Применение принципа добросовестности. В каких спорах нужно оперировать этим понятием

148
Основной вопрос: в каких практических ситуациях будет активно применяться принцип добросовестности? Решение: этот принцип уже сейчас применяется в различных сферах правоотношений – вещных, корпоративных, обязательственных. Очередные поправки в Гражданский кодекс расширят круг ситуаций, в которых будет возникать необходимость оценки добросовестности участников правоотношений.

 

Применение принципа добросовестности. В каких спорах  нужно оперировать этим понятием
Андрей Егоров, к. ю. н., руководитель аппарата – администратор ВАС РФ

При разработке новых положений Гражданского кодекса о добросовестности главная идея заключалась в том, чтобы включить в статью 1 общий принцип добросовестности и далее дать конкретное наполнение этого принципа уже в тех статьях кодекса, которые регулируют те или иные отношения. Для некоторых правоотношений прежняя редакция Гражданского кодекса и раньше предусматривала необходимость оценки содержания прав и обязанностей сторон с точки зрения добросовестности. Самый яркий пример – добросовестность в вещном праве. Статья 302 Гражданского кодекса регулирует возможность виндикации вещи собственником у приобретателя этой вещи в зависимости от добросовестности последнего. На сегодняшний день вопросы, связанные с добросовестностью приобретателя, достаточно подробно раскрыты в информационном письме Президиума Высшего арбитражного суда от 13.11.08 № 126 «Обзор судебной практики по некоторым вопросам, связанным с истребованием имущества из чужого незаконного владения» и совместном постановлении пленумов Верховного суда и Высшего арбитражного суда от 29.04.10 № 10/22 «О некоторых вопросах, возникающих в судебной практике при разрешении споров, связанных с защитой права собственности и других вещных прав».

Однако ситуации, в которых требуется проверка добросовестности (или потребуется в будущем в связи с вступлением в силу новой порции изменений в Гражданский кодекс), не ограничиваются только сферой вещных отношений. Они распространены также в корпоративных и обязательственных правоотношениях.

Nota bene! С 1 сентября в Гражданском кодексе появится новая статья 173.1 о недействительности сделки, совершенной без необходимого в силу закона согласия третьего лица, органа юридического лица или государственного органа либо органа местного самоуправления. Возможность оспаривания таких сделок будет зависеть от того, знала ли (или должна была знать) другая сторона об отсутствии на момент совершения сделки необходимого согласия.

Добросовестность в корпоративных отношениях

В корпоративных спорах проверка добросовестности (в субъективном смысле) требуется при оспаривании сделок с заинтересованностью и крупных сделок (п. 5 ст. 45, п. 5 ст. 46 Федерального закона от 08.02.98 № 14-ФЗ «Об обществах с ограниченной ответственностью», п. 6 ст. 79, п. 1 ст. 84 Федерального закона от 26.12.95 № 208-ФЗ «Об акционерных обществах»). Кроме того, теперь расширенное применение получит статья 174 Гражданского кодекса, которая предусматривает последствия совершения сделки с выходом за пределы ограничений, установленных договором или учредительными документами (такая сделка может быть признана недействительной, если доказана недобросовестность другой стороны, а именно что она знала или заведомо должна была знать об ограничениях). Президиум ВАС РФ уже не раз использовал эту норму в ситуациях, которые диспозиция данной статьи не охватывает. Например, в постановлении от 10.04.07 № 13104/06 эта статья была применена к оспариванию сделки по отчуждению доли в уставном капитале ООО, совершенной с нарушением положений устава о преимущественном праве других участников на приобретение доли (спорная ситуация возникла в период действия старой редакции закона «Об обществах с ограниченной ответственностью» – до изменений, внесенных Федеральным законом от 30.12.08 № 312-ФЗ). ВАС РФ тогда пришел к следующему выводу: в случае нарушения каким-либо учредителем (участником) положения устава о необходимости получить согласие общества или остальных участников общества на уступку доли третьим лицам такая сделка применительно к статье 174 Гражданского кодекса является оспоримой и может быть признана судом недействительной по иску лица, в интересах которого установлены ограничения, лишь в случаях, когда будет доказано, что другая сторона в сделке знала или заведомо должна была знать об указанных ограничениях.

Новые правила оспаривания сделок с нарушением ограничений, установленных для полномочий. С 1 сентября 2013 года статья 174 Гражданского кодекса будет действовать в новой редакции, в которой диспозиция этой статьи прямо охватывает гораздо большее количество разнообразных ситуаций: теперь там упоминается выход за пределы полномочий, установленных не только договором и учредительными документами, но и положением о филиале или представительстве, а также иными документами, регулирующими деятельность юридического лица. Однако возможность признания сделки недействительной по-прежнему зависит от добросовестности другой стороны (от ее осведомленности об ограничении полномочий). Кроме того, статья дополнена новым пунктом 2, который позволяет оспаривать сделку, совершенную представителем или органом юридического лица, действующим от его имени без доверенности, в ущерб интересам представляемого или интересам юридического лица.

