Статья 173. Недействительность сделки юридического лица, совершенной в противоречии с целями его деятельности

1436
Статья 173 ГК РФ в прежней редакции содержала два самостоятельных вида сделок, совершенных с выходом за пределы правоспособности юридического лица.

Понятие целей деятельности юридического лица

Сделка, совершенная юридическим лицом в противоречии с целями деятельности, определенно ограниченными в его учредительных документах, может быть признана судом недействительной по иску этого юридического лица, его учредителя (участника) или иного лица, в интересах которого установлено ограничение, если доказано, что другая сторона сделки знала или должна была знать о таком ограничении.

Статья 173 ГК РФ в прежней редакции содержала два самостоятельных вида сделок, совершенных с выходом за пределы правоспособности юридического лица.

К первой группе относятся сделки, совершенные юридическим лицом в противоречии с целями его деятельности, определенно ограниченными в его учредительных документах. Данное положение сохранено в новой редакции.

Ко второй — сделки, совершенные юридическим лицом, не имеющим лицензии на занятие соответствующей деятельностью. Данный вид исключен из оснований недействительности, предусмотренных ст. 173 ГК РФ, причины чего будут рассмотрены ниже.

Сделки, совершенные юридическим лицом в противоречии с целями его деятельности, определенно ограниченными в его учредительных документах. При рассмотрении этого основания недействительности лучше воспользоваться делением организаций на коммерческие и некоммерческие (ст. 50 ГК РФ).

Некоммерческие организации

Некоммерческие организации могут осуществлять предпринимательскую деятельность лишь постольку, поскольку это служит достижению целей, ради которых они созданы, и соответствующую этим целям (абз. 2 п. 3 ст. 50 ГК РФ). В учредительных документах некоммерческих организаций и унитарных предприятий, а в предусмотренных законом случаях и других коммерческих организаций должны быть определены предмет и цели деятельности юридического лица (п. 2 ст. 52 ГК РФ).

Коммерческие организации

Коммерческие организации, за исключением унитарных предприятий и иных видов организаций, предусмотренных законом (страховые компании, банки1, акционерные инвестиционные фонды), обладают общей правоспособностью: они могут иметь гражданские права и нести гражданские обязанности, необходимые для осуществления любых видов деятельности, не запрещенных законом. Тем не менее предмет и определенные цели деятельности коммерческой организации могут быть предусмотрены учредительными документами и в случаях, когда по закону это не является обязательным (п. 2 ст. 52 ГК РФ).

Следовательно, если цели деятельности юридических лиц, относящихся к первой группе, обязательно ограничены в их учредительных документах, то для юридических лиц второй группы — это право, но не обязанность.

Ничтожные сделки

Статья 173 ГК РФ применяется только в случаях, когда цели деятельности ограничены в учредительных документах, но не в законе. В последнем случае сделка будет ничтожной.

В соответствии с п. 18 совместного постановления пленумов ВС РФ и ВАС РФ от 01.07.1996 № 6/8 унитарные предприятия, а также другие коммерческие организации, в отношении которых законом предусмотрена специальная правоспособность (банки, страховые организации и некоторые другие), не вправе совершать сделки, противоречащие целям и предмету их деятельности, определенным законом или иными правовыми актами. Такие сделки являются ничтожными на основании ст. 168 ГК РФ. Специальная правоспособность унитарных предприятий и учреждений отдельно подчеркнута в постановлении Пленума ВАС РФ от 22.06.2006 № 21 «О некоторых вопросах практики рассмотрения арбитражными судами споров с участием государственных и муниципальных учреждений, связанных с применением статьи 120 Гражданского кодекса РФ».

Учреждение может осуществлять приносящую доход деятельность только в том случае, если такое право ему предоставлено учредительными документами (ст. 298 ГК РФ). Сделки, выходящие за пределы специальной правоспособности учреждения, закрепленной законом или иным правовым актом, ничтожны (ст. 168 ГК РФ). В случае, если специальная правоспособность учреждения установлена не законом или иным правовым актом (например, ненормативным правовым актом органа местного самоуправления), сделки, выходящие за пределы специальной правоспособности учреждения, могут быть признаны недействительными по основанию, предусмотренному ст. 173 ГК РФ.

