Удержанный груз арестован и утрачен. Юрист доказал отсутствие вины перевозчика

437
В сложных судебных спорах с запутанными обстоятельствами юристу очень важно применить подробный логический анализ ситуации, разложив ее по полочкам. Такой анализ помог юристу ЗАО «Контейнершипс Санкт-Петербург» Юлии Шейченко разработать отличную правовую позицию по спору о взыскании убытков.

Как разгорался конфликт
Компания, являющаяся на территории России эксклюзивным дилером иностранного производителя нефтепродуктов (далее – компания № 1), во исполнение дилерского контракта приобрела у данного иностранного производителя товары (моторные масла) и поручила другой компании (далее – компания № 2) по договору о предоставлении экспедиционных услуг организовать доставку товаров в Россию. Компания № 2 в свою очередь заключила договор с российским агентом европейского морского перевозчика, который непосредственно осуществлял доставку груза. Агент морского перевозчика – ЗАО «Контейнершипс Санкт-Петербург» (далее – компания № 3) – по условиям договора с компанией № 2 должен был осуществить определенные действия, связанные с перевозкой: подать контейнеры под загрузку, доставить груз с сопроводительными документами на борт судна для дальнейшей доставки в порт, содействовать при осуществлении таможенных, санитарных и иных формальностей, выполнить погрузочно-разгрузочные работы на территории порта и т. д. Компания № 3 свои обязательства выполнила полностью – доставила груз на территорию РФ. Однако компания № 2 услуги в полном объеме не оплатила, что подтверждалось двусторонним актом сверки расчетов. Для обеспечения погашения задолженности ЗАО «Контейнершипс Санкт-Петербург» удержало по прибытии в порт последние поступившие 14 контейнеров с моторными маслами и, не выдавая их грузополучателю – компании № 2, поместило контейнеры на ответственное хранение на складе.

См. также Как арестовать имущество должника

Арест груза. Компания № 1, будучи крайне заинтересованной в скорейшем получении приобретенных моторных масел, по поручению компании № 2 погасила задолженность последней, но только в части оплаты за перевозку 14 удерживаемых контейнеров. По понятным причинам компания № 3 была готова прекратить удержание лишь при условии полного расчета за оказанные ею услуги. «Тогда в отношении нашей компании были применены меры особого воздействия, – рассказывает Юлия Шейченко, руководитель юридической службы ЗАО "Контейнершипс Санкт-Петербург", – наш склад посетили судебные приставы-исполнители. Неожиданно выяснилось, что в отношении грузополучателя имеется возбужденное исполнительное производство, в рамках которого его имущество подлежит розыску и аресту. Невзирая на наши возражения о наложенном на груз удержании, моторные масла были выгружены из контейнеров, описаны, арестованы и через некоторое время вывезены со склада ответственным хранителем, назначенным приставом. Причем в акте ареста пристав даже не отметил наши возражения. Таким оригинальным способом удерживаемый груз выбыл из нашего владения. Причитающиеся денежные средства компания так и не получила, поскольку в отношении грузополучателя один из его многочисленных кредиторов вскоре начал процедуру банкротства».

ЗАО «Контейнершипс Санкт-Петербург» обжаловало действия судебного пристава-исполнителя в административном порядке, однако эти меры не увенчались успехом.

Иск компании № 1. Спустя год компания № 1 предъявила ЗАО «Контейнершипс Санкт-Петербург» иск с требованием возместить убытки, причиненные утратой принадлежащих ей товаров. По словам истца, арестованные и изъятые товары в дальнейшем бесследно исчезли. Компания № 1 полагала, что утрата товара произошла вследствие того, что при осуществлении исполнительных действий в рамках исполнительного производства, возбужденного в отношении компании № 2, ЗАО «Контейнершипс Санкт-Петербург» не приняло необходимых мер по обеспечению сохранности груза, в том числе для защиты его от посягательств третьих лиц. Свои требования истец основывал на подпункте 2 пункта 1 статьи 343, пункте 2 статьи 344, пункте 1 статьи 901 и статье 906 Гражданского кодекса, которые, по его мнению, подлежат применению к удержанию имущества по аналогии закона (ст. 6 ГК РФ).

Основания для предъявления иска.

Согласно позиции компании № 1, ЗАО «Контейнершипс Санкт-Петербург» удерживало товары незаконно, поскольку удержание осуществлялось в обеспечение обязательств компании № 2, не являвшейся собственником данных товаров. Сложившаяся судебная практика исходит из того, что по смыслу статьи 359 Гражданского кодекса кредитор при наличии у должника задолженности по оплате может удерживать только вещь, принадлежащую именно должнику (постановление Президиума Высшего арбитражного суда от 20.04.10 № 17811/09, определение Высшего арбитражного суда от 01.03.10 № ВАС-2239/10). Поскольку компания № 1 не являлась должником ЗАО «Контейнершипс Санкт-Петербург», последнее не имело права удерживать ее имущество.