Nota bene! Примером недобросовестного поведения может быть также ссылка одной из сторон договора на его незаключенность. В судебной практике уже выработана идея о том, что если о незаключенности договора заявляет сторона, которая приняла исполнение, но не предоставила встречного исполнения, это является злоупотреблением правом (постановление Президиума ВАС РФ от 08.02.11 № 13970/10). Поправки, планирующиеся в раздел III ГК РФ, предлагают запретить стороне, принявшей исполнение или иным образом подтвердившей действие договора, требовать его признания незаключенным.
 

ЦИТИРУЕМ ДОКУМЕНТ

Сделка, совершенная представителем или действующим от имени юридического лица без доверенности органом юридического лица в ущерб интересам представляемого или интересам юридического лица, может быть признана судом недействительной по иску представляемого или по иску юридического лица, а в случаях, предусмотренных законом, по иску, предъявленному в их интересах иным лицом или иным органом, если другая сторона сделки знала или должна была знать о явном ущербе для представляемого или для юридического лица либо имели место обстоятельства, которые свидетельствовали о сговоре либо об иных совместных действиях представителя или органа юридического лица и другой стороны сделки в ущерб интересам представляемого или интересам юридического лица (п. 2 ст. 174 ГК РФ в редакции Федерального закона от 07.05.13 № 100-ФЗ).

Эта норма позволит бороться с практикой так называемых откатов – заключения от имени компании представителями по доверенности (обычно ее менеджерами) договоров на невыгодных для компании условиях в обмен на личное вознаграждение. Также эта норма позволит оспаривать сделки, которые руководитель компании (единоличный исполнительный орган) совершает в ущерб компании. Для оспаривания таких сделок придется доказать, что другая сторона знала или должна была знать о явном ущербе для представляемого (для юридического лица) либо что имели место обстоятельства, которые свидетельствовали о сговоре либо об иных совместных действиях представителя (или органа юридического лица) и другой стороны сделки в ущерб интересам представляемого (юридического лица). Таким образом, роль этой статьи значительно возрастет.

   В ВАС РФ подготовлен проект постановления Пленума «О некоторых вопросах возмещения убытков лицами, входящими в состав органов юридического лица». В нем, в частности, разъясняется, в каких случаях действия (бездействие) директора предполагается недобросовестным и неразумным.

Причинение убытков компании недобросовестным поведением директора. Еще одна сфера применения принципа добросовестности в корпоративных отношениях (на этот раз в объективном смысле) – это ответственность руководителя компания за его недобросовестные действия (бездействие), которые причинили компании убытки. Пункт 3 статьи 53 Гражданского кодекса предусматривает обязанность лица, которое в силу закона или учредительных документов выступает от имени юридического лица, действовать в интересах этого юридического лица добросовестно и разумно. Если директор нарушает эту обязанность, он должен возместить причиненные юридическому лицу убытки.

Оспаривание сделок, заключенных лжедиректором. Вопрос оценки добросовестности возникает также при оспаривании сделок, заключенных так называемыми лжедиректорами. Имеются в виду случаи заключения от имени компании невыгодных для нее сделок лицом, которое было указано в ЕГРЮЛ в качестве ее единоличного исполнительного органа, но на самом деле таковым не являлось. Например, информация об этом лице попала в ЕГРЮЛ в результате мошеннических действий (данные были внесены в реестр по подложным документам) или это лицо было избрано на должность директора с нарушениями (соответствующее решение общего собрания или совета директоров впоследствии было оспорено и признано недействительным). Сейчас в законодательстве эта проблемная ситуация напрямую не урегулирована. Но на уровне Президиума ВАС РФ сформулирована следующая позиция: если нарушение избрания директора имеет корпоративный характер (решение об избрании имело место, но впоследствии было оспорено из-за нарушений, допущенных при созыве и проведении общего собрания), то это проблема участников компании. Контрагент по сделке, который добросовестно полагался на данные ЕГРЮЛ (не мог знать о том, что директор компании избран с нарушениями), в такой ситуации не рискует – сделку нельзя признать недействительной (см., например, постановление Президиума ВАС РФ от 24.07.07 № 3259/07). Если же сведения о новом директоре компании появились в ЕГРЮЛ в результате мошеннических действий третьих лиц, то защиту получают компания и ее участники – такая сделка является ничтожной, потому что компания в лице своих уполномоченных органов данную сделку фактически не заключала, следовательно, отчуждение спорного имущества по сделке произошло помимо воли компании (постановления Президиума ВАС РФ от 02.06.10 № 2417/09, от 13.09.11 № 3413/11, 24.05.12 № 17802/11).

