Взыскание убытков с директора. Почему пора переключиться с оспаривания сделок на иски об убытках

8199
Директор компании заключил явно невыгодную для нее сделку или принял иные крайне неудачные бизнес-решения, причинившие компании убытки. Можно ли взыскать эти убытки непосредственно с директора?

Раньше практика взыскания убытков с руководителей была преимущественно отрицательной. Но новое постановление Пленума ВАС РФ смягчило жесткий стандарт доказывания, которого суды раньше требовали от истцов в таких спорах. Это повышает шансы на реальное получение компенсации от директора.

Свежие статьи на эту тему

Взыскание убытков с директора.  Почему пора переключиться с оспаривания сделок на иски об убытках
Роман Бевзенко, к. ю. н., начальник управления частного права ВАС РФ, профессор РШЧП

Судебная практика по делам о взыскании убытков, причиненных лицами, которые входят в состав органов управления компанией (в частности, генеральными директорами), на сегодняшний день является преимущественно отрицательной. Причин тому несколько. Во-первых, суды предъявляют крайне жесткие стандарты доказывания факта события правонарушения, причинившего убытки, то есть факта недобросовестного и (или) неразумного поведения директора. Суды склонны квалифицировать любые действия директора, принесшие компании убытки, как предпринимательский риск участников юридического лица. Во-вторых, суды традиционно предъявляют очень высокий стандарт доказывания точной суммы убытков (если финансовые потери компании не доказаны с точностью до рубля, то считается, что в иске надо отказать, даже если хотя бы часть убытков истец все-таки доказал). И в-третьих, истцам трудно (если не сказать практически невозможно) доказать прямую причинно-следственную связь между действиями директора и наступившими у компании негативными последствиями.

Nota bene! В постановлении № 62 под сделками (в том числе заведомо невыгодными) подразумеваются не только крупные сделки и сделки с заинтересованностью, а любые сделки, которые причинили вред обществу.

В основном убыточные для компании действия директора сводятся к продаже имущества компании по заниженным ценам (выводу активов). Раньше у участника юридического лица была возможность обойтись без взыскания убытков и защитить интересы компании, оспорив саму сделку по правилам об оспаривании крупных сделок и сделок с заинтересованностью. Но в последние годы в целях поддержания стабильности гражданского оборота возможности оспаривания сделок были существенно затруднены. Сначала это проявилось в практике Высшего арбитражного суда, уточнившего условия для оспаривания крупных сделок. Затем эта практика была закреплена и дополнена поправками в корпоративное законодательство (Федеральный закон от 19.07.09 № 205-ФЗ «О внесении изменений в отдельные законодательные акты РФ») в части крупных сделок и сделок с заинтересованностью. Наконец, в этом месяце вступили в силу многочисленные поправки в Гражданский кодекс, которые буквально пропитаны стремлением усложнить оспаривание любых сделок (общая цель этих поправок – сделать сделки прочными и не допустить возможность сторон сделки ссылаться на ее недействительность в целях уклонения от исполнения своих обязательств).

Если теперь добиться признания сделки недействительной и, соответственно, возврата компании активов через реституцию стало труднее, то необходимо дать пострадавшей стороне взамен оспаривания сделок какой-то другой механизм защиты интересов. Теоретически такой механизм был всегда – это взыскание убытков с директора, заключившего в ущерб компании убыточную сделку. Но по указанным выше причинам механизм этот практически не работал. Теперь ситуация должна измениться к лучшему в связи с появлением постановления Пленума ВАС РФ от 30.07.13 № 62 «О некоторых вопросах возмещения убытков лицами, входящими в состав органов юридического лица» (далее – постановление № 62).

Событие правонарушения: как доказать недобросовестность и неразумность действий директора

Согласно пункту 3 статьи 53 Гражданского кодекса, директор обязан действовать в интересах компании добросовестно и разумно. При нарушении этой обязанности он должен возместить причиненные компании убытки.

