• Главная страница
  • » Статьи
  • » Оспаривание права собственности залогодателя на предмет залога не препятствует обращению взыскания

Оспаривание права собственности залогодателя на предмет залога не препятствует обращению взыскания

230
Предмет спора: возможность обращения взыскания на предмет залога в ситуации, когда после заключения договора залога право залогодателя на заложенное имущество было оспорено и договор, по которому он приобрел предмет залога, расторгнут. Основной вывод: при отсутствии сведений о том, что залогодержатель был осведомлен на момент заключения договора залога об обстоятельствах, из-за которых впоследствии было оспорено право залогодателя на предмет залога, договор залога нельзя считать недействительным. Это позволяет обратить взыскание на заложенное имущество. Судебный акт: постановление Президиума ВАС РФ от 07.06.12 № 16513/11 по делу № А37-2221/2010

Оспаривание права собственности залогодателя на предмет залога не препятствует обращению взыскания
Дарья Бондарчук, эксперт журнала «Юрист компании»

В июле 2009 года банк выдал компании (далее – заемщик) кредит на сумму более 8 млн рублей. Тогда же в обеспечение обязательства заемщика между банком и другой компанией (далее – залогодатель) был заключен договор залога транспортного средства (погрузчика залоговой стоимостью 17 млн рублей) с условием об оставлении предмета залога у залогодателя.

Компания-залогодатель приобрела предмет залога по договору купли-продажи, заключенному в марте 2008 года, и тогда же получила его от продавца по акту приемки-передачи. На момент заключения с банком договора залога погрузчик был зарегистрирован инспекцией Гостехнадзора за залогодателем как за собственником. Однако договор купли-продажи погрузчика предусматривал условие об отсрочке оплаты до 1 сентября 2008 года. А 2 сентября 2008 года стороны подписали к этому договору дополнительное соглашение, в котором срок оплаты погрузчика продлевался до 30 марта 2009 года и предусматривалось такое условие: если оплата до этой даты не поступит, то с 31 марта 2009 года договор купли-продажи считается расторгнутым по соглашению сторон и продавец может требовать возврата товара. При этом право собственности на товар переходит обратно к продавцу с даты расторжения договора (см. схему на стр. 54).

Поскольку заемщик свои обязательства надлежащим образом не исполнил, банк обратился в суд с иском о взыскании суммы долга, процентов за пользование кредитом, неустойки, а также об обращении взыскания на предмет залога. В качестве соответчиков были привлечены заемщик, залогодатель и продавец заложенного имущества.

Nota bene!Проект изменений в ГК РФ предлагает прямую норму о том, что если имущество передано залогодержателю в залог лицом, которое не являлось его собственником, о чем залогодержатель не знал и не должен был знать (добросовестный залогодержатель), то собственник заложенного имущества несет права и обязанности залогодателя. Это не относится к ситуации, когда заложенное имущество было до этого утеряно, похищено либо выбыло из владения собственника иным путем помимо его воли ( п. 4 ст. 335 ГК РФ в редакции проекта).

В чем заключался основной вопрос

Сумма задолженности сторонами не оспаривалась, поэтому основной задачей банка было отстоять права на предмет залога. Сложность заключалась в дополнительном соглашении к договору купли-продажи. Продавец спорного погрузчика утверждал, что оплату за него он так и не получил, поэтому, исходя из условий дополнительного соглашения к договору купли-продажи, право собственности на погрузчик перешло обратно к продавцу еще до заключения договора залога. Значит, покупатель не имел права заключать договор залога в отношении этого имущества.

 

ЦИТИРУЕМ ДОКУМЕНТ

Залогодателем вещи может быть ее собственник либо лицо, имеющее на нее право хозяйственного ведения (ч. 2 ст. 335 ГК РФ, п. 1 ст. 19 Закона РФ от 29.05.92 № 28721 «О залоге»).

Такое положение дел практически не давало банку шансов обратить взыскание на предмет залога. В случае передачи имущества в залог лицом, не являющимся его собственником, суды признают договоры о залоге ничтожными как не соответствующие закону (ст. 168 ГК РФ). В пример можно привести постановления ФАС Волго-Вятского округа от 21.02.12 по делу № А38-1318/2011, Волго-Вятского округа от 03.02.12 по делу № А38-399/2011, Поволжского округа от 13.04.12 по делу № А55-9011/2011.

Позиция банка и продавца погрузчика. По всей видимости, заключая договор о залоге, банк не знал о наличии дополнительного соглашения к договору купли-продажи и полагал, что залогодатель полностью выполнил свои обязательства по оплате погрузчика. Дело в том, что у банка имелась копия квитанции к приходному кассовому ордеру о наличной оплате стоимости погрузчика, подписанная директором компании-продавца и датированная мартом 2008 года.

