочено выступать от ее имени (то есть единоличным исполнительным органом), другими членами коллегиального органа управления или лицом, имеющим фактическую возможность определять действия корпорации. Следовательно, требования о возмещении убытков член коллегиального совета управления может предъявить в том числе доминирующему акционеру (участнику ООО).

В-третьих, членам коллегиального органа управления корпорации предоставлено право оспаривать и требовать применения последствий недействительности сделок, совершенных с превышением полномочий органом корпорации или ее представителем (п. 1 ст. 174 ГК РФ), или сделки, совершенной органом корпорации либо ее представителем в ущерб интересам корпорации (п. 2 ст. 174 ГК РФ).

Изменение статуса единоличного исполнительного органа управления (директора)

В части регулирования статуса единоличного исполнительного органа управления компанией (далее – директор) новая редакция закрепила два нововведения. Во-первых, директор теперь признается представителем юридического лица (раньше вопрос о том, можно ли рассматривать директоров в качестве представителей, в доктрине был спорным). Во-вторых, в хозяйственных обществах допускается наличие двух и более директоров одновременно (при этом они по-прежнему именуются единоличными исполнительными органами). Рассмотрим эти новации подробнее.

Единоличный орган управления (директор) как представитель

То, что единоличный исполнительный орган управления теперь признается представителем юридического лица, следует из пункта 1 статьи 53 Гражданского кодекса (в нем сделана прямая отсылка к пункту 1 статьи 182 Гражданского кодекса, которая устанавливает понятие представительства). Может показаться, что вопрос о представительском статусе директора имеет лишь теоретическое (доктринальное) значение, но это не так. Объясним, почему.

Итак, на директора корпорации теперь распространяются правила Гражданского кодекса о представительстве. Согласно этим правилам, представитель не может совершать сделки от имени представляемого в отношении себя лично, а также в отношении другого лица, представителем которого он одновременно является, за исключением случаев, предусмотренных законом (п. 3 ст. 182 ГК РФ). Один из случаев, когда такая сделка допускается, предусмотрен непосредственно в той же норме: это ситуация, когда представляемый дал согласие на сделку. Сделка, совершенная без такого согласия, является оспоримой – суд может признать ее недействительной по иску представляемого, если она нарушает его интересы.

На первый взгляд распространение вышеуказанной нормы на хозяйственные общества не является чем-то новым, так как на сделки общества с его директором распространяется режим сделок с заинтересованностью, которые требуют предварительного одобрения со стороны общества.

Но есть исключения, к которым положения о сделках с заинтересованностью не применяются. В частности, если в сделке заинтересованы все акционеры (участники) общества. Кроме того, при осуществлении преимущественного права приобретения размещаемых обществом акций и эмиссионных ценных бумаг, конвертируемых в акции, а в ООО – при переходе к обществу доли или части доли в его уставном капитале. Наконец, при приобретении и выкупе  размещенных акций.

Образование нескольких единоличных исполнительных органов управления

Устав корпорации может предусматривать предоставление полномочий единоличного исполнительного органа нескольким лицам, действующим совместно, или образование нескольких единоличных исполнительных органов, действующих независимо друг от друга. Сведения об этом подлежат включению в ЕГРЮЛ (п. 1 ст. 53, п. 3 ст. 65.3 ГК РФ).

Резонно возникает вопрос: чем несколько единоличных директоров будут отличаться от коллегиального исполнительного органа управления (правления, дирекции)? Наличие коллегиального исполнительного органа не является обязательным как в публичном, так и в непубличном обществе. Можно было бы предположить, что наличие в обществе такого коллегиального органа исключает возможность образования сразу нескольких единоличных исполнительных органов управления. Однако законопроекты Минэкономразвития с изменениями в законы № 14-ФЗ и № 208-ФЗ, подготовленные Минэкономразвития, прямо допускают одновременное наличие в обществах как коллегиального исполнительного органа, так и нескольких единоличных исполнительных органов. Специально для таких случаев в проектах есть нормы о том, что устав общества должен предусматривать, какой из единоличных директоров осуществляет также функции председателя коллегиального исполнительного органа (дело в том, что по общему правилу, если в обществе есть коллегиальный исполнительный орган, то единоличный директор выполняет в нем председательские функции).