  Причем в договорных и деликтных правоотношениях действует презумпция вины. То есть вина нарушителя предполагается, если он сам не доказал ее отсутствие (п. 2 ст. 401, п. 2 ст. 1064 ГК РФ).

До сих пор самым тяжелым вопросом в спорах о взыскании убытков с директора был вопрос о том, как истцу доказать неразумность и недобросовестность действий директора и как распределяется бремя доказывания. Ведь юридический состав, необходимый для взыскания убытков, складывается из четырех составляющих: событие правонарушения, виновность лица, совершившего это правонарушение, негативные последствия и причинно-следственная связь . Виновность в гражданском праве (в отличие от права уголовного) не знает такого элемента, как субъективное отношение к правонарушению. Для гражданско-правовой вины не важно, осознавал ли нарушитель опасность своих действий или бездействия, желал ли наступления негативных последствий. Если объяснять виновность в гражданском праве максимально просто, то это такое поведение, которое отклоняется от среднего стандарта поведения в худшую сторону, то есть не соответствует тому, как в аналогичных обстоятельствах вел бы себя среднестатистический, разумный, осмотрительный участник оборота (не лучший, а именно хороший – средний, нормальный, добросовестный участник оборота).

  В отличие от базовой презумпции вины нарушителя обязательств и причинителя вреда получается, что в отношении руководителя компании, наоборот, действует презумпция невиновности и бремя доказывания его вины несет истец. Это связано именно с особенностями обязательства по приложению усилий, которое связывает директора компании.

Отклонение от стандарта поведения абстрактного хорошего директора. Что в спорах о взыскании убытков с директора является событием правонарушения, если обязательства директора действовать разумно и добросовестно – это не обязательства по достижению некоего результата (в таких случаях доказать нарушение гораздо проще), а обязательства по приложению усилий? Разработчики постановления № 62 исходили из того, что между директором и юридическим лицом существуют не обязательства по достижению результата, а обязательства по приложению усилий, в которых важен (в отличие от первых) не результат действий, а их содержание. Получается, что в таком случае событие правонарушения – это и есть неприложение директором таких усилий, какие приложил бы на его месте среднестатистический, среднеразумный директор. Неприложение таких усилий одновременно означает еще и вину директора. То есть сразу два элемента состава для взыскания убытков (событие правонарушения и вина) выражаются в нарушении среднего стандарта поведения. Именно факт отклонения действий директора от нормальной модели поведения (далее – отклонения от стандарта абстрактного хорошего директора) и должен доказать истец (абз. 3 п. 1 постановления № 62). Если он это сделает, то на ответчика перейдет бремя доказывания обратного: теперь уже директору придется оправдываться, объяснять свои действия и доказывать, что причины возникновения у компании убытков совсем иные, например неблагоприятная рыночная конъюнктура, неправомерные действия третьих лиц, аварии, стихийные бедствия и т. п. (абз. 4 п. 1 постановления № 62).

Обстоятельства, перекладывающие бремя доказывания на ответчика. В некоторых случаях задача для истцов упрощается: пункты 2 и 3 постановления № 62 содержат готовое описание обстоятельств, в которых недобросовестность и неразумность директора предполагаются (например, директор совершил сделку, имея личную заинтересованность в ней, скрывал от участников компании информацию об этой сделке и не получил ее одобрения, хотя корпоративное законодательство требует такого одобрения). В таких ситуациях бремя доказывания перебрасывается с истца на ответчика: истцу не нужно доказывать факт отклонения поведения директора от стандарта абстрактного хорошего директора, а достаточно доказать, во-первых, наличие обстоятельств, указанных в пункте 2 или 3 постановления (они уже сами по себе презюмируют отклонение от вышеуказанного стандарта), и, во-вторых, что такое поведение директора причинило компании убытки. В этих случаях директор тоже не лишен возможности представить свои объяснения, обоснования того, что его поведение на самом деле было разумным и добросовестным (что он действовал именно так, как на его месте действовал бы абстрактный хороший директор).

