Решения ВАС РФ, которые изменили практику. Новые аргументы для юриста компании

410
В этой статье:Когда по долгам коммерческой компании платит государствоЧего можно ожидать от обжалования решения инспекции в УФНСКак зарегистрировать переход права, если продавец ликвидирован

Все мы прекрасно знаем, что в российской правовой системе в отличие от англо-саксонской системы права судебная практика не имеет силы правовых норм. Но в то же время любой практикующий юрист понимает, что фактически позиция Высшего арбитражного суда имеет для нижестоящих арбитражных судов почти такое же значение, как и положения закона. Причем самые важные разъяснения можно найти не только в постановлениях Пленума Высшего арбитражного суда, но и в постановлениях Президиума, принятых при рассмотрении конкретных дел в порядке надзора. Нередки случаи, когда именно они формируют или меняют арбитражную практику в определенном направлении. Знать такие постановления для практикующего юриста так же важно, как и быть в курсе последних изменений законодательства. В этой статье мы предлагаем вашему вниманию обзор самых «революционных», на наш взгляд, постановлений Президиума Высшего арбитражного суда за 2009 год. В них содержатся новые убеждающие аргументы и опции, которые юристы смогут использовать в работе в новом году.Дело № 1. Если долг не удалось взыскать по вине пристава, его выплачивает государствоЕсли из-за незаконных действий судебного пристава-исполнителя компании не удалось получить присужденный долг, то она может потребовать возмещения вреда за счет государственной казны в сумме неполученного долга. К такому выводу Президиум Высшего арбитражного суда пришел в постановлении от 01.09.09 № 8974/09.Суть дела: из-за незаконных действий пристава должниквывел активыВ 2004 году компания-взыскатель получила в арбитражном суде три исполнительных листа: один об обеспечительном аресте имущества компании-должника и два – о взыскании с последней в общей сложности около 1 350 000 рублей. На основании первого судебный пристав-исполнитель в январе 2005 года описал и арестовал имущество должника третьей очереди (согласно статье 59 действовавшего на тот момент Федерального закона от 21.07.97 № 119-ФЗ «Об исполнительном производстве»). Однако спустя несколько месяцев пристав снял арест с этого имущества и обратил взыскание на имущество должника первой очереди, а именно – ценные бумаги в виде простых векселей номинальной стоимостью 7 млн рублей. Привлеченный приставом независимый оценщик составил отчет о том, что их рыночная стоимость составляет 1 250 000 рублей. Желающих приобрести данные векселя не нашлось, и пристав предложил компании-взыскателю принять их в счет погашения долга. Компания отказалась и обжаловала действия пристава в арбитражном суде, который признал действия пристава незаконными: экспертное заключение показало, что реальная стоимость векселей – 0 рублей. Но к этому моменту должник успел вывести все активы и даже поменять местонахождение. В июле 2008 года исполнительное производство было окончено в связи с тем, что имущество должника не обнаружено, и исполнительный лист возвращен взыскателю (п. 4 ч. 1 ст. 46 Федерального закона от 02.10.07 № 229-ФЗ «Об исполнительном производстве», далее – закон № 229-ФЗ).

Полагая, что в результате незаконных действий пристава компании был причинен вред в виде невозможности взыскания, она потребовала возмещения данной суммы от ФССП (ст.1069 ГК РФ).

Позиция судов по данному делуПервая инстанция отказала в иске, апелляция и кассация оставили решение в силе. По мнению судов, для возмещения вреда за счет государственной казны не было оснований. Во-первых, нет прямой причинно-следственной связи между незаконным снятием ареста с ликвидного имущества и тем, что исполнительные листы так и не были исполнены. Во-вторых, возможность взыскания не утрачена, так как должник не ликвидирован и взыскатель вправе повторно предъявить исполнительный лист для взыскания.Коллегия судей Высшего арбитражного суда, передавая данное дело на рассмотрение в Президиум, высказала иную позицию. Выбытие имущества, за счет которого можно было взыскать долг, когда это обусловлено незаконными действиями пристава, является основанием для возмещения вреда взыскателю, если не доказана возможность исполнения судебного акта за счет иного имущества. Возможность повторного предъявления исполнительного листа не лишает взыскателя права на возмещение вреда. Если впоследствии он получит присужденную сумму от должника, то возмещенную за счет казны можно будет взыскать как неосновательное обогащение.Результаты рассмотрения. ВАС РФ отменил судебные акты по делу и принял новое решение: за счет казны в пользу компании взыскано 1 350 000 рублей в качестве возмещения вреда.Значение постановления ВАС РФСамый главный вывод заключается в том, что для признания убытков не имеет значения, что у взыскателя остается формальная возможность все-таки получить присужденную сумму непосредственно с должника.Вопрос в темуЧем возвращение исполнительного листа взыскателю отличается от прекращения исполнительного производства?При прекращении исполнительного производства исполнительный лист нельзя снова предъявить для взыскания. А возвращенный исполнительный лист можно предъявить снова в течение трех лет со дня вступления в законную силу судебного акта, на основании которого он выдан (ч. 4 ст. 46 закона № 229-ФЗ).

