Понятие недвижимости. Как его трактуют суды

1329
Бевзенко Роман Сергеевич
к.ю.н., профессор РШЧП, партнер, руководитель практики Спецпроектов юридической компании «Пепеляев Групп»
Партнер, руководитель практики Спецпроектов юридической компании «Пепеляев Групп». В прошлом начальник управления частного права ВАС РФ. Работает на кафедре гражданского права ВШЭ. С апреля 2008 г. является лектором школы права «Статут». Профессор РШЧП.
Какой смысл законодатель вкладывает в понятие недвижимости. Какие подходы к трактове понятия сформировались в судебной практике.

6 ноября 2014 года Р. С Безвенко прочел лекцию о понятии недвижимой вещи, какие подходы к трактовке этого понятия существовали в судебной практике. Предлагаем стенограмму лекции.

Р. С. Бевзенко:

– Кажется, что все это очень просто – деление вещей на движимые и недвижимые. Как в ГК у нас написано? Вещи бывают недвижимые, которые распадаются на 2 вида: недвижимости, которые являются недвижимостями в силу закона, а также недвижимости в силу природы.

Понятие недвижимости в силу закона

Недвижимости в силу закона – это очень странная конструкция. Это когда законодатель берет и говорит о том, что он считает, что это недвижимость, хотя вещь по своим физическим свойствам абсолютно является движимой. Это разные морские суда, воздушные суда, суда внутреннего водного плавания, космические объекты тоже являются недвижимостью в силу закона, ну еще предприятия относятся к недвижимости в силу закона.

А зачем вообще выделяется эта категория недвижимости в силу закона? Т. е. зачем законодатель идет так резко против природы и говорит, что морское судно хоть и движется, но оно недвижимость? Не проще сказать, что права на некоторые движимые вещи подлежат регистрации?

Объектами недвижимости в силу закона считают водные и воздушные суда

Итак, недвижимость в силу закона, для чего вообще придумали? Россия – это единственная страна, которая додумалась до того, чтобы корабли объявлять недвижимостями. Придумали это исключительно ради того, чтобы затянуть эти объекты в регистрационную систему: сказать, что права на эти объекты подлежат регистрации и переходят по правилам регистрационной системы. Хотя сейчас по общему консолидированному мнению, для этого не нужно было идти против природы и против здравого смысла и объявлять эти объекты недвижимостью. Достаточно было просто сказать, что права на эти объекты подлежат регистрации и переходят в порядке, установленном законом о регистрации прав на воздушные суда, морские суда и т. д.

Есть одно объяснение, не знаю, насколько оно убедительное (мне оно не нравится). Оно заключается в том, что, с точки зрения международного публичного права, территория внутри морского судна, воздушного судна рассматривается как территория другого государства. Т. е. если это морское судно, зарегистрированное, приписанное, допустим, к порту Голландии, то внутри судна – территория Голландии и юрисдикция Голландии. Т. е. это назвали недвижимостями, потому что это такой юридически оторванный кусок другой территории. Для меня это неубедительно, потому что одно дело – юрисдикция и публичная юрисдикция, вопрос суверенитета, а другая история – вещь это движимая или недвижимая. Здесь не надо путать частное право и публичное право.

Сейчас в ходе реформы ГК, которая активно идет, законодатель хочет исправить эту ошибку, и категорию недвижимости в силу закона совершенно упразднить. Все эти морские, воздушные суда перестанут быть недвижимыми вещами, и это правильно. Будет просто норма о том, что права на эти объекты подлежат регистрации и переходят в рамках регистрационного режима.