   Законопроект № 47538-6/2 прошел в Госдуме РФ только первое чтение.

Предполагается, что следующий блок изменений в Гражданский кодекс, который содержит поправки в главу о юридических лицах, закрепит вышеуказанные подходы, выработанные судебной практикой, установив в статьях 51 и 52 Гражданского кодекса принцип публичной достоверности данных ЕГРЮЛ.

 

ЦИТИРУЕМ ДОКУМЕНТ

Лицо, добросовестно полагающееся на данные Единого государственного реестра юридических лиц, вправе исходить из того, что они соответствуют действительным обстоятельствам. Юридическое лицо не вправе в отношениях с лицами, полагавшимися на данные единого государственного реестра, ссылаться на данные, не внесенные в указанный реестр, а также на недостоверность данных, содержащихся в нем, за исключением случаев, когда соответствующие данные внесены в реестр в результате неправомерных действий третьих лиц или иным путем помимо воли юридического лица (п. 2 ст. 51 Гражданского кодекса в редакции, предлагаемой законопроектом № 47538-6/2).

Добросовестность при оспаривании сделок

В блок изменений в Гражданский кодекс, который вступит в силу с 1 сентября 2013 года, была заложена важная идея об уменьшении возможностей оспаривания сделок из-за их формальных недостатков. Новые нормы позволят лишить такой возможности недобросовестных лиц. В результате в российском гражданском обороте должно уменьшиться количество недействительных сделок, потому что ситуация с оспариванием сделок, которую мы имеем в настоящее время, кардинально отличается от той, что существует в европейских правопорядках. У нас сторона может заключить сделку, зная, что она по каким-либо основаниям ничтожна, но молчать об этом, пока сделка ей выгодна, а как только она становится невыгодной, заявить о ее ничтожности. Это явно недобросовестное поведение, и за рубежом подобные «фокусы» запрещены. В развитых правопорядках действует запрет на противоречивое поведение: если лицо своим поведением показывает, что считает сделку действительной, оно не может впоследствии ссылаться на то, что на самом деле сделка недействительна. Новая редакция Гражданского кодекса, вступающая в силу с 1 сентября 2013 года, содержит аналогичные правила (п. 2, 5 ст. 166 ГК РФ в редакции Федерального закона от 07.05.13 № 100-ФЗ).

 

ЦИТИРУЕМ ДОКУМЕНТ

Сторона, из поведения которой явствует ее воля сохранить силу сделки, не вправе оспаривать сделку по основанию, о котором эта сторона знала или должна была знать при проявлении ее воли (п. 2 ст. 166 ГК РФ в редакции Федерального закона от 07.05.13 № 100-ФЗ).

Заявление о недействительности сделки не имеет правового значения, если ссылающееся на недействительность сделки лицо действует недобросовестно, в частности, если его поведение после заключения сделки давало основание другим лицам полагаться на действительность сделки (п. 5 ст. 166 ГК РФ в редакции Федерального закона от 07.05.13 № 100-ФЗ).

Nota bene! Вопрос о добросовестности часто возникает при оспаривании сделок должника в делах о банкротстве. Это не только вопрос осведомленности контрагента об ущемлении интересов кредиторов должника либо о признаках неплатежеспособности должника или недостаточности его имущества (п. 2 ст. 61.2 Федерального закона от 26.10.02 № 127-ФЗ «О банкротстве»). Этот вопрос также возникает, когда суд решает, может ли конкретная сделка быть оспорена, поскольку она заключена в целях недобросовестного вывода активов из компании-должника с ущемлением прав кредиторов.

Представляется, что наша судебная практика должна вырабатывать такой же подход, даже не дожидаясь вступления вышеуказанных изменений в силу. Определенные шаги к этому уже сделаны. Например, не так давно Пленум Высшего арбитражного суда разъяснил, что суд не должен принимать во внимание доводы арендатора, который пользовался объектом аренды, но не платил за это, о том, что договор аренды недействителен, так как право собственности на арендованное имущество принадлежит не арендодателю, а иным лицам (п. 12 постановления Пленума ВАС РФ от 17.11.11 № 73 «Об отдельных вопросах практики применения правил ГК РФ о договоре аренды» в редакции постановления Пленума ВАС РФ от 25.01.13 № 13).

Оспаривание сделок без применения последствий недействительности. Еще один распространенный пример недобросовестного поведения стороны сделки: заключена сделка купли-продажи товара, по каким-либо причинам она ничтожна, покупатель перепродает этот товар ничего не подозревающему третьему лицу, и после этого первый продавец заявляет требование о признании первой сделки недействительной. При этом он не требует применить последствия недействительности этой сделки (первый покупатель уже не сможет вернуть ему товар). Также он не предъявляет иск второму покупателю об истребовании товара, потому что этот покупатель – добросовестный (ст. 302 ГК РФ). В чем же смысл такого иска о признании первой сделки ничтожной? Со стороны продавца это злоупотребление правом. Если первая сделка признается недействительной, значит, первый покупатель не стал собственником товара. Не будучи собственником, он не мог продать его второму покупателю. Значит, у второго покупателя тоже не возникло право собственности. А раз у него нет права собственности, то можно, например, отобрать у него товар, и он даже не сможет защититься виндикационным иском.

