• Главная страница
  • » Статьи
  • » Незапланированная третейская оговорка. Справедливое разрешение спора может оказаться под вопросом

Незапланированная третейская оговорка. Справедливое разрешение спора может оказаться под вопросом

315
Зона риска: доверенность на заключение договора Участники: компания и ее представитель Негативные последствия: установление альтернативного варианта разрешения спора, когда компания этого не планировала

Незапланированная третейская оговорка. Справедливое разрешение спора может оказаться под вопросом
Татьяна Пономаренко, заместитель начальника Юридического отдела ООО КБ «ПРАДО-БАНК»

См. также

Сделка

Во многих компаниях полномочиями заключать договоры помимо директора обычно наделен ряд сотрудников на основании доверенности. Для предотвращения некоторых рисков полномочия представителя обычно ограничивают, но эти ограничения чаще всего касаются лишь сумм и предмета сделок. При этом часто упускается из виду, что есть еще одно ограничение, которое стоит особо отметить в доверенности: право представителя на заключение третейского соглашения.

Риски

Перспектива разрешения вытекающих из договора споров в третейском суде сама по себе не является риском. У такого варианта разрешения конфликтных ситуаций немало плюсов: он скорее всего будет дешевле и быстрее арбитражного процесса, кроме того, конфиденциальность третейского разбирательства позволяет его сторонам избежать огласки. Но несмотря на ряд преимуществ третейского разбирательства, оно по-прежнему пользуется меньшей популярностью у компаний, чем традиционное арбитражное судопроизводство. Решение о передаче рассмотрения споров в третейский суд необходимо принимать взвешенно. В частности, огромное значение имеет выбор конкретного третейского суда.

Nota bene! Еще один немаловажный критерий при выборе третейского суда – его территориальное расположение. Оно должно быть достаточно удобным для обоих контрагентов, если они находятся в разных регионах.

Возможные недостатки третейских судов. Во-первых, осторожное отношение к третейским судам часто связано с опасениями по поводу их ангажированности одной из сторон. Не секрет, что некоторые крупные холдинги, банки и саморегулируемые организации (в частности, строителей) создают свои «карманные» постоянно действующие третейские суды. Позиция ВАС РФ на этот счет известна: создание и финансирование третейского суда одним из контрагентов по гражданско-правовому договору с одновременной возможностью рассмотрения споров, вытекающих из этого договора, в таком третейском суде с учетом того, что другая сторона лишена возможности выполнять подобные действия, свидетельствуют о нарушении гарантии объективной беспристрастности и справедливости рассмотрения спора. Это обстоятельство может стать причиной отказа арбитражного суда в выдаче исполнительного листа на принудительное исполнение решения третейского суда ( постановление Президиума ВАС РФ от 24.05.11 № 17020/10 ).

Возможность оспаривания решения третейского суда в арбитражном суде имеется лишь при отсутствии в третейском соглашении фразы о том, что решение третейского суда является окончательным ( ст. 40 закона № 102-ФЗ, п. 9 информационного письма ВАС РФ от 22.12.05 № 96 «Обзор практики рассмотрения арбитражными судами дел <…> об оспаривании решений третейских судов <…>»). Иначе проигравшая сторона может лишь возражать в арбитражном суде против выдачи исполнительного листа на принудительное исполнение решения третейского суда.

Но проблема в том, что аффилированность третейского суда по отношению к одной из сторон спора может быть совсем не очевидной. В такой ситуации оспорить решение третейского суда, которое кажется проигравшей стороне несправедливым, крайне сложно: никаких вышестоящих инстанций в третейском разбирательстве не существует, а арбитражный суд может отменить решение третейского суда только в строго ограниченных случаях (ст. 233 АПК РФ, ст. 40 Федерального закона от 24.07.02 № 102-ФЗ «О третейских судах в РФ», далее – закон № 102-ФЗ). Перечень оснований, по которым арбитражный суд может отказать в выдаче исполнительного листа на принудительное исполнение решения третейского суда, тоже существенно ограничен ( ст. 239 АПК РФ). В этих перечнях нет таких оснований, как неправильное применение третейским судом норм материального права, неполное выяснение имеющих значение для дела обстоятельств или недоказанность таких обстоятельств, несоответствие изложенных в решении выводов обстоятельствам дела.