Еще до того, как банк предъявил иск об обращении взыскания на предмет залога, продавец погрузчика обратился в суд с иском к покупателю о возврате неоплаченной техники. Суд удовлетворил иск, признав, что оплата так и не состоялась, договор купли-продажи расторгнут и право собственности на погрузчик вновь перешло к покупателю (решение Арбитражного суда Магаданской области от 09.09.10 по делу № А37-1054/2010). После вступления этого решения в силу банк пытался добиться его пересмотра по вновь открывшимся обстоятельствам, ссылаясь на то, что не был привлечен к участию в деле и поэтому не мог представить имеющуюся у него квитанцию, подтверждающую, что на самом деле покупатель оплатил погрузчик. Но суд не принял этот документ в качестве доказательства оплаты. Во-первых, банк располагал только копией квитанции, которая была заверена им же. Во-вторых, факт оплаты по квитанции опровергался другими обстоятельствами. В частности, стороны договора купли-продажи подписали соглашение о новом сроке оплаты спустя несколько месяцев после якобы состоявшейся оплаты по квитанции, директор компании-продавца отрицал, что он получил деньги за погрузчик наличными, в кассовой книге компании-продавца тоже не было сведений о поступлении наличной оплаты. В итоге банку не удалось добиться пересмотра решения суда (постановления Шестого арбитражного апелляционного суда от 06.07.11, ФАС Дальневосточного округа от 19.09.11). Выводы, изложенные в этих судебных актах, явно свидетельствовали о том, что в момент заключения договора залога залогодатель не был собственником заложенного имущества.

Выводы судов. В деле об обращении взыскания на предмет залога суд первой инстанции удовлетворил исковые требования, взыскав с заемщика в пользу банка сумму основного долга, проценты за пользование кредитом и неустойку за несвоевременный возврат этих денег. В пределах взысканной суммы было решено обратить взыскание на заложенное имущество (решение Арбитражного суда Магаданской области от 14.03.11 по делу № А37-2221/2010). Однако апелляционная инстанция изменила это решение, отказав в части обращении взыскания на заложенное имущество (постановление Шестого арбитражного апелляционного суда от 29.06.11). Кассационная инстанция поддержала позицию апелляции (постановление ФАС Дальневосточного округа от 27.09.11).

В основе судебных актов апелляции и кассации лежал вывод о том, что договор залога является ничтожным в силу статьи 168 Гражданского кодекса, поскольку он был заключен после расторжения договора купли-продажи и перехода права собственности на погрузчик к продавцу. Ничтожный договор не порождает прав и обязанностей, поэтому обратить взыскание на предмет залога невозможно. Факт регистрации спорного погрузчика за залогодателем как за собственником инспекцией Гостехнадзора не имеет правового значения, потому что государственная регистрация перехода права собственности на транспортные средства, не являющиеся объектами недвижимого имущества, законом не предусмотрена.

Не помогла банку и ссылка на пункт 1 статьи 353 Гражданского кодекса (о сохранении права залога в случае перехода права собственности на предмет залога к другому лицу). По мнению судов, раз договор залога был ничтожен на момент заключения, не было оснований говорить о сохранении залога при смене собственника.

Оспаривание права собственности залогодателя на предмет залога не препятствует обращению взыскания

Позиция Высшего арбитражного суда

Президиум Высшего арбитражного суда не согласился с позицией судов по поводу отказа в обращении взыскания на предмет залога.

Обоснование позиции. Высший арбитражный суд в своем постановлении указал, что при рассмотрении дела суды не приняли во внимание следующие обстоятельства.

Во-первых, из договора купли-продажи не следовало, что переход права собственности на транспортное средство от продавца к покупателю связан с моментом его оплаты. Согласно статье 223 Гражданского кодекса, право собственности у приобретателя вещи по общему правилу (если иное не предусмотрено законом или договором) возникает с момента ее передачи. В данном случае фактическая передача погрузчика состоялась. Во-вторых, по мнению надзорной инстанции, пока не было принято решение от 09.09.10 по делу № А37-1054/2010, в котором суд обязал покупателя вернуть продавцу погрузчик, не имелось оснований для того, чтобы считать бесспорно установленным факты неоплаты транспортного средства и расторжения договора купли-продажи.

  Изначально понятие «добросовестный залогодержатель» Президиум ВАС РФ стал использовать в спорах по поводу залога недвижимости (например, постановления Президиума ВАС РФ от 19.06.12 № ВАС-17737/11, от 26.07.11 № ВАС-2763/11, от 06.12.11 № ВАС-9555/11).