Мнение коллегиКомментирует Олег Архипов, руководитель практики разрешения споров московского отделения «Hannes Snellman LLC», к.ю.н.: «Постановление № 8974/09, безусловно, станет прецедентным. Высший арбитражный суд дал четкие ориентиры для формирования единообразной судебной практики по вопросу возмещения вреда, причиненного незаконными действиями или бездействием должностных лиц ФССП России. В постановлении и определении № 8974/09 появились подходы к оценке наличия оснований для возложения обязанности по возмещению убытков на судебных приставов. Ранее практика по аналогичным спорам не отличалась единообразием. Чаще всего суды отказывались признавать убытками взыскателя сумму, которую не удалось получить от должника из-за незаконных действий пристава, именно потому, что в связи с возвратом исполнительного листа исполнительное производство не закончено, следовательно, возможность взыскания окончательно не утрачена (см. например, постановления федеральных арбитражных судов Дальневосточного округа от 19.12.06 по делу № Ф03-А24/06-1/4425, Волго-Вятского округа от 17.03.09 по делу № А79-6151/2008)».

Дело № 2. В некоторых случаях по решению суда реституция может быть и одностороннейПо общему правилу при недействительности сделки каждая из сторон обязана вернуть другой все полученное по сделке, а в случае невозможности вернуть полученное в натуре – возместить его стоимость в деньгах (п. 2 ст. 167 ГК РФ). Таким образом, реституция носит двусторонний характер. Однако в постановлении от 20.10.09 № 6918/09 Президиум Высшего арбитражного суда пришел к выводу, что в некоторых случаях, прямо не названных в Гражданском кодексе, реституция по решению суда может быть односторонней.

Суть дела: спор о возврате оплаты по договору купли-продажиКомпания А продала компании Б три здания. После регистрации перехода права собственности и оплаты зданий покупатель продал их третьему лицу – компании В. Спустя два года после заключения первого договора купли-продажи компания А добилась признания его недействительным (сделка была крупной, но совершена без одобрения общим собранием акционеров компании А). В рамках данного судебного дела стороны не заявляли о применении последствий недействительности договора. Вместо этого компания А позднее истребовала здания у второго покупателя (компании В) на основании самостоятельного виндикационного иска (ст. 301 ГК РФ). Получив назад объекты недвижимости, она зарегистрировала право собственности на них. Правда, вскоре после этого кассационная инстанция отменила решение об истребовании зданий у компании В, поскольку последняя была добросовестным приобретателем (п. 1 ст. 302 ГК РФ). Но до этого постановления компания А успела снова продать два из трех зданий уже совершенно другому лицу. Данная сделка впоследствии была признана судом законной, так как на момент ее совершения компания А действовала на основании вступившего в законную силу и еще не отмененного судебного акта (постановление Федерального арбитражного суда Московского округа от 08.09.08 по делу № А40-61423/07-53-581).

Позднее к компании А обратился первый покупатель (компания Б) с требованием о возврате оплаты по недействительному договору купли-продажи в соответствии с пунктом 2 статьи 167 Гражданского кодекса. Компания А– заявила в суде о том, что названная статья к отношению сторон неприменима. В соответствии с ней не только продавец обязан вернуть полученные от покупателя деньги, но и покупатель должен вернуть приобретенные здания. Однако продавец уже лишен возможности истребовать у покупателя (компании Б) возврата зданий, а односторонняя реституция только в пользу покупателя незаконна.

Позиция судов по данному делуДело два раза прошло полный круг рассмотрения: с первой по кассационную инстанции. И оба раза в итоге было принято решение об удовлетворении иска компании Б о взыскании оплаты по недействительному договору на основании пункта 2 статьи 167 Гражданского кодекса. Суды пришли к выводу, что в сложившихся обстоятельствах двустороннюю реституцию применить невозможно и применили одностороннюю. Причина в том, что для продавца (компании А) последствия недействительности сделки на момент рассмотрения спора, по мнению судов, были уже устранены. Он вернул здания в свою собственность с помощью самостоятельного виндикационного иска и даже успел снова продать два из них другому лицу. Что касается вопроса о фактическом владении проданными зданиями на момент рассмотрения дела о реституции, то судьи посчитали, что он к данному спору не имеет отношения (постановление Федерального арбитражного суда Московского округа от 24.02.09 по делу № А40-6739/07-56-63).

