Снятие корпоративной вуали. В каких спорах эта доктрина действительно работает

3926
Основной вопрос: в каких арбитражных спорах можно эффективно аргументировать свою позицию доктриной срывания корпоративной вуали?
 
Решение: эта доктрина применяется как в спорах, инициированных кредиторами компании (если нужно обосновать, что действия, которые формально совершила не она, а иные самостоятельные субъекты права, являются на самом деле действиями компании), так и в спорах, инициированных участниками самой компании (в случае утраты корпоративного контроля). 


 

Снятие корпоративной вуали. В каких спорах эта доктрина действительно работает
Евгения Полынская, юрист Московской коллегии адвокатов «Княжевская и партнеры»

В течение долгого времени в России доктрина срывания корпоративной вуали упоминалась лишь в теории, однако на практике в отличие от зарубежных правовых систем не применялась. Но в последние годы ситуация сдвинулась с мертвой точки. Особенно после того, как Президиум Высшего арбитражного суда прямо упомянул эту доктрину. Кроме того, было несколько дел, разрешенных надзорной инстанцией, в которых доктрина снятия корпоративной вуали прямо не упоминалась, но явно прослеживалась в логике аргументов, положенных в основу разрешения спора.

В чем же заключается эта доктрина? Как известно, юридическое лицо представляет собой искусственно созданный субъект права (теория фикции юридического лица). Формально юридическое лицо является самостоятельным субъектом в правовых отношениях, но фактически за его действиями всегда стоят конкретные физические лица, которые принимают за него решения. Очень часто статус юридического лица недобросовестно используется в качестве щита – именно для того, чтобы избавить этих физических лиц от ответственности за действия, нарушающие права и интересы других лиц. И, что тоже не новость, зачастую в этих целях выстраиваются целые конструкции из нескольких юридических лиц, формально не связанных между собой и с точки зрения закона обладающих статусом самостоятельных субъектов права, но фактически контролируемых одними и теми же физическими лицами. Доктрина снятия корпоративной вуали позволяет устанавливать такие связи и устранять недобросовестное использование статуса юридического лица.

Nota bene! Есть пример, когда единственному участнику общества удалось обжаловать утверждение мирового соглашение в споре, который формально не касался его прав (в этом деле общество взыскивало с другой компании крупный долг). Суд вынес решение о взыскании долга, но в кассации при отсутствии каких-либо разумных экономических причин директор общества вдруг подписал мировое соглашение с ответчиком, простив ему половину долга. Когда единственный участник общества попытался обжаловать утверждение мирового соглашения, суд указал, что он не имеет отношения к этому спору. Однако Президиум ВАС РФ признал за участником право обжаловать такое мировое соглашение (постановление от 15.01.13 № 9597/12).

Возможна и обратная ситуация: в результате чьих-то недобросовестных действий те, кто фактически контролировали компанию на законных основаниях, юридически могут утратить этот контроль. И тогда компания формально будет представлена совсем другими лицами, фактически действующими ей во вред. В таких случаях доктрина снятия корпоративной вуали применяется для защиты интересов тех лиц, которые за ней стояли (то есть скрывались под корпоративной вуалью) и незаконно утратили юридический контроль над ней.

Практика показывает, что применение этой доктрины – всегда исключительный случай. Пока обосновать с ее помощью свою позицию возможно лишь в отдельных видах споров и в основном ее использование касается процессуальных моментов (подведомственности, права на участие в процессе).

Снятие корпоративной вуали для определения подведомственности спора с участием иностранной компании

Самые известные случаи применения доктрины снятия корпоративной вуали связаны с ее использованием для решения вопроса о том, к какому лицу и в какой суд нужно предъявить иск. Пока единственным постановлением, в котором Президиум ВАС РФ прямо сослался на доктрину снятия корпоративной вуали, стало постановление от 24.04.12 № 16404/11 (дело по иску к двум латвийским банкам).