Кроме того, законопроекты более подробно проясняют варианты действия от имени организации без доверенности одновременно нескольких единоличных исполнительных органов. Первый вариант: эти директора действуют от имени организации совместно (то есть для заключения сделки от имени общества требуются подписи всех директоров). Второй вариант: они действуют независимо друг от друга в пределах предоставленных каждому из них полномочий. Третий вариант: каждый из них осуществляет полномочия единоличного исполнительного органа в полном объеме независимо от остальных. Вариант, выбранный обществом, должен быть закреплен в уставе. Если первые два варианта понятны, то третий вызывает вопросы: может получиться так, что действия разных директоров будут противоречить друг другу.

Правда, в то же время поправки в Федеральный закон «О государственной регистрации юридических лиц <…>», которые предлагают те же проекты, ничего не говорят о «соответствующей» отметке. По их смыслу в случае наличия в обществе нескольких директоров в реестре будет просто отражаться несколько Ф.И.О. и паспортных данных (по количеству директоров). Однако особые сведения в ЕГРЮЛ о том, как директора осуществляют свои полномочия (совместно или независимо друг от друга), вводить не предполагается.

При этом проекты предусматривают общее правило о том, что третьи лица вправе полагаться на неограниченные полномочия каждого директора, за исключением двух случаев. Первый случай – когда устав общества предусматривает предоставление полномочий директора нескольким лицам, действующим совместно, и об этом была сделана соответствующая отметка в ЕГРЮЛ. Второй случай – когда третье лицо знало или должно было знать об ограничениях полномочий директора, предусмотренных уставом общества. В то же время в проектах сказано, что опубликование устава общества в общедоступных источниках само по себе не является достаточным доказательством осведомленности третьего лица об ограничении полномочий директора.

Необходимо отметить, что доказывание осведомленности контрагента об ограничении полномочий лица, заключившего сделку, всегда было непростой задачей. Об этом свидетельствует практика оспаривания сделок по статье 174 Гражданского кодекса (еще в старой ее редакции). Один только факт наличия в оспариваемом договоре ссылки на устав компании, в котором ограничивались полномочия лица, заключившего этот договор от лица компании, как правило, не расценивается в качестве достаточного доказательства того, что контрагент знал об ограничении. На это указывал Пленум ВАС РФ в пункте 5 постановления от 14.05.98 № 9 «О некоторых вопросах применения статьи 174 ГК РФ при реализации органами юридических лиц полномочий на совершение сделок». Он пояснил, что ссылка в договоре на устав должна оцениваться судом с учетом конкретных обстоятельств заключения договора и в совокупности с другими доказательствами по делу. В то же время, рассматривая конкретное дело в порядке надзора уже после появления указанного выше постановления Пленума, Президиум ВАС РФ признал, что раз в спорном договоре была сделана ссылка на устав общества, то контрагент знал или должен был знать об ограничении полномочий в уставе (постановление Президиума ВАС РФ от 11.08.98 № 2385/98).

Актуальная судебная практика тоже неоднородна: одни суды не расценивают ссылку на устав в договоре в качестве достаточного доказательства осведомленности об ограничении полномочий (см., например, постановления ФАС Поволжского округа от 23.03.11 по делу № А65-14172/2010, Московского округа от 21.05.10 по делу № А40-108901/09-25-433), другие, наоборот, считают, что ссылка в преамбуле договора на устав организации презюмирует, что контрагент ознакомился с его содержанием в части компетенции лица, заключающего сделку (постановления ФАС Восточно-Сибирского округа от 24.05.10 по делу № А33-2075/2009, Московского округа от 26.08.13 по делу № А40-144641/12-161-1379).

Статус единоличного исполнительного органа усложнился. Во-первых, директор – это орган юридического лица, порядок образования и прекращения которого, определение компетенции и ответственности регулируется специальными нормами гражданского законодательства. Вовторых, это наемный работник, работающий в должности руководителя организации, на которого распространяются нормы трудового права. Втретьих, это теперь представитель компании, на которого распространяются правила ГК РФ о представительстве.

Поэтому, если общество рассчитывает минимизировать риски концентрации полномочий у одного директора через их распределение между несколькими директорами, то нужно учитывать, что этот вариант может оказаться не таким уж эффективным. Оспорить сделку из-за того, что ее заключил один из директоров с превышением полномочий, будет непросто.

