Заключается договор с управляющей компанией. Как предотвратить налоговые риски

486
Зона риска: заключение и исполнение договора о передаче управленческих функций сторонней компании Участники: управляемая компания и налоговый орган Негативные последствия: признание вознаграждения за услуги управляющей компании необоснованными расходами, доначисление налога на прибыль.

 

Гиляна Хараева, старший юрист ООО «Юридическая компания “Центр”»

Сделка

Любое хозяйственное общество может передать полномочия своего единоличного исполнительного органа сторонней организации – управляющей компании (ст. 42 Федерального закона от 08.02.98 № 14-ФЗ «Об обществах с ограниченной ответственностью», п. 1 ст. 69 Федерального закона от 26.12.95 № 208-ФЗ «Об акционерных обществах»). Этот вариант особенно распространен в холдинговых структурах, так как позволяет организовать эффективное централизованное управление всеми юридическими лицами, входящими в группу. Кроме того, существует такой вид управленческих услуг (управление активами), когда компания не передает функции исполнительного органа, а заказывает лишь разработку удачных бизнес-решений.

В обоих случаях управляемую и управляющую компании связывает договор возмездного оказания услуг, который всегда привлекает пристальное внимание налоговых органов. Дело в том, что он довольно часто используется исключительно для снижения налоговой нагрузки. Управляемая компания может отнести вознаграждение за управленческие услуги (а, как правило, это весьма крупные суммы) на расходы, учитываемые при налогообложении прибыли (подп. 18 п. 1 ст. 264 НК РФ). Поэтому в некоторых случаях дружественные компании заключают договор об управленческих услугах фиктивно, используя его лишь как инструмент для искусственного уменьшения налоговой базы. Однако с подозрениями налоговиков сталкиваются даже те компании, которые заключают договоры о внешнем управлении с реальными бизнес-целями.

Риски

Это лишает компанию возможности учитывать понесенные расходы в целях исчисления налога на прибыль (п. 1 ст. 252 НК РФ).

Налоговые органы формально не оспаривают договор о внешнем управлении как мнимую сделку (п. 1 ст. 170 ГК РФ), хотя часто заявляют о том, что реального внешнего управления в компании не было и заключение договора направлено только на получение необоснованной налоговой выгоды. Еще чаще налоговики отказываются признавать расходы управляемой компании на оплату услуг по этому договору, ссылаясь на то, что они экономически не оправданы и документально не подтверждены.

Этот аргумент особенно популярен, если есть доказательства того, что расходы на зарплату генерального директора, который раньше был у компании, были существенно меньше расходов на вознаграждение управляющей компании.

Позиция налоговых органов. Самые распространенные основания, на которые ссылаются налоговики в подтверждение своих выводов, сводятся к следующему. Во-первых, расходы не подтверждены, потому что отчеты управляющей компании и акты приема-передачи услуг, исполненных по договору, не могут являться надлежащими доказательствами. Причина: в них отсутствует детализация оказанных услуг и не представляется возможным определить объем оказанных услуг. Во-вторых, введение внешнего управления, по мнению налоговиков, не обусловлено разумными экономическими причинами. В-третьих, если в компании помимо внешнего управления остается свой внутренний руководитель, то имеет место дублирование управленческих функций. О дублировании функций налоговики говорят и тогда, когда сторонняя компания осуществляет лишь управление активами, тогда как полномочия исполнительного органа остаются у директора управляемой компании. По мнению инспекторов, в этом случае управляющая компания осуществляет ту же работу, что и действующий директор.

В подавляющем большинстве случаев решения налоговых органов с подобными выводами компаниям удается оспорить в суде (см. таблицу на стр. 47). Судебная практика в пользу инспекций встречается реже. Ее анализ позволяет выделить ситуации, в которых договоры о внешнем управлении действительно рискованны.

Ситуация первая: внешнего управления в реальности нет. Обычно для подтверждения реальной деятельности управляющей компании достаточно представить суду акты приемки-передачи исполненного по договору, заключенному между управляющей и управляемой компаниями, а также документы, составленные в ходе осуществления управленческих функций (постановления ФАС Московского округа от 20.05.11 по делу № А40-120919/10-99-661, Уральского округа от 12.09.11 по делу № А71-12961/10, Семнадцатого арбитражного апелляционного суда от 24.05.11 по делу № А71-12961/2010). В этом качестве выступают, в частности, договоры с контрагентами, которые от имени управляемой компании подписал представитель управляющей компании, документы о созыве и проведении общих собраний участников (или акционеров) управляемого общества, из которых следует, что эти собрания созывала и проводила управляющая компания (это одна из функций исполнительного органа), внутренние распорядительные акты управляемой компании, ее налоговая, а также бухгалтерская отчетность, подписанные руководителем управляющей компании, переписка представителей управляемой и управляющей компаний по поводу исполнения договора и т. д.

