Залог товаров в обороте. Чего стоит заставить этот вид обеспечения обязательства работать

1253
В условиях финансовой нестабильности сложно рассчитывать на надежное обеспечение обязательств контрагента в виде твердого залога или поручительства. Полной предоплаты по причине все тех же финансовых трудностей добиться от многих контрагентов невозможно. Зачастую единственный вид обеспечения, который в состоянии предложить должник, – это залог товаров в обороте (ст. 357 ГК РФ). При решении вопроса о том, стоит ли на него соглашаться, юристу важно реально оценить плюсы и минусы этого вида залога, а также по возможности минимизировать риски в договоре.

В условиях финансовой нестабильности сложно рассчитывать на надежное обеспечение обязательств контрагента в виде твердого залога или поручительства. Полной предоплаты по причине все тех же финансовых трудностей добиться от многих контрагентов невозможно. Зачастую единственный вид обеспечения, который в состоянии предложить должник, — это залог товаров в обороте (ст. 357 ГК РФ). При решении вопроса о том, стоит ли на него соглашаться, юристу важно реально оценить плюсы и минусы этого вида залога, а также по возможности минимизировать риски в договоре.

Залог товаров в обороте выгоден залогодателю, а не залогодержателю

Главная особенность залога товаров в обороте заключается в том, что залогодатель вправе в одностороннем порядке изменять состав и натуральную форму заложенного имущества. Важно только, чтобы в результате такой замены не снижалась залоговая стоимость имущества, указанная в договоре (п. 1 ст. 357 ГК РФ). Исключить такое право залогодателя в договоре нельзя — это существенный признак залога товаров в обороте.

В отличие от общего правила о залоге право залога в данном случае не следует за конкретным имуществом. Залогодатель не ограничен в распоряжении им, ему не нужно получать согласие залогодержателя на его отчуждение. При продаже заложенных товаров или отчуждении иным способом они сразу перестают быть предметом залога. Но другие товары, приобретенные залогодателем в собственность, сразу же становятся предметом залога (п. 2 ст. 357 ГК РФ). Правда, при условии, что товары этого вида названы в договоре в качестве возможного предмета залога.

Таким образом, смена предмета залога в течение срока действия договора происходит автоматически. Поэтому предметом данного вида залога являются не индивидуально-определенные вещи, а вещи, определенные родовыми (групповыми) признаками.

Выгода залога товаров в обороте для залогодателя очевидна. Если у компании нет собственных ликвидных основных средств, то предложить в залог она может только ликвидное имущество, находящееся в постоянном движении: товары, сырье, материалы и т. д. Залог этого имущества в обороте нисколько не мешает продолжению производственной или торговой деятельности в обычном режиме. А залогодержатель в случае нарушения обеспеченных залогом обязательств залогодателя может обратить взыскание на те товары, которые в данный момент есть у залогодателя в наличии. В то же время в этом виде залога интересы залогодержателя гораздо меньше защищены по сравнению с обычным твердым залогом. Минусы залога товаров в обороте для залогодержателя связаны с той же особенностью, которая делает этот вид залога привлекательным для залогодателя. А именно со свободным отчуждением предмета залога.

Риск первый: отчуждение предмета залога без замены

Когда должник продает товар, находящийся в залоге, предполагается, что вместо него предметом залога станут новые товары. Но на практике так бывает далеко не всегда. Возможны ситуации, когда предмет залога продан, а новый, на который распространялось бы залоговое обременение, еще не приобретен. Прямого запрета на это в Гражданском кодексе нет. В этом случае основное обязательство фактически остается необеспеченным, и реальный залог превращается всего лишь в обещание предоставить залог.

Кредиторы в подобных случаях пытаются оспорить сделки должника по отчуждению заложенных товаров без их замены на новый предмет залога и применить реституцию (вернуть товар должнику, а значит, восстановить предмет залога). Однако практика по таким делам преимущественно отказная (определение ВАС РФ от 28.02.07 № 16137/06, постановления федеральных арбитражных судов Северо-Кавказского округа от 02.08.04 по делу № Ф08−3215/2004, Центрального округа от 18.12.06 по делу № А64−1587/06−8). Поскольку залогодатель не ограничен в отчуждении предмета залога, эти сделки абсолютно законны.

Способы минимизировать риски. Суды предлагают залогодержателю весьма специфический способ предотвратить реализацию заложенных товаров, если они не заменяются другими. А именно наложить на заложенные товары свои знаки и печати (п. 4 ст. 357 ГК РФ). На практике этот способ практически нереализуем. Во-первых, залогодержателю нужно поймать момент, когда его контрагент готовит сделку по отчуждению имущества, и при этом обладать точной информацией, что новые товары в обмен на отчуждаемые не поступят. Во-вторых, действия по опечатыванию товаров вряд ли способны реально помешать их продаже, ведь залогодержатель не вправе изъять это имущество. Кроме того, Гражданский кодекс не содержит указания на то, что в этом случае у залогодержателя появляется право оспорить сделку.

Обычно проблема отсутствия предмета залога решается с помощью других превентивных мер еще перед заключением договора о залоге и на стадии его заключения. Так, банки, практикующие кредиты под залог товаров в обороте, прежде чем согласиться на этот вид обеспечения, анализируют объемы и скорость оборотов у потенциального залогодателя, запрашивая соответствующую бухгалтерскую информацию за последний год и предыдущий отчетный период. Залогодержателя также обязывают представить товарно-экономическое обоснование — фактически бизнес-план на срок действия залога с приложением долгосрочных договоров, подтверждающих, что компания способна обеспечить наличие предмета залога.

