Показания свидетелей в арбитражном суде. Примеры, когда они эффективны

4030
У российских юристов преобладает представление об арбитражном процессе как процессе, построенном только на документальных доказательствах. Фигура свидетеля традиционно воспринимается чуть ли не как нонсенс. И совершенно напрасно — в действительности этот вид доказательств может быть весьма эффективным инструментом в арбитражном споре.

Такой вид доказательств, как показания свидетелей, появился в российском арбитражном процессе только в 2002 году с принятием нового Арбитражного процессуального кодекса, и до настоящего времени арбитражные суды относятся к свидетельским показаниям с высокой долей недоверия, отдавая предпочтение письменным доказательствам.

Пожалуй, только государственные органы используют этот инструмент доказывания с максимальной эффективностью, что ярко демонстрируют, например, налоговые и таможенные споры. А со стороны юристов бизнес-структур институт свидетельских показаний пока незаслуженно недооценен, хотя современные реалии, наоборот, подталкивают к этому: бизнесмены нередко стараются решать важные вопросы на личных встречах, используя устные договоренности (в том числе, например, из-за опасений антимонопольных рисков).

Между тем в международном праве и праве зарубежных стран допросы свидетелей в рамках экономических споров — явление привычное. В пример можно привести длительные допросы российских олигархов по громким спорам, рассмотренным в последние годы в иностранных судах.

Хотя в России свидетельские показания по экономическим спорам массового применения пока не нашли, отдельные примеры выигрышей таких споров именно благодаря свидетельским показаниям все-таки постепенно появляются. Учитывая успешную практику зарубежных стран, можно ожидать роста количества таких примеров и в России. Надеяться на это позволяет также реформа судебной системы. Для судов общей юрисдикции свидетельские показания более привычны, и, возможно, управление двумя системами судов единым высшим судебным органом (Верховным судом) позволит арбитражному процессу тоже перенять активное использование свидетельских показаний. Но, разумеется, не в качестве полной замены письменным доказательствам, а лишь в тех случаях, когда показания свидетелей действительно могут принести весомую пользу.

Юристам бизнеса важно знать о том, что основания для использования свидетельских показаний в арбитражных спорах есть уже сейчас. И чем больше будет попыток применения этой возможности на практике, тем быстрее этот инструмент доказывания станет привычным и обыденным.

Эта статья поможет разобраться в базовых правилах использования свидетельских показаний в арбитражном процессе.

Три случая, когда в арбитражном процессе действительно нужен свидетель

Вопрос о целесообразности привлечения свидетелей в каждом конкретном деле необходимо решать индивидуально. Связано это с тем, что, в отличие от документов и вещественных доказательств, показания свидетелей всегда несут в себе некоторые риски. Не будучи профессиональным участником судебных процессов, свидетель в суде может случайно раскрыть факты, о которых стоило бы умолчать (проще говоря, сказать лишнее), или неосознанно изменить в показаниях акценты, что приведет к полностью противоположному значению показаний, и т. п.

Кроме того, свидетельские показания ценны лишь тогда, когда они позволяют установить факты, которые иными способами установить невозможно. Поэтому, например, ценность показаний свидетеля, которые лишь дополнительно подтверждают то, что и так обоснованно достаточным количеством письменных доказательств, невелика. Хотя иногда свидетельские показания помогают расставить необходимые акценты в позиции стороны процесса.

 Свидетель имеет право на возмещение расходов, связанных с вызовом в суд, и получение денежной компенсации в связи с потерей времени (ч. 7 ст. 56, ст. 107 АПК РФ). Увеличение времени рассмотрения дела связано с тем, что в случае неявки вызванного в суд свидетеля суд откладывает судебное разбирательство, если стороны не заявили ходатайство о рассмотрении дела без участия свидетеля (ч. 1 ст. 157 АПК РФ).

Также стоит помнить, что привлечение в процесс свидетелей увеличивает время рассмотрения дела и издержки, связанные с его рассмотрением, а если свидетель не является работником спорящей стороны, то его привлечение означает еще и некоторые сложности по организации его явки в суд.

С учетом названных выше нюансов использование свидетельских показаний в суде можно рекомендовать всего в нескольких случаях.

Первый случай: у стороны отсутствуют иные доказательства, кроме свидетельских показаний. Как показывает практика, такая ситуация отнюдь не редкость. Бывает, что тот или иной юридический факт, имеющий значение для дела, не был своевременно и надлежащим образом документально зафиксирован, либо подтверждающий его документ утрачен, либо одна из сторон спора отказалась подписывать двусторонний документ и т. д.

Например, есть успешная практика использования свидетельских показаний в целях подтверждения фактов использования арендатором помещения в течение определенного периода (см. постановление ФАС Северо-Западного округа от 28.06.11 по делу № А56-23121/2010). Также можно привести в пример дело, в котором подрядчик взыскивал оплату за выполненные работы на основании одностороннего акта по форме КС-2. Заказчик этот акт не подписал, но подрядчику удалось привлечь в качестве своего свидетеля бывшего работника заказчика, в чьи трудовые функции как раз входила проверка выполненных на участке работ. Он подтвердил, что директор заказчика получил составленный подрядчиком акт и что при приемке работ претензий по объему и качеству не возникло (решение Арбитражного суда Калининградской области от 26.03.14 по делу № А21-10802/2013).