Компетенция общего собрания акционеров (участников) в структуре управления

В российском корпоративном праве предусмотрено несколько уровней регулирования корпоративных отношений, в том числе в части определения компетенции органов корпорации. Первый уровень – Гражданский кодекс, второй – законы о хозяйственных обществах и ценных бумагах, третий – учредительные документы корпорации. При этом маневрировать компетенцией органов управления в уставе можно лишь в пределах свободы, предоставленной Гражданским кодексом и иными законами.

Исключительная компетенция общего собрания в нормах ГК РФ

Новая редакция Гражданского кодекса определила круг вопросов, которые составляют исключительную компетенцию высшего органа хозяйственного общества (общего собрания участников или акционеров) тоже с помощью нескольких уровней норм. Чтобы разобраться в том, можно или нельзя передать в уставе тот или иной вопрос компетенции общего собрания другому органу общества, нужно сопоставить несколько норм Гражданского кодекса друг с другом, а затем – с нормами закона № 208-ФЗ или № 14-ФЗ. Подробнее эта система регулирования компетенции общего собрания в Гражданском кодексе представлена в таблице на стр. 26.

Во-первых, в пункте 2 статьи 65.3 Гражданского кодекса установлен перечень вопросов, которые относятся к исключительной компетенции общего собрания в любой корпорации (напомним, акционерные общества и общества с ограниченной ответственностью наряду с некоторыми некоммерческими организациями отнесены к корпоративным юридическим лицам).

При этом в данной норме есть оговорка «если иное не предусмотрено настоящим кодексом или другим законом». Кроме того, там есть прямая фраза о том, что вопросы, отнесенные Гражданским кодексом и другими законами к исключительной компетенции высшего органа корпорации, не могут быть переданы им для решения другим органам корпорации, если иное не предусмотрено самим кодексом или другим законом. Наконец, в том же пункте 2 статьи 65.3 Гражданского кодекса сказано, что законом и учредительными документами к исключительной компетенции ее высшего органа может быть отнесено решение также иных вопросов.

Это значит, что обозначенная в пункте 2 статьи 65.3 Гражданского кодекса компетенция общего собрания участников корпорации может быть расширена самим Гражданским кодексом, другими законами и учредительными документами корпорации. А вот сузить ее (то есть передать какие-то из вопросов, перечисленных в пункте 2 статьи 65.3 ГК РФ, в компетенцию других органов корпорации) могут только сам Гражданский кодекс или другие законы. Например, в отношении отдельных вопросов, указанных в пункте 2 статьи 65.3 Гражданского кодекса, прямо допускается возможность передать их в компетенцию других органов, если это предусмотрено законом о соответствующем виде корпорации.

Во-вторых, пункт 2 статьи 67.1 Гражданского кодекса уточняет исключительную компетенцию общего собрания именно в хозяйственных обществах. Он добавляет еще несколько вопросов к тем, которые были перечислены в пункте 2 статьи 65.3 Гражданского кодекса. При этом в отношении одного из этих дополнительных вопросов прямо указано, что устав общества может отнести его к компетенции коллегиального органа управления. Следовательно, в данном случае проверять эту возможность передачи компетенции общего собрания совету директоров по законам № 14-ФЗ и № 208-ФЗ уже не нужно, потому что она и так предоставлена напрямую Гражданским кодексом.

В-третьих, конкретно для непубличных хозяйственных обществ (для обществ с ограниченной ответственностью и непубличных акционерных обществ) Гражданский кодекс прямо предусматривает возможность сокращения компетенции общего собрания участников за счет передачи некоторых вопросов на рассмотрение коллегиального органа управления или коллегиального исполнительного органа части вопросов (подп. 1 п. 3 ст. 66.3 ГК РФ). Но в то же время установлен ряд вопросов из круга компетенции общего собрания, на которые эта возможность не распространяется (их запрещено передавать в компетенцию других органов).

Разумеется, маневры с компетенцией общего собрания в непубличном обществе возможны только в том случае, если в нем будут созданы иные коллегиальные органы (коллегиальный орган управления или коллегиальный исполнительный орган), которым можно будет передать некоторые вопросы компетенции.

