Стороны подписали соглашение о намерениях. Почему это может обернуться неожиданными последствиями

5683
Основной вопрос: стороны по результатам переговоров подписали соглашение о намерениях, в котором закрепили основные тезисы своих договоренностей. Является ли такое соглашение обязательным для сторон? Решение: юридическое значение такого документа зависит от его содержания, а также последующего поведения сторон. В зависимости от этого в случае спора суд может признать этот документ не имеющим обязательной силы для сторон либо имеющим такую силу (например, квалифицировать его как предварительный или даже основной договор).

Стороны подписали соглашение о намерениях. Почему это может обернуться неожиданными последствиями
Максим Григорьев, адвокат, управляющий Южной дирекцией юридической фирмы Vegas Lex

Из зарубежного коммерческого обихода к нам пришла и утвердилась в качестве делового обычая практика фиксирования предварительных, промежуточных либо финальных результатов переговоров (но до заключения основного договора) в документарной форме. В настоящее время устные договоренности в серьезных деловых кругах начинают считаться признаком дурного тона и постепенно отмирают. Обобщенно письменно закрепленные итоги можно назвать документами о намерениях.

Такие документы играют различную роль для их сторон. Причем стороны одного и того же документа могут по-разному представлять себе его цели и значение закрепленных в нем положений. Например, одна из сторон может принимать желаемое за действительное, считая, что связала себя с контрагентом предварительным договором, тогда как в глазах контрагента это только «технический» документ, служащий организационным или иным целям, но никоим образом не связывающий его обязательствами.

Традиционно многие российские юристы привыкли считать такие документы своего рода «джентльменскими соглашениями», носящими исключительно декларативный характер без каких-либо правовых последствий. Но зачастую, как показывает судебная практика, это не так. Несмотря на отсутствие специального правового регулирования в нашем гражданском законодательстве соглашений о намерениях, они могут иметь определенные правовые последствия для сторон, подчас неожиданные для них: стороны могут получить от документа совсем не тот результат, который ожидали. Поэтому отсутствие понимания многоаспектности письменных документов о намерениях может привести к потере контроля над ситуацией, опрометчивому бизнес-планированию, ошибкам в оценке правовых и финансовых рисков, имущественным потерям и затяжным судебным тяжбам с туманными перспективами.

Правовое значение документа о намерениях зависит от толкования его условий

Nota bene! В случае спора о том, был ли в конкретном случае заключен именно договор, суд оценивает обстоятельства и доказательства в их совокупности и взаимосвязи в пользу сохранения, а не аннулирования обязательства, а также исходя из презумпции разумности и добросовестности участников гражданских правоотношений, закрепленной в статье 10 ГК РФ (постановления Президиума ВАС РФ от 08.02.11 № 13970/10, от 04.12.12 № 11277/12, ФАС Поволжского округа от 22.10.12 по делу № А65-1511/2011).

В российской практике ведения деловых переговоров можно встретить массу различных названий документов, фиксирующих результаты переговоров: протокол или соглашение о намерениях, письмо о намерениях, меморандум о взаимопонимании, соглашение или письмо об основных условиях сделки (проекта), протоколы рабочего совещания, протокол, справка или резюме об итогах переговоров, соглашение о сотрудничестве, партнерское соглашение, дорожная карта мероприятий и т. д. Какие-то из них скопированы из иностранной юридической практики без поправки на российскую правовую доктрину и наше законодательство, какие-то являются отголосками советского правового документооборота. Разумеется, название документа не имеет принципиального значения для определения его юридической сущности. Стороны переговоров свободны в выборе формата оформления своих отношений. Главное, чтобы они, ставя свою подпись на таком документе, акцентировали внимание на его содержательной части – вводной преамбуле, предмете (условиях, из которых можно «собрать» этот предмет при судебном толковании в случае спора), сроках, оговоренных мероприятиях, оговорках и презумпциях и т. п.

Документ о намерениях может иметь разное практическое значение в зависимости от его содержания и поведения сторон (см. таблицу на стр. 33).