Соотношение недобросовестности и неразумности поведения. В пункте 3 статьи 53 Гражданского кодекса речь идет об обязанности добросовестного и разумного поведения. Возникает вопрос: директор отвечает за одновременно недобросовестное и неразумное поведение или истцу может быть достаточно доказать только недобросовестность (обстоятельства, названные в пункте 2 постановления № 62) либо только неразумность (обстоятельства, названные в пункте 3 постановления № 62)? Если для ответственности достаточно неразумного поведения, то директору придется отвечать в том числе за добросовестные, но неразумные действия (проще говоря, за честные, но глупые с точки зрения бизнеса решения). В разных правопорядках есть разные подходы: где-то считается, что недобросовестность и неразумность очень тесно связаны и руководитель отвечает только за одновременно недобросовестное и неразумное поведение. Где-то эти понятия разделяются, и возможна ответственность отдельно за недобросовестность и отдельно за неразумность, причем последнюю можно устранить соглашением между компанией и директором. При разработке постановления № 62 нам тоже показалось, что эти понятия целесообразно развести. То есть директор может отвечать за неразумные действия без признаков недобросовестности.

  Поэтому факт одобрения заключенной директором сделки общим собранием участников еще не дает директору гарантий, что он не будет отвечать за последствия. Если есть признаки того, что, совершая эту сделку, директор действовал неразумно или недобросовестно, он должен возместить убытки солидарно с теми, кто ее одобрил (п. 7 постановления № 62).

Представляется, что это справедливо. Во-первых, соглашаясь выполнять столь ответственную функцию единоличного исполнительного органа компании, лицо должно объективно оценивать свои возможности и способности. Причем в смысле стандарта абстрактного хорошего директора от руководителя не требуется сверхкомпетентность – достаточно компетентности среднего уровня. Во-вторых, все мы понимаем, что директор назначается не стопроцентным волеизъявлением всех участников, а фактически волеизъявлением мажоритарных участников. Миноритарные участники не должны нести потери из-за того, что мажоритарный участник выбрал неудачную с профессиональной точки зрения кандидатуру. Ведь по большому счету иски о взыскании убытков с директоров направлены именно на защиту миноритарных участников , потому что в своих действиях руководитель компании вряд ли пойдет против интересов мажоритария.

Размер убытков: как определить компенсацию на глазок

В пункте 6 постановления № 62 закреплен подход, облегчающий истцам доказывание размера убытков, причиненных недобросовестным или неразумным поведением директора.

ЦИТИРУЕМ ДОКУМЕНТ

Арбитражный суд не может полностью отказать в удовлетворении требования о возмещении директором убытков, причиненных юридическому лицу, только на том основании, что размер этих убытков невозможно установить с разумной степенью достоверности (п. 1 ст. 15 ГК РФ). В этом случае размер подлежащих возмещению убытков определяется судом с учетом всех обстоятельств дела исходя из принципа справедливости и соразмерности ответственности (п. 6 постановления № 62).

Эта позиция впервые была озвучена в постановлении Президиума ВАС РФ от 06.09.11 № 2929/11 по делу акционеров общества «СМАРТС» против общества «Сигма Капитал Партнерз». Данная позиция позволяет взыскивать убытки, когда не доказан их точный размер, но доказано событие правонарушения и имеются разумные основания полагать, что это событие повлекло за собой какие-то негативные имущественные последствия для компании. Если полностью точно доказать размер потерь невозможно (а в случае с упущенной выгодой это почти всегда невозможно), то суд может определить размер компенсации убытков на глазок, присудив столько, сколько ему представляется соразмерным, разумным и справедливым с учетом обстоятельств дела. Разумеется, при этом суд должен обосновать в решении, почему он считает присуждаемую сумму соразмерной и справедливой. В частности, он может опираться не только на доказательства истца, но и назначить экспертизу и взыскать сумму, приближенную к снижению капитализации компании, что, кстати, и было сделано в деле акционеров общества «СМАРТС» против общества «Сигма Капитал Партнерз».