Общее собрание в структуре управления непубличного общества

Нововведения могут принести отказ от принципа закрытой (ограниченной) компетенции общего собрания в непубличном обществе. В отношении всех АО раньше действовал принцип закрытой или ограниченной компетенции общего собрания акционеров. Его суть в том, что общее собрание не вправе рассматривать и принимать решения по вопросам, не отнесенным к его компетенции законом № 208-ФЗ (п. 3 ст. 48 закона № 208-ФЗ). Имеющиеся в законе № 208-ФЗ диспозиции позволяют сужать эту компетенцию путем передачи некоторых вопросов в компетенцию совета директоров, а также путем отказа от принятия решений о проведении некоторых корпоративных процедур, например приобретения обществом размещенных им акций. Но вот возможность расширения компетенции общего собрания акционеров по сравнению с тем, как она определена в самом законе, акционерный закон исключает.

Предполагаемая дата вступления в силу поправок в законы № 208-ФЗ и № 14ФЗ, разработанных Минэкономразвития, – 1 января 2015 года (разумеется, если Госдума и Совет Федерации успеют рассмотреть их за оставшееся время). До вступления в силу поправок эти законы действуют в части, не противоречащей ГК РФ. Но есть исключение: прямо установлено, что положения закона № 208-ФЗ о закрытых акционерных обществах распространяются на такие общества впредь до первого изменения их уставов (п. 4, 7 ст. 3 Федерального закона от 05.05.14 № 99-ФЗ).

Гражданский кодекс преодолевает принцип закрытой (ограниченной) компетенции общего собрания акционеров непубличного общества. Он прямо допускает возможность расширять компетенцию общего собрания акционеров непубличного акционерного общества (подп. 8 п. 3 ст. 66.3 ГК РФ). Разумеется, эта возможность распространяется и на общества с ограниченной ответственностью. Важно иметь в виду, что возможность эта реализуется через внесения соответствующих положений в устав только по единогласному решению всех акционеров (участников) общества.

Структура органов управления и корпоративный контроль

Обозначенные выше изменения в нормативном регулировании компетенции органов управления позволяют непубличным обществам, маневрируя компетенцией разных органов, построить такую систему внутреннего управления, которая кажется наиболее эффективной в конкретном обществе. В то же время изменения в Гражданском кодексе коснулись и традиционных механизмов, с помощью которых в хозяйственных обществах сглаживалась концентрация корпоративного контроля у отдельных участников.

Порядок образования органов управления и порядок принятия решений

Возможно самостоятельное определение порядка образования органов управления общества и порядка принятия ими решений. В отношении коллегиального органа управления (совета директоров) и коллегиального исполнительного органа (правления, дирекции) непубличного общества можно ввести требования, отличные от тех, которые установлены законами и иными правовыми актами (по дп. 6 п. 3 ст. 66.3 ГК РФ). Это требования к количественному составу вышеуказанных коллегиальных органов, порядку их формирования, а также порядку проведения их заседаний. Такие требования можно установить путем внесения соответствующих положений в устав только по единогласному решению всех участников общества.

Уменьшить последствия концентрации корпоративного контроля можно, установив в уставе такие опции как поэтапное обновление наблюдательного совета и коллегиального исполнительного органа управления, использование кумулятивного голосования при избрании не только членов совета директоров, но и других коллегиальных органов (коллегиального исполнительного органа, ревизионной комиссии). Кроме того, можно увеличить количественный состав коллегиальных органов, избираемых кумулятивным голосованием (чем больше количественный состав, тем меньшее количество голосов требуется для избрания кандидата), а также ввести в совет директоров независимых членов.

Соответственно, усилению концентрации корпоративного контроля способствуют исключения кумулятивного голосования при избрании членов коллегиальных органов управления общества (для органов ООО оно и раньше было необязательным, а что касается акционерных обществ, то теперь те из них, которые являются непубличными, получили возможность отказаться от кумулятивного голосования при избрании членов совета директоров), уменьшение количественного состава коллегиальных органов, неприменение института независимых членов совета директоров.

Ограничение корпоративного контроля отдельных участников через структуру органов управления

Еще один традиционный инструмент ограничения концентрации корпоративного контроля у отдельных участников – это указание в уставе максимального количества акций, принадлежащих одному акционеру, или максимального размера доли участника общества с ограниченной ответственностью.