В-третьих, ключевой вывод надзорной инстанции касался добросовестности банка. При заключении договора о залоге банк исходил из того, что спорное имущество выступает предметом залога на законном основании. В частности, залогодатель представил банку необходимые документы. Судя по тексту договора залога, залогодатель подтверждал, что он является собственником переданного в залог имущества, которое не обременено другими обязательствами. В деле отсутствуют какие-либо заявления или сведения о недобросовестности банка при заключении кредитного договора и договора о залоге, а также о его осведомленности в отношении обстоятельств, послуживших основанием для выводов суда по делу № А37-1054/2010 о том, что договор купли-продажи расторгнут с 31 марта 2009 года. Проще говоря, в деле не было доказательств того, что банк знал о том, что на момент заключения договора залога залогодатель не являлся собственником погрузчика.

По мнению Высшего арбитражного суда, при таких обстоятельствах договор залога не может быть признан ничтожным, а банк как залогодержатель сохраняет право залога на заложенное имущество. Даже если предмет залога перешел в собственность другого лица (в данном случае вернулся к продавцу), это не значит, что нельзя обратить взыскание на предмет залога. В этом случае право залога сохраняется, а правопреемник (продавец) становится на место залогодателя в силу статьи 353 Гражданского кодекса.

  Новое рассмотрение дела № А37-2221/2010 в суде первой инстанции назначено на 26 ноября 2012 года. На момент подписания номера в печать результат рассмотрения дела неизвестен.

Результаты рассмотрения дела. Высший арбитражный суд отменил все судебные акты в части отказа в удовлетворении требований об обращении взыскания на предмет залога и отправил на новое рассмотрение. Несмотря на то что суд первой инстанции, удовлетворяя иск, руководствовался правильными аргументами, в надзорной инстанции выяснилось, что он допустил процессуальные нарушения.

Значение постановления ВАС РФ

Главный в этом деле вывод о том, что договор залога движимого имущества не может считаться ничтожным, если залогодержатель являлся добросовестным, то есть не мог знать о том, что принимает имущество в залог не от собственника. Этот вывод облегчает положение залогодержателей, поскольку в отношении движимого имущества они лишены возможности проверить, кто является собственником предмета залога, и вынуждены доверять полученным от залогодателей документам (в частности, договору купли-продажи), а также сведениям о регистрации транспортных средств, которые не имеют правоустанавливающей силы. Не секрет, что недобросовестные залогодатели пользуются этим, намеренно создавая схемы с последующим оспариванием договоров, по которым они приобрели имущество, переданное в залог. Постановление № 16513/11 поставило преграду для таких схем.

Этот вывод обязателен для применения, поскольку в постановлении № 16513/11 содержится оговорка о том, что вступившие в законную силу судебные акты по делам со схожими фактическими обстоятельствами могут быть пересмотрены на основании пункта 5 части 3 статьи 311 Арбитражного процессуального кодекса, если для этого нет других препятствий.



Подписка на статьи

Чтобы не пропустить ни одной важной или интересной статьи, подпишитесь на рассылку. Это бесплатно.

Академия юриста компании

Академия

Смотрите полезные юридические видеолекции

Смотреть

Cтать постоян­ным читателем журнала!

Cтать постоян­ным читателем журнала

Воспользуйтесь самым выгодным предложением на подписку и станьте читателем уже сейчас

Живое общение с редакцией

Рассылка

© Актион кадры и право, Медиагруппа Актион, 2007–2016

Журнал «Юрист компании» –
первый практический журнал для юриста

Использование материалов сайта возможно только с письменного разрешения редакции журнала «Юрист компании».


  • Мы в соцсетях

Входите! Открыто!
Все материалы сайта доступны зарегистрированным пользователям. Регистрация займет 1 минуту.

У меня есть пароль
напомнить
Пароль отправлен на почту
Ввести
Я тут впервые
И получить доступ на сайт
Займет минуту!
Введите эл. почту или логин
Неверный логин или пароль
Неверный пароль
Введите пароль
×
Только для зарегистрированных пользователей

Всего минута на регистрацию и документы у вас в руках!

У меня есть пароль
напомнить
Пароль отправлен на почту
Ввести
Я тут впервые
И получить доступ на сайт
Займет минуту!
Введите эл. почту или логин
Неверный логин или пароль
Неверный пароль
Введите пароль
×

Подпишитесь на рассылку. Это бесплатно.

В рассылках мы вовремя предупредим об акции, расскажем о новостях в работе юриста и изменениях в законодательстве.