Следовательно, ст. 173 ГК РФ применяется только в том случае, когда сделка, совершенная юридическим лицом, противоречит целям деятельности определенно ограниченным учредительными документами юридического лица.

Подобное правило привнесло бы в оборот опасную неопределенность, если бы возможность оспаривания сделки не была бы поставлена в зависимость от одного существенного ограничения, связанного с добросовестностью контрагента: сделка может быть признана недействительной, если доказано, что другая сторона в сделке знала или заведомо должна была знать об ограничении.

Право оспаривать подобные сделки может само юридическое лицо, его учредитель (участник) или иное лицо, в интересах которого было предусмотрено ограничение, но не контрагент по сделке. Это логично, поскольку данная норма призвана обеспечивать, прежде всего, защиту лиц, в интересах которых установлены соответствующие ограничения (учредители, участники юридического лица) в тех случаях, когда созданное ими для определенных целей юридическое лицо фактически начинает вести деятельность, нежелательную для указанных лиц, например, влекущую увеличение хозяйственных рисков.

Сделки, совершенные юридическим лицом, не имеющим лицензии на занятие соответствующей деятельностью

До сентября 2013 года по правилам, предусмотренным данной статьей, могла быть признана недействительной также сделка, совершенная юридическим лицом, не имеющим лицензии на занятие соответствующей деятельностью. Наличие указанного правила подверглось критике во многом из-за пересечения сферы ее применения со ст. 168 (в старой редакции) и ст. 169 ГК РФ, последствием нарушения которых является ничтожность.

Так, по общему правилу, если наличие лицензии является основанием для осуществления деятельности юридическим лицом со специальной правоспособностью (банки, страховые организации, биржи, нотариальные конторы, профессиональные участники рынка ценных бумаг, инвестиционные фонды и др.), совершенная сделка, требующая специальной правоспособности, лицом, не имеющим соответствующей лицензии, и, следовательно, не обладающим необходимой правоспособностью, квалифицируется как ничтожная.

В соответствии со ст. 3 Федерального закона от 04.05.2011 № 99-ФЗ «О лицензировании отдельных видов деятельности» (далее — Закон о лицензировании) лицензия — специальное разрешение на право осуществления юридическим лицом или индивидуальным предпринимателем конкретного вида деятельности (выполнения работ, оказания услуг, составляющих лицензируемый вид деятельности).

При этом юридическое лицо или индивидуальный предприниматель, получившие лицензию, вправе осуществлять свою деятельность на всей территории Российской Федерации и на иных территориях, над которыми Российская Федерация осуществляет юрисдикцию в соответствии с российским законодательством и нормами международного права, со дня, следующего за днем принятия решения о предоставлении лицензии.

Несмотря на введение презумпции оспоримости, ничтожность сделки, совершенной лицом в отсутствие необходимой лицензии, вероятно, можно будет обосновать, указав, что сделка посягает на публичные интересы.

Отвечая на вопрос, нарушает ли сделка, заключенная лицом в отсутствие необходимой лицензии, публичные интересы, необходимо обратиться к ч. 1 ст. 2 Закона о лицензировании, в соответствии с которой лицензирование отдельных видов деятельности осуществляется в целях предотвращения ущерба правам, законным интересам, жизни или здоровью граждан, окружающей среде, объектам культурного наследия (памятникам истории и культуры) народов Российской Федерации, обороне и безопасности государства, возможность нанесения которого связана с осуществлением юридическими лицами и индивидуальными предпринимателями отдельных видов деятельности. Осуществление лицензирования отдельных видов деятельности в иных целях не допускается.

Кроме того, в Концепции отмечается, что в ряде случаев положения ст. 173 ГК РФ не применялись, поскольку сделки заключались в отношении объектов, ограниченных в обороте или (по старой редакции) изъятых из оборота, например, в отношении сделок, предметом которых являлись драгоценные камни, стратегические материалы, вооружение, алкогольная продукция и т. п. В подобных случаях суды квалифицировали их как ничтожные по ст. 168 ГК РФ (в старой редакции), а в ряде случаев и по ст. 169 ГК РФ.