Объектом недвижимости в силу закона считают предприятия

Предприятия. Что за недвижимая вещь такая? Тоже в силу закона. Идея такая, что какой-то, допустим, директор решил дать указание юристам зарегистрировать его бизнес как предприятие в целом. Пошли и зарегистрировали. На следующий день бухгалтер берет из кассы 10 тыс. руб., пошла и купила малоценных быстроизнашивающихся предметов – скрепок. Изменился состав предприятия, и юристам нужно тут же побежать в Росреестр и сделать изменение в регистрационное дело о том, что раньше, когда они регистрировали, в составе предприятия были здания, сооружения, запасы на складе, сырье, дебиторская задолженность и деньги в кассе 10 тыс. руб., а сейчас денег в кассе нет. Каждый день у них будет начинаться с того, что они будут регистрировать те изменения, которые произошли в составе предприятия. Абсолютно нежизнеспособная конструкция.

Вы должны понимать, что когда писали Кодекс в начале 90-х, то отцы-основатели, которые его написали, конечно, про капитализм знали только из книг. Они сами признаются, что где-то они угадали, а где-то просто не угадали, потому что не знали, на самом деле, как должно быть по жизни, потому что капитализм изучали по книгам либо нашим дореволюционным старым, либо иностранным.

В общем, с этим предприятием такой вышел конфуз. В Росреестре случаев регистрации предприятий за всю историю существования Росреестра с 1998 года насчитали пару десятков. Хотя на самом деле единственный случай, когда, может быть, действительно, даже не необходимость, а есть целесообразность регистрировать предприятие – это когда оно больше не на ходу. Это при банкротстве.

Понятно, что ст. 132 ГК РФ про предприятия – это ошибка. Предприятие – это, конечно, не вещь. А что такое предприятие? Предприятие – не объект гражданских прав, предприятие – это правовой режим, который объединяет одной юридической судьбой те элементы, которые стороны хотят объединить. Т. е. я хочу, чтобы это здание, этот участок, запасы на складе, дебиторка перешли ко мне все сразу путем совершения одной сделки, т. е. получается, что объектов ко мне перейдет много, а сделку я совершу одну. Это правовой режим.

И вот сейчас в ходе реформы вещного права как раз это и хотят сделать. Просто уберут слова, что предприятие – это недвижимая вещь и напишут, что предприятие – это, по сути, правовой режим, который позволяет по одной сделке передать одновременно много объектов. Но тут возникает вопрос. А можно ли вот так взять все объекты и передать? Ну специальный же режим есть в ч. 2, что происходит при продаже предприятия, вот такой договор будет именно как договор существовать. Т. е. предприятие – это не вещь, а правовой режим.

Читайте на тему

Понятие недвижимости в силу природы

Вторая категория – это недвижимость в силу природы. Здесь наш законодатель хитрый, он говорит, что недвижимость в силу природы распадается еще на две подкатегории:

  1. Это, назовем условно, естественная недвижимость, то, что само возникло. Это земельные участки.
  2. Недвижимость в силу природы рукотворного происхождения. И здесь законодатель помещает совершенно удивительную норму. Он говорит, что это здания, сооружения, объекты незавершенного строительства, а также все то, что тесно связано с земельным участком и перемещение чего без причинения несоразмерного ущерба невозможно. Вот такая норма, недвижимость по нашему праву.

Какие основные проблемы в этой норме есть? Самая главная проблема – это ее неопределенность. С земельными участками все более или менее понятно. Есть специальные процедуры, как мы определяем, что такое земельный участок: его границы сформировали, вот вам вещь появилась.

Т. е. есть земля и есть то, что на земле. Законодатель говорит: «… здания, строения, сооружения, а также все то, что тесно связано с земельным участком, перемещение чего невозможно без причинения несоразмерного ущерба». Ни у кого, наверное, нет сомнений, что здание, где мы сейчас находимся, это недвижимость. Это очевидно. А вот есть такие, ближе к конечным станциям метро, здания из пластика, пластиковые павильоны с фундаментом, с коммуникациями, это что за объекты такие? Как понять, недвижимость это или нет?

(из зала) – Если зарегистрированы.