 Суд может даже без ходатайства сторон по собственной инициативе вызвать в качестве свидетеля лиц, участвовавших в составлении документов, которые исследуются как письменные доказательства, либо в создании или изменении предмета, исследуемого как вещественное доказательство (ч. 2 ст. 88 АПК РФ).

Второй случай: документальные доказательства существуют, но содержат пробелы, неточности, противоречия. Устранить противоречия или пробелы в сведениях, которые содержатся в документах, можно с помощью пояснений лица, располагающего информацией о содержании этих документов, истории их возникновения, причинах расхождения и т. п.Кроме того, свидетельские показания в подобных ситуациях (но не всегда!) помогают стороне обосновать свою позицию, если есть подозрения, что те или иные письменные доказательства были сфальсифицированы. Например, если стороны представили в суд отличающиеся друг от друга экземпляры договора с одной датой и номером, то подписант как свидетель может сообщить, какой из представленных документов он в действительности подписал и при каких обстоятельствах (см., например, решение Арбитражного суда Мурманской области от 15.05.12 по делу № А42-8251/2011).

Также показания свидетелей могут стать решающими при рассмотрении споров о недостаче груза и приемке товаров по количеству и качеству, если нет ясности, в каком порядке происходила приемка (см., например, постановление ФАС Уральского округа от 28.12.09 по делу № А50-13082/2009).

Третий случай: обстоятельства, входящие в предмет доказывания, непосредственно связаны с действиями или личностью свидетеля. К таким случаям можно отнести, например, налоговые и корпоративные споры. Свидетели могут дать пояснения относительно реальности тех или иных хозяйственных операций (см. решение Арбитражного суда Иркутской области от 14.04.14 по делу № А19-1075/2014), или о том, как в действительности составлялись те или иные корпоративные документы, чтобы у суда возникли сомнения в их подлинности. Так, в одном деле важную роль сыграли свидетельские показания юрисконсульта компании о том, что общее собрание участников ООО, в протоколе которого этот юрист фигурировал в качестве секретаря, в действительности не проводилось, а протокол был изготовлен из части протокола другого собрания (см. постановление Двадцатого арбитражного апелляционного суда от 22.06.12 по делу № А23-5232/2011).

Интересный вопросОбязан ли суд удовлетворить ходатайство стороны процесса о вызове свидетелей, если нет формальных препятствий для использования свидетельских показаний?Нет, суды считают, что в силу статьи 88 АПК РФ удовлетворение такого ходатайства в любом случае является правом, а не обязанностью суда. Иногда суды считают, что удовлетворять такое ходатайство следует только при недостаточности имеющихся в деле иных доказательств, а если суд считает, что иных доказательств и так достаточно, он может отказать в вызове свидетелей (см. постановление Арбитражного суда Уральского округа от 25.08.14 по делу № А71-9582/2013).

Показания свидетелей в арбитражном суде. Примеры, когда они эффективны
Илья Дедковский, старший юрист адвокатского бюро КИАП

Практика использования нотариально удостоверенных письменных объяснений свидетелей

Даже если представить в суд по собственной инициативе письменные объяснения свидетеля, оформленные не просто в письменном виде, а заверенные нотариально, нет гарантии, что суд их примет.

Единственный случай, когда нотариус вправе допрашивать свидетелей, — это опрос в порядке обеспечения доказательств, если имеются основания полагать, что их представление в суде станет невозможным или затруднительным (ст. 102–103 Основ законодательства РФ о нотариате). Поэтому нотариус не вправе обеспечивать доказательства по делу, которое в момент обращения заинтересованных лиц к нотариусу уже находится в производстве суда. Протокол допроса свидетеля, составленный нотариусом с нарушением данного запрета, суд может признать недопустимым доказательством точно так же, как и обычные письменные объяснения, представленные в отсутствие предложения со стороны суда, а просто по инициативе стороны (см., например, постановление Семнадцатого арбитражного апелляционного суда от 13.09.11 по делу № А60-11407/2011). Тем не менее положительная практика, когда суды принимают составленные нотариусами протоколы допроса свидетелей, рассматривая их в качестве «иных доказательств», тоже есть (см., например, постановления ФАС Северо-Кавказского округа от 02.11.11 по делу № А22-2574/2009, Московского округа от 01.09.11 по делу № А40-129663/10-60-830, Восточно-Сибирского округа от 27.03.13 по делу № А19-13883/11, Тринадцатого Арбитражного апелляционного суда от 27.04.11 по делу № А56-5843/2011).

Случаи, когда свидетельские показания недопустимы

Арбитражный процессуальный кодекс не закрепляет конкретный перечень фактов и обстоятельств, которые можно или, наоборот, нельзя подтверждать именно свидетельскими показаниями. Тем не менее такие ограничения существуют, и их нужно искать в нормах материального права.

Запрет на использование показаний свидетелей может быть сформулирован двумя способами. Первый вариант: в какой-либо норме может быть указано на недопустимость подтверждения определенных обстоятельств и фактов именно показаниями свидетелей. Второй вариант: из нормы может следовать, что указанные в ней обстоятельства и факты подтверждаются только определенными доказательствами, к числу которых свидетельские показания не относятся. В обоих случаях вступает в силу процессуальное правило: обстоятельства дела, которые согласно закону должны быть подтверждены определенными доказательствами, не могут подтверждаться в арбитражном суде иными доказательствами (ст. 68 АПК РФ).