Передавая дело на рассмотрение Президиума, тройка судей Высшего арбитражного суда указала в определении от 14.08.09 № ВАС-6918/09 следующее. Пункт 2 статьи 167 Гражданского кодекса предусматривает взаимную обязанность сторон недействительной сделки вернуть друг другу исполненное по данной сделке. Поскольку вернуть здания в натуре покупатель (компания Б) уже не мог, суд должен был взыскать с него в пользу продавца стоимость этих зданий в деньгах. Это привело бы к зачету взаимных требований продавца и покупателя. Тот факт, что продавец уже вернул здания в свою собственность по другому основанию, а именно в рамках другого судебного дела (о виндикации имущества у последующего приобретателя – компании В), не может служить основанием для отказа в применении двусторонней реституции.

Однако по итогам рассмотрения дела в порядке надзора Президиум Высшего арбитражного суда сделал совершенно другие выводы (постановление от 20.10.09 № 6918/09). Он указал, что основная цель последствий недействительности сделки состоит в восстановлении имущественного положения обеих сторон. При этом пункт 2 статьи 167 Гражданского кодекса применяется с учетом статьи 1102 Гражданского кодекса (об обязанности одного лица вернуть другому лицу неосновательно приобретенное или сбереженное за счет последнего имущество). Надзорная инстанция сочла, что продавец (компания А) уже восстановил свое имущественное положение с помощью другого способа защиты прав, поэтому суду следовало восстановить только имущественное положение покупателя (компании Б). Иначе на стороне продавца возникло бы неосновательное обогащение за счет покупателя.

Результаты рассмотрения. Президиум Высшего арбитражного суда оставил в силе принятые по делу судебные акты о взыскании с компании А в пользу компании Б перечисленной по недействительному договору оплаты зданий. Надзорная инстанция не нашла оснований для применения двусторонней реституции, то есть встречного взыскания стоимости зданий с компании Б в пользу компании А.Значение постановления ВАС РФПостановление Президиума Высшего арбитражного суда № 6918/09 имеет как теоретическую, так и практическую важность.

Постановление вносит ясность в вопрос о принципиальной возможности применения односторонней, а не двусторонней реституции в тех случаях, которые прямо не названы в законе.Ранее практика по этому вопросу была неоднородной. Некоторые суды полагали, что суд не может обязать одну сторону недействительной сделки вернуть исполненное без аналогичного решения в отношении другой стороны (постановление Федерального арбитражного суда Северо-Западного округа от 21.12.06 по делу № А21-7630/2004). Другие считали, что односторонняя реституция для восстановления имущественных прав лишь одной из сторон сделки не противоречит статье 167 Гражданского кодекса (постановление Федерального арбитражного суда Уральского округа от 17.10.05 по делу № Ф09-3369/05-С6).

Постановление № 6918/09 наглядно показало, что продавец может выбрать один из двух возможных способов защиты своих прав в ситуации, когда договор купли-продажи признан недействительным, но при этом проданное имущество уже выбыло из владения покупателя и перешло к другому приобретателю. Первый вариант: можно сразу заявить требование о применении последствий недействительности сделки (п. 2 ст. 167 ГК РФ). В этом случае суд применит двустороннюю реституцию, которая в указанных обстоятельствах не поможет вернуть имущество в натуре, но избавит продавца от необходимости возвращать покупателю деньги (в силу зачета встречных требований).

Второй вариант: можно попытаться истребовать имущество в натуре у последующего приобретателя (ст. 301 ГК РФ). Но в таком случае первый покупатель может потребовать от продавца возврата денег без возмещения стоимости имущества. Как показал рассмотренный пример, это рискованный способ. Попытка фактического возврата имущества не увенчается успехом, когда последующий приобретатель считается добросовестным (п. 1 ст. 302 ГК РФ). Если продавец сразу получит в суде отказ, то он еще сможет воспользоваться правом на двустороннюю реституцию. Если же, как в рассмотренном споре, суд сначала вынесет решение об истребовании имущества у приобретателя, это решение вступит в силу, а затем вышестоящая инстанция его отменит, то продавец, вернув имущество на некоторое время, лишится его снова. При этом он потеряет и право требовать возмещения стоимости имущества от первого покупателя, но останется обязанным вернуть ему деньги.