Nota bene! Впервые стандарт поведения абстрактного хорошего директора был использован в постановлении Президиума ВАС РФ от 06.03.12 № 12505/11). В этом деле ВАС РФ указал, что в сходной с обстоятельствами спора ситуации абстрактный хороший директор раскрыл бы акционерам информацию об условиях взаимосвязанных сделок, чего этот конкретный директор не сделал.

ПРИМЕР ИЗ ПРАКТИКИ

В деле общества «СМАРТС» против общества «Сигма Капитал Партнерз» истец – акционер компании (регионального сотового оператора) взыскивал с ответчика убытки, связанные с обеспечительными мерами, которые были приняты по инициативе ответчика в рамках другого (корпоративного) спора. Из-за этих мер акционеры компании долгое время не могли распоряжаться акциями и были лишены возможности использовать те же инструменты для развития бизнеса, что и конкуренты (кредиты, публичное размещение акций, облигационное заимствование, реорганизация, слияния и поглощения и т. д.). В результате компания потеряла свои прежние позиции на рынке. Истец требовал возмещения убытков в размере 2 млрд 600 млн рублей (правда, в процессе рассмотрения он немного уменьшил эту сумму). В обоснование истец представил отчет оценщика. Но суды посчитали, что многие из тех потерь, которые истец заявил в качестве своих убытков, совсем не очевидно были связаны с обеспечительными мерами и точный размер убытков не доказан. В итоге в иске было отказано полностью. Президиум ВАС РФ постановлением от 06.09.11 № 2929/11 вернул дело на новое рассмотрение, дав первой инстанции несколько указаний. В их числе было и указание на то, что суд не может полностью отказать во взыскании убытков только потому, что их размер не доказан с высокой степенью достоверности, а должен присудить справедливую и соразмерную компенсацию. Кроме того, ВАС РФ указал первой инстанции на необходимость назначить экспертизу для определения размера убытков. При новом рассмотрении дела истец увеличил исковые требования, но суд удовлетворил их частично – с учетом проведенной экспертизы убытки были присуждены в размере 2 млрд 600 млн рублей (решение Арбитражного суда СанктПетербурга и Ленинградской области от 03.06.13 по делу № А56-44387/2006).

Иногда директор в ответе за штрафы, которые пришлось выплатить компании

С директора можно взыскать в том числе убытки в сумме штрафа, который компании пришлось заплатить за административное или налоговое правонарушение.

Соответствующее разъяснение содержится в пункте 4 постановления № 62. Суть его в том, что добросовестность и разумность при исполнении возложенных на директора обязанностей заключаются в том числе в надлежащем исполнении публично-правовых обязанностей компании. Поэтому если компанию привлекают к публично-правовой ответственности по причине недобросовестного и (или) неразумного поведения директора, то с директора можно взыскать убытки, которые в связи с этим понесла компания. Правда, тут есть важная оговорка: обосновывая добросовестность и разумность своих действий, директор может ссылаться, в частности, на то, что в момент совершения компанией правонарушения судебная практика по вопросу квалификаций конкретных действий или бездействия в качестве правонарушения была неоднозначной. То есть директор отвечает только за такие нарушения компании, которые имеют совершенно очевидный характер, когда судебная практика по квалификации конкретных действий или бездействия в качестве правонарушений (на момент их совершения) была единообразной. К примеру, общеизвестно, что привлечение средств граждан в строительство многоквартирных жилых домов возможно лишь на основе договора об участии в долевом строительстве. Если директор строительной компании привлекает деньги граждан иным способом и за это она была оштрафована (а эти штрафы довольно чувствительны), то соответствующие убытки могут быть взысканы с директора (даже если такие незаконные действия директора в итоге принесли компании выгоду). Угроза взыскания сумм публично-правовых штрафов с конкретных директоров может оказаться в некотором смысле сдерживающим фактором, заставляющим их соблюдать публичное законодательство.