Прямые законодательные запреты на использование свидетельских показаний. Самый известный любому юристу прямой запрет на использование свидетельских показаний содержится в статье 162 Гражданского кодекса: несоблюдение простой письменной формы сделки лишает стороны права в случае спора ссылаться в подтверждение сделки и ее условий на свидетельские показания. В таком случае стоит рассчитывать только на письменные и иные доказательства, а сведения, которые может сообщить свидетель, не будут иметь значения (см., например, постановления ФАС Западно-Сибирского округа от 21.01.11 по делу № А70-6360/201, Северо-Западного округа от 02.04.13 по делу № А56-10457/2012).

Пример из практики

Компания требовала взыскать с ответчика неосновательного обогащения свыше 5 млн рублей. В обоснование своих требований компания ссылалась на то, что получила право требования этой суммы от ответчика по договору цессии. Однако сам договор цессии был утрачен, поэтому по заявлению истца к делу был привлечен цедент в качестве третьего лица, не заявляющего самостоятельных требований (он не отрицал факт заключения договора цессии, но тоже не смог представить его экземпляр). Попытка доказать факт заключения этого договора с помощью свидетельских показаний успехом не увенчалась — суд сослался на то, что для такой сделки обязательна простая письменная форма, а значит, в подтверждение факта заключения договора нельзя ссылаться на показания свидетелей (постановление ФАС Восточно-Сибирского округа от 29.03.11 по делу № А10-389/2010).

 Договор займа между юридическими лицами или между юридическим лицом и гражданином всегда должен заключаться в письменной форме независимо от суммы займа (п. 1 ст. 161, п. 1 ст. 808 ГК РФ).

Аналогичный запрет установлен в пункте 2 статьи 812 Гражданского кодекса: в тех случаях, когда договор займа должен быть заключен в письменной форме, заемщик не вправе оспаривать его по безденежности, ссылаясь на свидетельские показания. Исключение — если договор был заключен под влиянием обмана, насилия, угрозы, злонамеренного соглашения представителя заемщика с заимодавцем или стечения тяжелых обстоятельств.

Так, в одном споре компания оспаривала сделки по перечислению денежных средств третьим лицам. Деньги были перечислены со счета компании по распоряжению ее директора (к моменту обращения в суд уже уволенного), и представители компании полагали, что для этих платежей не было никаких оснований. Однако получатели денежных средств предъявили письменный договор займа и расписки бывшего директора, из которых следовало, что компания-истец ранее получила от ответчиков заем. Получалось, что, перечислив деньги, компания вернула им долг. Компания попыталась с помощью свидетельских показаний доказать, что в действительности денег по данным договорам займа она не получала (по ее мнению, эти договоры были мнимыми и притворными). Однако суд напомнил, что оспаривать договор займа по безденежности с помощью свидетельских показаний в данном случае нельзя (постановление ФАС Дальневосточного округа от 20.03.12 по делу № А24-1705/2011). Nota bene!Иногда бывает, что свидетелей привлекают в процесс не столько с целью представить действительно важные для дела пояснения, сколько с целью увеличить сроки рассмотрения спора или перейти от рассмотрения дела по правилам упрощенного производства к рассмотрению дела по общим правилам искового производства (п. 2 ч. 5 ст. 227 АПК РФ).

А в другом деле в похожих обстоятельствах вышестоящая инстанция, возвращая дело на новое рассмотрение, наоборот, указала нижестоящему суду на то, что следует допросить свидетелей. В этом деле истец оспаривал договор займа не только по безденежности, но и как заключенный под воздействием обмана, поэтому действовало исключение из общего правила пункта 2 статьи 812 Гражданского кодекса, чего первая инстанция как раз не учла (постановление ФАС Центрального округа от 18.09.09 по делу № А08-2258/08–10).

Указание в законе на конкретные возможные доказательства, к которым не относятся свидетельские показания. Самый известный каждому юристу пример единственного допустимого доказательства, исключающего использование иных доказательств, — это документ о государственной регистрации права собственности на недвижимое имущество. Согласно пункту 1 статьи 2 Федерального закона от 21.07.97 № 122-ФЗ «О государственной регистрации прав на недвижимое имущество и сделок с ним» (далее — закон № 122-ФЗ), государственная регистрация является единственным доказательством существования зарегистрированного права. Исключения возможны только для прав, возникших еще до введения в действие данного закона (п. 1 ст. 6 закона № 122-ФЗ). Но даже в таких исключительных случаях факт возникновения права собственности нельзя подтвердить свидетельскими показаниями при отсутствии правоустанавливающих актов (см. постановление ФАС Северо-Кавказского округа от 07.02.12 по делу № А25-1146/2010).

Также суды не принимают свидетельские показания в случаях, когда, согласно нормам Гражданского кодекса, факт исполнения, неисполнения или ненадлежащего исполнения обязательства должен подтверждаться определенным документом. Например, одни только свидетельские показания не могут подтвердить факта выполнения работ по договору подряда, если отсутствует акт, указанный в статье 720 Гражданского кодекса, и нет доказательств того, подрядчик составил акт, но заказчик необоснованно отказался от его подписания (постановления ФАС Центрального округа от 28.11.11 по делу № А54-1067/2011, Уральского округа от 15.04.14 по делу № А34-5581/2012). И наоборот, при наличии такого акта невозможно с помощью свидетельских показаний опровергнуть факт выполнения работ (постановление ФАС Северо-Западного округа от 25.02.14 по делу № А26-1897/2013).