Р. С. Бевзенко:

– Да, есть такой подход. Т. е. вообще, с ходу непонятно, как так, но вроде про регистрацию ничего не написано в ст. 131. Там не написано, что недвижимость – это то, что зарегистрировано в реестре. Но вы правильный вывод сделали, можно так обсуждать, что недвижимость – это правовой режим, который возникает от того, что права записаны в ЕГРП, и если записаны, значит, это недвижимость.

А вот Петр I стоит на Москве-реке, это недвижимость или нет? А большой каменный мост? Это недвижимость?

А асфальтовое покрытие, это недвижимость?

(из зала) – Нет.

Р. С. Бевзенко:

– А почему нет? Это же сооружение. Мы с вами будем заниматься такой абстрактной юриспруденцией: то, что суды относят. Ну и что, бывает, что суды ошибаются, ради этого существует аж целых 4 инстанции. А так вот по ГК укладывается асфальтовое покрытие в ст. 130?

(из зала) – Да.

Р. С. Бевзенко:

– А вот есть такой пример. Люди зарегистрировали выгребную яму как объект недвижимости. Подходит под ст. 130? Тоже вроде подходит. А что? Сооружение? Да. Переместить невозможно? Невозможно. Поэтому вроде тоже недвижимая вещь.

Когда строили Тверскую, там пара домов, которые сейчас там стоят, оказалось, что неправильно построены. Там вырыли траншею, заморозили фундамент и дома передвинули. Эти огромные дома на Тверской были раздвинуты, метров на 30 эти дома передвигали. Сказать, что это не недвижимость? Она двигается.

Но самый страшный удар наносит такой пример. Все знают, что сейчас возможно деревянное домостроение. Модное домостроение из бруса. Но ведь эти дома из деревянного бруса, это какие конструкции? Сборно-разборные. Собираете себе дом, потом решаете переехать в другой город, покупаете себе там земельный участок, разбираете дом и перевозите его в другой город, собираете его там на своем земельном участке и живите. Это тот же дом? Или такой же дом? Или новый дом?

(из зала) – Тот же, наверное, то же назначение у него.

Р. С. Бевзенко:

– Нет, это вы пытаетесь вспомнить норму о составных вещах, это здесь неприменимо. Тождество есть у этих двух объектов? Дом из бревен, из такого-то количества… кроме географического месторасположения. А как же Росреестр тогда регистрирует сотни тысяч домов, индивидуальных, собранных из бруса, в качестве недвижимости? В ГК что написано? «… здания, строения, сооружения… перемещение которых без причинения … ущерба невозможно». Ты разобрал свой дом и перевез его в другое место и собрал. Какая же это недвижимость?

На самом деле, одни сплошные проблемы с этой ст. 130. И проблема самая главная, что у нас законодатель засадил очень высокую степень неопределенности, сказав, «… а также все то, что тесно связано с земельным участком, перемещение чего… невозможно». Т. е. ладно здания, это было бы понятно: здание – значит, недвижимость. А у нас написано «… а также все то, что нельзя перемещать без причинения ущерба». Т. е. здание, видимо, тоже должно быть каким-то неперемещаемым. Что делать? Потому что эта проблема, которая есть в 130 ст., она неизбежно «выстреливает» на практике. Т. е. на моей земле кто-то что-то построил и зарегистрировал это как недвижимость. Я говорю, что это не недвижимость, а ответчик говорит о том, что, конечно, недвижимость. И мы идем в суд. И что суду делать? Как ему разрешать такие споры?

