Нарушение обязательства действовать разумно и добросовестно может повлечь взыскание убытков с директора

1326
Коммерческий банк (далее – банк А) предъявил иск о взыскании убытков в сумме свыше 5 млн 300 тыс. рублей своему бывшему председателю правления (единоличному исполнительному органу), одновременно являвшемуся членом совета директоров. Истец обосновывал свои требования положениями статьи 71 Федерального закона от 26.12.95 № 208-ФЗ «Об акционерных обществах» (далее – закон № 208-ФЗ) и пунктом 3 статьи 53 Гражданского кодекса.

В деле о взыскании с единоличного исполнительного органа убытков, причиненных компании его действиями, достаточно доказать нарушение обязанности действовать разумно и добросовестно. Доказывать наличие нарушений каких-либо иных положений законодательства в действиях ответчика не требуется. Такой вывод следует из постановления Президиума ВАС РФ от 08.02.11 № 12771/10 по делу № А40-111798/09-57-539

Суть дела: взыскание убытков общества с председателя правления

Коммерческий банк (далее – банк А) предъявил иск о взыскании убытков в сумме свыше 5 млн 300 тыс. рублей своему бывшему председателю правления (единоличному исполнительному органу), одновременно являвшемуся членом совета директоров. Истец обосновывал свои требования положениями статьи 71 Федерального закона от 26.12.95 № 208-ФЗ «Об акционерных обществах» (далее – закон № 208-ФЗ) и пунктом 3 статьи 53 Гражданского кодекса.

ЦИТИРУЕМ ДОКУМЕНТ.

Члены совета директоров (наблюдательного совета) общества, единоличный исполнительный орган общества (директор, генеральный директор), <_26_hellip3b_> члены коллегиального исполнительного органа общества (правления, дирекции) <_26_hellip3b_> при осуществлении своих прав и исполнении обязанностей должны действовать в интересах общества, осуществлять свои права и исполнять обязанности в отношении общества добросовестно и разумно.

Члены совета директоров (наблюдательного совета) общества, единоличный исполнительный орган общества (директор, генеральный директор), <_26_hellip3b_> члены коллегиального исполнительного органа общества (правления, дирекции) <_26_hellip3b_> несут ответственность перед обществом за убытки, причиненные обществу их виновными действиями (бездействием), если иные основания ответственности не установлены федеральными законами (п.п. 1,2 ст. 71 закона № 208-ФЗ).

По мнению представителей истца, банку А были причинены убытки в результате заключения ответчиком сделок, противоречащих интересам банка А, а также в результате бездействия, выразившегося в незаключении от имени банка А таких сделок, которые соответствовали бы интересам последнего.

В 2004 году банк А по договору цессии, заключенному с другим банком (далее – банк Б), приобрел у последнего право требования долга некоего ОАО (далее – должник). Банк Б уступил эту задолженность в счет погашения собственного долга перед банком А. Должник оплатил банку А задолженность в полном объеме. Однако спустя два года договор цессии был признан арбитражным судом недействительным и суд обязал банк А вернуть банку Б сумму задолженности, уплаченную должником, как неосновательно полученную банком А (ст. 1102 ГК РФ). В то же время в отношении банка Б была начата процедура банкротства, в рамках которой конкурсный управляющий выставил на торги вышеуказанное присужденное право требования от банка А неосновательного обогащения. На торгах это право приобрело третье лицо (далее – ООО). На основании договора, заключенного в результате торгов, ООО в судебном порядке взыскало с банка А сумму неосновательного обогащения и проценты по статье 395 Гражданского кодекса (на общую сумму свыше 5 млн 300 тыс. руб.). Как выяснилось позднее, это ООО ранее никакой коммерческой деятельности не осуществляло и собственных средств на приобретение дебиторской задолженности банка А не имело. Деньги, необходимые на покупку данной дебиторской задолженности, ООО получило по договору займа от председателя правления банка А. Причем часть переданных в заем средств принадлежала не лично председателю правления, а непосредственно банку А. После заключения этих заемных сделок председатель правления приобрел 100 процентов доли в уставном капитале ООО.

Таким образом, банк А уплатил ООО, единственным участником которого являлся председатель правления банка А, сумму неосновательного обогащения, ранее полученную по недействительному договору цессии с банком Б. При этом долг банка Б перед банком А, в счет погашения которого ранее был заключен этот договор цессии, в результате данной ситуации фактически остался непогашенным. Хотя его можно было погасить в процессе банкротства банка Б, если бы председатель правления банка А действовал добросовестно и разумно, в интересах банка А. Он мог принять меры для включения данного требования в реестр требований кредиторов или использовать возможность приобретения выставленной на торги дебиторской задолженности банка А перед банком Б (в дальнейшем можно было провести зачет встречных требований). Однако председатель правления не только не осуществил эти необходимые действия в интересах банка А, но и, напротив, способствовал участию третьего лица (ООО) в торгах по продаже дебиторской задолженности банка А, предоставив этому ООО в качестве займа как собственные денежные средства, так и средства банка А. В результате совокупности этих действий ответчик приобрел возможность получить за счет банка А денежные средства, которые при добросовестном ведении дел были бы тем или иным образом возмещены самому банку А.