Nota bene! Поскольку исполнительным органом управляемой компании выступает управляющая компания, в качестве лица, имеющего право действовать от имени управляемой компании без доверенности, выступает единоличный исполнительный орган (руководитель) управляющей компании. Это лицо может выдать на осуществление некоторых полномочий доверенность. Поэтому на практике от имени управляемых компаний иногда действуют руководители (управляющие директора) по доверенности.

Но в некоторых случаях отношения по внешнему управлению явно фиктивны и представляют собой очевидную налоговую схему, поэтому даже наличие вышеперечисленных документов не помогает доказать реальность услуг.

ПРИМЕР ИЗ ПРАКТИКИ

ООО № 1 передало по договору управляющей компании (ООО № 2) все полномочия единоличного исполнительного органа. Единственным учредителем и директором в обоих обществах было одно и то же физическое лицо (в ООО № 2 должность директора была у него основным местом работы, в ООО № 1 – работой по совместительству). После заключения договора о внешнем управлении должность директора в ООО № 1 сокращена не была. Таким образом, в ООО № 1 одно и то же лицо осуществляло функции директора как на основании трудового договора, так и на основании договора с управляющей компанией (ООО № 2). За услуги этого лица ООО № 1 платило ему зарплату, а также перечисляло вознаграждение ООО № 2. Более того, обязанности главного бухгалтера в обоих обществах тоже выполняло одно и то же лицо. В данном случае суд разделил мнение инспекции о том, что ООО № 2 реально не оказывало ООО № 1 никаких управленческих услуг (постановление Пятнадцатого арбитражного апелляционного суда от 05.05.12 по делу № А53-12565/2011).

В другом деле вся деятельность управляемого ООО была фиктивной: у него отсутствовали производственные активы, складские помещения и штат работников. Управляющая компания не только заключала сделки от имени этого общества, но и сама исполняла их (в частности, выступала грузополучателем приобретаемых товаров). У управляемого общества не было и собственных денежных средств: на расчеты с поставщиками шли деньги, поступившие от управляющей компании в качестве займа или взноса в уставный капитал. Из этих же средств управляемое общество формально оплачивало управляющей компании ее услуги, но она в тот же день перечисляла эти деньги обратно в виде займа. У обеих компаний были одни и те же учредители. Суд пришел к выводу, что ни реальных управленческих услуг, ни их оплаты не было: фактически предпринимательскую деятельность осуществляла только управляющая компания, тогда как управляемое общество реальной деятельности не вело (постановление ФАС Волго-Вятского округа от 29.08.08 по делу № А79-1105/2008).

Nota bene! В одном налоговом споре управляемая компания пыталась объяснить отсутствие в актах подробной расшифровки оказанных ей услуг тем, что сторонам договора такая детализация не требовалась, так как в компании разработана система (ноу-хау), благодаря которой всегда известно, какая услуга и какого качества ей оказана. Но суд этот аргумент не убедил (постановление ФАС Уральского округа от 10.03.10 по делу № А60-32008/2009-С8).

Непосредственный руководитель состоит в штате обеих компаний

Бывает, что представитель управляющей компании, осуществляющий руководство по доверенности, одновременно состоит как в ее штате, так и в штате управляемой компании.

Это не всегда свидетельствует о том, что договор с управляющей компанией имеет фиктивный характер и заключен лишь для получения необоснованной налоговой выгоды. Законодательство не регламентирует, как именно управляющая компания должна осуществлять в управляемой компании функции единоличного исполнительного органа. Поэтому на практике иногда управляющая компания откомандировывает своего сотрудника исполнять эти функции по местонахождению управляемой компании, выдает ему доверенность, а управляемая компания одновременно оформляет его в штат по совместительству, установив символический размер зарплаты. Наличие у такого руководителя штатной должности упрощает объяснение его статуса контрагентам управляемой компании, а также ее персоналу. Иногда суды не видят ничего подозрительного в этом варианте, даже если управляющим по доверенности становится бывший директор управляемой компании (постановление ФАС Северо-Кавказского округа от 26.01.11 по делу № А53-22275/2009). Но иногда этот вариант все-таки оборачивается налоговыми доначислениями.

Ситуация вторая: нет детализации оказанных услуг. Если управляющая компания выполняет полномочия исполнительного органа, то конкретизировать ее услуги в договоре и актах приема-передачи затруднительно. Но из-за отсутствия детализации налоговые органы считают расходы на оплату этих услуг документально не подтвержденными. Чаще всего суды придерживаются другого мнения: руководство деятельностью компании включает в себя настолько многообразные функции, что сформулировать их закрытый перечень невозможно. Именно поэтому акты приемки оказанных услуг, так же как и сам договор, содержат лишь примерный и обобщенный перечень услуг. Для документальной подтвержденности расходов этого вполне достаточно. Кроме того, законодательство не связывает оплату услуг управляющей компании с определенным объемом работ, оплата производится за руководство всей текущей деятельностью (постановления ФАС Московского округа от 03.04.12 по делу № А40-23728/08-108-75, Девятого арбитражного апелляционного суда от 28.02.11 по делу № А40-120919/10-99-661).