Согласно статье 431 Гражданского кодекса, при толковании условий договора судом принимается во внимание буквальное значение содержащихся в нем слов и выражений. То есть суд оценивает документ по своему внутреннему убеждению. В случае неясности буквального значения условий документа о намерениях оно устанавливается путем сопоставления с другими условиями и смыслом документа в целом. Если же и это не позволяет определить содержание документа, должна быть выяснена действительная общая воля сторон с учетом целей, указанных в документе. В определении ВАС РФ от 17.11.11 № ВАС-14197/11 прямо указано на возможность толкования протокола о намерениях по правилам статьи 431 Гражданского кодекса. При этом принимаются во внимание все соответствующие обстоятельства, включая предшествующие документу о намерениях переговоры и переписку, практику, установившуюся во взаимных отношениях сторон, обычаи делового оборота, а также фактическое исполнение намерений (п. 3 ст. 438 ГК РФ).

Документ о намерениях может признаваться договором

В случае возникновения спора суд может усмотреть в документе о намерениях признаки предварительного или даже основного договора. Для сторон это будет означать, что соответствующий документ повлек за собой возникновение у них обязательств, подлежащих исполнению. Нарушение этих обязательств будет считаться нарушением договора и повлечет за собой соответствующие последствия.

Если такой документ признается предварительным договором, одна из сторон может в судебном порядке обязать другую сторону заключить основной договор и возместить убытки, причиненные уклонением от его заключения (п. 4 ст. 445 ГК РФ). Если документ квалифицирован как основной договор, неисправную сторону можно в судебном порядке обязать исполнить свои обязательства, а также привлечь к ответственности (взыскать убытки, неустойку).

Признание документа о намерениях предварительным договором. Иногда контрагенты специально называют подписываемые ими документы соглашениями о намерениях, протоколами, меморандумами и т. д., сознательно стараясь не придавать их содержанию юридической силы договора. Но если такой документ содержит намерение сторон заключить в будущем какой-либо договор и называет существенные условия этого договора (в том числе когда эти условия прямо не обозначены, но их можно вывести из толкования всего документа в целом по правилам статьи 431 ГК РФ), то скорее всего суд признает этот документ предварительным договором, несмотря на его название (ст. 429 ГК РФ).

Интересный вопросКакие недобросовестные цели может преследовать участник переговоров, настаивая на подписании документа о намерениях?
Например, иногда соглашения о намерениях используют для достижения лучших бизнес-договоренностей: показывая этот документ, компания демонстрирует, на какие условия она реально может рассчитывать, если заключит договор с одним из своих потенциальных контрагентов и тем стимулирует другого контрагента предоставить ей более выгодные условия.

Даже прямое указание в документе на его необязательный характер не дает безусловную гарантию, что при оценке по своему внутреннему убеждению содержания этого документа и иных обстоятельств дела суд не признает его совершенной сделкой, породившей правоотношения между ее сторонами. Квалифицирующим отличием договора (соглашения) от простого заявления о намерениях является нацеленность сторон создать правовые последствия, которую суд может усмотреть самостоятельно по всему внутреннему убеждению исходя из анализа конкретных обстоятельств взаимоотношений сторон переговоров.