Могу вам свой пример рассказать. Я до того, как перейти на работы в ВАС РФ, был практикующим юристом. Самое последнее дело, которое я вел, было такое. Были строители, которым отвели земельный участок под застройку. На этом земельном участке находился пластиковый павильончик. Строители выходят с грейдерами, скреперами, думали, что будут сносить. И этот бедный торговец сказал о том, что они же не все сейчас сразу застроят, они же в одном только месте строить начинают. Он хочет еще поторговать немного, потому что он раздал кучу денег местным чиновникам, хочет хотя бы отбить это. Строители согласились, начала рыть с другого конца, и когда они подобрались к месту, где осел этот торговец (он там год просидел), он вытаскивает свидетельство о регистрации права собственности на торговый павильон как на недвижимое имущество. И он говорит:

« Я сейчас пойду и оспорю ваш землеотвод и предоставление вам земли в аренду для целей строительства. Потому что у меня есть недвижимость на этом земельном участке, а стало быть, у меня по ст. 36 Земельного Кодекса исключительное право на получение земли в собственность либо в аренду, а вы мое исключительное право нарушили».

Строители пошли в суд с иском признания того, что это не недвижимость. Вот как раз перед судьей встал вопрос. Какой? Сидит мужик, у него свидетельство на этот торговый павильон. Какая же это недвижимость, это же пластиковый павильон, он сборно-разборный. В общем, я это дело выиграл, потому что когда составляли ему кадастровый паспорт, а потом регистраторы это перенесли в свидетельство, там было написано, что объект прав – сборно-разборный торговый павильон. Я это дело выиграл, меня взяли на работу в ВАС РФ.

Как судьи решают такую проблему, когда она встает перед ними в процессах? Ответа в законе вы не найдете. Доктрина, как обычно, в России молчит, про это ничего нет. Судебная практика, которая вынуждена что-то там придумывать, придумала 3 подхода.

Как понятие недвижимости трактуют в судебной практике

Суды признают спорный объект недвижимостью на основании данных кадастрового учета

Первый подход заключается в том, что суды ориентируются на технические документы кадастрового учета. Вот если есть кадастровый паспорт на объект, техник его выдал, то, стало быть, это недвижимая вещь. Хороший подход или не очень?

(из зала) – Не очень.

Р. С. Бевзенко:

– Почему?

(из зала) – Техники могут ошибаться.

Р. С. Бевзенко:

– А юристы тоже могут ошибаться.

(из зала) – Это не входит в их компетенцию.

Р. С. Бевзенко:

– Вот, мне это даже больше нравится, это не входит в их компетенцию, потому что вопрос о том, движимая или недвижимая вещь – это юридический вопрос. Т. е. судья, который является, на самом деле, финальным специалистом в области права, отстраняется от разрешения правового вопроса и говорит, что он тут никакого отношения к этому не имеет, это все техник.

Конечно, техники, действительно, при принятии решений о паспортизации не являются юристами и не руководствуются ГК, это понятно. В законе о кадастровом учете есть такая норма о том, что в кадастровом учете объекта может быть отказано в случае, если данный объект не является объектом, кадастровый учет которого осуществляется в соответствии с настоящим законом. И суды, и сами кадастровые органы толкуют эту норму очень ограничительно. Они говорят: «… не является объектом кадастрового учета в соответствии с настоящим законом». Допустим, морские корабли, у них специальный же способ описания, поэтому к нам не ходить. А то, что ты пришел к технику и говоришь, что у тебя там асфальтовое покрытие есть, надо бы ему паспорт составить. За ваши деньги – все что угодно, это же услуги. Так что это такое первое соображение.

Второе, чем руководствуются техники, составляя паспорта – общероссийский классификатор основных фондов. Я в этом вижу преемственность советской традиции правовой. В СССР не было недвижимости, просто не было и все. Зато в СССР было понятие основных фондов. Считалось, что здания, сооружения – это основные фонды. Т. е. у них не было прав на недвижимость, у них были основные фонды, переданные им в полное хозяйственное ведение. Понятие «основные фонды», это, конечно, понятие не правовое, а скорее, бухгалтерское. Для бухгалтера принципиально важно, чтобы он знал, что те или иные объекты относятся к основным фондам, чтобы он их мог в бухгалтерском отчете по-особому учитывать. А чтобы бухгалтеру было проще, государство говорит, что есть такой справочник – общероссийский классификатор основных фондов. И там все существующие виды основных фондов, которые бухгалтер относит на специальные счета бухучета, все описаны.