Во-вторых, сомнения в целесообразности передачи споров в третейский суд бывают связаны с недоверием к квалификации и добросовестности арбитров. Наряду со статусными, проверенными временем третейскими судами, в которых третейскими судьями являются признанные ученые-правоведы и опытные юристы-практики, имеющие солидную репутацию, достаточно много мелких и малоизвестных третейских судов, квалификацию судей которых проверить сложно. Единственное обязательное требование, которое закон № 102-ФЗ предъявляет к квалификации третейских судей, – это наличие высшего юридического образования ( п. 2 ст. 8 закона № 102-ФЗ). Более жесткие требования (в частности, к опыту работы, возрасту) могут быть установлены в регламенте конкретного третейского суда или согласованы сторонами третейского соглашения ( п. 3 ст. 8 закона № 102-ФЗ).

Наконец, еще одна опасная особенность: решения третейских судов обладают меньшей предсказуемостью, чем решения арбитражных судов. Если, обращаясь в арбитражный суд, можно проанализировать практику по аналогичным спорам (как по конкретному суду, так и в целом), получить представление о том, какая правовая позиция преобладает, и подготовиться к ней, то в случае с третейским судом такая возможность почти отсутствует: мало кто из них публикует даже краткие обзоры своей практики, а решения по конкретным спорам найти практически невозможно. Позиция Высшего арбитражного суда по поводу применения той или иной нормы права не имеет для третейских судов обязательной силы.

Доверенность на заключение договора с третейской оговоркой. Среди юристов встречается такое заблуждение: у представителя есть право на заключение третейского соглашения (а равно договора с третейской оговоркой), только если это прямо указано в его доверенности. Даже если представитель по доверенности, в которой не прописано его право на заключение третейского соглашения, подпишет договор с соответствующим условием, оно будет недействительным при условии, что компания его впоследствии не одобрит.

Данное заблуждение основано на неправильном толковании части 2 статьи 62 Арбитражного процессуального кодекса, согласно которой в процессуальной доверенности должно быть специально оговорено право представителя на передачу дела в третейский суд. На самом деле эта норма касается лишь процессуального права на передачу в третейский суд такого дела, которое уже находится на рассмотрении в арбитражном суде ( ч. 6 ст. 4 АПК РФ), и она не применяется к доверенностям, выданным на заключение гражданско-правовых договоров. Закон № 102-ФЗ не требует специально оговаривать в доверенности полномочия на заключение третейского соглашения. Поэтому для заключения от имени компании третейского соглашения (в том числе для заключения договора, содержащего третейскую оговорку) представителю достаточно обычной общей доверенности. Эту позицию неоднократно подтверждал Высший арбитражный суд в своих надзорных постановлениях (постановления Президиума ВАС РФ от 01.06.10 № 18170/09, от 12.04.11 № 12311/10).

Если доверенность не имеет общего характера. В делах, по которым ВАС РФ вынес вышеуказанные прецедентные постановления, у представителей были общие доверенности на заключение от имени компании любых договоров. Возникает вопрос: применима ли позиция ВАС РФ к случаям, когда представителю выдана доверенность на заключение лишь отдельных видов договоров (например, только поставки) и в их числе нет третейского соглашения?

Согласно пункту 1 статьи 17 закона № 102-ФЗ, третейское соглашение, заключенное в виде оговорки в договоре, должно рассматриваться как не зависящее от других условий договора. Учитывая такой автономный режим третейской оговорки, ее можно рассматривать как самостоятельное соглашение. Поэтому можно предположить, что если доверенность предполагает право представителя заключить лишь отдельные виды договоров, то в такой доверенности право на подписание третейского соглашения (в том числе в виде третейской оговорки в договоре) должно быть отмечено особо и не может подразумеваться по умолчанию.

Интересный вопросНасколько размер третейского сбора отличается от государственной пошлины за рассмотрение споров в арбитражных судах?
Постоянно действующие третейские суды самостоятельно устанавливают размер третейского сбора и порядок покрытия дополнительных расходов сторон ( п. 1 , 4 ст. 15 закона № 102-ФЗ). В основном третейский сбор ниже размера госпошлины или приближен к нему.