Nota bene!К фактам хозяйственной жизни закон «О бухгалтерском учете» относит сделки, события, операции, которые оказывают или способны оказать влияние на финансовое положение экономического субъекта, финансовый результат его деятельности и (или) движение денежных средств (п. 8 ст. 3 закона «О бухгалтерском учете»).

Вряд ли суд примет свидетельские показания относительно неудовлетворительного состояния имущества при его передаче в аренду, если эти факты не были задокументированы в акте приемки-передачи. Причем подобную позицию суды занимают порой не только по спорам из договоров аренды недвижимости, для которых закон прямо предусматривает обязательность такого акта (ст. 655 ГК РФ), но и по договорам аренды иного имущества (см. постановление ФАС Московского округа от 14.01.11 по делу № А40-2546/10-64-24). Точно так же суды не принимают свидетельские показания в доказательство поставки некачественного товара, если по условиям договора приемка товара по качеству должна была осуществляться в порядке, предусмотренном Инструкцией Госрабитража при Совете Министров СССР от 25.04.66 № П-7, но фактически этот порядок соблюден не был, совместный акт приемки не составлялся и экспертиза не проводилась (постановление ФАС Северо-Западного округа от 13.09.13 по делу № А13-10169/2012).

Как правило, свидетельские показания не принимаются и в доказательство отправки юридически значимых сообщений — претензии, извещения подрядчиком заказчика о приостановке работ (ст. 716 ГК РФ), сообщение подрядчика заказчику о готовности сдать результат работ (п. 1 ст. 753 ГК РФ), уведомление об отказе от договора, когда односторонний внесудебный отказ допускается по закону или договору, и т. п. Суды и раньше придерживались такой позиции (см. постановления ФАС Поволжского округа от 07.11.13 по делу № А57-24729/2012, Московского округа от 12.07.10 по делу № А40-125654/09-63-915, Западно-Сибирского округа от 05.10.10 по делу № А75-8536/2009), а с появлением общей нормы о юридически значимых сообщениях (ст. 165.1 ГК РФ), из которой следует, что такое сообщение должно быть сделано в письменной форме, эта позиция укрепилась еще больше.

Nota bene!Известны случаи признания допустимыми свидетельских показаний, полученных адвокатом и представленных в суд в виде письменного протокола. В основном такие примеры встречаются в налоговых спорах (см., например, постановления ФАС Московского округа от 13.12.11 по делу № А41-30766/10, Поволжского округа от 03.06.14 по делу № А65-18120/2013, Северо-Западного округа от 29.10.12 по делу № А26-4579/2011). Адвокат вправе опрашивать с их согласия лиц, предположительно владеющих информацией, относящейся к делу, по которому адвокат оказывает юридическую помощь (подп. 2 п. 3 ст. 6 Федерального закона от 31.05.02 № 63-ФЗ «Об адвокатской деятельности и адвокатуре в РФ»).

Но, пожалуй, самая популярная норма, которой суды обосновывают недопустимость свидетельских показаний, — это часть 1 статьи 9 Федерального закона от 06.12.11 № 402-ФЗ «О бухгалтерском учете». В этой норме сказано, что каждый факт хозяйственной жизни подлежит оформлению первичным учетным документом. При этом действие данного закона распространяется на все коммерческие и некоммерческие организации (ч. 1 ст. 2 закона «О бухгалтерском учете»). И хотя в этом законе нет прямой фразы о том, что при отсутствии первичного учетного документа факт совершения хозяйственной операции нельзя подтверждать никакими иными доказательствами, суды придерживаются именно такой позиции. Поэтому в подавляющем большинстве случаев попытки доказать с помощью показаний свидетелей, например, факт передачи товара покупателю, если отсутствуют оформленные надлежащим образом накладные, не срабатывают (постановления АС Поволжского округа от 09.09.14 по делу № А49-9239/2013, Западно-Сибирского округа от 10.09.14 по делу № А46-13879/2013, ФАС Московского округа от 24.04.13 по делу № А40-45844/12-135-446, Уральского округа от 05.02.14 по делу № А60-39533/2012, Поволжского округа от 13.11.13 по делу № А65-26126/2012). По этой же причине суды не принимают ссылки на свидетельские показания в доказательство совершения компанией платежей по договору, или, наоборот, в доказательство наличия задолженности, или в доказательство переплаты и т. д. (постановления ФАС Поволжского округа от 15.05.14 по делу № А57-13274/2013, от 01.04.13 по делу № А65-17411/2012, Уральского округа от 22.05.13 по делу № А76-7153/2012).

При этом необходимо учитывать, что суды категорически не принимают свидетельские показания в указанных выше случаях лишь тогда, когда сторона использует этот вид доказательств как единственный (то есть пытается подтвердить какой-либо факт исключительно с помощью свидетелей). Так, ФАС Северо-Кавказского округа в постановлении от 29.10.12 по делу № А32-459/2011 прямо указал, что свидетельские показания, не подтвержденные надлежащими первичными и учетными документами, не могут являться достаточными доказательствами и иметь решающее значение по делу. Если же свидетельские показания лишь дополняют документальные доказательства, то суды не отказывают в их исследовании и оценивают все доказательства в совокупности (см. постановления АС Уральского округа от 04.09.14 по делу № А34-1757/2013, ФАС Западно-Сибирского округа от 21.02.14 по делу № А27-8857/2013).