ПРИМЕР ИЗ ПРАКТИКИ

Стороны подписали протокол рабочего совещания, в котором было отражено, что одна из них имеет намерение приобрести доли в уставном капитале общества с ограниченной ответственностью, принадлежащие другим сторонам, на условиях, определенных протоколом. Общество, доли в уставном капитале которого были целью сделки, должно было получить в аренду земельный участок под застройку, и многие условия сделки зависели от этого факта, так как сторона, намеревавшаяся приобрести доли, планировала постройку гипермаркета на данном участке. Так, в протоколе было предусмотрено, что договор купли-продажи долей должен предусматривать возможность его расторжения при наступлении некоторых условий (в частности, если выяснится невозможность строительства и т. д.). В дальнейшем будущий покупатель направил собственникам долей проект основного договора купли-продажи долей, после чего истцы вернули ему подписанный ими договор согласно предложенному проекту. Но будущий покупатель со своей стороны данный договор не подписал (как он пояснил впоследствии, причиной этого послужил финансовый кризис, из-за которого планы по строительству объекта были заморожены). Это стало причиной для подачи иска о понуждении ответчика заключить с истцами договор купли-продажи долей на условиях, согласованных сторонами протоколом рабочего совещания. Суд первой инстанции иск удовлетворил, впоследствии это решение поддержала кассационная инстанция. Суды расценили протокол рабочего совещания предварительным договором, так как он содержал существенные условия договора купли-продажи долей: предмет, цену и порядок ее оплаты, порядок расторжения договора купли-продажи и другие условия. Поэтому, по мнению судов, воля сторон была направлена именно на заключение договора купли-продажи долей. Этот факт подтверждало и то, что между сторонами велась электронная переписка, из которой следовало намерение заключить такой договор, в том числе направлялись проекты договора (постановление ФАС Московского округа от 01.06.11 по делу № А41-17885/10, определением ВАС РФ от 29.07.11 № ВАС-9224/11 отказано в передаче дела в надзорную инстанцию).

   В некоторых обстоятельствах суд может расценить документ о намерениях в качестве дополнительного соглашения, которыми стороны уточняют условия уже действующего между ними основного договора (постановление ФАС Западно-Сибирского округа от 04.10.12 по делу № А46-17611/2011).

Практика, когда суды признают документ о намерениях предварительным договором, встречается довольно часто (см., например, постановления ФАС Московского округа от 19.04.13 по делу № А40-63398/12-11-579, от 31.01.12 по делу № А40-18084/11-23-154, от 21.05.13 по делу № А40-84943/12-56-783, Восемнадцатого арбитражного апелляционного суда от 08.04.10 по делу № А07-22939/2009).

В соглашении о намерениях особое внимание важно обратить на полномочия подписантов

Необходимо различать сторону, от чьего имени отражено волеизъявление в документе о намерениях, и непосредственного подписанта (генеральные, финансовые, коммерческие директора, менеджеры запускаемого бизнес-проекта и т. п.).

В соглашениях о намерениях чаще, чем в «полноценных» договорах, случается ситуация, когда фактический подписант не имеет формальных полномочий действовать от лица представляемой им компании. Соответствующее должностное лицо может быть уполномочено на ведение переговоров, но не иметь полномочий на заключение сделок от лица компании. Для него цель подписания соглашения о намерениях вполне может ограничиваться необходимостью отчитаться о проделанной работе перед руководством, представив письменное подтверждение достигнутых договоренностей. Например, в одном споре истец считал, что подписанный им с ответчиком протокол имеет характер предварительного договора купли-продажи акций, и на его основании пытался понудить ответчика заключить основной договор. Но суд пришел к выводу, что этот протокол предварительным договором не является, а составлен лишь «с целью зафиксировать достигнутые договоренности». Основанием для такого вывода стало то, что полномочия физических лиц, указанных в протоколе, действовать от имени его сторон, не были подтверждены доверенностями (постановление ФАС Московского округа от 26.04.13 по делу № А40-85381/12-45-576). Кроме того, встречаются случаи, когда сторона, которая по смыслу соглашения будет в будущем исполнять достигнутые договоренности, вообще не участвовала в процессе переговоров (например, материнская компания решила вопрос об участии в каком-либо проекте своей дочерней компании). Но, возможно, в дальнейшем с усилением доктрины «снятия корпоративной вуали» даже такой сомнительный с юридической точки зрения субъектный состав сторон переговоров не будет гарантировать отсутствия у документа, подписанного по итогам переговоров, юридической силы.