В чем основной вопрос

Банк А, предъявляя иск о взыскании убытков, обосновывал свое требование тем, что ответчик, осуществляя функции единоличного исполнительного органа и члена совета директоров, должен был действовать в интересах банка А и исполнять свои обязанности добросовестно и разумно. Нарушение этих обязательств причинило банку убытки. Но у судов, рассматривающих дело, возникли сомнения в том, что в данном случае истец доказал все необходимые элементы иска об убытках (ст. 15 ГК РФ), а именно сам факт причинения убытков и наличие признаков виновности и противоправности в действиях ответчика.

Выводы судов. Суды первой, апелляционной и кассационной инстанций отказали в иске (решение Арбитражного суда г. Москвы от 11.12.09, постановления Девятого арбитражного апелляционного суда от 04.03.10, Федерального арбитражного суда Московского округа от 10.06.10 по делу № А40-111798/09-57-539). Они указали, что истец не привел конкретных положений закона или иных правовых актов, нарушенных ответчиком. Кроме того, так как истребуемая истцом сумма убытков является неосновательным обогащением банка А, которое с него взыскал суд в результате признания недействительным договора цессии, то, по мнению судов, ее нельзя считать убытками. Логика в данном случае была следующая: принимая во внимание правовую природу неосновательного обогащения, банк А вернул взыскателю то, что банку А не принадлежало и на что он не имел законных прав. Правила, установленные главой 60 Гражданского кодекса, применяются независимо от того, явилось ли неосновательное обогащение результатом поведения приобретателя имущества, самого потерпевшего, третьих лиц или произошло помимо их воли. Следовательно, сумма неосновательного обогащения, возвращенная банком А банку Б, не может относиться к категории убытков или ущерба банка А. Данное обстоятельство в свою очередь указывает на отсутствие убытков как таковых, причинно-следственной связи между нарушением и убытками, а также на недоказанность их размера.

Позиция Высшего арбитражного суда

Президиум Высшего арбитражного суда не согласился с подходом нижестоящих судов и указал, что действия и бездействие ответчика свидетельствуют о нарушении им предусмотренной пунктом 3 статьи 53 Гражданского кодекса и пунктом 1 статьи 71 закона № 208-ФЗ обязанности действовать разумно и добросовестно в интересах компании. В связи с этим у судов отсутствовали основания для вывода о том, что истец не указал на нарушения конкретных положений закона или иных нормативных актов. Президиум Высшего арбитражного суда отметил, что судами «при рассмотрении спора не дана оценка действиям (бездействию) ответчика с точки зрения добросовестного и разумного осуществления прав и исполнения обязанностей».

Кроме того, нижестоящие суды, отклоняя требование истца, исходили из того, что предъявленная к взысканию сумма фактически является суммой неосновательного обогащения банка А и это само по себе исключает возможность ее квалификации как убытков, причиненных действиями ответчика. Однако, по мнению Высшего арбитражного суда, данный вывод был сделан без учета характера спорных отношений. В настоящем случае подлежал исследованию вопрос о наличии факта уменьшения имущества банка А в результате совокупности действий ответчика. Таким образом, Высший арбитражный суд фактически обратил внимание на то, что, вернув неосновательное обогащение, банк А в то же время остался без удовлетворения его денежного требования к банку Б, в счет которого был заключен договор цессии.

Результаты рассмотрения дела. Президиум Высшего арбитражного суда отправил дело на новое рассмотрение в суд первой инстанции, указав на то, что необходимо исследовать вопрос о наличии факта уменьшения имущества банка А в результате совокупности действий ответчика, а также подчеркнув то обстоятельство, что суды при первом рассмотрении не дали оценки действиям (бездействию) ответчика с точки зрения добросовестного и разумного осуществления прав и исполнения обязанностей.