В то же время изредка можно встретить примеры, когда те факты, которые должны подтверждаться первичными учетными документами, были доказаны только показаниями свидетелей. В том числе это касается фактов приемки товара покупателем (см. постановление ФАС Восточно-Сибирского округа от 14.09.11 по делу № А19-21968/10). Таким образом, на свой страх и риск все-таки можно попытаться использовать свидетельские показания даже в практически безнадежных с документальной точки зрения случаях.

Неоднозначная практика. Анализ судебной практики показывает, что суды довольно широко толкуют статью 68 Арбитражного процессуального кодекса и порой делают выводы о недопустимости свидетельских показаний даже тогда, когда прямых законодательных ограничений нет. Это приводит к тому, что пока «победить» с помощью одних только свидетельских показаний документальные доказательства, представленные другой стороной, крайне трудно. Чаще всего суды не готовы опираться на свидетельские показания как на решающие для исхода дела. Документальные доказательства воспринимаются как более надежные, даже если в обстоятельствах дела они выглядят весьма подозрительно.

Интересный вопросМожно ли подтвердить свидетельскими показаниями факт признания долга ответчиком, чтобы обосновать прерывание течения срока давности?Нет, по мнению судов, свидетельские показания не являются допустимыми доказательствами, подтверждающими совершение обязанным лицом действий, свидетельствующих о признании долга. Такие факты должны быть доказаны только письменными доказательствами (постановления ФАС Центрального округа от 25.11.13 по делу № А62-914/13, Западно-Сибирского округа от 02.12.10 по делу № А46-1025/2010, Северо-Кавказского округа от 05.05.14 по делу № А63-18254/2012).

Пример из практики

Истец, являвшийся единственным акционером ЗАО, закупил производственное оборудование и передал его в аренду своему ЗАО. В дальнейшем это ЗАО в силу некоторых проблем было вынуждено временно прекратить свою деятельность, а оборудование, похожее на то, которое акционер считал своим, оказалось у другой компании. Акционер подал иск об истребовании этого оборудования из чужого незаконного владения (ст. 301 ГК РФ). Но, по мнению судов, он не смог доказать того, что у ответчика находится именно то оборудование, которое истец ранее приобрел и передал в аренду своему ЗАО. Дело в том, что спецификация к договору купли-продажи, по которому истец в свое время приобрел спорное оборудование, и акт приемки-передачи оборудования в аренду ЗАО были сформулированы так, что не позволяли установить идентичность оборудования по договору купли-продажи и по договору аренды. Кроме того, истец не мог доказать, каким образом спорное оборудование выбыло из владения ЗАО и попало к компании-ответчику. Именно для доказывания этих обстоятельств истец ходатайствовал о вызове в суд свидетелей — работников компании, у которой истец купил спорное оборудование, и работников ЗАО, один из которых был финансовым директором как в ЗАО, так и в компании-ответчике. Однако суд это ходатайство отклонил, указав, что «свидетельские показания не являются допустимыми доказательствами, которые суд может принять как подтверждающие факт нахождения спорного оборудования у ответчика и позволяющие идентифицировать истребуемое истцом у ответчика оборудование, ранее переданное истцом в аренду третьему лицу, с оборудованием, непосредственно находящимся у ответчика». По мнению суда, соответствующие факты должны быть доказаны только документально. В свою очередь ответчик представил письменные доказательства того, что он купил спорное оборудование у третьего лица (формально не имевшего отношения к ЗАО). Расчеты по этой сделке были довольно запутанны (несколько уступок права требования плюс зачет встречных требований). Однако для суда эти доказательства оказались убедительными (решение Арбитражного суда Московской области от 21.06.11 по делу № А41-9951/11). В дальнейшем кассационная инстанция подтвердила обоснованность отказа в привлечении свидетелей, так как их показания в данном деле были бы недопустимым доказательством (постановление ФАС Московского округа от 04.04.12 по тому же делу).

 Необходимо учитывать, что в данном случае была особая ситуация. Обычно в обстоятельствах, когда одна сторона предъявляет в качестве доказательства документ, якобы подписанный представителем другой стороны, второй стороне для опровержения факта подписания этого документа бывает недостаточно свидетельских показаний лица, которое фигурирует в документе в качестве подписанта. В этом случае в соответствии со статьей 161 АПК РФ необходимо заявить о фальсификации доказательств, и суды, как правило, считают, что проверить факт фальсификации можно только с помощью экспертизы (постановления ФАС Западно-Сибирского округа от 26.05.11 по делу № А45-17922/2010, от 26.10.12 по делу № А45-23027/2011).