Но иногда встречается иная позиция: бывает, что из-за отсутствия детализации услуг суды соглашаются с тем, что расходы документально не подтверждены и экономически не обоснованы (определение ВАС РФ от 10.04.08 № 4328/08, постановление ФАС Поволжского округа от 06.12.07 по делу № А65-6770/07). Правда, чаще всего это бывает, когда в деле имеются еще какие-либо обстоятельства, вызывающие сомнения в обоснованности расходов. В частности, если есть подозрения в дублировании одних и тех же функций. Например, одно и то же лицо являлось штатным исполнительным директором в управляемой компании и получало там зарплату, а также действовало от имени управляющей компании по доверенности. Поскольку акты выполненных работ и иные документы не позволяли определить, какие именно услуги и в каком объеме оказывала управляющая компания, суд пришел к выводу о двойной оплате одних и тех же услуг (постановление ФАС Западно-Сибирского округа от 26.01.09 по делу № А81-1727/2008).

Ситуация третья: в управляемой компании остается свой директор. Традиционный вариант – когда управленческие услуги заключаются в выполнении функций исполнительного органа. Если же управленческие услуги состоят в чем-то другом, а единоличный исполнительный орган в управляемой компании остается по-прежнему свой, то такой вариант договора обязательно вызовет подозрение у налоговиков, хотя ничего противозаконного в нем нет. В данном случае детализация оказанных услуг приобретает особое значение. Позиция суда будет зависеть от того, насколько убедительно компания докажет реальность управленческих услуг и раскроет их сущность.

Nota bene! Рискованно устанавливать размер вознаграждения управляющей компании в процентах от выручки (оборота) управляемой компании. Иногда суды воспринимают такое условие вполне лояльно, руководствуясь принципом свободы договора (постановление ФАС Северо-Кавказского округа от 22.10.10 по делу № А53-1491/2010). Но иногда они считают, что такое вознаграждение экономически не оправдано, потому что оно не учитывает расходы и убытки управляемой компании (постановление ФАС Западно-Сибирского округа от 29.10.08 по делу № А46-6655/2007).

Пример удачной ситуации: договор подробно раскрывал предмет – осуществление функций общего финансового контроля и управления, включая анализ и предварительное утверждение ежегодного операционного и финансового плана, составление ежеквартальных бюджетов управляемой компании, контроль за ее общим финансовым состоянием, разработка оптимальных путей привлечения финансирования, проведение переговоров с заинтересованными инвесторами, общий контроль и управление продажами, включая поиск и привлечение потенциальных партнеров. Управляющая компания на оперативной основе взаимодействовала с директором управляемого общества, постоянно информировала его о проделанной работе, результатах проведенных мероприятий, в деле имелась соответствующая переписка. Управляемая компания подтвердила экономическую целесообразность договора финансовыми результатами своей деятельности – за пять лет использования управленческих услуг ее доходы увеличились и значительно возросло качество ее услуг, оказываемых клиентам (постановление Девятого арбитражного апелляционного суда от 03.06.10 по делу № А40-136287/09-90-949).

Но если функции управляющей компании сформулированы туманно или не ясно, какое отношение они имеют именно к управлению, вывод суда может быть совсем другим. Например, между лизинговой компанией и банком был заключен договор об управлении, но функции управляющей компании (банка) заключались в привлечении финансовых ресурсов и в поручительстве по обязательствам лизингополучателей. При этом все договоры от имени лизинговой компании по-прежнему заключал ее директор, а не управляющая компания. Из имеющихся актов выполненных работ невозможно было определить, какие именно управленческие функции выполнял банк и каким образом они были связаны с конечным результатом деятельности лизинговой компании. Привлечение управляющей компании не привело к росту экономических показателей. В результате суд не признал расходы на услуги управляющей компании экономически оправданными (постановление ФАС Поволжского округа 03.04.07 № 55-10037/2006-43).