Уместно будет привести фрагмент мотивировочной части постановления ФАС Московского округа, где обосновывается отказ лицу в применении в данном случае положений ст. 173 ГК РФ: «Доводы заявителя о необходимости применения специальной нормы права — статьи 173 ГК РФ — в связи с чем истец якобы является ненадлежащим истцом по делу, не могут быть приняты кассационной инстанцией во внимание, поскольку спорная сделка была заключена ответчиком не с превышением правомочий юридического лица, а в нарушение закона, в частности статьи 129 ГК РФ. «Сделку следует признать недействительной, поскольку на момент ее совершения ответчик не имел права на заключение с истцом договора купли-продажи запрещенной к свободной реализации продукции...» (постановления от 20.01.2006 и от 30.01.2006 по делу № А40-22701/05-62-171).

Кроме того, согласно п. 1 постановления Пленума ВАС РФ от 10.04.2008 № 22 «О некоторых вопросах практики рассмотрения споров, связанных с применением статьи 169 Гражданского кодекса РФ» к сделкам, совершенным с целью, заведомо противной основам правопорядка и нравственности, могут быть отнесены, в частности, сделки, направленные на производство и отчуждение определенных видов объектов, изъятых или ограниченных в гражданском обороте (соответствующие виды оружия, боеприпасов, наркотических средств, другой продукции, обладающей свойствами, опасными для жизни и здоровья граждан, и т. п.).

Закон не всегда признает сделки, требующие специальной правоспособности, ничтожными, учитывая и защищая интересы контрагента по сделке

Признание данного договора недействительным влекло бы существенные потери для лица, заключившего сделку с нарушителем. Так, была бы утрачена возможность требовать исполнения обязательства в натуре, уплаты предусмотренного договором штрафа за неисполнение, а также применения иных санкций (в том числе, процентов в порядке ст. 395 ГК РФ). По общему правилу недействительность основного обязательства влечет недействительность обеспечивающего его обязательства (п. 3 ст. 329 ГК РФ), что привело бы к лишению лица права воспользоваться средством обеспечения, потребовав, к примеру, исполнения обязательства с поручителя или обратив взыскание на заложенное имущество.

Учитывая это, п. 1 ст. 835 ГК РФ предусматривает, что право на привлечение денежных средств во вклады имеют банки, которым такое право предоставлено в соответствии с разрешением (лицензией), выданным в порядке, установленном законом. В соответствии со ст. 36 Федерального закона от 02.12.1990 № 395-1 «О банках и банковской деятельности» вклады принимаются только банками, имеющими такое право в соответствии с лицензией, выдаваемой Банком России, участвующими в системе обязательного страхования вкладов физических лиц в банках и состоящими на учете в организации, осуществляющей функции по обязательному страхованию вкладов.

Согласно п.п. 2, 3 указанной статьи, в случае принятия вклада от гражданина лицом, не имеющим на это права, или с нарушением порядка, установленного законом или принятыми в соответствии с ним банковскими правилами, вкладчик может потребовать немедленного возврата суммы вклада, а также уплаты на нее процентов, предусмотренных ст. 395 ГК РФ, и возмещения сверх суммы процентов всех причиненных вкладчику убытков.

Если таким лицом приняты на условиях договора банковского вклада денежные средства юридического лица, такой договор является недействительным (ст. 168 ГК РФ).

В силу п. 3 ст. 835 ГК РФ если иное не установлено законом, последствия, предусмотренные п. 2 этой статьи, применяются также в случаях:

  • привлечения денежных средств граждан и юридических лиц путем продажи им акций и других ценных бумаг, выпуск которых признан незаконным;
  • привлечения денежных средств граждан во вклады под векселя и иные ценные бумаги, исключающие получение их держателями вклада по первому требованию и осуществление вкладчиком других прав, предусмотренных правилами гл. 44 ГК РФ.