Признание документа о намерениях основным договором. В некоторых случаях, когда стороны фиксируют в документе существенные условия их отношений, суд может признать документ о намерениях не предварительным, а основным договором. Чаще всего так происходит, когда стороны не ограничились подписанием документа, а совершили какие-либо действия по исполнению зафиксированных в нем договоренностей (определение ВАС РФ от 15.03.10 № ВАС-16238/09, постановление ФАС Дальневосточного округа от 19.05.09 по делу № А73-7542/2008, определение ВАС РФ от 14.09.09 по тому же делу).

Nota bene! Чаще всего документы о намерениях применяются в сделках M&A, крупных девелоперских и строительно-подрядных проектах, при выстраивании договорных корпоративных связей (в частности, при создании совместных предприятий), в банковском кредитовании и частном корпоративном заимствовании, проектном и венчурном финансировании, использовании и отчуждении результатов интеллектуальной деятельности.

Например, компания А арендовала земельный участок для строительства жилого дома и оформила с компанией Б протокол, в котором стороны согласовали приобретение компанией Б «30 процентов проекта (прав заказчика-застройщика, возникших на основании договора аренды земельного участка)». Была согласована общая стоимость сделки. По этому протоколу права заказчика-застройщика должны были передаваться либо самой компании Б, либо ее «аффилированной структуре». По условиям протокола в рамках приобретения проекта стороны обязались заключить предварительный договор, предусматривающий заключение договора генподряда, соглашение о перенайме земельного участка и договор купли-продажи проектной документации. Спустя несколько дней была создана компания В, в которой функции единоличного исполнительного органа были возложены на компанию Б (в качестве управляющей компании). Новая компания В заключила с компанией А все предусмотренные выше договоры (соглашение о перенайме земельного участка и т. д.), уплатив по ним определенную сумму. Затем между компанией А и компанией В по итогам рабочего совещания был подписан протокол, в котором согласована оставшаяся «стоимость выкупа проекта» (с учетом уменьшения площади жилых домов). Так как эта сумма не была уплачена, компания А предъявила соответствующее требование компаниям Б и В. Первая инстанция, связав условия первого и второго протоколов, взыскала долг только с компании Б. Апелляционная инстанция, напротив, решила, что долг должен быть взыскан только с компании В – на основании второго протокола, так как из текста первого протокола не было ясно, что входит в содержание «30 процентов проекта», а также кто конкретно должен внести оплату – компания Б или ее аффилированная структура, которая к тому же не была конкретизирована. Компания В пыталась сослаться на то, что второй протокол не является сделкой, а только фиксирует ход совещания, но суд расценил его как сделку, по которой компания В, став заказчиком-застройщиком, приняла на себя обязательства по оплате стоимости прав заказчика-застройщика по проекту строительства. Вышестоящие инстанции согласились с этим подходом (постановление ФАС Северо-Кавказского округа от 07.10.11 по делу № А32-37742/2009, определение ВАС РФ от 17.11.11 № ВАС-14197/11).

Иные правовые последствия документа о намерениях

Nota bene! С принятием поправок, предлагаемых в раздел III ГК РФ (пока прошли только первое чтение), правовая роль документов о намерениях возрастет. Их не только сложнее будет признать незаключенными, но также с их помощью можно будет взыскивать с контрагента убытки, причиненные в результате недобросовестного ведения переговоров (в частности, при введении другой стороны в заблуждение относительно характера или условий предполагаемого договора, при внезапном и безосновательном прекращении переговоров без предварительного уведомления другой стороны).

Если в документе о намерениях не содержатся обязательные условия, он не обладает обязательной юридической силой, а является лишь информационным документом (постановление Седьмого арбитражного апелляционного суда от 18.06.10 по делу № А27-18452/2008-4). Но даже если суд не признал документ о намерениях обязательным для сторон соглашением, он может быть использован в качестве доказательства в каком-либо судебном споре (постановление ФАС Восточно-Сибирского округа от 30.01.13 по делу № А33-16939/2011).