Во-вторых, по мнению истца, вина ЗАО «Контейнершипс Санкт-Петербург» в утрате товара выражалась в том, что оно допустило незаконный арест на основании ненадлежащего исполнительного документа – постановления о наложении ареста, в то время как обращение взыскания на имущество должника, находящееся у третьих лиц, возможно исключительно на основании судебного акта (ч. 1 ст. 77 Федерального закона от 02.10.07 № 229-ФЗ «Об исполнительном производстве»). Подтверждение наличия такого судебного акта у компании № 3 отсутствовало. Кроме того, представители ЗАО «Контейнершипс Санкт-Петербург» не внесли замечаний в акт ареста о том, что изымаемый товар не принадлежит должнику (компании № 2).

Что предпринял юрист компании

Получив исковое заявление, Юлия Шейченко приступила к разработке правовой позиции по спору. Она отталкивалась от того, что в силу отсутствия у ЗАО «Контейнершипс Санкт-Петербург» договорных отношений с истцом компания № 3 может быть привлечена только к деликтной ответственности за причинение вреда. Для этого в силу статьи 1064 Гражданского кодекса необходимо одновременное наличие следующих условий: противоправности поведения ответчика, вины ответчика, наступления вреда, причинной связи между противоправным поведением ответчика и наступившим вредом. Ни одно из названных условий компания № 1 не доказала.

Наступление вреда (утрата товара). Первое, на что обратила внимание юрист ЗАО «Контейнершипс Санкт-Петербург», – это отсутствие достоверной информации о дальнейшей судьбе изъятого товара. «После ареста товаров мы обратились в суд с заявлением об освобождении имущества от ареста, однако в процессе рассмотрения данного дела выяснилось, что арест с товаров уже снят в связи с тем, что взыскатель отозвал исполнительный лист без исполнения, – поясняет Юлия Шейченко. – По некоторым сведениям, в дальнейшем эти товары были вновь подвергнуты аресту уже в рамках другого исполнительного производства и реализованы. Но эту версию не подтверждали судебные приставы».

Компания № 1 приложила к исковому заявлению свою переписку с правоохранительными органами и приставами, свидетельствующую, по ее мнению, о том, что товар был утрачен. Однако на самом деле такой однозначный вывод из данной переписки не следовал.

Принадлежность изъятого имущества.
Второй момент, который отметила юрист ЗАО «Контейнершипс Санкт-Петербург», был связан с тем, что истец не может доказать факта ареста приставами на складе компании № 3 именно товаров, принадлежащих истцу. В качестве доказательств принадлежности ему товаров на праве собственности истец представил контракт, по которому приобретен товар, спецификации к нему, инвойсы, коносаменты, грузовые таможенные декларации. Но, во-первых, в акте ареста были перечислены моторные масла, не имеющие индивидуально-определенных признаков, позволяющих отличить их от иной аналогичной продукции. В такой ситуации установить факт принадлежности арестованного имущества именно компании № 1 невозможно. Во-вторых, юристу компании № 3 пришлось провести небольшое «расследование» по базе арбитражных дел. Выяснилось, что аналогичный комплект документов в отношении принадлежности товаров компания № 1 предъявляла в арбитражный суд по другим спорам с похожими обстоятельствами с целью доказать свое право собственности на имущество, арестованное судебными приставами на складе компании № 2. Однако суды неизменно отказывали компании № 1 в признании ее права собственности на арестованное имущество.

Законность удержания.
Помимо общей нормы об удержании в Гражданском кодексе специальное право перевозчика на удержание груза предусмотрено в пункте 4 статьи 790 Гражданского кодекса и в пункте 2 статьи 160 Кодекса торгового мореплавания. Являясь агентом перевозчика, ЗАО «Контейнершипс Санкт-Петербург» имело право воспользоваться этой возможностью. По мнению Юлии Шейченко, право перевозчика на удержание груза является специальным по отношению к общему праву кредитора на удержание, предусмотренному в статье 359 Гражданского кодекса. Причем запрета на удержание груза, не принадлежащего должнику, в законодательстве нет. Более того, это противоречило бы сути договора перевозки, по которому должником перевозчика выступает отправитель груза, тогда как сам груз может принадлежать как отправителю, так и грузополучателю или третьим лицам.