Наряду с такой практикой, хотя и редко, но встречаются примеры, когда с помощью свидетельских показаний все-таки удается «нейтрализовать» письменные доказательства, представленные другой стороной. Так, в одном деле в числе доказательств фигурировало допсоглашение к договору, тогда как ответчик утверждал, что такое соглашение в действительности не заключалось. К делу был привлечен свидетель, который якобы подписал данное соглашение от имени ответчика. Он рассказал, что не подписывал это соглашение. На основании этих показаний представители ответчика потребовали экспертизы документа, после чего истец предпочел отозвать спорное соглашение из числа доказательств (см. решение Арбитражного суда города Москвы от 21.05.12 по делу № А40-77050/2011). Затем тот же истец предъявил еще один иск тому же ответчику — уже с другим требованием, но тоже основанным на том самом соглашении. Снова было сделано заявление о фальсификации доказательства, после чего в суд было представлено нотариальное заявление того же свидетеля о том, что данное соглашение он не подписывал. Более того, стороны предъявили противоречащие друг другу результаты внесудебных экспертиз, причем сделанные не по подлиннику, а по копии спорного соглашения. Суд назначил судебную экспертизу, но потом был вынужден ее прекратить, потому что имеющихся у экспертов образцов почерка свидетеля оказалось недостаточно для исследования. В результате возникла ситуация, при которой на основе письменных доказательств и заключения экспертизы невозможно было ни подтвердить, ни опровергнуть подделку подписи в документе. В таких сложных обстоятельствах перевес оказался на стороне ответчика: суд сделал вывод о том, что заявление о фальсификации доказательства обоснованно, учитывая нотариальное заявление свидетеля и его показания в предыдущем деле(решение Арбитражного суда города Москвы от 21.11.13 по делу № А40-77050/2011, постановление Десятого арбитражного апелляционного суда от 21.02.14 по тому же делу). Правда, судебные акты по этому спору обжалуются до сих пор (уже во второй кассации — в Верховном суде), но по крайней мере этот спор показывает, что шансы убедить суд принять во внимание свидетельские показания против письменных в некоторых случаях действительно есть.

Анализ практики применения статьи 68 Арбитражного процессуального кодекса позволяет сделать следующие выводы. Если закон не предусматривает прямо, чем должны подтверждаться те или иные обстоятельства, то это означает, что возможность использовать свидетельские показания формально имеется. Но результат будет зависеть от внутреннего убеждения суда — насколько убедительными ему покажутся эти доказательства (особенно против тех доказательств, которые представит другая сторона). А в тех случаях, когда закон требует, чтобы фактические обстоятельства дела были подтверждены только письменными доказательствами, которые у стороны процесса отсутствуют либо фиксируют факты не в полном объеме, попытка использовать вместо письменных доказательств показания свидетелей редко приводит к успеху, хотя и такие случаи все-таки встречаются.

Процессуальные ограничения использования свидетельских показаний

Принимая решение о привлечении в арбитражный процесс свидетеля в тех случаях, когда для этого нет препятствий с точки зрения возможности доказывания конкретных обстоятельств именно таким способом, важно учитывать, что существует еще ряд других процессуальных ограничений.

Ограничение в отношении личности свидетеля. Свидетелем может быть не любое лицо, располагающее сведениями об обстоятельствах, имеющих значение для рассмотрения дела. Есть две группы лиц, которые освобождены от обязанности давать свидетельские показания. Во-первых, это лица, которые не могут быть допрошены в качестве свидетелей в силу прямого запрета закона (особого статуса соответствующего лица). Во-вторых, это лица, которые в принципе могут быть допрошены в качестве свидетелей, но они воспользовались предоставленным законом правом отказаться от дачи свидетельских показаний (см. таблицу на стр. 24).

Иных ограничений в отношении личности свидетеля законодательство не содержит. Поэтому, например, наличие у лица особых отношений с какой-либо из сторон процесса (родственная или дружеская связь, служебная зависимость или, наоборот, длительный конфликт и т. п.) не является препятствием для привлечения этого лица в процесс в качестве свидетеля. Формально этому не препятствует даже наличие у свидетеля личной заинтересованности в исходе спора. Дело в том, что в процессуальном законодательстве не существует такого понятия, как «отвод свидетеля». Если, например, эксперту, переводчику, специалисту, секретарю судебного заседания можно заявить отвод по тем же основаниям, что и судье (в том числе из-за наличия личной заинтересованности в исходе дела — ч. 1 ст. 23 АПК РФ), то в отношении свидетелей Арбитражный процессуальный кодекс такой возможности не предусматривает.

Однако суд, оценивая все доказательства по своему внутреннему убеждению (ч. 1 ст. 71 АПК РФ), может отнестись к показаниям свидетеля критически, если действительно есть основания считать свидетеля заинтересованным в исходе дела (см. постановления Шестого арбитражного апелляционного суда от 22.08.12 по делу № А04-1267/2012, ФАС Центрального округа от 12.02.14 по делу № А48-912/2013, Пятнадцатого арбитражного апелляционного суда от 02.11.13 по делу № А53-3068/2013). Поэтому, когда одна сторона использует свидетельские показания, другая сторона довольно часто пытается «нейтрализовать» это доказательство, ссылаясь как раз на личную заинтересованность свидетеля в исходе дела. Суды такие заявления без внимания не оставляют, но зачастую их выводы сводятся к недоказанности личной заинтересованности свидетеля и отсутствию оснований доверять ему, даже если речь идет о родственных или служебных отношениях (постановления Девятого арбитражного апелляционного суда от 08.05.14 по делу № А40-44975/13, Восьмого арбитражного апелляционного суда от 17.01.14 по делу № А70-3109/2013, ФАС Дальневосточного округа от 02.07.13 по делу № А51-2580/2010).

Ограничение в отношении источника сведений, которые может сообщить свидетель. Поскольку свидетельские показания, как и любое другое средство доказывания, должны быть относимыми, допустимыми и достоверными, Арбитражный процессуальный кодекс требует, чтобы свидетель сообщил суду сведения по существу дела, которые известны ему лично (ч. 3 ст. 56 АПК РФ). Прямо установлено, что если свидетель не может указать источник своей осведомленности, то сообщенные им сведения не являются доказательствами (ч. 4 ст. 88 АПК РФ).