Дело о неофициальных подразделениях иностранных банков. Суть этого дела заключалась в следующем: в результате реорганизации из АО «Парекс банк» было выделено АО «Цитаделе банк», которому были переданы все ликвидные активы. А вся задолженность, в том числе по депозитам, и низколиквидные активы остались в АО «Парекс банк». Оба банка были зарегистрированы в Латвии и оказывали услуги на территории России только через своих финансовых агентов. Причем в рекламных материалах и на интернет-сайтах агенты назывались российскими представительствами банков, хотя юридически они таковыми не являлись.

После реорганизации один из латвийских вкладчиков уступил некой российской компании свое право требовать возврата депозитов, оставшихся у него в АО «Парекс банк». Это требование российская компания предъявила солидарно обоим банкам, ссылаясь на недобросовестность распределения между ними активов и обязательств в ходе реорганизации.

  Иностранные банки открывают свои представительства в России с разрешения, выдаваемого Банком России (п. 2.1 Положения о порядке открытия и деятельности на территории РФ представительств иностранных кредитных организаций, утвержденного приказом Банка России от 07.10.97 № 02-437). Такие представительства не вправе заниматься коммерческой деятельностью – они лишь могут консультировать клиентов и расширять контакты с российскими банками. Кроме того, филиалы иностранных юридических лиц аккредитуются в Государственной регистрационной палате при Минюсте России (постановление Правительства РФ от 21.12.99 № 1419).

Подсудность спора российскому суду. Требование было заявлено в российский арбитражный суд. Разумеется, латвийские банки сразу же выдвинули возражения против этого, ссылаясь на то, что у них нет здесь официально аккредитованных представительств или имущества, по поводу которого возник спор. Между тем если с иностранным лицом нет соглашения о передаче спора с ним в российский суд и нет оснований для исключительной компетенции российского суда рассматривать определенный спор (ст. 248 АПК РФ), то российские арбитражные суды вправе рассматривать дела с участием иностранных лиц лишь при наличии тесной связи спорного правоотношения с территорией России (п. 10 ч. 1 ст. 247 АПК РФ). В частности, если сам ответчик либо его орган управления, филиал или представительство находится на территории России или здесь находится его имущество, либо спор возник из договора, по которому исполнение должно иметь место или имело место на территории России (ч. 1 ст. 247 АПК РФ). В данном случае таких оснований не было – в России находился только истец, а договоры банковского депозита были заключены в Латвии.

Наличие фактического представительства. И действительно: в реестре аккредитованных иностранных представительств числились только представительства латвийских дочерних компаний банков-ответчиков (это и были те самые финансовые агенты, которые фактически вели здесь дела от имени банков-ответчиков), но у самих ответчиков представительств не было. Так как финансовые агенты являлись самостоятельными юридическими лицами и не выступали ответчиками по данному делу, первая инстанция сочла, что дело не подлежит рассмотрению в российском арбитражном суде и прекратила производство (п. 1 ч. 1 ст. 150 АПК РФ).

Истец стал обжаловать прекращение производства по делу в вышестоящих инстанциях, и ВАС РФ в итоге подтвердил, что оснований для рассмотрения дела в России нет – в силу отсутствия тесной связи спорного правоотношения с территорией России (п. 10 ч. 1 ст. 247 АПК РФ). Это объяснялось тем, что договоры банковского депозита были заключены не в России, а в Латвии, и находились эти депозиты на латвийских счетах.

Но в то же время ВАС РФ счел необходимым отметить, что вывод судов относительно отсутствия в России представительств банков-ответчиков был неправильным. Хотя финансовые агенты ответчиков формально являлись представительствами других юридических лиц, их можно было расценить также как представительства ответчиков, потому что у российских потребителей банковских услуг формировалось именно такое представление о них (в силу рекламы, а также из-за того, что в офисах представительств клиентам оказывали услуги от имени банков-ответчиков). Более того, ВАС РФ прямо указал, что латвийские дочерние общества банков, открывшие в России эти представительства, были созданы в целях обхода российского законодательства о банковском контроле.