Кроме того, в договоре залога прямо закрепляют обязанность залогодержателя в случае отчуждения предмета залога незамедлительно заменять его другими товарами, названными в договоре, а также обеспечивать ежедневный минимальный остаток товаров на складе в установленном размере. За нарушение этих обязанностей банк вправе потребовать досрочного погашения обеспеченного залогом кредита (подп. 1 п. 1 ст. 351 ГК РФ) или увеличить процентную ставку.

При этом в договоре о залоге прописывается также механизм контроля залогодержателя за соблюдением обязанностей залогодателя. Он заключается в регулярных и внезапных проверках факта наличия предмета залога с проведением инвентаризации на складе. Плюс к этому устанавливается обязанность залогодержателя допускать представителей залогодателя для проведения проверки и представлять необходимые первичные документы и договоры по имеющимся на складе товарам. Если залогодатель препятствует проверкам, он также обязан погасить кредит досрочно или с повышенными процентами.

Очевидно, что предварительная проверка финансовой деятельности залогодателя и регулярная инвентаризация на складе в силу высокой трудозатратности вряд ли приемлемы для обычных некрупных компаний-залогодержателей. Но чтобы держать контрагента «в тонусе», вполне можно закрепить в договоре условия о внезапных проверках и обязанности досрочно погасить долг, если в ходе такой проверки будет установлено, что предмета залога нет вообще или снижен минимальный остаток товаров.

Риск второй: сложности взыскания за счет залога

Вторая проблема, с которой приходится сталкиваться залогодержателям при залоге товаров в обороте, связана с идентификацией предмета залога в случае необходимости обратить взыскание на него. Практикующие юристы до сих пор не пришли к единому мнению, как лучше формулировать предмет залога в договоре — подробно или простым указанием на группу товаров.

Для признания договора о залоге товаров в обороте заключенным в нем не обязательно указывать индивидуальные признаки предмета залога (постановление Президиума ВАС РФ от 28.05.02 № 1663/01, постановления федеральных арбитражных судов Центрального округа от 26.12.05 по делу № А54−2318/2005-С16, Поволжского округа от 21.02.06 по делу № А57−7560/05−19). Это понятно: в течение срока залога состав имущества может неоднократно меняться. При изменении предмета залога составлять об этом отдельное соглашение сторон тоже не требуется, ведь очередные изменения могут случиться в тот самый момент, когда стороны подпишут это соглашение.

Однако многие юристы опасаются, что при отсутствии точной идентификации не получится обратить взыскание на имеющиеся у залогодателя товары — невозможно обосновать суду, что именно обременено залогом из всей массы товаров. А без этого суд якобы не сможет вынести решение об обращении взыскания либо пристав будет не в состоянии выбрать объект для взыскания.

Поэтому к договору о залоге товаров в обороте часто оформляют огромные приложения: перечень конкретного имущества, являющегося предметом залога на день заключения договора; перечень товарных позиций, на которые можно заменить первоначальный предмет залога. И регулярно (раз в месяц или даже раз в неделю) перечень конкретных товаров с индивидуальными признаками, на которые залогодатель фактически заменил первый предмет залога. Для этого залогодатель по условиям договора периодически представляет залогодержателю отчеты с приложением первичных документов и договоров о движении товаров.

Но такая скрупулезность может сыграть с залогодержателем злую шутку. Имея конкретный перечень товаров, суд вынесет решение об обращении взыскания именно на это имущество. Однако на день ареста предмета залога у залогодателя вполне может быть уже совсем другое имущество. У судебного пристава, исполняющего не договор, а судебное решение, просто не будет оснований для ареста этих товаров.

Способы минимизировать риски. На самом деле страх, что суд откажет в обращении взыскания на предмет залога без подробного перечня, преувеличен. Многие суды просто указывают в решении, что конкретный состав предмета залога должен определить судебный пристав-исполнитель на день ареста имущества исходя из имеющихся у залогодателя товарных остатков, соответствующих договору о залоге (см., например, постановление Тринадцатого арбитражного апелляционного суда от 03.07.08 по делу № А56−47520/2007). Поэтому безопаснее использовать в договоре наименование группы заложенных товаров без указания их индивидуальных признаков.

Наталья Покатилова, юрисконсульт Группы компаний «Элекс-Полюс»


Подписка на статьи

Чтобы не пропустить ни одной важной или интересной статьи, подпишитесь на рассылку. Это бесплатно.

Академия юриста компании

Академия

Смотрите полезные юридические видеолекции

Смотреть

Cтать постоян­ным читателем журнала!

Cтать постоян­ным читателем журнала

Воспользуйтесь самым выгодным предложением на подписку и станьте читателем уже сейчас

Живое общение с редакцией

Рассылка

© Актион кадры и право, Медиагруппа Актион, 2007–2016

Журнал «Юрист компании» –
первый практический журнал для юриста

Использование материалов сайта возможно только с письменного разрешения редакции журнала «Юрист компании».


  • Мы в соцсетях

Входите! Открыто!
Все материалы сайта доступны зарегистрированным пользователям. Регистрация займет 1 минуту.

У меня есть пароль
напомнить
Пароль отправлен на почту
Ввести
Я тут впервые
И получить доступ на сайт
Займет минуту!
Введите эл. почту или логин
Неверный логин или пароль
Неверный пароль
Введите пароль
×
Только для зарегистрированных пользователей

Всего минута на регистрацию и документы у вас в руках!

У меня есть пароль
напомнить
Пароль отправлен на почту
Ввести
Я тут впервые
И получить доступ на сайт
Займет минуту!
Введите эл. почту или логин
Неверный логин или пароль
Неверный пароль
Введите пароль
×

Подпишитесь на рассылку. Это бесплатно.

В рассылках мы вовремя предупредим об акции, расскажем о новостях в работе юриста и изменениях в законодательстве.