При этом российское процессуальное право не содержит запрета на использование свидетельских показаний, даваемых с чужих слов. То есть формально нет требования, чтобы свидетельские показания давал очевидец событий. Значит, это может быть и лицо, которое узнало о неких обстоятельствах от кого-то другого. Вопрос о достоверности показаний, полученных с чужих слов, разрешается судом в каждом конкретном деле по собственному усмотрению. Например, в одном деле истец оспаривал сделку купли-продажи доли в уставном капитале как совершенную под влиянием обмана. По словам истца, у них с ответчиком была договоренность о совершении двух встречных сделок — истец должен был продать ответчику свою долю в одном ООО (что он и сделал), а ответчик должен был продать истцу свою долю в другом ООО, но не выполнил этого обещания. Наличие таких договоренностей подтвердил свидетель со стороны истца. Однако суд не стал учитывать свидетельские показания, потому что из них не следовало, что свидетель присутствовал при достижении договоренности между истцом и ответчиком, а из пояснений представителя истца следовало, что истец просто рассказал свидетелю о своих договоренностях с ответчиком, то есть источником осведомленности свидетеля были рассказы истца (постановление Третьего арбитражного апелляционного суда от 26.05.10 по делу № А33-15860/2009).

Nota bene!Если суд решит, что для установления того или иного факта нужны специальные познания, то свидетельские показания для доказывания этого факта он сочтет недопустимыми — придется проводить экспертизу (см., например, постановление ФАС Восточно-Сибирского округа от 11.03.12 по делу № А58-8061/10).

В другом деле (это был налоговый спор) инспекция поставила под сомнение реальность хозяйственных операций компании по поставке товаров. От компании выступил свидетель, который подтвердил, что товары действительно закупались. Но, поскольку он не смог ни назвать контрагентов, у которых компания приобретала товар, ни рассказать о способе доставки товаров в адрес компании, суд пришел к выводу, что свидетель не может подтвердить источник своей осведомленности о поставках, и не стал учитывать его показания (постановление Пятнадцатого арбитражного апелляционного суда от 24.08.13 по делу № А32-18904/2012).

Ограничение в отношении формы свидетельских показаний. Вопрос о форме свидетельских показаний — один из самых неоднозначных. В зарубежных правовых системах кроме классических устных показаний свидетелей в процессах по экономическим спорам используются также письменные свидетельские показания. Согласно российскому арбитражному процессуальному законодательству, под свидетельскими показаниями понимается прежде всего устное сообщение суду сведений лично свидетелем. Это следует из частей 2 и 3 статьи 56 АПК РФ, а в части 3 статьи 88 АПК РФ прямо указано, что свидетель сообщает известные ему сведения устно. Но в этой же норме указано, что по предложению суда свидетель может изложить показания, данные устно, в письменной форме.

На практике стороны зачастую представляют в суд письменные пояснения свидетелей и без предложения суда. Они могут представлять собой пояснения лиц, не участвующих в деле, об известных им по делу обстоятельствах, составленные в простой письменной форме или удостоверенные нотариусом (ст. 103 Основ законодательства о нотариате), аффидевит, показания, полученные адвокатом или органами государственной власти при осуществлении контрольных функций, и т. п. Строго говоря, в смысле статьи 88 АПК РФ такие документы не считаются именно показаниями свидетелей. Однако некоторые суды рассматривают их как «иные документы и материалы» (ст. 89 АПК РФ), допускаемые в качестве доказательств (см., например, постановления ФАС Северо-Кавказского округа от 02.11.11 по делу № А22-2574/2009, Восточно-Сибирского округа от 31.01.11 по делу № А58-3077/10, Семнадцатого арбитражного апелляционного суда от 20.04.11 по делу № А50-420/2010).

Но такое лояльное отношение судов к письменным объяснениям свидетелей, представленным стороной процесса по собственной инициативе, встречается далеко не всегда. Некоторые суды не принимают подобные доказательства (см., например, определение ВАС РФ от 28.03.14 № ВАС-3147/14 по делу № А63-14202/2012, постановления ФАС Северо-Западного округа от 20.04.14 по делу № А56-27955/2011, от 25.02.13 по делу № А52-2859/2012, Московского округа от 19.02.14 по делу № А40-125960/12, Восточно-Сибирского округа от 05.09.11 по делу № А33-13406/2009). И для этого есть серьезные аргументы. Суд в нарушение принципа непосредственности судебного разбирательства (ст. 10 АПК РФ) не заслушивает авторов «свидетельских писем» в судебном заседании, их не предупреждают об уголовной ответственности за отказ от дачи либо дачу заведомо ложных показаний, суд и участвующие в деле лица не имеют возможности задать им дополнительные вопросы (ч. 3, 4 ст. 56 АПК РФ). В итоге за правдивость и достоверность письменных «показаний» свидетеля никто не несет никакой ответственности.

Учитывая неоднозначное отношение судов к письменным объяснениям свидетелей, шансы найти поддержку у суда есть как у стороны, которая представляет такой вид доказательств, так у другой стороны, которая настаивает на недопустимости использования в процессе подобных «квазисвидетельских показаний».