Как работает техник? Вот приезжает техник на место. Вы говорите, что вам нужен кадастровый паспорт на этот объект, вы говорите, что у вас это склад для хранения пиломатериалов. Он смотрит в справочник: есть такой. Составляет вам кадастровое описание этого объекта, и вы с этим идете в кадастровую палату и получаете кадастровый паспорт. А потом вы идете в Росреестр и регистрируете право. А то, что это склад для хранения пиломатериалов, сделанный из легких арочных сборно-разборных конструкций, уже никакого не волнует. А судья говорит о том, что, конечно, это же техник сказал, значит, это недвижимость.

А кто наших судей научил так думать? Почему они вдруг взяли и придумали, что раз паспорт есть, значит точно недвижимость? Я в свое время пытался доискаться до истоков этого подхода, мне показалось, что суды неосознанно взяли и трансплантировали в практику подход, который есть у органов по регистрации. Ст. 20 Закона о регистрации прав на недвижимое имущество и сделок с ним, основания для отказа в регистрации. Самое удивительное, что там нет такого основания как «… к регистрации заявлены права на объект, который не является недвижимостью». Удивительно, но это так. Т. е. у регистратора нет такого основания. Ему приносят кадастровый паспорт на регистрацию того, что очевидно не является недвижимостью, но у него нет такого основания для отказа, он обязан зарегистрировать. Если регистратор добросовестный, то он, конечно, всегда найдет основание для того, чтобы отказать, а если недобросовестный – ну и слава богу, зарегистрировали выгребную яму, плохо, что ли, пусть будет.

Получается, что у Росреестра нет этого фильтра. А суды говорят – если они все регистрируют, то значит, так, наверное, положено. Кадастровый паспорт есть – поэтому это недвижимость. Но этот подход неправильный.

Суды признают спорный объект недвижимостью на основании данных реестра

Второй подход. Как разобраться: перед нами, все-таки, вещь недвижимая или движимая? Второй подход заключается в том, что суды говорят, что если права на вещь зарегистрированы едином государственном реестре прав на недвижимое имущество, то, значит, это точно недвижимость. Как вам такой подход?

(из зала) – Вытекает из первого.

Р. С. Бевзенко:

– Вытекает из первого. Значит, плохой? Т. е., если у Росреестра нет фильтра, нет экспертизы для того, чтобы сказать, что эта вещь не недвижимая, и в реестр автоматически вливается все, что, может быть, недвижимостью не является. Росреестр не может это отловить. Это тогда неизбежно означает, что записи реестра в части квалификации объекта как недвижимости не обладают качеством публичной достоверности. Мы можем полагаться на записи реестра в том смысле, что они достоверны, в какой части? В части записей о правах на недвижимость, потому что есть экспертиза Росреестра, и они вроде как даже отвечают за качество этой экспертизы. Но вот в части квалификации объекта как недвижимости реестр не обладает достоверностью.

Какой практический вывод из этого, очень важный для людей, которые занимаются юридической практикой? Вам пытаются продать асфальтовую площадку. Вы говорите, что это же не недвижимость. На что вам говорят, что зарегистрировано в реестре, значит точно недвижимость. Кто из вас прав? Вы или контрагент? Вы, конечно, потому что записи ЕГРП не обладают свойством достоверности в части квалификации объекта. Сторона не может ссылаться на то, что этот объект – недвижимость, потому что в реестре он записан как недвижимость. А кто придумал этот довод? Где написано, что недвижимость – это то, что в реестре записано как недвижимость? В учебнике МГУ. У Е. А. Суханова в учебнике написано, что недвижимость – это то, что записано в реестре. Это правильно, но не для нашей юрисдикции.