Возможен также вариант подачи такого иска о признании сделки недействительной (без применения последствий ее недействительности) в обстоятельствах, когда первый покупатель еще не успел перепродать товар. В результате этот покупатель лишится права собственности на товар и не сможет им распоряжаться. Но и продавцу этот товар уже не нужен, раз он не требует провести реституцию – его цель только в том, чтобы насолить покупателю.

Во избежание подобных злоупотреблений новая редакция пункта 3 статьи 166 Гражданского кодекса предусматривает, что истцу, который заявляет требование об оспаривании сделки без требования о применении последствий ее недействительности, необходимо доказать, в чем состоит его интерес. Другими словами, истцу придется доказать, что он действует добросовестно, имея определенную законную цель. Иначе его требование не получит поддержки.

Обман при заключении сделки. С добросовестностью связана и новая редакция статьи 179 Гражданского кодекса (она тоже вступает в силу с 1 сентября 2013 года), посвященная основаниям для признания недействительными сделок, заключенных под влиянием обмана. В этой статье появится новое правило о том, что обманом считается также намеренное умолчание об обстоятельствах, о которых лицо должно было сообщить, исходя из требований добросовестности.

 

ЦИТИРУЕМ ДОКУМЕНТ

Обманом считается также намеренное умолчание об обстоятельствах, о которых лицо должно было сообщить при той добросовестности, какая от него требовалась по условиям оборота.

Сделка, совершенная под влиянием обмана потерпевшего третьим лицом, может быть признана недействительной по иску потерпевшего при условии, что другая сторона либо лицо, к которому обращена односторонняя сделка, знали или должны были знать об обмане. Считается, в частности, что сторона знала об обмане, если виновное в обмане третье лицо являлось ее представителем или работником либо содействовало ей в совершении сделки (п. 2 ст. 179 ГК РФ).

Примечательно, что в европейском законодательстве нет нормы о том, что обманом считается в том числе намеренное умолчание о каких-либо обстоятельствах. Там судебная практика самостоятельно дошла до такого толкования понятия «обман». А у нас этому препятствовал нормативистский, слишком формальный подход к пониманию норм права. Считалось, что обманом могут быть только активные действия, раз не сказано иное.

В этой норме невозможно перечислить обстоятельства, замалчивание которых считается обманом. Поэтому критерием в данном случае будет выступать добросовестность. Но для наглядного восприятия можно привести довольно типичный пример – продажу автомобиля, который уже был в использовании. Если этот автомобиль попадал в серьезное ДТП, в результате которого у него теоретически возможны скрытые повреждения (даже если они не выявлены), то добросовестный продавец обязан предупредить об этом покупателя. Если он этого не сделал – значит, умолчал об обстоятельстве, которое имеет для покупателя важное значение в целях принятии решения о покупке.



Подписка на статьи

Чтобы не пропустить ни одной важной или интересной статьи, подпишитесь на рассылку. Это бесплатно.

Академия юриста компании

Академия

Смотрите полезные юридические видеолекции

Смотреть

Cтать постоян­ным читателем журнала!

Cтать постоян­ным читателем журнала

Воспользуйтесь самым выгодным предложением на подписку и станьте читателем уже сейчас

Живое общение с редакцией

Рассылка

© Актион кадры и право, Медиагруппа Актион, 2007–2016

Журнал «Юрист компании» –
первый практический журнал для юриста

Использование материалов сайта возможно только с письменного разрешения редакции журнала «Юрист компании».


  • Мы в соцсетях

Входите! Открыто!
Все материалы сайта доступны зарегистрированным пользователям. Регистрация займет 1 минуту.

У меня есть пароль
напомнить
Пароль отправлен на почту
Ввести
Я тут впервые
И получить доступ на сайт
Займет минуту!
Введите эл. почту или логин
Неверный логин или пароль
Неверный пароль
Введите пароль
×
Только для зарегистрированных пользователей

Всего минута на регистрацию и документы у вас в руках!

У меня есть пароль
напомнить
Пароль отправлен на почту
Ввести
Я тут впервые
И получить доступ на сайт
Займет минуту!
Введите эл. почту или логин
Неверный логин или пароль
Неверный пароль
Введите пароль
×

Подпишитесь на рассылку. Это бесплатно.

В рассылках мы вовремя предупредим об акции, расскажем о новостях в работе юриста и изменениях в законодательстве.