Например, в рассмотренном деле потери продавца (компании А) составила стоимость одного здания, которое он не успел продать сразу после виндикации у последующего приобретателя (компании В). Это здание компания А только зарегистрировала на себя после виндикации, и то лишь временно. Впоследствии компания В снова зарегистрировала свое право собственности на это здание на основании судебного решения, удостоверившего ее статус добросовестного приобретателя. Впоследствии изменить эту ситуацию компании А уже не удалось (см. постановление Девятого арбитражного апелляционного суда от 20.07.09 по делу № А40-85180/08-149-524).

То есть фактически компания А с помощью виндикационного иска вернула себе стоимость только двух зданий из трех, ранее проданных компании Б по недействительной сделке. Но это обстоятельство в деле о реституции не повлияло на мнение судов о том, что имущественное право компании А было полностью восстановлено. Данный вывод абсолютно справедлив только в отношении двух перепроданных зданий, тогда как в отношении третьего здания имущественное право компании А было восстановлено лишь временно. Однако и одного только факта кратковременной регистрации права собственности продавца на это здание всем судебным инстанциям, включая надзорную, оказалось достаточно для того, чтобы отказать во взыскании стоимости данного здания с компании Б. Теперь юридических оснований для истребования этого здания или его стоимости у компании А нет.Вопрос в темуПочему нельзя в порядке реституции потребовать возврата имущества от последующего приобретателя?Потому что он не является стороной договора, который был признан недействительным, а получил имущество по договору, позднее заключенному первым покупателем. Полученное по недействительной сделке может быть взыскано только с ее участников (определение Высшего арбитражного суда от 18.09.08 № 8453/08).Может ли продавец потребовать от покупателя упущенную выгоду в виде доходов от использования имущества, купля-продажа которого признана недействительной?Может, но только за период после вступления в силу решения суда о признании договора недействительным. Именно с этого момента покупатель узнает о неосновательном обогащении в результате использования приобретенного имущества (п. 1 ст. 1107 ГК РФ). Например, в рассмотренном деле продавец истребовал в качестве упущенной выгоды арендную плату, которую покупатель получал от арендаторов здания.

Мнение коллегиКомментирует Кирилл Труханов, старший юрист практики по разрешению споров юридической фирмы «Вегас-Лекс»: «Постановление № 6918/09 можно без преувеличения назвать знаковым. В юридической литературе доминирующим считается подход к реституции как к правоотношению, в котором обязательства сторон являются взаимными. Президиум хотя и не отошел полностью от такого подхода к реституционным обязательствам, но применил к ним нормы о неосновательном обогащении. Де-факто он установил правило о приоритете норм о неосновательном обогащении над положением пункта 2 статьи 167 Гражданского кодекса. Для практики это означает, что при рассмотрении реституционных требований применение пункта 2 статьи 167 Гражданского кодекса не должно приводить к неосновательному обогащению одной из сторон за счет другой стороны недействительного договора».

Дело № 3. Теперь обжалование решения инспекции не грозит доначислением налоговНалоговый кодекс содержит немало норм, допускающих двоякое толкование. Одна из них касается полномочий вышестоящего налогового органа на изменение решения нижестоящей инспекции, принятого по результатам рассмотрения апелляционной жалобы налогоплательщика, не только в лучшую, но и в худшую сторону (п. 2 ст. 140 НК РФ).

Суть дела: обжалование решения инспекции ухудшило положение компанииВ 2007 году компания представила уточненные налоговые декларации по налогу на прибыль за 2003 и 2004 годы. Налоговая инспекция провела повторную выездную проверку указанных периодов и обнаружила налоговые недоимки за оба периода. Но в решении по результатам проверки налоговики предложили заплатить только недоимку за 2004 год, поскольку у них возникли сомнения, можно ли было в 2007 году проверять период 2003 года и соответственно доначислять налог за этот год. Дело в том, что по общему правилу повторная выездная проверка может охватывать период, не превышающий трех календарных лет, предшествующих году, в котором вынесено решение о проведении данной проверки (абз. 3 п. 10 ст. 89 НК РФ). Но есть и специальное правило для случая, когда причиной повторной проверки стала подача уточненной декларации за ранее проверенный период. В этой ситуации проверяется период, за который представлена уточненная декларация (подп. 2 п. 10 ст. 89 НК РФ).