Так, согласно действующей редакции закона № 208-ФЗ, устав акционерного общества может ограничивать количество акций, принадлежащих одному акционеру, и их суммарную номинальную стоимость, а также максимальное число голосов, предоставляемых одному акционеру (п. 3 ст. 11 закона № 208-ФЗ). Но после внесения изменений в Гражданский кодекс эта возможность сохраняется только в отношении непубличного акционерного общества. В публичном акционерном обществе такие ограничения невозможны (п. 5 ст. 97 ГК РФ).

Проект поправок в закон № 208-ФЗ позволяет ограничивать количество акций и их суммарную стоимость не только в отношении отдельных акционеров, но и в отношении групп связанных между собой акционеров.

В отношении ООО возможность ограничить в уставе максимальный размер доли участника, а также воспрепятствовать изменению соотношения долей участников общества предусмотрена в пункте 3 статьи 14 закона № 14-ФЗ. Возможность ограничить максимальную долю участия предусмотрена также в подпункте 7 пункта 3 статьи 66.3 Гражданского кодекса. Поправки в закон № 14-ФЗ, разработанные Минэкономразвития, как и в случае с непубличными АО, предлагают возможность устанавливать такие ограничения также в отношении связанных групп участников.

Наконец, еще один инструмент поддержания сложившегося в обществе соотношения корпоративного контроля – это преимущественное право акционеров на приобретение дополнительных акций и ценных бумаг, конвертируемых в акции, которые размещаются по подписке (п. 1 ст. 40 закона № 208-ФЗ). Реализуя преимущественное право при размещении дополнительных акций, акционеры имеют возможность сохранить свою долю в уставном капитале общества. Порядок осуществления этого преимущественного права императивно урегулирован законодательством (ст. 41 закона № 208-ФЗ). Но новая редакция Гражданского кодекса позволяет непубличным обществам закрепить в уставе иной порядок осуществления преимущественного права (подп. 7 п. 3 ст. 66.3 ГК РФ).

Ограничение доступа в общество новых участников через структуру органов управления

У непубличных компаний есть такой инструмент контроля состава участников, который позволяет воспрепятствовать неконтролируемому появлению в обществе новых участников. Это преимущественное право покупки доли или акций, которые участник общества намерен продать на сторону – третьим лицам. В ООО преимущественное право его участников приобрести долю (или часть доли), отчуждаемой участником общества третьему лицу, является обязательным. Но порядок реализации этого права урегулирован диспозитивными нормами закона, то есть в уставе можно устанавливать иной порядок реализации этого права (п. 4 ст. 21 закона № 14-ФЗ). Поправки в Гражданский кодекс в этом смысле ничего не изменили, а лишь закрепили те же положения теперь непосредственно еще и в кодексе.

В публичных обществах у акционеров есть только преимущественное право на приобретение дополнительных акций и ценных бумаг, конвертируемых в акции, которые размещаются по подписке (п. 5 ст. 97, п. 3 ст. 100 ГК РФ).

Что касается преимущественного права приобретения акций в АО, то с ним ситуация следующая. Закон № 208-ФЗ запрещал этот инструмент ограничения отчуждения акций третьим лицам для открытых АО, но в закрытых АО он действовал императивно, можно было лишь кое в чем изменить в уставе порядок осуществления акционерами этого права (п. 2, 3 ст. 7 закона № 208-ФЗ). А новая редакция Гражданского кодекса, устраняя деление АО на открытые и закрытые и вводя их деление на публичные и непубличные, запрещает вышеуказанный инструмент в публичных обществах (п. 5 ст. 97 ГК РФ), но не ограничивает возможность его применения в непубличных. В то же время императивно преимущественное право непубличным АО не предписывается. Разработанный Минэкономразвития проект поправок в закон № 208-ФЗ тоже содержит норму о том, что устав непубличного АО может (но не должен) предусматривать преимущественное право приобретения акционерами и (или) обществом акций, отчуждаемых его акционерами, либо необходимость получения согласия акционера (акционеров), общества или третьих лиц для отчуждения акций.