Однако позиция арбитражных судов по этому вопросу неоднозначна. Например, в одном из дел страховая компания обратилась в арбитражный суд, требуя признать ничтожным условие о третейской оговорке, содержащееся в договоре страхования. Этот договор от ее имени по доверенности подписал заместитель руководителя филиала. Он был наделен полномочиями представлять интересы компании «при осуществлении страховой деятельности и вести дела во всех учреждениях, предприятиях и организациях, независимо от формы собственности, по всем вопросам, связанным с заключением и исполнением договоров страхования на территории субъектов Российской Федерации, вести от имени компании переговоры, заключать и подписывать договоры страхования». Истец полагал, что право на подписание договоров страхования еще не означает право на заключение третейского соглашения. Суд первой инстанции с этими доводами согласился, но апелляция отменила его решение, указав, что полномочие на заключение третейского соглашения (третейской оговорки) может следовать из прочих полномочий представителя. В связи с тем, что заключение договора само по себе предполагает решение в нем вопросов защиты прав сторон, полномочие на представление интересов компании по всем вопросам, связанным с заключением и исполнением договоров страхования, предполагает наличие полномочий и на заключение третейской оговорки ( постановление Пятого арбитражного апелляционного суда от 26.10.10 по делу № А51-8909/2010 ). Кассационная инстанция не выразила прямо свою позицию по данному вопросу, указав лишь, что «заключение третейского соглашения представителем без прямого указания на наличие таких полномочий в доверенности не могло повлиять на исход разрешения спора в данной части». Дело в том, что в этом споре было еще одно обстоятельство, которое привело к отказу в удовлетворении искового требования: когда страховая компания обратилась в арбитражный суд, спор, вытекающий из договора страхования, уже был принят к рассмотрению в третейском суде, а при таких обстоятельствах вопрос о признании недействительным третейского соглашения должен был решаться не в порядке самостоятельного искового производства, а в порядке обжалования решения третейского суда.

Таким образом, вопрос о праве представителя заключать договор с третейской оговоркой, если его доверенность ограничена отдельными видами договоров, является спорным.

Меры предосторожности

Nota bene! Вопрос о независимости и беспристрастности третейских судей обычно возникает в связи с тем, что их статус не предполагает такого большого количества ограничений и запретов, как статус государственного судьи. Кроме того, законодательство не содержит никаких, даже минимальных специальных гарантий защиты третейских судей от давления на них.

Если компания в принципе не настроена на передачу каких-либо споров в третейский суд, можно полностью исключить возможность представителя подписывать от ее имени договоры с третейской оговоркой. Для этого в доверенности нужно прямо указывать, что полномочия представителя не включают в себя право на заключение третейского соглашения, в том числе в виде третейской оговорки в тексте тех договоров, которые он вправе заключать от имени компании на основании данной доверенности.

Если же компания в принципе не против перспективы рассмотрения споров в третейских судах, но хотела бы контролировать выбор этого варианта в каждом конкретном случае, то нужно указать в доверенности, что заключать третейские соглашения (в том числе договоры, содержащие третейскую оговорку) представитель вправе лишь на условиях предварительного согласования сделки с органом, выдавшим доверенность.



Подписка на статьи

Чтобы не пропустить ни одной важной или интересной статьи, подпишитесь на рассылку. Это бесплатно.

Академия юриста компании

Академия

Смотрите полезные юридические видеолекции

Смотреть

Cтать постоян­ным читателем журнала!

Cтать постоян­ным читателем журнала

Воспользуйтесь самым выгодным предложением на подписку и станьте читателем уже сейчас

Живое общение с редакцией

Рассылка

© Актион кадры и право, Медиагруппа Актион, 2007–2016

Журнал «Юрист компании» –
первый практический журнал для юриста

Использование материалов сайта возможно только с письменного разрешения редакции журнала «Юрист компании».


  • Мы в соцсетях

Входите! Открыто!
Все материалы сайта доступны зарегистрированным пользователям. Регистрация займет 1 минуту.

У меня есть пароль
напомнить
Пароль отправлен на почту
Ввести
Я тут впервые
И получить доступ на сайт
Займет минуту!
Введите эл. почту или логин
Неверный логин или пароль
Неверный пароль
Введите пароль
×
Только для зарегистрированных пользователей

Всего минута на регистрацию и документы у вас в руках!

У меня есть пароль
напомнить
Пароль отправлен на почту
Ввести
Я тут впервые
И получить доступ на сайт
Займет минуту!
Введите эл. почту или логин
Неверный логин или пароль
Неверный пароль
Введите пароль
×

Подпишитесь на рассылку. Это бесплатно.

В рассылках мы вовремя предупредим об акции, расскажем о новостях в работе юриста и изменениях в законодательстве.