Компания считала, что налог за 2004 год ей тоже доначислили необоснованно, и в апелляционном порядке обжаловала решение инспекции (на основании п. 2 ст. 101.2 НК РФ). Однако по итогам рассмотрения жалобы налогоплательщику не только не сняли доначисления за 2004 год, но и предложили заплатить недоимку за 2003 год. Соответствую-щие изменения управление внесло в решение инспекции, принятое по результатам проверки.

По мнению юристов компании, налоговое управление было не вправе выходить за пределы обстоятельств, указанных в жалобе, и ухудшать положение налогоплательщика по сравнению с первоначальным (обжалованным) решением инспекции.Позиция судов по данному делуПервая и апелляционная инстанции согласились с позицией компании. Но кассационная инстанция считала иначе. Согласно пункту 2 статьи 140 Налогового кодекса, по итогам рассмотрения апелляционной жалобы на решение инспекции вышестоящий налоговый орган вправе в том числе отменить или изменить его и принять по делу новое решение. Причем в законе нет оговорки насчет того, что решение может измениться только в лучшую для налогоплательщика сторону.

Президиум ВАС РФ встал на сторону компании. Он руководствовался тем, что вышестоящий налоговый орган должен принять решение не по проведенной нижестоящей инспекцией проверке, а по полученной жалобе налогоплательщика. Поэтому принять решение о взыскании дополнительных налоговых платежей он не может. Если налоговое управление установит обстоятельства, на основании которых с компании можно взыскать дополнительные налоговые платежи, то оно вправе провести повторную налоговую проверку (подп. 1 п. 10 ст. 89 НК РФ). И уже по результатам такой проверки вынести решение о взыскании этих платежей.

Результаты рассмотрения. Президиум ВАС РФ отменил постановление кассации и оставил в силе решение первой и постановление апелляционной инстанций. Решение инспекции признано недействительным.Значение постановления ВАС РФУ налогоплательщиков появилась гарантия судебного оспаривания дополнительных доначислений, сделанных вышестоящим налоговым органом вне рамок налоговой проверки. Раньше судебная практика по этому вопросу была неоднородной. Одни суды считали, что ухудшение положения налогоплательщика по результатам обжалования недопустимо, другие не видели в этом ничего противозаконного (постановления федеральных арбитражных судов Восточно-Сибирского округа от 25.09.06 по делу № А33-30983/05-Ф02-4842/06-С1, Волго-Вятского округа от 01.03.07 по делу № А29-4792/2006А).

Совет в темуОспаривать в суде решение, принятое по результатам рассмотрения апелляционной жалобы, можно, только если оно изменяет решение нижестоящей инспекции.Если вышестоящее налоговое управление по итогам рассмотрения апелляционной жалобы просто оставляет в силе решение нижестоящей инспекции, не изменяя его, то обжаловать в суде необходимо именно первое решение нижестоящей инспекции (постановление Федерального арбитражного суда Московского округа от 02.03.09 по делу № А40-28709/08-107-84).

Мнение коллегиКомментирует Мария Извольская, старший юрист компании «Пепеляев, Гольцблат и партнеры»: «Постановление № 5172/09 разрешило противоречия в судебной практике по поводу пределов полномочий вышестоящих налоговых органов при рассмотрении апелляционных жалоб на решения нижестоящих инспекций. Вышестоящие налоговые органы толковали свое право на изменение решений нижестоящих инспекций (п. 2 ст. 140 НК РФ) слишком широко, что приводило к пересмотру данных решений и доначислению налогов, пеней и штрафов. Такое толкование приводило к возникновению споров, и судебная практика по данному вопросу складывалась неоднозначно. В настоящее время постановление № 5172/09 уже используется федеральными судами округов при рассмотрении аналогичных споров (см., например, постановление Федерального арбитражного суда Северо-Западного округа от 23.09.09 по делу № А26-6967/2008)».

Дело № 4. Отсутствие зарегистрированного права не мешает продаже недвижимостиВ арбитражной практике господствует позиция, согласно которой объект недвижимости, право собственности на который не зарегистрировано в ЕГРП, не может выступать в качестве объекта сделки. В постановлении от 01.09.09 № 1395/09 ВАС РФ изменил этот подход.