Есть очень интересное логическое противоречие в этой позиции. Если считать, что недвижимость – это то, что в реестре записано как недвижимость, то вот такой пример. Вы на своем земельном участке возвели 15-этажный дом, пришли в Росреестр регистрировать это здание, а вам регистратор говорит, что чего нет в реестре, то не недвижимость, а вас нет в реестре. Вы говорите, что, конечно, нет, вы хотите туда попасть. Регистратор опять говорит, что вас в реестре нет, значит, это не недвижимость. Это логическое противоречие. Как с этим быть?

(из зала) – На 218 ст. сослаться.

Р. С. Бевзенко:

– Вот Е. А. Суханов в учебнике так написал. Это очень правильная идея, потому что недвижимость только в реестре, но для германской юрисдикции, не для русской.

Такой пример, который совершенно опровергает довод о том, что то, что зарегистрировано в реестре, то является недвижимой вещью. Это конкретный спор, я не помню номер, потому что он где-то на уровне кассации успокоился, и я даже специально его не фиксировал. Но меня просто дело поразило своим ярким сюжетом. Это было то ли в Архангельске, то ли в Вологодской области. Такой открытый сельскохозяйственный рынок. Хозяин этого рынка, некий коммерсант, регистрирует за собой право на такой объект недвижимости, который называется «металлические торговые столы с навесом». Потом он идет к местным властям и по ст. 36 Земельного Кодекса заявляет о том, что он хочет выкупить землю под этим объектом.

Местные власти, которых взбудоражила такая ситуация, вышли с иском о признании зарегистрированного права недействительным на этот объект. Это неправильный иск. Они приходят в суд и говорят судье о том, что эти металлические столы с навесом – это просто конструкции из листового железа сваренные и приварены к вбитому в землю пруту металлическому, какая там недвижимость. А судья говорит о том, что он ничего не может поделать. Есть техник, который составил кадастровый паспорт, есть регистратор, который это все зарегистрировал, судья здесь бессилен. Первая инстанция, апелляция отказывают в иске. Кассация говорит о том, что неужели даже невооруженным взглядом не видно, что этот объект является движимостью, он не является недвижимостью, записи реестра ошибочны. И поэтому суды, ссылаясь на то, что этот объект заведен в ЕГРП как недвижимая вещь, не могут квалифицировать его как недвижимость только потому, что записано в ЕГРП.

Суды признают спорный объект недвижимостью на основании конкретных обстоятельств 

Мы плавно подходим к третьему подходу, который есть в судебной практике относительно того, что такое недвижимость. Суды вынуждены что-то придумывать, потому что реально со стороны науки никакой поддержки в этой части не было. Третья позиция Президиума ВАС РФ, она же правильная, заключается в том, что суд говорит: каждый раз, когда возникает спор, суды должны оценивать, есть у этого объекта признак недвижимости, указанный в ст. 130, или нет. Т. е. вне зависимости от того, есть кадастровый паспорт, или нет его, есть регистрация в ЕГРП, или нет ее, суды должны изучать, имеются ли у объекта признаки недвижимости, указанные в ст. 130 ГК РФ.

Впервые этот подход был сформулирован Президиумом ВАС РФ в деле общества «Батыр» № 2061/99 от 12.10.1999. Там была такая история. Было некое ГУП в Ульяновской области, у которого в хозяйственном ведении находился такой объект, который назывался «стационарная холодильная камера». Такой огромный холодильник. И видимо, он ГУПу был не сильно нужен, потому что тот решил его продать. Он заключил договор купли-продажи этого объекта с неким ООО «Батыр». Потом Комитет по управлению имуществом Ульяновской области выяснил, что этого холодильника больше у ГУП нет. Комитет возмутился, что холодильник был продан без его согласия: нельзя, это же недвижимость. На что ГУП говорит, что это холодильное оборудование, движимая вещь, а не недвижимость. И КУИ выходит в суд с иском об оспаривании этой сделки.