Аргументы налоговых органов, которые суды обычно не поддерживают

Аргументы инспекции Позиция суда
Управляемая компания не обосновала необходимость внешнего управления разумными экономическими причинами Законодательством предусмотрено право привлекать на договорных началах сторонние организации для выполнения функций исполнительного органа. Какого-либо обоснования для принятия такого решения не требуется (постановления ФАС Уральского округа от 19.11.09 по делу № А47-9813/2008, Московского округа от 03.04.12 по делу № А40-23728/08-108-75)
Фактическое управление осуществляет прежний директор, переведенный на должность с ограниченными полномочиями Передача функции исполнительного органа управляющей компании не обязательно влечет за собой существенные изменения в структуре административно-управленческого аппарата (постановление Десятого арбитражного апелляционного суда от 16.04.09 по делу № А41-20225/08)
Деятельность управляемой компании убыточна или показатели ее доходности не изменились, поэтому расходы на управленческие услуги неоправданны Обоснованность расходов не может оцениваться с точки зрения их целесообразности, рациональности, эффективности (постановление Пленума ВАС РФ от 12.10.06 № 53, определение КС РФ от 04.06.07 № 366-О-П, определение ВАС РФ от 20.09.10 № ВАС-12803/10, постановление ФАС Восточно-Сибирского округа от 28.03.11 по делу № А78-5740/2010)

Меры предосторожности

Чтобы в случае спора доказать реальность сделки по привлечению услуг внешнего управления и ее экономическую обоснованность, необходимо при заключении и исполнении договора позаботиться о деталях.

Подтверждающие документы. Предмет договора с управляющей компанией должен быть сформулирован четко и подробно, особенно если ей не передаются функции исполнительного органа, а поручается другая деятельность. Кроме того, лучше максимально подробно детализировать оказанные услуги в отчетах управляющей компании и актах приемки-передачи. В суде могут пригодиться и документы, подготовленные управляющей компанией непосредственно при исполнении управленческих функций.

Например, у штатного управляющего директора могут быть право первой подписи на финансовых документах, право оперативного управления текущими производственными процессами и право заключать малозначительные для компании сделки на сумму не выше установленного предела, а все остальные функции исполнительного органа – у управляющей компании (постановление Десятого арбитражного апелляционного суда от 16.04.09 по делу № А41-20225/08).

Исключение дублирования функций. Если управляющая компания выполняет функции исполнительного органа, нужно исключить дублирование этих функций сотрудниками управляемой компании. Для этого нужно аннулировать в штатном расписании должность единоличного исполнительного органа (директора). Лучше, чтобы то лицо, которое непосредственно выполняет функции руководителя, не состояло в трудовых отношениях с управляемой компанией (постановление Девятого арбитражного апелляционного суда от 28.02.11 по делу № А40-120919/10-99-661). Если в управляемой компании все-таки остается должность, предполагающая некие управленческие функции, то важно, чтобы из должностной инструкции и доверенности четко следовало, что у лица, занимающего эту должность, ограниченные полномочия по сравнению с полномочиями управляющей компании.

Эффективность внешнего управления. Дополнительным аргументом могут стать доказательства того, что за период действия договора с управляющей компанией экономические показатели работы управляемой компании повысились. Строго говоря, предъявлять такие доказательства не обязательно. Даже если деятельность управляемой компании на момент проверки убыточна, это еще не свидетельствует об экономической необоснованности ее затрат на внешнее управление. Но если отмечается рост прибыли, об этом обязательно следует заявить в суде. Во многих выигрышных делах не последнюю роль сыграли доказательства эффективности управления (постановления ФАС Северо-Кавказского округа от 12.12.11 по делу № А53-1945/2011, Девятого арбитражного апелляционного суда от 03.06.10 по делу № А40-136287/09-90-949).



Подписка на статьи

Чтобы не пропустить ни одной важной или интересной статьи, подпишитесь на рассылку. Это бесплатно.

Академия юриста компании

Академия

Смотрите полезные юридические видеолекции

Смотреть

Cтать постоян­ным читателем журнала!

Cтать постоян­ным читателем журнала

Воспользуйтесь самым выгодным предложением на подписку и станьте читателем уже сейчас

Живое общение с редакцией

Рассылка

© Актион кадры и право, Медиагруппа Актион, 2007–2016

Журнал «Юрист компании» –
первый практический журнал для юриста

Использование материалов сайта возможно только с письменного разрешения редакции журнала «Юрист компании».


  • Мы в соцсетях

Входите! Открыто!
Все материалы сайта доступны зарегистрированным пользователям. Регистрация займет 1 минуту.

У меня есть пароль
напомнить
Пароль отправлен на почту
Ввести
Я тут впервые
И получить доступ на сайт
Займет минуту!
Введите эл. почту или логин
Неверный логин или пароль
Неверный пароль
Введите пароль
×
Только для зарегистрированных пользователей

Всего минута на регистрацию и документы у вас в руках!

У меня есть пароль
напомнить
Пароль отправлен на почту
Ввести
Я тут впервые
И получить доступ на сайт
Займет минуту!
Введите эл. почту или логин
Неверный логин или пароль
Неверный пароль
Введите пароль
×

Подпишитесь на рассылку. Это бесплатно.

В рассылках мы вовремя предупредим об акции, расскажем о новостях в работе юриста и изменениях в законодательстве.