Суть дела: покупка недвижимости у продавца с незарегистрированными правамиВ 2006 году компания приобрела на торгах, организованных в рамках процесса банкротства другой компании (ОАО), объекты недвижимости – здания и земельный участок. На момент подписания договоров купли-продажи у ОАО не было зарегистрировано право собственности на эти объекты. Но фактически ОАО являлось законным владельцем, так как приобрело их в 2003 году в результате приватизации. Свое право собственности на здания и земельный участок ОАО зарегистрировало в ЕГРП лишь спустя девять месяцев после того, как эти объекты были переданы компании-покупателю. А через два месяца после этого завершился процесс банкротства ОАО, и оно было ликвидировано. За это время компании не успели подать документы для регистрации договора и перехода права собственности к покупателю. Поскольку для этого требуется заявление обеих сторон договора (п. 1 ст. 16 Федерального закона от 21.07.97 № 122-ФЗ «О государственной регистрации прав на недвижимое имущество и сделок с ним», далее – закон № 122-ФЗ), после ликвидации компании-продавца это возможно только на основании решения суда. В данном случае по аналогии применяется пункт 3 статьи 551 Гражданского кодекса – о порядке регистрации в случае, когда одна из сторон договора уклоняется от подачи заявления (постановление Президиума ВАС РФ от 27.05.03 по делу № 1069/03). Поэтому компания-покупатель обратилась в арбитражный суд с соответствующим заявлением.

Позиция судов по данному делуСуды с первой по кассационную инстанции посчитали, что для удовлетворения заявления нет оснований. По их мнению, до регистрации права собственности ОАО не могло совершать с ними какие-либо сделки: государственная регистрация является единственным доказательством существования права. Следовательно, на момент подписания договора ОАО не было собственником продаваемого имущества и не имело права им распоряжаться (ст. 209 ГК РФ).

Президиум ВАС РФ не согласился с позицией нижестоящих судов. Он исходил из того, что, хотя договор купли-продажи недвижимого имущества подлежит обязательной регистрации (п. 1 ст. 551 ГК РФ), заключенным он считается с момента его подписания (ст. 550 ГК РФ). Отсутствие регистрации права собственности у продавца на дату заключения договора само по себе не влияет на его действительность. Стороны могут обратиться за регистрацией перехода права собственности после оформления прав продавца на соответствующие объекты недвижимости. Президиум подчеркнул, что притязания третьих лиц на объекты недвижимости отсутствовали и впоследствии продавец все-таки зарегистрировал свое право собственности на них. В таких обстоятельствах отказ в регистрации перехода прав к покупателю противоречит принципу правовой определенности.

Результаты рассмотрения. Надзорная инстанция отменила все судебные акты по делу и приняла новое решение: регистрационную службу обязали зарегистрировать переход права собственности на объекты к покупателю.Значение постановления ВАС РФВАС РФ подчеркнул, что госрегистрация прав на недвижимость является не основанием возникновения прав, а только юридическим актом признания и подтверждения их государством (п. 1 ст. 2 закона № 122-ФЗ). Соответственно если у владельца недвижимости есть основания для права собственности на данный объект (договор купли-продажи, документы о приватизации и т. д.), то он может распоряжаться им до регистрации прав. Но руководствоваться позицией ВАС РФ лучше с осторожностью: подробного правового обоснования своего вывода надзорная инстанция не привела. В данном деле в пользу заявителя сыграло то, что продавец все-таки впоследствии зарегистрировал свое право на недвижимость. Не исключено, что в деле с другими обстоятельствами ВАС РФ счел бы отказ в регистрации перехода прав к покупателю вполне обоснованным.

Вопрос в темуВлияет ли на действительность договора аренды то, что арендодатель зарегистрировал свое право собственности на объект после заключения договора?Судебная практика по этому вопросу разнородна. Одни суды считают такие договоры недействительными (постановление Федерального арбитражного суда Западно-Сибирского округа от 22.01.09 № Ф04-119/2009(19408-А45-11)), другие относятся к ним лояльно (постановление Федерального арбитражного суда Северо-Кавказского округа от 20.09.07 по делу № Ф08-6167/2007).

Мнение коллегиКомментирует Светлана Савина, старший юрист международной юридической компании «Goltsblat BLP»: «В постановлении № 1395/09 Президиум Высшего арбитражного суда пояснил, что отсутствие государственной регистрации права собственности продавца на недвижимость само по себе не влияет на действительность такого договора. Представляется, что это не означает отказ от позиции, высказанной ранее в постановлении Пленума ВАС РФ от 25.02.98 № 8, о том, что до регистрации перехода права собственности покупатель по договору продажи недвижимости, фактически исполненному сторонами, не вправе распоряжаться данным имуществом. В постановлении № 1395/09 ВАС РФ не стал анализировать правомерность распоряжения имуществом до регистрации права собственности. Скорее всего важную роль в данном деле сыграл тот факт, что обязательства сторон по договору купли-продажи были исполнены и отсутствовали притязания третьих лиц».