Перед судом встает вопрос, как определить, холодильное оборудование – это движимость или недвижимость? Причем пикантность этого дела в том, что все это было до введения регистрационной системы, т. е. вообще «чистое поле». Только ст. 130, судья и холодильник в ульяновских степях. Что делать суду? Он стал собирать информацию о том, как создавался этот холодильник.

Суд установил, что специально перед монтажом этого оборудования изучались особенности рельефа местности для проектировки фундамента, потому что комплектация оборудования от этого зависела. Далее суд установил, что это оборудование вводили в эксплуатацию по советским правилам о введении в эксплуатацию промышленных зданий и сооружений. Суд на этом не успокоился и назначил экспертизу, чтобы выяснить, если демонтировать этот холодильник и включить его в разметку в другом месте, будет ли он работать. На что эксперт ответил, что не будет, это оборудование так смонтировано, что оно уникально для этого данного места.

Суд решает, что тогда это недвижимость, т. к. переместить невозможно без причинения несоразмерного ущерба, иначе объект работать не будет. Суд признает сделку недействительной, потому что для продажи недвижимости ГУП требуется согласие собственника имущества унитарного предприятия. Этого согласия не было, поэтому сделка была признана недействительной.

Апелляция отменяет судебный акт и говорит, что написано же: «оборудование», а это движимость. Кассация признала действительной эту сделку. Дело попало в Президиум ВАС РФ, который отменил судебные акты апелляции и кассации и оставил в силе решение суда первой инстанции. Президиум говорит о том, что суд первой инстанции все правильно сделал: увидел, что есть спор относительно этого объекта, и установил наличие у этого объекта признака недвижимости. А в ст. 130 два признака – тесная связь с землей и невозможность перемещения. Тесная связь с землей выражается в невозможности перемещения без причинения несоразмерного ущерба. Этот признак был установлен, и поэтому этот объект является недвижимой вещью. Вот такое дело, 1999 год.

Какая ошибка в деле? Есть объект – вещь, и люди спорят о том, движимость это или недвижимость, т. е. стационарная холодильная камера – это движимая вещь или недвижимая.

Добро пожаловать в русское право недвижимости. Оно очень такое казуальное, казуистичное, т. е. если спор, то каждый раз так надо экспертизу назначить. Но суды забыли про это дело, и сложились эти два подхода про кадастровый паспорт и про регистрацию. 



Подписка на статьи

Чтобы не пропустить ни одной важной или интересной статьи, подпишитесь на рассылку. Это бесплатно.

Академия юриста компании

Академия

Смотрите полезные юридические видеолекции

Смотреть

Cтать постоян­ным читателем журнала!

Cтать постоян­ным читателем журнала

Воспользуйтесь самым выгодным предложением на подписку и станьте читателем уже сейчас

Живое общение с редакцией

Рассылка

© Актион кадры и право, Медиагруппа Актион, 2007–2017

Журнал «Юрист компании» –
первый практический журнал для юриста

Использование материалов сайта возможно только с письменного разрешения редакции журнала «Юрист компании».


  • Мы в соцсетях
Внимание! Вы находитесь на сайте для юристов

Вы точно юрист? Предлагаем сделку!
Пройдите быструю регистрацию, а мы обеспечим вас увлекательным юридическим чтением.
Регистрация займет минуту.

У меня есть пароль
напомнить
Пароль отправлен на почту
Ввести
Я тут впервые
И получить доступ на сайт
Займет минуту!
Введите эл. почту или логин
Неверный логин или пароль
Неверный пароль
Введите пароль
×
Только для зарегистрированных пользователей

Всего минута на регистрацию и документы у вас в руках!

У меня есть пароль
напомнить
Пароль отправлен на почту
Ввести
Я тут впервые
И получить доступ на сайт
Займет минуту!
Введите эл. почту или логин
Неверный логин или пароль
Неверный пароль
Введите пароль
×

Подпишитесь на рассылку. Это бесплатно.

В рассылках мы вовремя предупредим об акции, расскажем о новостях в работе юриста и изменениях в законодательстве.