Таблица. Компетенция общего собрания хозяйственного общества в нормах ГК РФ

Вопросы компетенции общего собрания

Возможность передать вопрос в компетенцию другого органа общества

Компетенция общего собрания любой корпоративной организации (п. 2 ст. 65.3 ГК РФ)

Определение приоритетных направлений деятельности корпорации, принципов образования и использования ее имущества

Это исключительная компетенция общего собрания, если иное не установлено в ГК РФ для конкретных видов корпораций или в ином законе (в частности, законе № 208-ФЗ или № 14-ФЗ). Следовательно, передать принятие решений по этим вопросам к компетенции иных органов корпорации можно, только если это прямо допускает ГК РФ или иной закон

Утверждение и изменение устава корпорации

Принятие решений о реорганизации и ликвидации корпорации, назначении ликвидационной комиссии, утверждении ликвидационного баланса

Избрание ревизионной комиссии (ревизора) и назначение аудиторской организации или индивидуального аудитора корпорации

Определение порядка приема в состав участников корпорации и их исключения из состава (кроме случаев, когда такой порядок определен в законе)

Образование других органов корпорации и досрочное прекращение их полномочий

Прямо установлено, что устав корпорации (общества) в соответствии с законами о хозяйственных обществах может относить принятие решений по этим вопросам к компетенции иных коллегиальных органов корпорации

Утверждение годовых отчетов и бухгалтерской (финансовой) отчетности

Принятие решений о создании корпорацией других юридических лиц, об участии в других юридических лицах, создании филиалов и представительств

Компетенция общего собрания в любом хозяйственном обществе в дополнение к вопросам, указанным выше (п. 2 ст. 67.1 ГК РФ)

Изменение размера уставного капитала организации

Законы о хозяйственных обществах могут допускать передачу этого вопроса к компетенции других органов

Принятие решения о передаче полномочий ЕИО общества управляющей организации или предпринимателю (управляющему), утверждение такого управляющего (управляющей организации), утверждение условий договора с ними

Устав компании может относить решение этих вопросов к компетенции коллегиального органа управления

Распределение прибылей и убытков организации

Передать принятие решения по этому вопросу к компетенции иных органов общества нельзя, если иное не предусмотрено законами о хозяйственных обществах ( п. 2 ст. 65.3 ГК РФ )

Компетенция общего собрания в непубличном АО и в ООО (подп. 1 п. 3 ст. 66.3 ГК РФ)

Принятие решения о внесении изменений в устав

Это исключительная компетенция общего собрания. Передать принятие решения по этому вопросу к компетенции иных органов общества нельзя – на это в ГК РФ установлен прямой запрет

Принятие решения о реорганизации или ликвидации организации

Определение количественного состава коллегиального органа управления и коллегиального исполнительного органа (если его формирование отнесено к компетенции общего собрания), избрание их членов и досрочное прекращения их полномочий

Определение количества, номинальной стоимости, категории (типа) объявленных акций и прав, предоставляемых этими акциями

Принятие решения об увеличении уставного капитала ООО непропорционально долям его участников или за счет принятия в общество третьего лица

Утверждение внутреннего регламента или иных внутренних документов (п. 5 ст. 52 ГК РФ)



Подписка на статьи

Чтобы не пропустить ни одной важной или интересной статьи, подпишитесь на рассылку. Это бесплатно.

Академия юриста компании

Академия

Смотрите полезные юридические видеолекции

Смотреть

Cтать постоян­ным читателем журнала!

Cтать постоян­ным читателем журнала

Воспользуйтесь самым выгодным предложением на подписку и станьте читателем уже сейчас

Живое общение с редакцией

Рассылка

© Актион кадры и право, Медиагруппа Актион, 2007–2016

Журнал «Юрист компании» –
первый практический журнал для юриста

Использование материалов сайта возможно только с письменного разрешения редакции журнала «Юрист компании».


  • Мы в соцсетях
×
Только для зарегистрированных пользователей

Всего минута на регистрацию и документы у вас в руках!

У меня есть пароль
напомнить
Пароль отправлен на почту
Ввести
Я тут впервые
И получить доступ на сайт
Займет минуту!
Введите эл. почту или логин
Неверный логин или пароль
Неверный пароль
Введите пароль
×

Подпишитесь на рассылку. Это бесплатно.

В рассылках мы вовремя предупредим об акции, расскажем о новостях в работе юриста и изменениях в законодательстве.