Дело № 5. ВАС РФ объяснил, как распознать согласованные действияСреди различных нарушений антимонопольного законодательства одними из самых сложных для доказывания антимонопольной службой традиционно были согласованные действия хозяйствующих субъектов, направленные на ограничения конкуренции. Поэтому до недавнего времени ФАС России часто проигрывала в судах подобные споры. Но эта тенденция может измениться благодаря постановлению Президиума ВАС РФ от 21.04.09 № 15956/08.

Суть дела: доказывание факта согласованных действийУправление Федеральной антимонопольной службы по Республике Татарстан провело проверку по жалобам нескольких поставщиков продуктов питания в крупные розничные сети региона (всего проверкой было охвачено пять розничных сетей). Жалобы касались невыгодных условий договоров, которые торговые сети навязывали поставщикам. В частности, это были условия о плате за вход в сеть и ввод новой продукции, предоставлении сетям скидок от оптовой цены товара и больших отсрочек платежей за переданные товары, об обязательной оплате дополнительных услуг сети и т. д.Поскольку все проверенные сети использовали похожие условия договоров с поставщиками и соответственно у последних не было возможности заключить договор на иных условиях, антимонопольная служба пришла к выводу о наличии между сетями согласованных действий, которые запрещены частью 1 статьи 11 Федерального закона от 26.07.06 № 135-ФЗ «О защите конкуренции». По мнению УФАС по Республике Татарстан, это приводит к ограничению конкуренции на рынке розничной торговли продовольственными товарами. В адрес торговых сетей было вынесено предписание о прекращении нарушения антимонопольного законодательства. Компании оспорили данное решение в суде.

Позиция судов по данному делуСуды с первой по кассационную инстанции посчитали решение УФАС недействительным. Они не опровергли установленных антимонопольным органом обстоятельств по существу, но посчитали недоказанным то, что действия были скоординированы. Формальное сходство отдельных положений договоров само по себе еще не свидетельствует о наличии согласованных действий. Это может объясняться тем, что данные компании занимают на рынке схожее положение и предоставляют одинаковые услуги покупателям. При этом каждая компания могла не знать о том, что условия других сетей похожи на условия ее договоров. Навязывание невыгодных условий тоже не доказано, так как нет сведений о том, что поставщики возражали против заключения их на таких условиях.При этом суды по-своему поняли разъяснения ВАС РФ о согласованных действиях, изложенные в пункте 2 постановления Пленума № 30 «О некоторых вопросах, возникающих в связи с применением арбитражными судами антимонопольного законодательства». Там было указано, что согласованность действий может быть установлена и без документального подтверждения соответствующих договоренностей компаний исходя из фактических обстоятельств. Например, о согласованности действий может свидетельствовать тот факт, что они совершены различными участниками рынка «относительно единообразно и синхронно при отсутствии на то объективных причин». По мнению судов, для подтверждения единообразия и синхронности действий компаний антимонопольная служба должна была доказать момент, с которого торговые сети начали координировать свои действия. А таких доказательств в данном деле, естественно, не было.

Президиум ВАС РФ не согласился с подходом, который применили суды. В постановлении от 21.04.09 № 15956/08 надзорная инстанция назвала основные моменты, которые должны были учесть суды. Во-первых, закон о защите конкуренции не лишает антимонопольный орган возможности доказывать наличие согласованных действий через результат этих действий. То есть посредством анализа состояния товарного рынка и обоснования однотипности поведения субъектов. То, что каждой из компаний было известно об аналогичных действиях других компаний, может быть установлено в том числе исходя из общего положения дел на товарном рынке.

Во-вторых, для признания действий хозяйствующих субъектов согласованными не имеет значения синхронность начала этих действий. Достаточно доказать факт их осуществления на момент выявления антимонопольным органом.В-третьих, факт навязывания невыгодных условий договоров контрагентам можно констатировать и в том случае, когда результат согласованных действий в условиях конкретного рынка исключает возможность договориться с его участниками об иных условиях предложения или спроса. То есть доказательства возражений контрагентов против заключения договоров на предлагаемых условиях не имеют принципиального значения.Результаты рассмотренияПрезидиум Высшего арбитражного суда отменил все судебные акты и вернул дело на новое рассмотрение в первую инстанцию. Он не стал сам принимать новое решение, поскольку надзорная инстанция не вправе сама оценивать фактические обстоятельства по делу, если они не были надлежащим образом исследованы нижестоящими судами (ч. 4 ст. 305 АПК РФ).