Лица, которые не могут быть допрошены в качестве свидетеля

Лица, которые не могут быть допрошены в качестве свидетелей в силу прямого запрета закона Судьи и иные лица, участвующие в осуществлении правосудия, не могут быть допрошены об обстоятельствах, которые стали им известны в связи с участием в рассмотрении дела (ч. 5 ст. 56 АПК РФ)
Представители по гражданскому или защитники по уголовному делу, делу об административном правонарушении не могут быть допрошены об обстоятельствах, которые стали им известны в связи с исполнением обязанностей представителей (ч. 5 ст. 56 АПК РФ)
Адвокаты не могут быть допрошены об обстоятельствах, которые стали им известны в связи с обращением к ним за юридической помощью (ч. 2 ст. 7 Федерального закона от 31.05.02 № 63-ФЗ «Об адвокатской деятельности и адвокатуре в РФ»)
Третейский судья не может быть допрошен о сведениях, которые стали ему известны в ходе третейского разбирательства (ч. 2 ст. 22 Федерального закона от 24.07.02 № 102-ФЗ «О третейских судах в РФ»)
Посредники, оказывающие содействие сторонам в урегулировании спора, в том числе медиаторы, не могут быть допрошены об обстоятельствах, которые стали им известны в связи с исполнением соответствующих обязанностей (ч. 5.1 ст. 56 АПК РФ)
Лица, которые в силу психических недостатков не способны правильно понимать факты и давать о них показания (ч. 5 ст. 56 АПК РФ)
Иные лица, которые не могут быть допрошены в качестве свидетелей в силу того, что они воспользовались своим правом отказаться от дачи свидетельских показаний Любое лицо вправе не давать показаний против самого себя, своего супруга и близких родственников, круг которых может быть определен в соответствии со статьями 1142–1145 ГК РФ (ч. 1 ст. 51 Конституции РФ, ч. 6 ст. 56 АПК)
Священнослужитель вправе не давать показаний по обстоятельствам, которые стали известны ему из исповеди (п. 7 ст. 3 Федерального закона от 26.09.97 № 125-ФЗ «О свободе совести и о религиозных объединениях»)
Депутаты вправе не давать показаний об обстоятельствах, которые стали им известны в связи с осуществлением своих полномочий (ст. 21 Федерального закона от 08.05.94 № 3-ФЗ «О статусе члена Совета Федерации и статусе депутата Государственной Думы Федерального Собрания РФ», ст. 15 Федерального закона от 06.10.99 № 184-ФЗ «Об общих принципах организации законодательных (представительных) и исполнительных органов государственной власти субъектов РФ»)
Уполномоченный по правам человека в РФ вправе не давать показаний в отношении сведений, ставших ему известными в связи с выполнением своих обязанностей (ст. 24 Федерального конституционного закона от 26.02.97 № 1-ФКЗ «Об Уполномоченном по правам человека в РФ»)
В каком из этих случаев истец лишен права использовать свидетельские показания в арбитражном процессе?Поставщик заявил иск о взыскании долга с контрагента, при этом он потерял оригинал договора и нет доказательств его заключения, а контрагент отрицает факт заключения договора и наличие фактических договорных отношений.Подрядчик заявил иск о взыскании долга с заказчика, но при этом у него нет акта приемки выполненных работ и даже доказательств отправки этого акта заказчику. А свидетели могут подтвердить факт выполнения работ и их приемки заказчиком.В обоих случаях.В обоих случаях компании не вправе ссылаться на свидетельские показания. В первом случае применяется ст. 162 ГК РФ: несоблюдение простой письменной формы сделки лишает стороны права в случае спора ссылаться в подтверждение сделки и ее условий на свидетельские показания. А во втором случае факт исполнения, неисполнения или ненадлежащего исполнения обязательства должен подтверждаться определенным документом, а именно актом приемки выполненных работ (см. постановления ФАС Центрального округа от 28.11.11 по делу № А54-1067/2011, Уральского округа от 15.04.14 по делу № А34-5581/2012).

Скоро в журнале «Юрист компании»
    Узнать больше


    Ваша персональная подборка

      Подписка на статьи

      Чтобы не пропустить ни одной важной или интересной статьи, подпишитесь на рассылку. Это бесплатно.

      Рекомендации по теме

      Академия юриста компании

      Академия

      Смотрите полезные юридические видеолекции

      Смотреть

      Cтать постоян­ным читателем журнала!

      Cтать постоян­ным читателем журнала

      Воспользуйтесь самым выгодным предложением на подписку и станьте читателем уже сейчас

      Живое общение с редакцией
      Рассылка

      © Актион кадры и право, Медиагруппа Актион, 2007–2017

      Журнал «Юрист компании» –
      первый практический журнал для юриста

      Использование материалов сайта возможно только с письменного разрешения редакции журнала «Юрист компании».

      Зарегистрировано Федеральной службой по надзору в сфере связи, информационных технологий и массовых коммуникаций (Роскомнадзор) Свидетельство о регистрации  ПИ № ФС77-62254 от 03.07.2015

      
      • Мы в соцсетях
      Внимание! Вы находитесь на сайте для юристов

      Вы точно юрист? Предлагаем сделку!
      Пройдите быструю регистрацию, а мы обеспечим вас увлекательным юридическим чтением.
      Регистрация займет минуту.

      У меня есть пароль
      напомнить
      Пароль отправлен на почту
      Ввести
      Я тут впервые
      И получить доступ на сайт Займет минуту!
      Введите эл. почту или логин
      Неверный логин или пароль
      Неверный пароль
      Введите пароль