В частности, протокол о намерениях, предшествовавший заключению договора, может быть принят судом во внимание при толковании условий этого договора (постановление Президиума ВАС РФ от 20.09.11 № 2549/11). Однако возможны и другие варианты. Например, в одном споре о взыскании убытков истец с помощью протокола о намерениях, подписанного с третьим лицом, доказывал, что он желал совершить определенную сделку, но не смог этого сделать по вине ответчика, в связи с чем понес убытки (постановление Президиума ВАС РФ от 06.09.11 № 2929/11).

Практическое значение документа о намерениях

Функция документа Характеристики документа
Упорядочивающая Документ изначально направлен на закрепление основных достигнутых договоренностей, параметров будущего обязательства не для того, чтобы связать ими сторону, а в иных в целях (обычно организационных) – например, для продолжения новых раундов переговоров (протокол просто фиксирует основные договоренности отдельного этапа переговоров) или для передачи переговорного базиса юристам для оценки и подготовки необходимой правовой надстройки, или для того, чтобы заложить расходы на возможную сделку в бюджет компании и т. д. При этом, несмотря на наличие письменной формы намерений, зачастую отсутствует факт явного подтверждения соответствующего волеизъявления участников переговоров (например, текст резюме встречи согласовывается только электронными письмами)
Связывающая Документ о намерениях направлен на возникновение юридической связи (правоотношений) между сторонами переговоров касательно всех или части достигнутых на них договоренностей. В зависимости от толкования его условий и поведения сторон документ может признаваться предварительным договором или даже основным договором (в том числе сделкой под условием – статья 157 ГК РФ). Бывает, что обязательную силу для сторон приобретают только отдельные условия соглашения – например, в части положений о конфиденциальности или ограничения о ведении переговоров о том же предмете с другой стороной
Доказательственная Документ о намерениях сам по себе не порождает правовых последствий, но может служить доказательством в судебном процессе. Например, при толковании договора, заключенного впоследствии, или при рассмотрении антимонопольного дела (согласно пункту 18 статьи 4 Федерального закона от 26.07.06 № 135-ФЗ «О защите конкуренции», под соглашением понимаются не только договоры, но и любая договоренность в письменной форме, содержащаяся в документе или нескольких документах, а также договоренность в устной форме)

Скоро в журнале «Юрист компании»
    Узнать больше


    Ваша персональная подборка

      Подписка на статьи

      Чтобы не пропустить ни одной важной или интересной статьи, подпишитесь на рассылку. Это бесплатно.

      Рекомендации по теме

      Академия юриста компании

      Академия

      Смотрите полезные юридические видеолекции

      Смотреть

      Cтать постоян­ным читателем журнала!

      Cтать постоян­ным читателем журнала

      Воспользуйтесь самым выгодным предложением на подписку и станьте читателем уже сейчас

      Живое общение с редакцией

      © Актион кадры и право, Медиагруппа Актион, 2007–2017

      Журнал «Юрист компании» –
      первый практический журнал для юриста

      Использование материалов сайта возможно только с письменного разрешения редакции журнала «Юрист компании».

      Зарегистрировано Федеральной службой по надзору в сфере связи, информационных технологий и массовых коммуникаций (Роскомнадзор) Свидетельство о регистрации  ПИ № ФС77-62254 от 03.07.2015

      Политика обработки персональных данных

      
      • Мы в соцсетях
      Сайт использует файлы cookie. Они позволяют узнавать вас и получать информацию о вашем пользовательском опыте. Это нужно, чтобы улучшать сайт. Если согласны, продолжайте пользоваться сайтом. Если нет – установите специальные настройки в браузере или обратитесь в техподдержку.
      Простите, что прерываем ваше чтение

      Это профессиональный сайт для юристов-практиков. Чтобы обеспечить качество материалов и защитить авторские права редакции, мы вынуждены размещать лучшие статьи в закрытом доступе.

      Предлагаем вам зарегистрироваться и продолжить чтение. Это займет всего полторы минуты.

      У меня есть пароль
      напомнить
      Пароль отправлен на почту
      Ввести
      Я тут впервые
      Вы продолжите читать статью через 1 минуту
      Введите эл. почту или логин
      Неверный логин или пароль
      Неверный пароль
      Введите пароль