После повторного рассмотрения дела Арбитражный суд Республики Татарстан 20.10.09 снова признал решение антимонопольной службы недействительным.Пока мотивировка решения суда неизвестна. Однако с учетом возможности его обжалования в вышестоящих инстанциях еще рано говорить об окончательных итогах данного дела.Значение постановления ВАС РФНесмотря на то что сейчас нельзя с уверенностью спрогнозировать, чем закончится конкретный спор, по которому было принято постановление № 15956/08, его знаковая роль для любых других споров относительно запрещенных согласованных действий очевидна. В постановлении № 15956/08 ВАС РФ фактически развил и более подробно разъяснил свою позицию об оценке согласованных действий, которую он ранее в общих чертах изложил в пункте 14 постановления Пленума № 30.

Три основных момента, отмеченные надзорной инстанцией относительно способов доказывания фактов согласованных действий и навязывания невыгодных условий контр-агентам, можно назвать определенной методикой выявления согласованных действий, ограничивающих конкуренцию. Эта методика должна помочь антимонопольной службе доказывать в судебном споре наличие согласованных действий с помощью анализа рынка, не имея документальных доказательств так называемого «картельного сговора». Данная ситуация явно не в пользу крупных компаний, контролирующих существенную долю рынка и навязывающих дискриминационные условия контрагентам, но она выгодна компаниям, которым навязывают такие условия. У них появилась возможность эффективно использовать рычаги административного решения данной проблемы с помощью жалоб в ФАС России.Вопрос в темуКакую ответственность влечет для компании совершение согласованных действий, запрещенных антимонопольным законодательством?Это грозит административным штрафом (ч. 1 ст. 14.32 КоАП РФ). Его минимальный размер – 100 тыс. рублей. Точный размер зависит от суммы выручки правонарушителя от реализации товара, работы, услуги, на рынке которых осуществлены недопустимые согласованные действия.

Мнение коллеги

Комментирует Сергей Карлов, ведущий специалист-эксперт ФАС России: «В постановлении № 15956/08 Президиум ВАС РФ представил и обосновал новую методику выявления согласованных действий. Пока нельзя сказать об абсолютном применении арбитражными судами новых правил. Вместе с тем заметна тенденция: суды все чаще ставят в основу принимаемых решений экономический анализ поведения хозяйствующих субъектов, его объективированный результат и общее положение дел на товарном рынке. И если в первой и апелляционной инстанциях решения по согласованным действиям пока достаточно неоднородны, то на уровне окружных судов новая позиция укореняется быстрее. Уже можно отметить рост числа дел, по которым согласованность действий суды признают на основании косвенных доказательств (см., например, постановление Федерального арбитражного суда Московского округа от 10.06.09 № КА-А40/4646-09).

Скоро в журнале «Юрист компании»
    Узнать больше


    Ваша персональная подборка

      Подписка на статьи

      Чтобы не пропустить ни одной важной или интересной статьи, подпишитесь на рассылку. Это бесплатно.

      Рекомендации по теме

      Академия юриста компании

      Академия

      Смотрите полезные юридические видеолекции

      Смотреть

      Cтать постоян­ным читателем журнала!

      Cтать постоян­ным читателем журнала

      Воспользуйтесь самым выгодным предложением на подписку и станьте читателем уже сейчас

      Живое общение с редакцией

      © Актион кадры и право, Медиагруппа Актион, 2007–2017

      Журнал «Юрист компании» –
      первый практический журнал для юриста

      Использование материалов сайта возможно только с письменного разрешения редакции журнала «Юрист компании».

      Зарегистрировано Федеральной службой по надзору в сфере связи, информационных технологий и массовых коммуникаций (Роскомнадзор) Свидетельство о регистрации  ПИ № ФС77-62254 от 03.07.2015

      Политика обработки персональных данных

      
      • Мы в соцсетях
      Сайт использует файлы cookie. Они позволяют узнавать вас и получать информацию о вашем пользовательском опыте. Это нужно, чтобы улучшать сайт. Если согласны, продолжайте пользоваться сайтом. Если нет – установите специальные настройки в браузере или обратитесь в техподдержку.
      Простите, что прерываем ваше чтение

      Это профессиональный сайт для юристов-практиков. Чтобы обеспечить качество материалов и защитить авторские права редакции, мы вынуждены размещать лучшие статьи в закрытом доступе.

      Предлагаем вам зарегистрироваться и продолжить чтение. Это займет всего полторы минуты.

      У меня есть пароль
      напомнить
      Пароль отправлен на почту
      Ввести
      Я тут впервые
      Вы продолжите читать статью через 1 минуту
      Введите эл. почту или логин
      Неверный логин или пароль
      Неверный пароль
      Введите пароль