Интересный вопросКакой смысл в исках к директорам, если с физлица трудно что-то реально получить?
Судиться с номинальным директором смысла нет. Но если это реальный директор солидной компании, то он наверняка человек с определенным уровнем жизни. Бороться с переоформлением личного имущества на третьих лиц поможет институт банкротства физлиц. А пока его нет, действенным стимулом расплатиться для физлица остается ограничение на выезд за границу.

Судя по практике применения правовой позиции постановления от 06.09.11 № 2929/11 , суды позитивно восприняли возможность определять размер компенсации исходя из представлений соразмерности, разумности и справедливости – примеров таких дел уже немало.

Новое в основаниях для ответственности директора

Помимо облегчения стандарта доказывания постановление № 62 содержит ряд важных уточнений, касающихся тех действий или бездействия, за которые отвечает директор. Эти уточнения тоже будут в помощь истцам.

Критерии невыгодности сделки. В числе обстоятельств, в которых презюмируется, что директор действовал недобросовестно, названо, в частности, совершение директором сделки на заведомо невыгодных для компании условиях (подп. 5 п. 3 постановления № 62). При этом дано пояснение, когда сделка предполагается заведомо невыгодной: если ее цена и (или) иные условия отличаются существенно в худшую для компании сторону от цены и (или) иных условий, на которых в сравнимых обстоятельствах совершаются аналогичные сделки. Например, если полученное по сделке предоставление в два или более раза ниже стоимости предоставления, совершенного компанией в пользу контрагента.

Этот критерий (отклонение стоимости переданного по сделке от стоимости полученного более чем в два раза) при обсуждении поправок в Гражданский кодекс предлагалось включить в статью о кабальных сделках, но данное предложение не прошло. По крайней мере оно будет использоваться при взыскании с директоров убытков за совершение заведомо невыгодных сделок.

В действительности это весьма здравый критерий: трудно представить себе нормальную сделку, в которой ценовая разница колебалась бы столь существенно. Кроме того, корпоративный вывод активов, как правило, осуществляется через сделки, которые совершаются с фактическими, но не с юридическими аффилированными лицами (друзьями, одноклассниками и т. д.). У такого рода сделок всегда нерыночная цена, но оспорить их по мотиву аффилированности крайне трудно. Постановление № 62 предлагает другой вариант защиты в подобных случаях – взыскание убытков с директора, совершившего такую сделку.

Необходимо учитывать, что такой критерий заведомой невыгодности, как отклонение от рыночной цены имущества в два раза, – это только презумпция. То есть у директора есть возможность доказать, что у существенной ценовой разницы была разумная и обоснованная причина (например, срочно требовалось избавиться от какого-то актива и его пришлось продать по заниженной цене).

Ответственность директора за действия третьих лиц. Заведомо невыгодная для компании сделка или иные недобросовестные и неразумные действия могут быть совершены не только напрямую директором, но и иными лицами – представителями по доверенности, работниками. На этот случай пункт 5 постановления № 62 предусматривает правило о том, что директор отвечает за убытки, причиненные компании в результате недобросовестного и (или) неразумного осуществления обязанностей по выбору и контролю за действиями (бездействием) представителей, контрагентов по гражданско-правовым договорам, работников компании, а также ненадлежащей организации системы управления компанией.

Nota bene! Довольно жесткая позиция по ответственности за неразумные действия директора, принятая в постановлении № 62 , скорее всего будет стимулировать руководителей страховать свой риск личной ответственности.

Важно понимать, что директор, разумеется, отвечает не за всех в компании, он отвечает лишь за тех лиц, чье поведение в соответствии со стандартом абстрактного хорошего директора и в соответствии с обычной деловой практикой компании и ее масштабов директор контролирует лично (например, за действия своих заместителей, вице-президентов, главного бухгалтера, главного юриста компании, руководителей филиалов). Понятно, что никто не будет взыскивать с директора какого-нибудь промышленного гиганта убытки, причиненные, например, сторожем склада, потому что в компетенцию директора совершенно очевидно не входил прямой контроль за выбором этого работника и контроль за ним.