Nota bene! Если в суде рассматривается корпоративный спор, то суд при принятии искового заявления может указать в определении на обязанность компании уведомить о деле неучаствующих в нем лиц: входящих в органы управления и контроля, держателя реестра владельцев ценных бумаг (ч. 3 ст. 225.4 АПК РФ). Но, если спор не имеет характер корпоративного (ст. 225.1 АПК РФ), обязать компанию уведомить участников (акционеров) или других лиц суд не может.
 

ЦИТИРУЕМ ДОКУМЕНТ

Тот факт, что данные представительства фактически функционировали как представительства банков <..>, свидетельствует о том, что предпринимательскую деятельность на территории Российской Федерации осуществляют именно ответчики, используя аффилированных лиц (доктрина «срывания корпоративной вуали»).

Такой подход к оценке факта наличия представительства или филиала юридического лица, исходя из обстоятельств конкретного дела, соответствует современной международной практике, в частности практике Суда справедливости Европейского союза (г. Люксембург). Так, в деле SAR Schotte GmbH v. Parfums Rothschield (дело № 218/86, решение от 09.12.1987) Суд справедливости Европейского союза указал, что филиал или представительство считается существующим даже в том случае, если юридическое лицо не имеет собственного юридически оформленного подразделения на территории иностранного государства, но, тем не менее, ведет деятельность на данной территории через независимую компанию со сходным наименованием, которая заключает сделки от своего имени и фактически выступает в качестве подразделения этого юридического лица.

Исходя из изложенного, факт наличия в Российской Федерации в настоящее время представительства общества «Цитаделе банк» является доказанным, как и возможность оказания услуг от его имени на территории Российской Федерации (постановление Президиума ВАС РФ от 24.04.12 № 16404/11).

Фактически ВАС РФ разъяснил, что наличие у иностранной компании представительства в России – само по себе еще не основание для предъявления этой компании иска именно в российском арбитражном суде. Эту возможность необходимо оценивать с точки зрения главного критерия – наличия тесной связи спорного правоотношения с территорией России (п. 10 ч. 1 ст. 247 АПК РФ). В данном споре этот критерий не подтвердился. Но если бы договоры банковского депозита, из которых возник спор, были заключены в России (в офисе фактического представительства банка-ответчика), то это дело подлежало бы рассмотрению в нашем арбитражном суде. Таким образом, при некоторых условиях позиция из постановления № 16404/11 позволяет предъявлять иски иностранным компаниям в России, если можно доказать фактическое наличие у них здесь подразделений, даже если формально деятельность ведется через другую независимую компанию.

Снятие корпоративной вуали для определения подведомственности спора, в котором ответчиком является физическое лицо

  Эта позиция может пригодиться даже в случаях, когда физлицо, являясь бенефициарным собственником оффшорной компании, выступает обеспечителем по ее контракту, подчиненному иностранному праву. Если иск к такому обеспечителю предъявлен в международный коммерческий арбитраж, кредиторы могут потребовать в государственном арбитражном суде наложения ареста на личное имущество физлица (постановление Президиума ВАС РФ от 20.04.10 № 17095/09).

Примеры снятия корпоративной вуали (хотя и без прямого упоминания об этой доктрине) встречаются также при разрешении вопросов о подведомственности арбитражным судам споров с участием физических лиц. Это касается ситуаций, когда физическое лицо обеспечивает обязательства юридического лица (выступает поручителем, залогодателем). Если кредитор предъявляет иск обеспечителю (или одновременно – компании-должнику и ее обеспечителю) в арбитражном суде, обеспечитель зачастую пытается перевести спор в обычный суд общей юрисдикции, что с учетом недостатков функционирования этой системы судов затрудняет защиту интересов кредитора. Позиция обеспечителя в таком случае строится на том, что спор с его участием неподведомственен арбитражному суду. Однако Президиум ВАС РФ выработал позицию, позволяющую противостоять этим доводам: участие в компании означает участие в ее предпринимательской деятельности.