Сходная правовая конструкция в настоящее время закреплена также в ст. 3 Федерального закона от 30.12.2004 № 214–ФЗ «Об участии в долевом строительстве многоквартирных домов и иных объектов недвижимости и о внесении изменений в некоторые законодательные акты РФ». Следовательно, в отношениях с участием граждан законодатель делает исключение, в результате чего в данном случае сделка с лицом, не имеющим соответствующей лицензии, порождает правовые последствия, предоставляя при этом другому участнику сделки возможность отказаться от договора и потребовать возмещения убытков.

В Концепции отмечается, что подобный подход в большей степени защищает лицо, к которому не предъявляется специальных требований. Оно имеет возможность самостоятельно выбрать вариант последующих действий исходя из своих интересов и готовности принять на себя соответствующие риски: продолжать договорные отношения и требовать надлежащего исполнения при наступлении срока либо расторгнуть договор и потребовать возврата исполненного и возмещения убытков.

Таким образом, второй состав, предусмотренный в старой редакции ст. 173 ГК РФ, был исключен, поскольку публичные интересы в подавляющем большинстве случаев могут быть обеспечены посредством регулирования данных отношений в рамках ст.ст. 168 и 169 ГК РФ, а также применения к допустившей нарушение стороне мер административного и уголовного воздействия.

Однако предложение Концепции о закреплении в ГК права добросовестных контрагентов (там, где сохранение гражданско-правовых последствий не противоречит публичным интересам) на односторонний отказ от сделки и возмещение причиненных убытков на данный момент не принято.

Согласно проекту федерального закона № 47538-6 «О внесении изменений в части первую, вторую, третью и четвертую Гражданского кодекса Российской Федерации, а также в отдельные законодательные акты Российской Федерации» (ред., принятая ГД ФС РФ в первом чтении 27.04.2012) ст. 450 ГК РФ предлагается дополнить пунктом 4, согласно которому «если основанием для одностороннего отказа от исполнения договора послужило отсутствие у стороны лицензии на занятие соответствующей деятельностью либо членства в саморегулируемой организации, другая сторона вправе отказаться от исполнения договора и потребовать возмещения убытков».

Представляется, что в результате толкования положений ст. 166 и 168 ГК РФ аналогичного результата можно достичь и до принятия указанной нормы. Учитывая введение презумпции оспоримости в ст. 168 ГК РФ, суд, установив, что публичные интересы сделкой не нарушаются, сможет отказать недобросовестному лицу, заключившему договор в отсутствие необходимой лицензии и впоследствии воспользовавшемуся своим правом на оспаривание. При этом суд сможет сослаться на ст. 10 или п. 2 ст. 166 ГК РФ.

1Согласно ст. 5 Федерального закона от 02.12.1990 № 395-1 «О банках и банковской деятельности» кредитной организации запрещается заниматься производственной, торговой и страховой деятельностью.

Скоро в журнале «Юрист компании»
    Узнать больше


    Ваша персональная подборка

      Подписка на статьи

      Чтобы не пропустить ни одной важной или интересной статьи, подпишитесь на рассылку. Это бесплатно.

      Рекомендации по теме

      Академия юриста компании

      Академия

      Смотрите полезные юридические видеолекции

      Смотреть

      Cтать постоян­ным читателем журнала!

      Cтать постоян­ным читателем журнала

      Воспользуйтесь самым выгодным предложением на подписку и станьте читателем уже сейчас

      Живое общение с редакцией
      Рассылка

      © Актион кадры и право, Медиагруппа Актион, 2007–2017

      Журнал «Юрист компании» –
      первый практический журнал для юриста

      Использование материалов сайта возможно только с письменного разрешения редакции журнала «Юрист компании».

      
      • Мы в соцсетях
      Внимание! Вы находитесь на сайте для юристов

      Вы точно юрист? Предлагаем сделку!
      Пройдите быструю регистрацию, а мы обеспечим вас увлекательным юридическим чтением.
      Регистрация займет минуту.

      У меня есть пароль
      напомнить
      Пароль отправлен на почту
      Ввести
      Я тут впервые
      И получить доступ на сайт Займет минуту!
      Введите эл. почту или логин
      Неверный логин или пароль
      Неверный пароль
      Введите пароль