Доказать стандарт абстрактного хорошего директора – задача юристов истца

Чтобы доказать отклонение действий ответчика от стандарта абстрактного хорошего директора, истцам скорее всего придется обращаться к экспертам.

Обращаясь с иском о взыскании убытков с директора, истцы должны быть готовы к обоснованию того, что директор-ответчик поступил не так, как в аналогичных обстоятельствах вел бы себя абстрактный хороший директор (за исключением тех ситуаций, когда применяются презумпции, перебрасывающие бремя доказывания на ответчика).

Скорее всего на первоначальном этапе наши арбитражные суды столкнутся с затруднениями при определении стандарта абстрактного хорошего директора. Любой оценочный стандарт основан на судейском усмотрении, но наш судейский корпус, как правило, не состоит из людей, которые до этого много лет отработали в бизнесе и потому хорошо знают изнанку коммерческой практики. Поэтому очень многое будет зависеть от юристов истцов и юристов ответчиков. Чем убедительнее будет выглядеть истец, объясняя, как, по его мнению, в конкретных обстоятельствах должен или, наоборот, не должен был вести себя абстрактный хороший директор, тем больше у него шансов выиграть процесс. Здесь нужна максимально активная и даже креативная позиция, которая должна убедить суд в том, что ответчик этот поведенческий стандарт нарушил. И скорее всего истцам при доказывании отклонений от этого стандарта трудно будет обойтись без представления квалифицированных мнений, заключений (оценок действий директора) авторитетных специалистов, хорошо знающих бизнес. С учетом того, что оценка размера причиненных убытков во многих случаях тоже скорее всего потребует качественной экспертизы, необходимо отдавать себе отчет в том, что дела о взыскании убытков с директоров будут достаточно затратными для истцов.

Заведомо невыгодный для компании договор подписал не директор, а его заместитель (по доверенности). Есть ли шанс привлечь к ответственности за убытки, причиненные этой сделкой, директора компании? Нет, директор отвечает только за убытки, причиненные своими собственными действиями. Да, так как в компетенцию директора входит прямой контроль за действиями его заместителей. Да, поскольку директор отвечает за убытки, причиненные действиями всех работников компании. Директор отвечает за убытки, причиненные компании в результате недобросовестного и (или) неразумного осуществления обязанностей по выбору и контролю за действиями (бездействием) представителей, контрагентов по гражданско-правовым договорам, работников компании. Но при этом речь идет не обо всех работниках, а только о тех, работу которых директор обязан контролировать, например, своих заместителей (п. 5 постановления пленума ВАС РФ от 30.07.13 № 62 «О некоторых вопросах возмещения убытков лицами, входящими в состав органов юридического лица»).

Скоро в журнале «Юрист компании»
    Узнать больше


    Ваша персональная подборка

      Подписка на статьи

      Чтобы не пропустить ни одной важной или интересной статьи, подпишитесь на рассылку. Это бесплатно.

      Рекомендации по теме

      Академия юриста компании

      Академия

      Смотрите полезные юридические видеолекции

      Смотреть

      Cтать постоян­ным читателем журнала!

      Cтать постоян­ным читателем журнала

      Воспользуйтесь самым выгодным предложением на подписку и станьте читателем уже сейчас

      Живое общение с редакцией
      Рассылка

      © Актион кадры и право, Медиагруппа Актион, 2007–2017

      Журнал «Юрист компании» –
      первый практический журнал для юриста

      Использование материалов сайта возможно только с письменного разрешения редакции журнала «Юрист компании».

      
      • Мы в соцсетях
      Внимание! Вы находитесь на сайте для юристов

      Вы точно юрист? Предлагаем сделку!
      Пройдите быструю регистрацию, а мы обеспечим вас увлекательным юридическим чтением.
      Регистрация займет минуту.

      У меня есть пароль
      напомнить
      Пароль отправлен на почту
      Ввести
      Я тут впервые
      И получить доступ на сайт Займет минуту!
      Введите эл. почту или логин
      Неверный логин или пароль
      Неверный пароль
      Введите пароль