Например, кредитор предъявил в арбитражный суд иск о солидарном взыскании долга с основного должника (компании) и ее поручителя (физического лица). Долг возник из договора аренды торгового оборудования. На момент заключения этого договора, а также договора поручительства поручитель являлся единственным учредителем компании-арендатора. Первая инстанция сочла, что иск к физическому лицу неподведомственен арбитражному суду, и прекратила дело (п. 1 ч. 1 ст. 150 АПК РФ) в отношении обоих ответчиков, учитывая, что иск был предъявлен солидарно. Затем этот вывод поддержали апелляционная и кассационная инстанции. Все они сослались на отсутствие у поручителя статуса предпринимателя, учитывая, что арбитражныый суд может рассмотреть дело с участием гражданина, не имеющего статуса предпринимателя, только в случае, когда это прямо предусмотрено кодексом или иным федеральным законом (ч. 2 ст. 27 АПК РФ). По мнению судов, договор аренды, поручителем по которому выступил ответчик, не связан с осуществлением им предпринимательской деятельности (он был связан лишь с предпринимательской деятельностью основного должника – компании), поэтому исковые требования подведомственны судам общей юрисдикции.

Однако ВАС РФ вернул дело для рассмотрения по существу. Он указал, что правильное решение вопроса о подведомственности дела в настоящем случае зависит от правового статуса гражданина-поручителя и наличия (либо отсутствия) у него экономического интереса в выдаче поручительства за основного должника. По мнению ВАС РФ, у поручителя был экономический интерес как в заключении договора аренды основным должником, так и в заключении договора поручительства. Учитывая, что на момент заключения этих договоров поручитель был единственным учредителем компании-арендатора, он являлся лицом, контролирующим ее деятельность, а значит, прямо заинтересованным в заключении вышеуказанных договоров. Этот интерес имел экономический характер и был связан с осуществлением компанией-арендатором предпринимательской деятельности (постановление Президиума ВАС РФ от 13.11.12 № 9007/12).

Таким образом, в целях определения подведомственности спора ВАС РФ фактически подтвердил, что экономический интерес компании – это экономический интерес ее единственного учредителя. Главный вывод, который прозвучал в этом деле, – спор, вытекающий из договора поручительства, заключенного физическим лицом – единственным учредителем (участником) общества в целях обеспечения сделки этого общества, имеющей экономический характер, в настоящем случае также имеет экономический характер.

Снятие корпоративной вуали в целях защиты интересов участников компании

Любое юридическое лицо приобретает гражданские права и принимает на себя гражданские обязанности через свои органы управления (п. 1 ст. 53 ГК РФ). При этом единоличный исполнительный орган должен действовать разумно и добросовестно (п. 1 ст. 71 Федерального закона от 26.12.95 № 208-ФЗ «Об акционерных обществах», п. 1 ст. 44 Федерального закона от 08.02.98 № 14-ФЗ «Об обществах с ограниченной ответственностью»). Но участники (акционеры) могут столкнуться с тем, что директор, пользуясь своими полномочиями, только формально действует от имени компании, а в действительности идет против ее интересов, преследуя личные цели. Возможен также рейдерский захват, при котором формальное право действовать от лица компании получает лжедиректор. В этих случаях снятие корпоративной вуали означает защиту интересов тех, кто в действительности стоит за компанией (ее владельцев), несмотря на отсутствие у них формальных прав действовать от ее имени.

  Суд отказывает в приведении в исполнение решений третейских судов, если они приняты против тех лиц, которые не являлись сторонами третейского соглашения и не участвовали в рассмотрении дела (п. 26 информационного письма ВАС РФ от 22.12.05 № 96).