Следует отметить, что суды первой и апелляционной инстанций при новом рассмотрении дела вновь отказали банку А в удовлетворении исковых требований (решение Арбитражного суда г. Москвы от 04.08.11, постановление Девятого арбитражного апелляционного суда от 10.10.11 по делу № А40-111798/09-57-539). При этом суды заняли строго формальную позицию, которая крайне характерна для российских арбитражных судов в делах по взысканию убытков. Суды пришли к выводу об отсутствии фактов уменьшения имущества истца вследствие действий (бездействия) ответчика фактически по тем же основаниям, что и при первом рассмотрении: поскольку данная сумма была неосновательным обогащением истца, банк А не имел на нее права, следовательно, эта денежная сумма вообще не входила в его имущество. Кроме того, суды снова не усмотрели ничего противоправного в поведении ответчика, а также отметили, что ответственность перед обществом за убытки, причиненные обществу виновными действиями (бездействием), несет не только единоличный исполнительный орган, но и члены совета директоров (наблюдательного совета) общества, коллегиального исполнительного органа общества (правления, дирекции). По мнению судов, банк А не представил доказательств, что только ответчик допускал виновное бездействие при исполнении своих должностных обязанностей.

Значение постановления ВАС РФ

Главный вывод, который следует из постановления № 12771/10, заключается в том, что для констатации факта нарушения, наличие которого необходимо для удовлетворения иска о возмещении убытков с единоличного исполнительного органа, достаточно доказать факт нарушения этим органом обязанности действовать разумно, добросовестно и в интересах общества. Доказывать при этом наличие нарушения каких-либо иных положений законодательства в действиях единоличного исполнительного органа не требуется.

Иски о взыскании убытков традиционно считаются наиболее сложной категорией дел в российских арбитражных судах. Это обусловлено в первую очередь тем, что суды предъявляют крайне высокие требования к доказыванию всех элементов иска об убытках. Если действия лица, причинившего убытки, со 100-процентной вероятностью не ведут к конкретному негативному результату (точно определенной сумме убытков), то суды склонны отказывать в иске. Такой упрощенный подход, к сожалению, лишь стимулирует различного рода нарушения и злоупотребления.

Однако подход, предложенный в постановлении № 12771/10, несмотря на дальнейшую судьбу данного конкретного дела, увеличивает шансы на успех в споре с недобросовестным единоличным исполнительным органом, так как он должен упростить истцу доказывание факта нарушения по искам о взыскании убытков в порядке пункта 2 статьи 71 закона № 208-ФЗ и пункта 2 статьи 44 Федерального закона от 08.02.98 № 14-ФЗ «Об обществах с ограниченной ответственностью».

Как представляется, основной посыл постановления № 12771/10 состоял в следующем: если из всей совокупности фактических обстоятельств дела следует, что действия единоличного исполнительного органа с точки зрения добросовестного и разумного осуществления прав и исполнения обязанностей нельзя признать добросовестными и разумными, то это обстоятельство само по себе должно рассматриваться как факт нарушения, который должен повлечь за собой ответственность в виде обязанности возместить причиненные убытки.

Лицо, которое в силу закона или учредительных документов юридического лица выступает от его имени, должно действовать в интересах представляемого им юридического лица добросовестно и разумно. Оно обязано по требованию учредителей (участников) юридического лица, если иное не предусмотрено законом или договором, возместить убытки, причиненные им юридическому лицу (п. 3 ст. 53 ГК РФ).

Скоро в журнале «Юрист компании»
    Узнать больше


    Ваша персональная подборка

      Подписка на статьи

      Чтобы не пропустить ни одной важной или интересной статьи, подпишитесь на рассылку. Это бесплатно.

      Рекомендации по теме

      Академия юриста компании

      Академия

      Смотрите полезные юридические видеолекции

      Смотреть

      Cтать постоян­ным читателем журнала!

      Cтать постоян­ным читателем журнала

      Воспользуйтесь самым выгодным предложением на подписку и станьте читателем уже сейчас

      Живое общение с редакцией
      Рассылка

      © Актион кадры и право, Медиагруппа Актион, 2007–2017

      Журнал «Юрист компании» –
      первый практический журнал для юриста

      Использование материалов сайта возможно только с письменного разрешения редакции журнала «Юрист компании».

      Зарегистрировано Федеральной службой по надзору в сфере связи, информационных технологий и массовых коммуникаций (Роскомнадзор) Свидетельство о регистрации  ПИ № ФС77-62254 от 03.07.2015

      
      • Мы в соцсетях
      Внимание! Вы находитесь на сайте для юристов

      Вы точно юрист? Предлагаем сделку!
      Пройдите быструю регистрацию, а мы обеспечим вас увлекательным юридическим чтением.
      Регистрация займет минуту.

      У меня есть пароль
      напомнить
      Пароль отправлен на почту
      Ввести
      Я тут впервые
      И получить доступ на сайт Займет минуту!
      Введите эл. почту или логин
      Неверный логин или пароль
      Неверный пароль
      Введите пароль