Меры по сохранности имущества. Отсутствие у компании № 3, не являющейся стороной исполнительного производства, копии судебного решения об обращении взыскания на товары не означало отсутствие такого судебного акта в принципе. Поэтому на момент ареста у компании № 3 не было оснований считать незаконным постановление об аресте находящихся у нее моторных масел. Если судебные приставы арестовывали и изымали товары без надлежащего судебного решения, то налицо виновные противоправные действия судебных приставов, а не компании № 3, вынужденной в силу закона подчиниться требованиям представителей государственной власти. В дальнейшем компания № 3 приняла необходимые меры для освобождения имущества от ареста (при том, что сама компания № 1 таких мер не приняла). Все это свидетельствовало об отсутствии вины ЗАО «Контейнершипс Санкт-Петербург» в утрате имущества компании № 1.

Причинно-следственная связь. Сохранность товаров во время удержания компания № 3 обеспечила в полной мере, передав их на ответственное хранение. Удержание товаров прекратилось в момент их ареста судебными приставами и передачи другому ответственному хранителю. Даже если арест был незаконным, передача товаров другому ответственному хранителю по распоряжению пристава не тождественна их утрате. За дальнейшую судьбу товаров и обеспечение их сохранности ответственность нес уже ответственный хранитель, назначенный приставами, а не ЗАО «Контейнершипс Санкт-Петербург».

Данный анализ показал, что основания для деликтной ответственности ЗАО «Контейнершипс Санкт-Петербург» полностью отсутствуют. Кроме того, Юлия Шейченко обратила внимание суда на то, что за сохранность товаров, перевозимых по договору о предоставлении экспедиционных услуг, перед компанией № 1 отвечает экспедитор, то есть компания № 2 (подп. 1 п. 1 ст. 7 Федерального закона от 30.06.03 № 87-ФЗ «О транспортно-экспедиционной деятельности»). Следовательно, иск предъявлен ненадлежащему лицу. Все вышеназванные доводы, подкрепленные письменными доказательствами более чем на 500 страницах, юрист ЗАО «Контейнершипс Санкт-Петербург» представила в своем отзыве на иск.

Итоги конфликта

Арбитражный суд города Санкт-Петербурга и Ленинградской области полностью согласился с правовой позицией, разработанной юристом ответчика, и отказал компании № 1 в удовлетворении исковых требований (решение от 07.10.10 по делу № А56-27313/2010). Суд разделил все возражения ЗАО «Контейнершипс Санкт-Петербург»: об отсутствии доказательств фактов утраты товаров и принадлежности изъятых товаров истцу, следовательно, о недоказанности возникновения убытков, об отсутствии вины в действиях ЗАО «Контейнершипс Санкт-Петербург» и причинно-следственной связи между удержанием товаров и их арестом, а также арестом и заявляемой истцом утратой товаров. Суд сделал вывод о том, что ответчик не является причинителем вреда истцу и основания для возложения на него ответственности отсутствуют. Кроме того, суд разделил и мнение о том, что иск предъявлен ненадлежащему истцу, так как за утрату товара в процессе исполнения договора об оказании экспедиционных услуг должен отвечать экспедитор. В дальнейшем правильность выводов суда подтвердил Тринадцатый арбитражный апелляционный суд (постановление от 20.01.11).

Скоро в журнале «Юрист компании»
    Узнать больше


    Ваша персональная подборка

      Подписка на статьи

      Чтобы не пропустить ни одной важной или интересной статьи, подпишитесь на рассылку. Это бесплатно.

      Рекомендации по теме

      Академия юриста компании

      Академия

      Смотрите полезные юридические видеолекции

      Смотреть

      Cтать постоян­ным читателем журнала!

      Cтать постоян­ным читателем журнала

      Воспользуйтесь самым выгодным предложением на подписку и станьте читателем уже сейчас

      Живое общение с редакцией
      Рассылка

      © Актион кадры и право, Медиагруппа Актион, 2007–2017

      Журнал «Юрист компании» –
      первый практический журнал для юриста

      Использование материалов сайта возможно только с письменного разрешения редакции журнала «Юрист компании».

      
      • Мы в соцсетях
      Внимание! Вы находитесь на сайте для юристов

      Вы точно юрист? Предлагаем сделку!
      Пройдите быструю регистрацию, а мы обеспечим вас увлекательным юридическим чтением.
      Регистрация займет минуту.

      У меня есть пароль
      напомнить
      Пароль отправлен на почту
      Ввести
      Я тут впервые
      И получить доступ на сайт Займет минуту!
      Введите эл. почту или логин
      Неверный логин или пароль
      Неверный пароль
      Введите пароль