Еще в 2009 году ВАС РФ рассмотрел дело, в котором единственный участник общества, одновременно являвшийся и его директором, потерял и долю, и полномочия директора (новые сведения были внесены в ЕГРЮЛ по поддельным документам). Пока настоящий директор-участник восстанавливал свой статус, обращаясь в правоохранительные органы и оспаривая в суде поддельный договор купли-продажи его доли, лжедиректор, запись о котором числилась в ЕГРЮЛ, от имени общества заключил договор поставки с третейской оговоркой. Из-за неисполнения обязательства по оплате, вытекающего из этого договора, решением третейского суда с общества было взыскано свыше 60 млн рублей, после чего кредитор обратился в арбитражный суд за получением исполнительного листа на принудительное исполнение. Первая инстанция удовлетворила это заявление. Но в процессе обжалования к делу пытался подключиться реальный директор компании-должника, который к тому времени смог восстановить свой статус и доказать, что лишился его незаконно. Он заявил, что дело не могло быть рассмотрено в третейском суде без него. Однако кассационная инстанция посчитала, что бывший директор не вправе обжаловать судебный акт, поскольку его права и обязанности не затронуты (ст. 42 АПК РФ): ведь на момент подачи иска в третейский суд он не числился в ЕГРЮЛ в качестве директора и участника. Зато ВАС РФ принял во внимание, что в рамках уголовного дела был установлен факт незаконного внесения сведений в ЕГРЮЛ. На восстановление своего статуса настоящему директору и участнику потребовалось время. А раз договор с оговоркой о разбирательстве в третейском суде был подписан лжедиректором (хотя юридически по сведениям ЕГРЮЛ он на тот момент и являлся законным директором) и надлежащий представитель общества (то есть настоящий директор и единственный участник) фактически не знал о третейском разбирательстве, надзорная инстанция посчитала, что выдача исполнительного листа невозможна, и передала дело на новое рассмотрение (постановление Президиума ВАС РФ от 25.02.09 № 13848/08). В итоге в принудительном исполнении решения третейского суда было отказано (определение Арбитражного суда Владимирской области от 11.06.09 по делу № А11-905/2008-К1-5/75).

В этом деле ВАС РФ не указал на то, что для защиты интересов лица, которое фактически стояло за обществом (то есть его единственного участника) была снята корпоративная вуаль. Но из смысла принятого судебного акта явно следует, что была применена именно эта доктрина.

Вы внимательно прочитали статью? Тогда ответьте на вопрос: Кредитор предъявил иск о солидарном взыскании долга, возникшего из договора аренды, с компанииарендатора и ее поручителя (физлица), который был ее единственным учредителем. Иск подведомственен арбитражному суду? Нет, потому что один из ответчиков – физлицо и это дело не из категории споров со специальной подведомственностью (ст. 33 АПК РФ). Подведомственен только при условии, что у ответчика-поручителя есть статус предпринимателя. Да, подведомственен. У поручителя есть экономический интерес в выдаче поручительства за подконтрольную компанию. Такая позиция изложена в постановлении Президиума ВАС РФ от 13.11.12 № 9007/12.


Подписка на статьи

Чтобы не пропустить ни одной важной или интересной статьи, подпишитесь на рассылку. Это бесплатно.

Академия юриста компании

Академия

Смотрите полезные юридические видеолекции

Смотреть

Cтать постоян­ным читателем журнала!

Cтать постоян­ным читателем журнала

Воспользуйтесь самым выгодным предложением на подписку и станьте читателем уже сейчас

Живое общение с редакцией

Рассылка

© Актион кадры и право, Медиагруппа Актион, 2007–2016

Журнал «Юрист компании» –
первый практический журнал для юриста

Использование материалов сайта возможно только с письменного разрешения редакции журнала «Юрист компании».


  • Мы в соцсетях

Входите! Открыто!
Все материалы сайта доступны зарегистрированным пользователям. Регистрация займет 1 минуту.

У меня есть пароль
напомнить
Пароль отправлен на почту
Ввести
Я тут впервые
И получить доступ на сайт
Займет минуту!
Введите эл. почту или логин
Неверный логин или пароль
Неверный пароль
Введите пароль
×
Только для зарегистрированных пользователей

Всего минута на регистрацию и документы у вас в руках!

У меня есть пароль
напомнить
Пароль отправлен на почту
Ввести
Я тут впервые
И получить доступ на сайт
Займет минуту!
Введите эл. почту или логин
Неверный логин или пароль
Неверный пароль
Введите пароль
×

Подпишитесь на рассылку. Это бесплатно.

В рассылках мы вовремя предупредим об акции, расскажем о новостях в работе юриста и изменениях в законодательстве.